<<<   БИБЛИОТЕКА   >>>


Святитель Димитрий Ростовский. Жития святых. Июль

ПОИСК ФОРУМ

 

Страдание святых сорока пяти мучеников, пострадавших в Никополе Армянском

Память 10 июля

Нечестивый царь Ликиний1, принятый Константином Великим2 в соправители и управлявший восточными странами, издал по всей своей области повеление предавать различным мукам и смерти христан, не желавших поклоняться идолам, и имущество их отнимать на перестройку городов. Когда это повеление пришло в Никополь армянский, язычники начали готовить муки и различные орудия мучения для христиан и стали многих верных брать и отводить на мучение; тогда более сорока рабов Христовых собрались и решились, не дожидаясь, пока их схватят нечестивые, самим по своей воле пойти на суд, исповедать имя Христово и отдаться на мучение. Из них главнейшие были Леонтий, Маврикий, Даниил, Антоний, Александр, люди знаменитые и своим родом, и образованием и отличавшиеся добродетельной жизнью; они пошли все вместе к игемону армянской области и объявили, что они христиане. Игемон удивился единодушному согласию стольких людей и мужеству, с каким они по собственной воле шли на мучения, и спросил их:

– Откуда вы? и кто вас научил не поклоняться нашим богам?

Отвечал святой Александр:

– Мы здешние, одни из города, другие из сел, эта земля наша родина, отец же наш – Христос небесный; Он научил нас не поклоняться ложным богам, глухим и слепым, делу рук человеческих. Игемон сказал:

– А где ваш Христос? ведь он бил распят и умер?

Святой Леонтий отвечал:

– Ты знаешь, что Христос умер? так узнай же, что Он и воскрес из мертвых и вознесся на небо; Он умер за нас по Своей воле, но воскрес снова, как Сын Божий.

Игемон сказал:

– Жив теперь Христос?

Леонтий отвечал:

– Игемон! ваши боги не живут после смерти, а Господь наш живет вечно, хотя и умер на некоторое время ради нашего спасения; смертью же Своей Он избавил нас из вечной смерти, дал нам жизнь и научил нас умирать ради Него, чтоб жить с Ним бесконечной жизнью.

А игемон начал хвалить своих богов Зевса, Аполлона, Асклипия3 и других. На это Леонтий сказал:

– Разве Зевс великий бог?

– Он владеет небом, – отвечал игемон, – он отец всех богов.

Леонтий возразил:

– Богу подобает быть праведным, чистым, безгрешным, а ты что скажешь о своем боге Зевсе?

– Я его называю праведным, чистым и безгрешным, – сказал игемон.

На это святой Леонтий сказал:

– Зев праведен – а разве он не сверг с престола своего отца Крона? он чист и безгрешен – а разве не он взял себе в жены свою родную сестру Иру и не осквернил многих чужих жен? Он губил не только женщин, но и мужчин и творил самые мерзкие беззакония4. Как же он, такой грешник, мог быть богом? Если ваш бог грешник, то ему для исправления нужен иной бог, безгрешный.

Разгневался игемон Лисий и яростно сказал:

– Кто тебе дал право судит богов наших, злой человек! они мне боги, не пощажу вас, но жестоко погублю всех!

Сказал святой Леонтий:

– Не гневайся, игемон, если слышишь правду; не даны ли людям законы не иметь никому чужой жены, не брать в жены себе сестру, не обижать, не убивать никого? И если кто осмелится поступать в чем-либо против законов, тот называется преступником и подлежит суду и смертной казни. А ваши боги – люди и преисполнены всех зол и беззаконий: они были блудниками, прелюбодеями, человекоубийцами и, как законопреступники, какому грозному суду и сколько раз смертной казни они подлежали! Поэтому вашим беззаконникам-богам нужно подчиниться человеческим законам и подражать людям, строго соблюдающим законы, а вы будьте судьями ваших богов, будьте богами и палачами, пока не исправите их.

