<<<   БИБЛИОТЕКА   >>>


Святитель Димитрий Ростовский. Жития святых. Декабрь

ПОИСК ФОРУМ

 

Житие преподобного отца нашего Маркелла, игумена "обители неусыпающих"

Память 29 декабря

Преподобный Маркелл был родом из Сирского города Апамеи и происходил из славного и богатого христианского семейства. В юных летах лишившись родителей, он пошел в великую Антиохию, чтобы обучиться там различным наукам, которыми он в скором времени вполне овладел и тогда возгорелся желанием приобретения также и внутренней, духовной мудрости. Для этого Маркелл решил отправиться в Ефес, где, как он слышал, было множество мужей, совершенных в добродетели. Выйдя из Антиохии, он прежде всего роздал нищим все богатое отцовское наследие, которым владел в Апамее, и, презрев, таким образом, всё мирское, вскоре достиг Ефеса. Поселившись здесь у одного благочестивого человека, он начал подвизаться в добродетели под руководством некоего Промота, достигшего высшего духовного совершенства. И блаженный Маркелл получал великую духовную пользу, взирая на добродетельное жития его и других святых мужей Ефесских. Как бы сплетая себе венец из различных цветов, он поучался различным добродетелям, имея перед собой различные образы Богоугодного жития. Живя в добровольной нищете, он трудом рук своих приобретал потребное для тела. Умея красиво писать, он все ночи проводил в молитве, а дни в переписывании книг; эти книги он продавал по справедливой цене и часть денег употреблял на свои нужды, а остальное раздавал нищим. Таково было начало его добродетельного жития. Услышав затем, что в Византии живет некий авва Александр1, премудрый и великий в деле и слове, способный многих привести ко спасению, Марвелл покинул Ефес и поспешил к нему. В то время святой Александр пребывал с братиею своею при церкви святого Мины2; впоследствии же он построил на морском берегу знаменитый монастырь, в котором ввел новый устав, повелевавший днем и ночью славить Бога непрестанным псалмопением: братия пели в церкви, сменяясь по часам. Придя в Византию, Маркелл познакомился с одним иноком этой обители, по имени Иаковом, который и привел его к авве Александру. Авва, провидя в нем благодать Божию, облек его в иноческий чин, и предсказал о Маркелле и Иакове, что они сподобятся многих Божественных дарований. А именно, говоря о них обоих, он сказал:

- Андрей первый пошел во след Христа, но Иоанн настиг его.

Андреем он назвал Иакова, а Иоанном Маркелла, ибо видел, что оба одинаково горели духом к Богу, и, если Иаков, подобно Апостолу Андрею, первый взял на себя иго Христово, то Маркелл, подобно Апостолу Иоанну, превзошел его многими дарованиями. А Маркелл был воистину подобен святому Иоанну - девственнику и Богослову, своим непорочным девством и богодухновенной премудростью. Подвизаясь достаточное время в этой обители, Маркелл стяжал дар прозорливости и, провидя скорую кончину своего учителя, аввы Александра, а также и то, что по преставлении аввы честь настоятельства будет предложена ему, Маркелл тайно вышел из монастыря: будучи еще юным, он не захотел властвовать над старыми и иметь подначальных себе, предпочитая сам находиться под началом. Он начал обходить окрестные страны, посещая подвизающихся различным образом отцов и от каждого из них получая для себя особую пользу. Тем временем святой Александр отошел ко Господу. Вся братия единодушно желала иметь на его месте Маркелла и скорбела, не находя его нигде. Не найдя Маркелла, поставили начальником обители некоего Иоанна, мужа преклонных лет и благоразумного. Узнав об этом избрании, святой Маркелл немедленно возвратился в свою обитель, и вся братия радовалась его возвращению. Авва Иоанн весьма любил его, ибо он был ему весьма полезен, как бы правая рука его. Спустя некоторое время, авва Иоанн перенес монастырь в другое, более уединенное место, в Вифинии3, против города Сосфения4, называвшееся Иринеум, что значит, "мирное", ибо это место, удаленное от народной молвы и шума, было воистину мирным прибежищем для иноков. В перенесенном монастыре неизменно сохранился так же и его прежний устав, данный преподобным Александром, и повелевавший братии посменно днем и ночью, славословить в церкви Бога: ради этого устава монастырь и носил название "обители Неусыпающих". Вся постройка на новом месте и заботы о монастыре были поручены Маркеллу, как человеку верному и благоискусному во всяком деле. Ему же вскоре надлежало принять и самое начальство над монастырем, что и сам он провидел своими прозорливыми очами, и о чем также было открыто Богом некоторым из братии. Игумен одного ближнего монастыря - Македоний, (не тот Македоний, который был духоборцем, а другой: тот был из числа отверженных5, а сей из числа преподобных), муж прозорливый, предсказал преподобному Маркеллу, что тот не только будет пастырем словесного стада, но что и самое имя его прославится по всей земле ради добродетельного жития его и святости.

