<<<   БИБЛИОТЕКА   >>>


Святитель Димитрий Ростовский. Жития святых. Июль

ПОИСК ФОРУМ

 

Страдание святой великомученицы Марины

Память 17 июля

Святая Марина родилась в Антиохии писидийской1 от благородных родителей, но не благоверных, а омраченных языческим нечестием. Отец ее Эдессий был идольским жрецом; он отдал свою дочь Марину, лишившуюся матери еще в пеленках, кормилице, жившей в одном селе за пятнадцать верст от города. Когда девочка, бывшая на воспитании, приходила уже в возраст, оказалось, что она была прекрасна телом и еще прекраснее душой: и благоразумием, и добронравием отличалась она. Так как в те времена было поднято гонение на христиан, то иереи и клирики, учителя Слова Божия, скрывались кто в пустынях, горных пещерах, из боязни мучителей, кто в селах между простыми людьми, – скрывались под видом нищих, однако, где только могли, поучали, хотя и тайно, святой вере и многим обращали от языческого заблуждения ко Христу.

Случилось и Марине, двенадцатилетней девочке, услышать от одного человека Божия слово о Христе Иисусе, истинном Боге, как Он воплотился от Святого Духа в утробе Пречистой Девы и родился от Нее, сохранив Ее девство ненарушенным, как много сотворил чудес, изволил добровольно пострадать ради спасения людей, умер, воскрес, вознесся на небо и уготовал бесконечную жизнь и славу, и Царство вечное верующим в Него и любящим Его. Услышав это, благоразумная девочка Марина уверовала во Христа, и распалилось сердце ее божественной любовью, так что она ни о чем другом не говорила и не думала, как только о Христе Иисусе; или где слышала она речи об истинном Боге, всё внимание ее было там. А как уверовала она в Него сердцем, то не стыдилась и устами исповедовать Его, хотя и не была еще крещена за неимением христианского священника, который бы мог ее окрестить. И желала Марина пролить кровь свою за Христа и креститься ею, как купелью крещения, как она слышала о многих святых мучениках обоего пола, что крестились своей кровью те, которые положили свои души за Господа: она хотела подражать им.

Эдессий, узнав, что дочь его Марина уверовала во Христа, возненавидел ее и перестал считать дочерью, а относился к ней, как к чужой; а девица возложила всю надежду свою на Отца небесного. Ставши взрослой, лет пятнадцати, она выла раз в поле посмотреть на овец своего отца, которые там паслись. В это время случилось встретить тому мучителю христиан, который ехал в Антиохию писидийскую; увидев красавицу девушку, епарх поразился ее необычайно красотой, тотчас увлекся ею и задумал взять ее себе в жены. Он остановился, и стал расспрашивать девицу:

– Какого ты рода, девушка, чья дочь и как тебя зовут, скажи мне правду о себе. Я вижу, что ты очень хороша собой: если ты свободных родителей, то я вступлю с тобой в законный брак, если же ты чья-нибудь рабыня, то я выкуплю тебя и возьму к себе.

Девица же, отличаясь целомудрием больше, чем красотой своей, кротко ответила, чья она дочь и как ее зовут; не утаила и того, что она Христова раба, верует во Единого Бога, Создавшего небо и землю, соединена с Ним сердечною любовью и иного жениха не желает. Услышав, что она христианка, епарх, которому дано было разрешение мучить христиан, велел своим воинам взять ее вести за собой в город, однако почтительно: от ее девичьих благоразумных слов он еще больше полюбил ее понадеялся скоро угрозами мук отвратить ее от Христа и уговорить ее вступить с ней в брак. Девица же, будучи ведена воинами, молилась во всеуслышание Богу, говоря:

– Господи Иисусе Христе, Боже мой! не оставь меня и не отдай души моей в погибель! Пусть не одолеют меня враги мои, пусть не осквернится слух мой их лукавыми речами, пусть не уступит ум мой их скверным соблазнам, пусть не устрашится сердце мое их страшных угроз! Не попусти вере моей быть вверженной в грязь и тину, чтоб не порадовался мне диавол, ненавидящий добро, но пошли мне помощь с высоты Своего престола, дай премудрость, открой уста мои, чтобы подкрепленная Твоей силой и умудренная Твоей благодатью, я без страха отвечала на вопросы мучителя! Ей, Господи мой, призри милостью в этот час на меня; вот я теперь как овца среди волков, как птица среди ловцов и как рыба в сетях; приди же и избавь меня от козней вражиих!