Игемон сказал:

– О безумный! не ваш ли Бог был распят как злодей? а кто из наших богов был распят?

Отвечал святой Леонтий:

– Распялся за нас Христос Бог наш, и мы похваляемся крестом Его, ваши же боги трепещут, боятся Распятого Бога нашего и бегут далеко от крестной силы. Бог наш по Своей воле пострадал на кресте, а ваши боги нехотя погибли горькой смертью. Бог наш – Спаситель рода человеческого, а ваши боги – губители людей. Наш Бог истинный, а ваши боги ложные и не боги, а бесы и пагубные обольстители; сами они погибли и поклоняющихся им ведут к вечной погибели.

Взбешенный этими словами святого Леонтия, игемон приказал бить по устам камнями всех исповедников Христовых.

– Пусть бьют их, – говорил он, – в уста, которыми изрекается хула на наших богов.

Святых били, а они говорили:

– Пусть бьет тебя Бог, слуга сатаны! ты услышал правду и несправедливо судишь, ты вне себя, нечестивый!

Потом мучитель велел всех их обложить железными веригами и бросить в темницу. Святые в темнице веселились, как в чертоге, о Боге, Спасителе своем, и пели Давидовы псалмы: некоторые из них с детства были начитаны в книгах. А святой Леонтий ободрял всех такими словами:

– Братья честные и рабы Христовы! Перенесем всё терпеливо! Вы знаете из Священного Писания, сколько вытерпел праведный Иов5, и каково было страдание Господа нашего, и как скончались иные святые рабы Его. Иоанн Предтеча6 был обезглавлен, Стефан7 побит камнями, Петр8 распят стремглав, Фома9 пронзен копьем, другие умерли за Господа своего иною мученическою смертью. Сколько святых пострадало в царствование Адриана10, Декия, Максимиана и других прежних нечестивых царей, не только мужчины, но и женщины, как, например, мы слышим о святой Фекле, Евфимии, Капитолине, Иулитте11 и других святых мученицах, имена которых записаны в книгах жизни на небе; как мужественно они подвизались и победили диавола! И если женщины были так мужественны, то нам, мужчинам, нужно быть еще более крепкими и непреодолимыми и свои души положить за Христа Бога нашего, положившего Свою душу за нас на кресте.

Такими словами ободрил Леонтий святой братию и все с готовностью желали претерпеть за Христа всякие мучения. Стоял зной, и святые мучились сильной жаждой; пришла в темницу навестить их одна благородная и благочестивая женщина, по имени Власиана, беспрепятственно принесла холодной воды из источника, бывшего там поблизости, и напоила их.

Наступившую ночь святые проводили в молитвах и пении псалмов; не спал и Лисий игемон в ту ночь: он обдумывал, каким мукам подвергнуть содержимых в тюрьме рабов Христовых. Под утро он заснул, и явился ему во сне бес и сказал:

– Будь тверд, Лисий; я бог Асклипий, мучь нещадно хулящих нас христиан; много нелепостей наговорили они о нас в темнице; поскорей погуби их всяческими муками.

Проснулся игемон, с наступлением дня начал суд и поставив перед собой святых связанных, сказал им:

– Поклонитесь богам и будете друзьями самодержцам и нам, вам дадут каждому по двести златниц, новые хорошие одежды, пояса, приведут мальчиков, принесем жертву, устроим пир и повеселимся вместе; если же не послушаете меня, то жестоко будут вас мучить. Попрошу вас, не лишайтесь этой приятной жизни, не расставайтесь с вашими женами, детьми и друзьями, принесите жертву хоть одному какому-нибудь из наших богов.

Отвечали святые как бы в один голос:

– Будь проклят ты, мучитель, со своими богами; мы не станем приносить жертв нечистым бесам, нам не нужно ни вашего золота, ни одежд, ни пира, ни дружбы; Христос нам и Отец, и дражайший Друг, и за Него мы готовы всё претерпеть и умереть.