- Много эллинов и варваров, - говорил он, - наученных им, оставят отеческое заблуждения и обратятся к Богу, и Бог будет прославляем чрез него.

Преподобный же Маркелл был столь смиренным, что не гнушался сам пасти монастырских ослов, и братии едва удалось умолить его, достойного стать пастырем словесного стада, - перестать пасти бессловесных.

В скором времени, авва Иоанн отошел ко Господу и блаженный Маркелл был поставлен игуменом обители Неусыпающих. И был он весьма милостив к нищим, ежедневно питая множество алчущих. И Бог споспешествовал его доброму служению: как Он некогда умножил пять хлебов и две рыбы для пропитания пяти тысяч человек (Мф.14:18-21), так и в обители Маркелла малое количество пищи невидимо и чудесно умножалось, так что хватало не только для братии, но и на ежедневное пропитание множества нищих и странников, как о том будет рассказано далее.

Словесное стадо Маркелла увеличивалось, и братия ежедневно прибывали в числе. Для столь большого числа духовных мужей, собравшихся к Маркеллу, ради его добродетелей, потребовалась более пространная ограда, более обширный храм для молитвы, большие запасы пищи и другие необходимые для жизни человеческой потребности; Маркелл же в то время истощил все на пропитания нищих. Но Бог, на Которого преподобный возложил всё свое упование, не оставил рабов Своих, и следующим образом доставил всё необходимое.

 Был некий муж, по имени Фаретрий, обладавший большим богатством. Возлюбив благочестивую жизнь, он пришел к преподобному Маркеллу, приведя с собою и двух сыновей своих, еще малых отроков, и изъявил желания стать иноком. Он даровал обители все свои богатства и вскоре был облечен в иноческий чин вместе с обоими сыновьями. На пожертвованное им имение была прежде всего выстроена новая, каменная церковь, прекрасная и обширная, затем была перестроена вся ограда монастырская и воздвигнуто множество новых келий, а ветхие келии были обновлены. Кроме того была устроена больница, а также странноприимный дом, и было закончено постройкой всё необходимое. Пища, одежда и прочие потребности были приобретены для монастыря также на средства, пожертвованные Фаретрием. Так Бог Промыслитель заботится о верных. "Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам" (Мф. 6:33). И Слава о преподобном Маркелле и об установленном в его обители непрестанном славословии распространялась повсюду; многие соревновали этому уставу, и вводили его в своих монастырях, испрашивая себе наставников у преподобного. И как реки истекали из Эдема6, так из обители Маркелла расходились по всем монастырям, расположенным в разных странах и городах, уставы и обычаи иноческого жития и непрестанного церковного пения. Во всяком монастыре игуменами были иноки из обители Маркелла и везде соблюдался чин обители неусыпающих, ибо Маркелл был чиноначальником, архимандритом, законодавцем и управителем всех монастырей, какие только были в той стране. И многие из греков и варваров обратились к истинному Богу по наставлениям Маркелла согласно пророчеству упомянутого выше прозорливого Македония. Так лики земных ангелов, день и ночь, славословящих Бога, всё более и более умножались.

Надлежит теперь поведать и о чудесах преподобного Маркелла.