Так молилась святая по пути, пока не дошли до города Антиохии писидийской.

Прибыв в город, епарх по своему нечестивому обычаю, сначала принес жертвы скверным своим богам, принес торжественную похвалу своим царям, взял, каких нашел, христиан и вверг в темницу, чтоб стерегли их до мучений; а девицу Марину поручил беречь некоторым знатным женщинам. На следующий день, устроив торжественный суд, приказал скачала привести на допрос святую Марину: он всё думал о ней. Девушку привели, а он с сладострастием смотрел на необыкновенную красоту ее и всё более и более разгорался к ней плотскою любовью. Потом он начал с коварством говорить ей:

– Знают все боги, прекрасная девица, как я жалею твою юность и щажу молодое тело твое, цветущее красотою. Поэтому прошу тебя, послушайся меня, – принеси жертву богам, и тебе будет хорошо: ты тотчас получишь много имущества, будешь богата, станешь счастливее всех своих сверстниц и будешь пользоваться почетом больше всех женщин в этом городе.

Святая же Марина отвечала:

– Я научилась исповедовать небесного Отца и Его единородного Сына и Пресвятого Духа, Единого в Троице Бога Истинного и Живого, и привыкла Ему поклоняться и Ему приносить всегда жертву хваления, и я не поклонюсь богам, которых не знаю и не принесу им жертвы: они бездушны, бесчувственны и не знают сами себя: они не знают, почитают ли их или бесчестят. Я не воздам им той почести, какая подобает моему Создателю!

Епарх сказал:

– Прошу тебя опять, Марина, послушайся меня, почти непобедимых богов; они хорошо знают, что если ты послушаешься моего совета, то тотчас на глазах у всех граждан удостоишься великой чести: я возьму тебя в жены себе, все тебя будут уважать, как мою возлюбленную супругу, и дам я тебе почет и славу, а ты мне принесешь радость и усладишь мою жизнь! Если же ты не послушаешь меня и отвергнешь любовь мою к тебе, то знай, ты испытаешь много зла: ты заставишь меня, хоть я и не хочу этого, мучить тебя и погубить такую красоту твою, здоровье и сладостную жизнь; ты подвергнешься жестоким, нестерпимым мукам и погибнешь от огня и железа!

Отвечала святая:

Не надейся, епарх, переменить мою веру во Христа на ваше безверие, – ни ласками, ни угрозами: я верная раба моего Владыки, пострадавшего добровольно за меня. Если Он за меня претерпел распятие на кресте и смерть, не щадя Своего пресвятого тела, принятого от Пречистой Девы Марии, то и я должна за Него всячески страдать и умереть, нимало не щадя своего грешного тела и здоровья. Не думай испугать меня своими угрозами: я готова на всякие муки и на смерть. Укрепит меня Тот, на Кого надеюсь! А что ты мне говоришь о супружестве, почете, славе и богатстве, то всё это для меня противно и мерзко. Неужели я оставлю Бессмертного Жениха моего Христа, Царя Небесного и вступлю в брак с псом смердящим, мертвым душою? Никогда!

Услышав такие смелые слова святой Марины, епарх раздосадовался, оскорбился, сильно разгневался и тотчас, переменив любовь на вражду и ненависть, велел снять одежды с невесты Христовой, приказал положить ее на земле и бить прутьями без пощады. Долго били святую без милости; ее девическое тело разрывалось от ран, и кровь текла из ран ручьями, обагряя землю. Смотря на это, народ проникался к ней жалостью, что так жестоко мучат такую красивую девушку, и многие плакали. Глашатай же кричал:

– Марина, принеси жертву богам, не губи понапрасну красоты своей и не лишай себя преждевременно этой сладкой жизни!

Но мученица, возведя к Богу свои духовные очи, молилась, прося помощи свыше и укрепления в страдальческом подвиге; она не чувствовала боли в мучении, подкрепляемая благодатию Христовой: словно раны налагались не на нее, а на чужое тело. Говорили ей некоторые из народа:

– Девушка, для чего ты сама губишь свою красоту? Отчего ты не покоряешься? Смотри, как жесток судья, он погубит тебя, и память о тебе исчезнет с земли; мы жалеем тебя!