Тогда мучитель приказал их всех нагих повесить и строгать тело их железными крючьями; и долго, до самого полудня строгали святых мучеников, пока не стало сильно печь солнце и игемон ушел с этого зрелища домой; святые же, остроганные до костей, по приказанию мучителя опять были заключены в темницу. Вышеупомянутая благочестивая женщина Власиана опять пришла навестить их и сквозь окно напоила водой их, изнемогших от язв и от зноя; и прохладились святые, благословили эту женщину, помолились о ней и о детях ее и благодарили Бога, что сподобились страдать за Него.

Когда святые сидели в темнице, увидел святой Леонтий, что некоторые из братии тяжело страдают от ран, и очень беспокоился о них, как бы в крайнем изнеможении они не отпали от веры; поэтому он молил Бога послать им скорее окончание подвига.

Был в городе известный гражданин, по имени Ирод, язычник, пользовавшийся почетом у игемона, как советник; и у этого гражданина был секретарь Филин, любимый святым Леонтием за добрый нрав. За ним послал святой и, когда тот подошел к окну темницы, сказал ему:

– Брат Филин, скажи господину своему Ироду, чтоб он, если ем случится за чем-нибудь быть у игемона, вспомнил о нас и посоветовал завтра постановить нам смертный приговор.

Филин ушел и передал это Ироду. В это время Ирода позвали к игемону на ужин; он не пошел тотчас же, и игемон ждал его. Опять послали за ними, но он пришел поздно со словами:

– Я не могу есть; я видел, как строгали осужденных, как текло много крови, и мне противно; желудок мой не может принимать пищи; мне тошно.

Игемон спросил:

– Как ты посоветуешь, что мне с ними сделать?

Ирод ответил:

– Пусть умрут завтра. Ведь они преступники царского повеления и достойны смерти, так почему же и их сейчас же не казнить?

На это игемон дал клятвенное обещание умертвить их на следующий день. Тотчас Филин поспешил к темнице и сообщил о слышанном святому Леонтию. Узнали об этом все братия и обрадовались, что завтра умрут за Христа; они благословили Филина за его труд и стали молиться, приготовляясь к смерти. В молитве они говорили:

– Господи Боже отцов наших, прославь имя Твое святое в нас; сокрушенной душою и духом смиренным молимся Тебе; прими нас приносящих самих себя Тебе в жертву живую, как всесожжения овец и ягнят, и как тьмы агнцев тучных, так пусть будет теперь наша жертва пред Тобою, и пусть она будет Тебе угодна: нет стыда надеющимся на Тебя! Ты знаешь, Господи, что мы возлюбили Тебя и ради Тебя предались на смерть. Ты же укрепи нас всех, чтоб ни один не отстал от этой дружины, чтобы не посмеялся и не порадовался о нем наш враг.

Так молились святые и ободряли друг друга; в полночь же запели великий псалом на свое погребение, а именно: блаженны непорочные и т.д. (Пс.118). По окончании псалма пришел ангел Господень, наполнил светом темницу и сказал им:

– Радуйтесь, рабы Христовы, близка кончина ваша, имена ваши записаны на небе, надейтесь, с вами Бог.

С этими словами ангел удалился. Они же поклонившись, благодарили Бога. В это время два темничных сторожа, Меней и Вирилад, родом египтяне, не спали, видели свет, заблиставший в темнице, и слышали голос ангела, но самого ангела не видели. И сказал Меней Вириладу:

– Видишь, брат, какого царя это воины? я с самого начала сочувствую христианам: они идут не беззаконным путем, а праведным, и хранят веру в своего Бога, днем и ночью никого не обижают, не ищут чужого имения, а даже свое раздают, всех любят, всем благодетельствуют; ты и сам это знаешь; а какова жизнь те, которые скитаются в египетских пустынях? разве не странна и удивительна? они творят чудеса. Я думаю войти к ним в темницу и просить их принять меня к себе; а ты, брат, как думаешь?