Некии три епископа были взяты в плен варварами; освободившись из плена, они возвращались домой, но так как путь их пролегал мимо обители преподобного Маркелла, то они свернули с дороги и зашли к нему. Он с любовью принял и упокоил их, и когда они собрались в обратный путь, то пожелал дать им что-либо на дорогу, как людям весьма бедным. Призвав эконома, по имени Иулиана, преподобный спросил, сколько у него в хранилище денег?

- Десять сребренников7, - отвечал тот.

Тогда Маркелл повелел отдать все деньги тем трем епископам, но эконом пошел и дал каждому только по одному сребреннику, а прочие удержал на нужды монастыря. Духом провидя это, святой призвал эконома и велел ему непременно отдать епископам и прочие сребренники. Тогда эконом дал им еще по два, и, истратив таким образом девять, всё-таки удержал десятый; и это он сделал ради нищих, ежедневно приходивших в монастырь. После сего один благочестивый человек, побуждаемый духом, пришел к преподобному и дал ему на нужды монастыря девяносто талантов8 золота. Тогда преподобный Маркелл призвал эконома Иулиана и с гневом начал обличать его скупость:

- Вот Бог хотел нам послать рукою сего благочестивого человека сто талантов, но так как ты удержал один сребренник, преслушав мое повеление, то наш общий Промыслитель, хотевший воздать нам сторицею, лишил нас девяти талантов.

Пристыженный эконом упал к его ногам, прося прощения.

Преподобный обладал также благодатью подавать исцеления болящим: он исцелил одним прикосновением монаха Елпидия, имевшего во рту болезненную опухоль. Также уврачевал он своим прикосновением монаха Стефана, страдавшего сильною желудочною болезнью, так что никакое лечение не помогало ему и он уже отчаялся в своей жизни: святой исцелил его, дотронувшись до чрева и хребта его. Когда разболелся вышеупомянутой эконом Иулиан и уже был близок к смерти, преподобный подал ему двойное врачевство - душевное и телесное: он сперва научил его, не преступать повелений игумена и не уповать на временное богатство, а полагаться на Бога, равно о всех заботящегося, и, таким образом, исправив его душу, он исцелил его и от телесной болезни.

Надлежит поведать и о еще более чудесном событии. Один еврей страдал неизлечимою болезнью: он имел на теле своем смрадные язвы. Когда оказалось тщетным уже всё искусство врачей и больной отчаялся в излечении, тогда он прибег к преподобному Маркеллу, сему скорому и бескорыстному целителю, как к своей последней надежде. Преподобный спросил еврея о вере и, когда узнал о его злочестии, то сказал, что ему невозможно получить исцеление, если он раньше не отступит от своего нечестия и не примет христианской веры. Еврей обещался, что тотчас же обратится ко Христу, как только получит исцеление. Преклонившись к его мольбе, старец исцелил своей молитвой болящего, и исцеленный немедленно принял веру христианскую. Но не прошло еще и четырех дней, как еврей снова вернулся к своему нечестью. Возвратилась к нему также и его прежняя болезнь: как за верой последовало исцеление, так и за отступничеством его - прежняя болезнь. Принужденный, хотя и против воли, снова прибегнуть к святому, он опять отрёкся от своего нечестия, присоединился к благочестью и преклонял на милость незлобивого отца. Получив исцеления в другой раз, он, по истечении немногих дней, вновь как "свинья идет валяться в грязи" (2 Петр. 2:22), и опять постигла его еще более жестокая болезнь.

Что же сделал нечестивец? Он снова бесстыдно прибегает к святому. Итак повторялось несколько раз. Наконец, преподобный сказал ему:

- Знай, человече, что не меня ты обманываешь, а Христа, ибо не я исцеляю тебя, но Христос, и ты не можешь утаить перед Его всевидящим оком нечестия твоего сердца, почитая Его устами, а сердцем далеко отстоя от Него (Мф.15:8), - на словах исповедуя благочестие, а на деле уклоняясь к своему прежнему злочестию. Без всякого лукавства обратись всем сердцем ко Христу, и ты тотчас же исцелишься, и не только телом, но и душою.

Но нечестивый и несмысленный еврей ответил святому:

- Что бы мне ни пришлось терпеть, никогда не оставлю веру отцов.