А святая громко отвечала им с укором:

– Лукавые советники, злые помощники, вы стараетесь соблазнить меня! Как древний змей подал Еве лукавый совет в раю, так вы теперь советуете мне отступить от Бога моего; прочь от меня, беззаконные: не соблазнить вам меня, ибо я всей душой предана Христу!

Потом, когда палачи перестали ее бить, сказал мучитель страдалице:

– Это начало твоих мук, Марина, и если ты будешь упорствовать в непокорстве, то испытаешь еще большие муки.

Святая отвечала:

– Делай всё, что угодно тебе и отцу твоему диаволу; я не обращаю внимания на муки, ибо мне помогает Христос, Который скоро посрамит все ваши хитрости.

Епарх еще больше разгневался и приказал прибить ее гвоздями к доске и железными трезубцами строгать ее тело. Она же, подняв глаза к небу, говорила:

– Окружили меня враги мои, замышляя зло против меня, но Ты, Господи мой, призри на меня и помилуй меня, пошли мне помощь животворящего Твоего Духа. Пусть Он умудрит меня исповедовать пресвятое имя Твое до последнего издыхания, пусть даст мне крепость мужественно противиться диаволу и слугам его, чтоб я одолела и посрамила их; удостой меня быть образцом для любящих Тебя, и хранящих свое девство ради Тебя, чтоб стать мне вместе с ними по правую сторону во время праведного суда Твоего!

Так молилась свята, и жесткие слуги жесткого мучителя, словно людоеды, всё сильнее терзали трезубцами тело святой, и отваливалось тело кусками с кровью на землю, так что были видны голые кости. Епарх не мог смотреть на такое мучение; он закрыл свое лицо и отвернулся, а все присутствующие изумлялись такому терпению святой. Потом снова заговорил с ней мучитель:

– До каких же пор ты будешь упорствовать, Марина? вот уже и тело твое растерзано; хоть теперь согласись принести богам жертву, чтоб тебе не погибнуть совсем.

Мученица отвечала:

– Мерзкий пес! свинья! ты пожираешь человеческое мясо, и притворяешься милосердым, будто жалеешь меня! Я сама себя не жалею ради Христа, не пощадившего Себя, но отдавшегося за меня на большие муки. Если я послушаю твоего безумного совета и пощажу свое тело, то как же увенчается моя душа в Царстве небесном?

После того епарх велел снять мученицу с гвоздей и запереть в особую темницу, глубокую и мрачную, полную всяких бесовских страшилищ, куда бывали заключаемы осужденные на смерть.

Сидя в этой темнице одна (других осужденных тогда не было там), святая мученица молилась Богу в теплоте души своей, взывая из глубины сердца:

– Боже Вышний, Тебе предстоят со страхом все небесные силы, и все начала и власти трепещут пред лицом Твоим, и всякое создание Твоею всемогущей силой сохраняется, изменяется и обновляется! Ты, Владыка, призри с небесной высоты, с престола славы Своей на меня смиренную, непотребную и недостойную рабу Твою: на Тебя надеюсь, к Тебе прибегла я и страдаю Твоего ради имени. Призри, Благоутробный, и исцели мое тело, израненное, как разорванное одеяние, обнови мою душу и сохрани ее для Твоего царства. Дай мне одолеть и попрать моего врага, как попирается ногами песок, чтоб мне стереть его силу Твоею непобедимою помощью и чтоб прославилось во мне пресвятое имя Твое во веки.

Наступила ночь, а святая всё не переставала молиться Богу; тогда диавол осмелился испугать мученицу мечтательным страшилищем; так попустил Бог для большого прославления Своей угодницы. Внезапно потряслась темница, и показался какой-то мрачный свет, как будто от огня в дыму; затем явился диавол в виде пестрого, громадного, страшного змея, а тело его, насколько было видно, окружало и опоясывало множество меньших змей и ехидн. Змей ужасно свистел и зияя огромной и жадной пастью, испускал нестерпимый смрад; он обошел вокруг мученицы, наводя на нее страх и ужас; потом раскрыл свою мерзкую пасть, напал на святую и схватил ее голову, стараясь проглотить. Казалось, мученица проглочена змеем, как некогда пророк Иона китом (Ион.2:1). Однако, она не отчаялась и не усомнилась, но, вперивши весь свой ум в Бога, осенила себя крестным знамением и тотчас увидела, что утроба змея расселась, а она сама избавилась от него и была цела и невредима; и в то же время погибло всё то бесовское страшное привидение: земля разверзлась, поглотила змея всех змей с ним и бросила их в ад; святую же мученицу осиял небесный свет. Посмотрев вверх, она увидела, что открылась кровля темницы и на нее сходят сверху как бы лучи солнечные; увидела она также большой крести, сияющий несказанным светом, а над крестом голубку, белую как снег, которая говорила ей человеческим голосом:

– Радуйся, Марина, разумная голубица Христова, что победила злого врага! Радуйся и веселись, дочь горнего Сиона, что пришел день веселия твоего, когда выйдешь ты с мудрыми девами в чертог нетленный бессмертного Жениха, Царя Небесного!

При этих словах голубки, Марину охватила несказанная радость и сладость, растерзанное ее тело начало заживать, и она сама чувствовала, как раны ее зарастали, язвы покрывались кожей, исчезала боль и немощь, и стала она опять, как прежде здорова и прекрасна всем телом. Она радостно благодарила Бога:

– Благословляю Тебя, Владыка, и прославляю Тебя, Господи Боже мой; восхваляю имя Твое, что Ты сжалился надо мной, посетил меня, исцелил мое тело, укрепил мою душу и не предал меня в руки врагов моих, но, показав мне их ужасный вид, бросил их в глубочайшую бездну и отогнал от меня их ужас; теперь же, радуясь и веселясь о Тебе, Боге Спасителе моем, молю Тебя, Благого Человеколюбца, сподобь меня бани святого крещения, чтоб я, омытая кровью и водой, стала достойной войти в Твой небесный чертог со святыми девами, невестами Твоими, так как Ты благословен во веки!

В таких видениях и откровениях, и в таком торжестве и радости провела святая Марина всю ту ночь, пока не начался день и не настало время ее последнего подвига.

С наступление утра епарх Олимврий опять сел на неправедный и нечестивый суд свой; весь народ собрался на зрелище. Приказано было привести из темницы мученицу на допрос. Увидев ее с светлым лицом, совсем здоровою и невредимою, даже без следа вчерашних ран, епарх очень удивился и молчал в изумлении, недоумевая, как это мученица, израненная вчера, за одну ночь совершенно выздоровела. Удивлялся и народ этому чудесному исцелению: одни превозносили силу Христову, другие же относили это к волшебству. Потом епарх, с трудом открыв свои уста, стал говорить святой:

– Видишь, Марина, как наши боги заботятся о тебе! Они сжалились над твоей юностью и красотой и исцелили тебя от твоих ран. Нужно и тебе в благодарность за полученное от них благодеяние принести им жертвы; а еще больше, тебе нужно быть подражательницей и преемнице своего отца: он служит богам в сане жреца и тебе нужно стать жрицею и служить им всю жизнь.

Святая отвечала:

– Не подобает мне оставить Бога моего Истинного и Живого и служить ложным и мертвым богам вашим; наоборот, тебе необходимо познать Единого Бога небесного и уверовать в Него, видя на мне такую силу Его: ты вчера растерзал меня на части, а Он ныне сразу сделал меня здоровой и невредимой! Он – Всемогущий врач душ и тел человеческих!

Ожесточенный епарх опять велел мучить святую. Опять ее повесили на дерево, принесли зажженные свечи и стали опалять ей грудь и бока; она же, углубившись внутрь себя, молилась в глубине сердца Богу и молча терпела; она была обожжена как уголь и истерзана, будто мясо в пищу. И когда ее, еле живую, сняли с дерева, она громко сказала:

– Господи! Ты сподобил меня за имя Твое пройти через огонь, сподобь пройти и через воду святого крещения, и, омытую от грехов, введи меня в покой Твой.

А мучитель, услышав, что мученица упомянула о воде, сказал:

– Хочет пить, окаянная; надо напоить ее!

И он велел принести огромную бочку с водой и бросить в нее связанную мученицу, чтобы погрузить ее туда и утопить.  Когда слуги взяли ее, чтоб просить в воду, она громко сказала:

– Господи Иисусе Христе, выводящий из оков, разрешающий узы смерти и ада и поднимающий из гробов манием Божественной силы Твоей! Призри на рабу Свою и расторгни узы мои! И пусть эта вода будет мне желаемым святым крещением на рождение в жизнь вечную, чтоб, совлекшись ветхого человека, я облеклась в нового и явилась к Тебе в одежде брачной в Твой чертог!