Вирилад отвечал:

– Так же, как и ты. Вот ведь и мы, недостойные, сподобились увидеть свет, которым осиял Бог их, за Коего они умирают с радостью. Если бы кто стал принуждать игемона умереть за Зевса, или за Аполлона, или за Асклипия, или за кого-либо из прочих богов. захотел ли бы он умереть? ни за что: ему жизнь дорога. А они не щадят себя, без боязни идут на смерть за своего Бога и удостаиваются от Него такой славы, какой боги никому из поклоняющихся им никогда не являли. Отчего нам не обратиться к этим праведным людям и к истинному Богу?

Посоветовавшись таким образом, оба сторожа вошли внутрь темницы и припали к святым со словами:

– Господа наши, рабы Христа, истинного Бога, примите и нас в ваше число: и мы веруем во Господа Иисуса Христа, возлюбившего вас, и просим вас помолиться Ему, чтобы Он сподобил и нас одинаковой участи с вами.

Святые обрадовались их обращению к Богу и приветствовали их, говоря:

– Вы братья наши, так как Господь наш призвал вас к исповеданию пресвятого имени Своего и даст вам одинаковую награду с нами, как и пришедшим в одиннадцатый час в Его виноградник12.

На следующее утро игемон Лисий вышел с воинами за город на то место, где собирался умертвить святых мучеников, недалеко от реки, называемой Ликос. Там устроил он суд и приказал привести и поставить перед собой святых мучеников. Увидев, что два темничные сторожа присоединились к святым узникам, он сказал первому советнику своему Апиану:

– Вот и эти безумные захотели умереть! разве жизнь не лучше смерти?

Апиан сказал на это:

– Прикажи мучить их самыми жестокими муками.

– Нет, – возразил игемон, – они испугаются мук и опять обратятся к богам, и останутся живы; а я не хочу оставлять их в живых; пусть умрут. Всем за одно издам смертный приговор.

И когда поставили перед ним на суд святых мучеников, то он не задал им вопроса о вере и не назначил никакого истязания, но тотчас приговорил их к смерти и написал следующий приговор:

– Этим представленным мне на суд сорока пяти человекам, христианской веры, ослушавшимся царского повеления и хулившим богов своих предков, назначаю достойную по их делам казнь: сначала отсечь им топором руки и ноги, потом бросить на сожжение в огонь, и оставшиеся после сожжения их кости бросить в реку.

Тотчас слуги посадили мучеников на землю и стали рубить им руки и ноги. Был сильный солнечный зной, и святые мученики страдали от жажды, одни вследствие боли в ранах, другие – от солнечного зноя; иные умерли в этих страданиях, иные едва дышали, иные же мужественно терпели. Один из них, по имени Ианикит, смотря на свои отрубленные руки и ноги, улыбнулся и сказал:

– Смотрите, как жатвенный серп сжал мои члены, словно колосья!

А святой Сисиний, лежа в своей крови, привалился к случившемуся там по близости камню, открыл уста свои и так молился Богу:

– Господи, Податель всех благ, источивший некогда в пустыне воду из камня и напоивший жаждавшего Израиля (Исх.17:1-7), Ты теперь открой этот камень, испусти воду и напой немного меня: Ты видишь жажду нашу, от которой мы погибаем.

По молитве его внезапно двинулся камень, раздался и испустил источник ключевой воды. Святой Сисиний испил воды и благословил Господа, говоря:

– Прославляю Тебя, Боже мой, за то, что напоил меня жаждавшего, как мать молоком ребенка, хвалю Тебя, Царь мой, что не презрел меня, раба Твоего! Но молю Тебя, не презирай и любимых братьев моих, Твоих рабов, и прохлади их, изнывающих от жажды, изливая невидимо на них росу благодати Твоей, и всем нам дай твердость скончаться вместе в Твоей надежде; изведенному же Твоей силой источнику этому, которым Ты вновь явил древнее чудо, повели течь до конца мира и дай воде этой целебную благодать и силу во славу Твою, Христе, и Твоего Отца и Святого Духа, в память о нас сорока пяти мучениках, Твоих рабах, пострадавших за Тебя.