Услышав эти слова, преподобный молча ушел от него, а еврей, немного отойдя от обители, внезапно упал и стал мёртв, как телом, так и душой. Узнав об этом, святой отец заплакал, и сказал: "Не искушайте Господа, Бога вашего" (Втор. 6:16).

 Но продолжим наше повествования об исцелении верных. Один человек, по имени Кир, ставший впоследствии великим в иноческом житии и многим послуживший на пользу и укрепление, прежде принятия иночества, обладал большою телесною силою и искусством в борьбе. Неожиданно, попущением Божиим, диавол поразил его с ног до головы гнойной болезнью, как некогда Иова, и сгнила на нем не только вся кожа, но и плоть и жилы, так что видны были одни обнаженные кости. Как велики были страдания сего человека - нельзя даже и описать. И невозможно было ему излечиться никакими врачевствами человеческими, но только Божественными, подателем которых и был святой Маркелл. Когда больной припал к нему, со слезами, моля об исцелении, блаженный тотчас же воздел к небу руки и по обычаю сотворил усердную молитву о болящем. Прикоснувшись затем рукой к его язвам, он сказал:

- О добрый человек! Не подобает этим страданиям одолеть тебя, и не приличествует борющемуся с невидимыми врагами иметь попечения о теле. Уповай, и если изберешь Вышнего прибежищем твоим (Пс.90:9), то удалится эта язва из храмины тела твоего.

 Так говорил святой, и болезнь немедленно оставила того человека. Язвы стали покрываться плотью видимо для всех, - подобно тому, как описывается сие в пророчестве Иезекииля (Иез.38:8), жилы исправлялись, суставы укреплялись и покрывались кожею: и Кир, сверх всякого ожидания, быстро выздоровел. И подавал угодник Божий по благодати, данной ему от Бога, чудесные исцеления не только тем, до коих прикасался своими руками, но даже и далеко отстоявшим от него.

Супруге некоего диакона Евгения, настало время родов, но она не могла родить, - и ни врачи, ни повивальные бабки не могли оказать ей помощи. Уже все отчаялись в ее жизни, и она лежала без сознания. Тогда муж ее, диакон Евгений, припал к стопам преподобного и со слезами стал умолять его о помощи. Преподобный помолился и, благословив хлеб, дал его диакону, чтобы тот поскорее положил на грудь болящей. И как только это было исполнено, жена родила младенца и освободилась от страдания.

 Придя в себя, она стала спрашивать:

- Где инок, разрешивший мои страдания? Где освободивший меня от смерти?

На вопрос же, кто тот инок, о котором она говорит, и каков он лицом, женщина описала внешний облик явившегося ей инока, и все узнали, что это был преподобный Маркелл, который явился ей и избавил ее от смерти.

Этот блаженный отец достиг такого совершенства в иноческой жизни, что ради непорочности и святости его, Ангелы сожительствовали ему. Игумен одного монастыря, расположенного при реке Евфрате9, Сергий, много слышав о преподобном, пришел, чтобы увидать его, и увидел несравненно больше того, чем ему рассказывали о Маркелле. Однажды они стояли вместе на молитве и Сергий увидел, что, когда преподобный Маркелл преклонял колена, то два светлых Ангела поддерживали его с обеих сторон и поднимали с земли, лицо же его, во время молитвы, становилось светло, как молния. Увидев это, Сергий затрепетал от страха, и душа его едва не покинула тело от ужаса.

И другим великим отцам Бог также давал откровения об угоднике Своем Маркелле. Елисей, игумен Десского монастыря, желал увидеть святого и узнать о его житии; когда он молился об этом Богу, то Господь явил ему в видении Маркелла таким, каков он был по своему внешнему виду, и открыл ему высоту его добродетелей. Об этом Елисей впоследствии рассказал ученику святого Маркелла - Петру, случайно находившемуся у него.