Пока мученица так молилась, слуги бросили ее в бочку с водой, стали погружать ее в воду и топить. Но вдруг затряслась земля, и веревки, которыми была связана мученица, развязались, слуги же, объятые ужасом, разбежались от бочки; сверху над головой мученицы засияли лучи несказанного света, и снова явилась та виденная ею прежде белая голубка, сходящая сверху, подобно солнцу с венцом золотым в устах; она парила над головою мученицы, касалась ее ногами и опять летела в высоту. Видение это было видимо не только святой, но и некоторыми из присутствовавших, которые были достойны такого видения: многие из народа были тайными христианами и сподобились видеть это. Святая же стояла в воде, не погружаясь, пела, славя и благословляя великое имя Пресвятой Троицы, Отца и Сына и Святого Духа. Потом показался огненный столп над святою, достигавший неба, а на столпе крест, как бы хрустальный, испускавший светлые лучи; голубка взлетела и села на верху креста. И послышался свыше голос, и все слышали его:

– Мир тебе, невеста Христова, Марина! ныне ты примешь неувядающий венец добродетели от руки Господней и почиешь в Царстве небесном вместе со святыми.

Услышав этот голос и увидев, что мученица вышла из воды здоровою, без всякого следа ожогов, невредимою телом и прекрасною, тотчас великое множество мужчин и женщин уверовали во Христа, открыто признали себя христианами и, казалось, были готовы на смерть за Христа. Игемон ужаснулся, увидев, что такое множество народа обратилось ко Христу, и недоумевал, что ему делать; потом, разъяренный, он вывел на народ вооруженное мечами войско, которое было при нем и велел рубить всех, кто только славил имя Христово. Тогда и все неверные или трусливые из народа убежали, а те, кто истинно веровал, сами шли под меч. И пало убитых обоего пола до пятнадцати тысяч человек, которые, крестившись своей кровью и очистившись от всех грехов, вошли в радость Господа своего, увенчанные мученическим венцом. Затем епарх велел и мученицу усечь мечом. Когда святую вывели на место казни, она попросила немного подождать тех, кто вел ее, и, обратившись к следовавшему за ней народу, увещевала всех познать Единого Истинного Бога, Творца всего, и уклониться от бесовского обмана и погибели идолопоклонства. Потом она стала молиться и долго молилась за всех; вдруг сотряслась земля, страх напал на всех, и многие упали от страха на землю; упал и палач. Это Господь наш Иисус Христос явился с неба со святыми ангелами Своей невесте, призывая ее в Свой покой и простирая руки, чтоб принять ее душу. Она же, несказанно обрадовавшись, побудила палача, чтоб он поскорее исполнял, что ему приказано. Она подставила под меч честную свою голову и была обезглавлена2; а душа ее была взята руками Господними и унесена в небесные селения. Так окончила свой мученический подвиг святая великомученица Марина семнадцатого июля. Страдание же ее описал очевидец раб Божий Феотим, видевший всё мучение и сподобившийся быть зрителем тех видений, которые были явлены святой; он передал это верным на пользу, в честь и память возлюбленной невесты Христовой Марины, и во славу Человеколюбца Христа Спасителя нашего, Которому со Отцом и Святым Духом и от нас пусть будут честь и слава, Ныне и вечно. Аминь.

 

Тропарь, глас 3:

Девства добротами преиспещренна дево, нетленными венцы венчалася еси Марино: кровьми же мученичества обагрена, чудесы просветившися исцелений, благочестно мученице прияла еси почесть победы твоего страдания.

 

В тот же день перенесение честных мощей преподобного Лазаря, в Галисийской горе постившегося (память его празднуется 7 ноября).

В тот же день преставление преподобного Иринарха, игумена Соловецкого.

 

Примечания:

1 Писидия – малоазийская область.

2 Кончина св. мученицы Марины последовала в конце III в. или в начале IV в. Честные мощи ее находились в Константинополе в монастыре Пантепонта (Всевидца Христа) до взятия Константинополя крестоносцами в 1204 г. По другим известиям, мощи ее в 908 г. из Антиохии были перенесены на Запад и положены в Монте-Фиасконе, в Тоскане; в настоящее время часть мощей ее (рука) находится в Ватопедском монастыре, на Афоне.

 

Система Orphus   Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter


<<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>>