В это время слуги разожгли приготовленный огромный костер и стали брать тела мучеников и класть в огонь; одни из святых были еще живы, другие уже умерли; и мертвых вместе с живыми предавали сожжению. Повергая в огонь мучеников, слуги считали их и не досчитывались одного; они удивлялись и стали искать. А святой Сисиний, лежа около камня, источившего воду, отозвался:

– Вот я! возьмите меня, несите меня в огонь!

Его взяли и снесли в огонь. Сожгли святых мучеников, огонь угас, а слуги начали искать оставшихся в пепле мученических костей и сколько нашли, собрали в тряпки, снесли и высыпали в реку Ликос13. Река приняла в себя кости святых как драгоценное сокровище и сохранила их на одно неглубоком месте около берега, собрав их все вместе своими струями. Пришли потом искать их благочестивые люди и без труда нашли их; собрали их все до одной и сберегали в почетном месте, пока не погиб нечестивый царь Ликиний, соправитель царя Константина, управлявший восточной половиной царства, и не воцарился один Константин. Когда дана была свобода церкви Христовой по всей вселенной, тогда и кости этих святых мучеников были показаны всем, и была построена церковь во имя их. От святых костей их подавались исцеления, а также и от того источника, который вызвал святой Сисиний своей молитвой. Пострадали святые сорок пять мучеников десятого июля, в Никополе армянском, при Лисии игемоне, когда Ликиний царствовал над востоком; над нами же царствует Господь наш Иисус Христос, Которому с Отцом и Святым Духом воссылается честь и слава, ныне и в бесконечные веки, аминь.

 

Кондак, глас 8:

Христа ради мученицы многия муки подъясте, и многобожие низложисте все идольское, и разрушисте безбожие всякия прелести, Христовою силою сия поправше; нас всех верно научаете вопити яве: аллилуия.

 

Примечания:

1 Император Ликиний управлял восточной половиной римской империи с 307 г. по 324 г.

2 Константин Великий управлял римской империей с 306 г. по 337 г.

3 Асклипий – бог врачевания.

4 Следует заметить, что древние греки наделяли своих богов не только положительными, но и отрицательными качествами. Древнегреческая мифология усвояла многим богам страсть к преступлениям разного рода, в особенности – против нравственности. Это и имеет в виду святой Леонтий, рассуждая с игемоном.

5 Иов – ветхозаветный праведник, мужественно выдержавший тяжелой, посланное ему Богом, испытание. История его жизни изложена в библейской книге его имени. Память его празднуется св. Церковью 6 мая.

6 Память св. пророка и Предтечи Господня Иоанна празднуется 23 сентября, 24 июня, 29 августа и в другие дни.

7 Память св. первомученика Стефана совершается 27 декабря и в др. дни.

8 Память св. первоверховного Апостола Петра совершается 29 июня.

9 Память св. апостола Фомы совершается 6 октября и 30 июня.

10 Упомянутые императоры царствовали: Адриан с 117 г. по 138 г., Декий с 249 г. по 251 г. и Максимиан (Галерий) с 305 г. по 311 г. Все эти императоры были очень жестокими гонителями христианства. Кроме них еще запятнали свое имя в истории особенно жестоким преследованием христианства: Нерон (54-68 гг.), Траян (98-117 гг.) и Диоклитиан (284-305 гг.).

11 Память упомянутых святых мучениц празднуется: Феклы (первомученицы) – 24 сентября, Евфимии (великомученицы) 16 сентября, Капитолины – 27 октября и Иулитты (мученицы каппадокийской) – 31 июля.

12 См. притчу о работниках в винограднике (Мф.20:1-16).

13 Кончина святых мучеников последовала ок. 319 г.

 

Система Orphus   Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter


<<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>>