Гавдиолу, игумену монастыря, расположенного в городе Помпее, при море Евксинском10, было открыто, что Маркеллу дана от Бога благодать, равная с законодавцем Моисеем. Гавдиол засвидетельствовал об этом Евлассию, ученику Маркелла. По истине преподобный обладал даром пророчества, ибо что он кому-нибудь прорекал, то всегда и сбывалось. Однажды пришел к нему один епископ, очень скупой. Блаженный попросил у него взаймы два златника11 для раздачи нищим, но епископ отказал ему и не дал, сказавши, что не имеет сам. Тогда преподобный пророчески сказал ему:

- Вскоре не будешь ты иметь даже и собственного тела своего, которое будет принято могилою, золото же твое достанется монастырской братии.

Так и случилось. Не прошло и двух дней, как епископ умер, а имущество его было отдано в обитель преподобного, согласно его пророчеству. Преподобный провидел далеко отстоящее, как бы находящееся вблизи. Однажды ученики его плыли по Евксинскому морю в кораблях ради какой-то монастырской нужды. Была великая буря, море волновалось и они уже отчаивались в своей жизни; в сия время преподобный явился им и спас их, благополучно приведя к пристани. Когда они были в городе Анкире12, один из них, по имени Павел, сильно разболелся, и иноки, бывшие с ним, уже помышляли оставить его там. Тогда больной, вздохнув из глубины сердечной, со слезами воскликнул:

- Отче Маркелл, где же твои молитвы? Ты вручил меня Богу, а я вот погибаю, и что всего прискорбнее, погибаю вне твоего стада и вдали от моих братий!

 Так со слезами говорил больной в городе Анкире, и преподобный в обители услышал его плач и болезнования и сказал ученику своему Кесарию, что один из посланных на службу братий обретается в скорби и болезни. Вставши, он помолился о нем, и Павел тотчас выздоровел. Кесарий же заметил время, и когда братия вернулись, то оказалось, что Павел выздоровел в Анкире в тот самый час, когда святой отец, провидя его болезнь, молился о нем.

Однажды Бог наказал землю великим голодом. Начальник житницы монастырской, по имени Малх, пришел к преподобному и известил, что жито уже приходит к концу и хлеба едва хватит на десять дней.

- Ступай, - ответил ему святой, - и исполняй свое послушание, ни о чем не заботясь.

Полагая, что авва надеется, что откуда-нибудь издалека будет доставлен в изобилии хлеб, Малх, по обычаю, продолжал раздавать из житницы хлеб не только на потребности братии, но и убогим. Прошло пять дней, в житнице уже совсем мало оставалось хлеба, и Малх снова пришел к авве, извещая об оскудении жита. Но авва опять, как и в первый раз, отослал его к своему делу, повелевая ему не заботиться об этом. Спустя два дня, в житнице ничего больше не осталось, и Малх в смущении вернулся к авве. Преподобный, вставши, пошел к житнице и велел Малху отпереть ее.

Малх же с клятвою уверял, что не осталось и одного зерна и незачем отпирать, однако отпер. И вот он увидел житницу, полную всякого жита, и пришел в ужас; преподобный же укорил его за неверие. И с того времени житница не оскудевала, пока не минул голод: сколько заведующий ею потреблял в один день, настолько же она оказывалась наполненной на следующий. И таким образом преподобный прокормил во время голода не только братию, но и великое множество нищих и убогих, странников и пришельцев. Дивны все эти дела Господни, совершенные угодником Его Маркеллом, но далее следуют еще более чудесные события.

Некто Павел, - не тот, о котором было говорено выше, но другой, монах иной обители, - страдая тяжкою болезнью, послал к святому с мольбою, чтобы тот пришел к нему. Дойдя до обители Маркелла, посланный застал его беседующим о догматах церковных с епископом Халкидонским13, и святому нельзя было отправиться к больному прежде, чем он не кончит свою беседу с епископом о делах церковных. Тем временем больной скончался и когда преподобный пришел, то уже все обряды над усопшим были совершены и его выносили для погребения. Обладая великою верою, святой отец возвел к небу свои телесные и духовные очи, усердно помолился Богу в тайной клети сердца своего, как он имел обычай делать, и положил руку свою на умершего. Некоторые из присутствовавших мысленно насмехались, говоря:

- Что это сей старец не верит смерти лежащего брата и испытывает рукою?

 Когда они так думали, а святой касался усопшего своею рукою, последний внезапно ожил, поднялся, сел на одре и начал говорить. Все пришли в ужас и трепет от этого страшного чуда, преподобный же запретил присутствовавшим говорить об этом; но величие Божие и столь высокие дарования Его в преподобном не могли утаиться.

 Подобает нам сказать также о силе и власти, какую преподобный Маркелл имел над бесами. Подобно праху, возметаемому великим ветром, изгонялись бесы из людей его молитвами. Однажды приведены были к нему четыре бесноватых, жестоко мучимых бесами, которые возопили к святому:

- Повели нам выйти, ибо ты имеешь власть над нами!

Но святой молчал и даже не смотрел на них, а только про себя молился Богу:

- Господи, помилуй Твое создание!

 Он хорошо знал коварство бесов, хотевших вовлёчь его в высокоумие своими лукавыми словами. И пока святой безмолвствовал, бесы вышли, побежденные его смирением.

Но кто будет в состоянии подробно поведать о чудесах преподобного отца нашего? Кто измерит Божию благодать, почивавшую на нем? Кто выразит словом его великую веру, которою мог он творить подобные дела? Не достанет времени для повествования о всем. Вот одно из его бесчисленных чудес, достаточное для пользы нашей и для прославления дивного во святых Своих Бога. Однажды в Византии произошел великий пожар, и весь город был объят пламенем, казнимый Богом за грехи своих жителей. Не было никакой возможности угасить неукротимую силу огня, поядавшего все сильным вихрем и обращавшего все в пепел. Уже не было надежды, чтобы хотя один дом уцелел от пожара, ибо весь город был кругом объят пламенем. Узнав об этом, преподобный Маркелл стал на молитву, воздев руки к небу и проливая слёзы из очей. И вот огонь немедленно остановился и не пошел дальше, и половина города спаслась, ибо вся огненная сила внезапно угасилась, как бы великим дождем, каплями слёз преподобного.

После того случилось еще следующее. Один вельможа, по имени Ардавурий, сын Аспара, жестокий нравом и арианин по вере, разгневался на одного из своих подчиненных, именем Иоанна, и хотел убить его. Не имея места, где скрыться, Иоанн бежал в обитель преподобного Маркелла. Ардавурий узнал об этом и послал рабов, чтобы взять его оттуда, но преподобный не выдал его. Вельможа снова послал рабов к Маркеллу с просьбой, а вместе и с угрозой немедленно отдать Иоанна, но преподобный и этих отпустил ни с чем. Тогда разгневанный Ардавурий послал вооруженных воинов, чтобы они силою извлекли Иоанна из монастыря и убили мечем тех, кто станет сопротивляться. И вот, когда воины с обнаженным оружием обступили кругом обители и намеревались овладеть оградой, братия пришли к святому и с плачем умоляли его выдать Иоанна воинам, дабы из-за него и они не погибли неповинно. Но преподобный не послушал братии (ибо был весьма милосерд и не хотел выдать на смерть человека неповинного), и обратился к оружию духовному, к силе честного Креста, оградившись которым, он сам вышел на встречу воинам. И тотчас же великий страх напал на всех воинов: они узрели Крест, сиявший как солнце, а вокруг него великое пламя, молнии и громы. Побросавши оружие, они в ужасе бежали к пославшему их. Услыхав об этом, Ардавурий и сам пришел в ужас и, укротив свой гнев, простил Иоанна.

Так как здесь было упомянуто об Ардавурии и об отце его Аспаре, то не лишним будет поведать и об их кончине, о коей было открыто преподобному. Аспар, происходивший из готского14 племени, был первым после царя по знатности и по могуществу, и начальствовал надо всем греческим воинством. У него было два сына: старший Ардавурий и младший Патрикий. Он во многом старался противодействовать царю и со всем своим домом тайно враждовал против царского рода; Аспар причинял много зла Церкви Христовой тем, что помогал арианам. Благочестивый же и Христолюбивый царь Лев15, названный Великим, был кроток и богобоязнен и терпел это до времени, отчасти по незлобию, отчасти же потому, что вся сила греческого воинства, среди которого было тогда множество ариан, было привержено к дому Аспара и повиновалось ему: этому злочестивому дому суждено было вскоре погибнуть. Преподобный Маркелл имел о нем во сне следующее видение: лев боролся со змием, который, будучи безмерной величины, бил его хвостом и одолевал. Побеждаемый лев скорбел и тщетно обходил вокруг змия, не будучи в состоянии причинить ему какой-либо вред. Затем оба, - лев и змий, легли отдохнуть, утомленные борьбой. Спустя немного времени, лев отдохнул и, собравшись с силами, внезапно, как бы пробудившись от сна, устремился на змия с великою яростью и победил его, ударив о землю. Узрев это в видении, авва Маркелл предрек, что Аспар погибнет от царя со всем своим домом, ибо виденный лев прообразовал царя Льва, великий же змий - Аспара, который был воистину змием, уязвляющим православие и наносящим ему вред своим арианским злочестием. В скором времени видение и предсказание святого сбылись. Благочестивый царь Лев пожелал своею милостью и благостью примирить с собою Аспара и сыновей его, и из врагов сделать их себе друзьями, а также старался привести их к благочестью. Поэтому он обручил дочь свою Ариадну младшему сыну Аспара Патрикию, которого и хотел оставить по себе царем, ибо не имел сына и намеревался возвести на престол своего зятя. Но тогда в благочестивом народе поднялся ропот: все устрашились, что Церковь Христова будет до конца унижена наветами и злобою ариан, ибо зять царя был арианином. Все православные, собравшись вместе с епископами и священниками и взяв с собою святого старца Маркелла, пошли к царю на ипподром16 и сказали ему, чтобы он не возводил на царский престол еретика, но чтобы зять царя или отрекся от арианской ереси или же, если хочет непременно пребывать в ней, не принимал царского достоинства.

Успокаивая народ, царь Лев всячески обещал привести зятя к православию. И хотя зять, хотя и из лукавства, присоединился к истинной вере, однако ропот в народе не умолкал. В это время обнаружились козни Аспара и злоба его, - открылось, что он не только стремился к царскому венцу, но и искал вместе со своими сыновьями главы царя и намеревался убить его. Тогда весь народ восстал против дома Аспарова, не вынося его коварства, и всячески пытался погубить его, но Аспар, убоявшись, бежал с сыновьями своими в Халкидон и заперся в церкви мученицы Евфимии17, при чем множество воинов стояло вокруг церкви и охраняло его безопасность. Но после примирительных речей царя, он вышел оттуда и возвратился снова в Царьград. Вскоре затем и сам Аспар и сын его Ардавурий были убиты Зиноном по приказу царя; зять же царев, Патрикий, был сослан в заточение, а обрученная ему царевна Ариадна была выдана замуж за Зинона, приявшего, впоследствии, по смерти царя Льва и греческое царство18. Так погиб нечестивый род Аспаров, побежденный Львом - по пророчеству святого.

Но возвратимся опять к преподобному Маркеллу. Когда народ со святителями и с пресвитерами, а также и с преподобным Маркеллом шел к царю Льву на ипподром, то многие из верующих удостоились видеть, как Ангел Божий, в образе прекрасного юноши, облеченного в белую одежду и препоясанного золотым поясом, сопровождал святого Маркелла и поддерживал его под руку; видели же это во всё то время, когда он шел с народом и когда возвращался назад, вплоть до дверей своего жилища. Доведя его до дверей, Ангел стал невидим. Отсюда явствует, сколь любим был Богом блаженный отец наш Маркелл, ибо Он посылал Ангелов Своих для служения Маркеллу, чтобы водить и охранять его в пути. И сбывались на нем слова Писания: "Ангелам Своим заповедает о тебе - охранять тебя на всех путях твоих" (Пс. 90:11).

Шестьдесят лет прожив в иноческом подвиге, преподобный Маркелл приблизился наконец к блаженной кончине своей. И сравнялся он с пророками - прозорливостью, с патриархами -верою и несомненным упованием на Бога, с мучениками -повседневным умерщвлением тела; он уподоблялся Боговидением пророку Моисею, которому был равен и благодатью, кротостью -Давиду, ревностью в вере - Апостолу Петру, девством и Богословием - Иоанну, благодатью же исцелений - всем Апостолам, ибо он был для всех источником исцелений и рекою чудесных благотворений. Когда преподобный лежал на одре болезни, множество иноков со слезами окружали его. В числе их был некто, именем Лукиан, знатного происхождения, презревший всё мирское, вступивший на путь иночества и более иных преуспевший в добродетельном житии; плача сильнее других, он молил святого, чтобы тот не оставлял его без своего руководства, как без кормчего, бедствовать в море здешней жизни, посреди волн искушений, но взял бы его с собою. Воззрев на него, преподобный сказал:

- Дерзай, чадо, ибо вскоре после моего отшествия и ты пойдешь вслед за мною.

Из окрестных монастырей собрались игумены и братия, а из царского града пришли святители и вельможи посетить болящего и дать ему последнее целование. Преподобный же подавал каждому надлежащее наставление и много беседовал с ними о пользе души и о вечной жизни. Затем он велел им на время отойти от себя, как бы показывая этим, что желает немного уснуть. Когда же все отошли, он уснул блаженным и вечнопокойным сном, предав в руки Божии свою святую душу19. Погребли его в церкви, построенной им же самим. Блаженный же Лукиан неотступно плакал на его гробе, и вот в пятый день явился ему в видении преподобный и сказал:

- Что ты скорбишь? Разве не веришь, что я умолил о тебе Бога, и ты немедленно же будешь со мною.

На третий день после сего видения, Лукиан почил о Господе, пережив своего отца и наставника на восемь дней. Так, и по преставлении своем, исполнил преподобный Маркелл свое пророчество, скоро взявши к себе, согласно обещанию, любимого ученика своего Лукиана, и предстал со святыми, с коими сравнялся добродетельною жизнью, Святейшему всех святых Владыке своему, в вечной радости и веселии, коих и мы да сподобимся его молитвами, благодатью же Господа нашего Иисуса Христа, Которому слава во веки. Аминь.

 

Примечания:

1 Память его 23-го февраля. Авва - с еврейского языка значит отец; так называли на Востоке наставников иночества.

2 Память св. мученика Мины 11 ноября.

3 Вифиния - область Малой Азии, лежащая на берегу Черного и Мраморного моря, с главным городом Никомидией.

4 Сосфений - городок, расположенный в окрестности Царьграда.

5 Еретик Македоний не признавал Духа Святого Богом, а считал его тварью, не имеющей участия в Божестве и славе Отца и Сына. Ересь Македония осуждена на 2-м Вселенском соборе в 381 году.

6 То есть, из рая первых людей. Из него вытекали 4 реки: Фисон, Гихон, Тигр в Евфрат (см. Бытия гл. 2, ст. 10-14).

7 Один сребренник (серебряный динарий) равнялся 22 копейкам.

8 Талант равнялся приблизительно 1500 рублям.

9 Большая река, впадающая в Персидский залив, истоки ее находятся в горах Армении.

10 Теперь - Черное море. Раньше оно называлось Аксинским, т. е. "Неблагополучным", по причине бурь; когда же берега его стали понемногу заселяться греками, то они прозвали его Евксичским, т. е. "гостеприимным".

11 Златник (золотой динарий) равняется 25 сребренникам, т. е. около 5 р. 60 к.

12 Анкира, ныне Ангора, древний город малоазийской области Галатии.

13 Халкидон - город Малой Азии, на берегу Мраморного моря, прославившийся как место IV-го вселенского собора.

14 Готфы или готы, - германское племя, жившее первоначально к юго-востоку от Балтийского моря. Впоследствии они разделились на восточных и западных, и расселились почти по всей Европе. Готы приняли Христову веру, но в искаженном виде - от ариан.

15 Царствовал с 457 по 474 год.

16 Ипподром - место, где происходят конские состязания; оно служило также для всех многолюдных собраний.

17 Память ее 16 сентября.

18 Зинон царствовал с 474 по 476 г.

19 Преподобный Маркелл скончался около 486 года.

 

Система Orphus   Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter


<<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>>