<<<   БИБЛИОТЕКА   >>>


Свт. Игнатий Брянчанинов. Отечник

ПОИСК ФОРУМ

 

20. Брат спросил авву Пимена: что должно мне помышлять, безмолвствуя к келлии? Старец отвечал: я подобен человеку, погрязшему в болоте по шею, с бременем на шее — и вопию к Богу: помилуй меня[1158].

Этим изречением изображается внутреннее делание Пимена Великого. Все оно совокупилось в молитвенный плач[1159]. Помилуй меня! Это выражение внедрившегося в душу плача. Плач, когда достигнет развития своего, не может облекаться в многомыслие и многословие: он довольствуется для выражения необъятного духовного ощущения самою краткою молитвою.

21. Пимен Великий говаривал братии своей: Уверяю вас: куда ввергнут сатану, туда ввергнут и меня[1160].

Это изречение — плод духовного видения отверженных духов и того общения, в которое человек вступил с ними при посредстве своего падения. Открылось это видение преподобному от глубокого, правильного самовоззрения, в которое он был возведен словом Божиим, своим умным деланием и Божественною благодатию.

22. Сказывал авва Исаак: Однажды я сидел у аввы Пимена и увидел, что он пришел в исступление. Я поклонился ему до земли, прося сказать мне, где он был? Принужденный объявить тайну свою, он сказал: мой ум был при кресте Спасителя в те минуты, когда при кресте стояла Богоматерь Мария и плакала; мне бы хотелось так плакать всегда[1161].

Возлюблен был плач преподобному Пимену! Сперва плач очищает от грехов, потом начинает восхищать очищенного по временам в духовные видения[1162], изменяя ум, изменяя чувства душевные и телесные благодатным изменением; необъяснимым в среде плотского мудрования, превысшим всех состояний, свойственных естеству падшему. Слезы кающегося, приносящего покаяние от сознания грехов, сопряжены с горечью сердца, с болезненным действием на тело; слезы очищенного и приносящего покаяние от обилия смирения — сладостны для души, сообщают питание самому телу. Святой Исаак Сирский называет помышления и ощущения, от которых изливаются эти слезы и которыми они сопутствуются, страною радости. Они изменяют самый наружный вид лица человеческого. Входит подвижник в слезы утешения, в слезы — свидетели милости Божией, слезами горькими раскаяния во грехах, слезами болезнования о греховности своей, о своем падении, о порабощении духам отверженным, о общении с ними, о отчуждении от Бога, о усвоении вражды к Богу[1163].

23. Брат вопросил авву Пимена о том, какое делание должно иметь иноку. Авва отвечал: Авраам, когда пришел в обетованную землю, то купил себе гроб и с гроба начал вступать во владение обетованною землею. Брат спросил: какое значение имеет гроб? Авва отвечал: это — место плача и рыдания.

Каждому иноку должно устроить свое жительство так, чтоб это жительство имело качество жительства во гробе. Этого можно достигнуть удалением от свободного обращения, от ненужных выходов из келлии, от празднословия и многословия, от внимания к чужим делам, в особенности от осуждения и злоречия, от праздности, мечтательности и суетных размышлений. Удаление от этих видов греха дает возможность сосредоточиваться в себе и заниматься внимательною молитвою. Внимательная молитва рождает умиление, плач и слезы.

24. Брат спросил авву Пимена: что делать мне со страстями моими, возмущающими меня? Старец сказал: будем всеусильно плакать пред благостию Божиею, доколе она не сотворит милости с нами[1164].

25. Брат спросил авву Пимена: что делать мне со грехами моими? Старец сказал: желающий избавиться от грехов избавляется от них плачем, — и желающий не впадать вновь в грехи плачем избегает от впадения в них. Это — путь покаяния, преданный нам писанием и Отцами, которые сказали: плачьте! другого пути, кроме плача, нет[1165].

26. Авва Пимен сказал: Плач — сугуб: делает и хранит[1166].

27. Однажды авва Пимен шел с аввою Анувом в окрестностях города Диолка. Увидев там женщину, терзающуюся и горько плачущую над могилою, они остановились послушать ее. Потом несколько отошедши, встретили прохожего, и спросил его святой Пимен: что случилося с этою женщиною? отчего она так горько плачет? Прохожий отвечал: у ней умерли муж, сын и брат. Тогда авва Пимен, обратясь к авве Ануву, сказал: говорю тебе: если человек не умертвит всех плотских пожеланий своих и не стяжет такого плача, то он не может быть монахом. Все житие монаха — плач.

Это значит: не стяжавши плача, невозможно сосредоточиться и уединиться в себе, невозможно стяжать истинного сердечного безмолвия, освобождающего от всех страстей. Монах значит уединенный, и тот только истинно уединен, кто уединен сам в себе.

28. Брат спросил авву Пимена о монашеском делании. Старец сказал: когда Бог посетит нас призывом в вечность: тогда что озаботит нас? Брат отвечал: грехи наши. Старец сказал: и так войдем в келлии наши; уединившись в них, воспомянем грехи наши, и Господь послушает нас.

Здесь говорится о воспоминании о грехах, соединенном с плачем о них.

29. Когда скончался авва Арсений Великий, — святой Пимен, при вести о этой кончине, прослезившись, сказал: блажен, авва Арсений! потому что ты плакал о себе в жизни сей! Невозможно не плакать или здесь произвольно, или невольно в адских муках.

30. Сказал авва Пимен Великий: Давид написал Иоаву (своему военачальнику, осаждавшему столицу Аммонитян) укрепи брань твою на град, и раскопай и (2 Цар. 11, 25). Также Иоав говорил своим воинам: Мужаимся и укрепимся о людех наших и о градех Бога нашего, и Господь сотворит благое пред очима Своима (2 Цар. 10, 12)[1167].

Первое сказано о том, чтоб мы с постоянством боролись против греха, несмотря на неудачи и поражения в этой борьбе. Второе сказано о том, чтоб мы мужественно очищали наши свойства от примеси греха и старались освободиться из порабощения греху, несмотря на всю трудность этого подвига.

31. Брат сказал авве Пимену: вижу, что где бы я ни был, обретаю помощь. Старец сказал: "тем, которые имеют меч в руках своих, Бог помогает во время всей жизни. Если будем храбры: то Он сотворит с нами милость"[1168].

32. Авва Пимен сказал: "Не открывай совести твоей тому, к кому не извещается сердце твое"[1169].

33. Брат спросил авву Пимена: что мне делать со смущениями, возмущающими меня? Старец сказал ему: будем плакать всеусильно пред благостию Божиею, доколе Бог не сотворит милости с нами[1170].

34. Авва Пимен сказал: Когда Давид боролся со львом, то ухватывал его за гортань. И мы, если удержим гортань и чрево, то победим с Богом невидимого льва[1171].

35. Еще сказал: Лукавство человеков (т.е. бесов) сзади их сокрыто: по этой причине нужно сердечное трезвение[1172].

36. Авва Пимен сказал: Три главные делания необходимы: бояться Бога, делиться и делать добро ближнему[1173].

37. Еще сказал: Отврати очи твои еже не видети суеты (Пс. 118, 37): потому что освобождение очей убивает душу[1174].

38. Еще сказал: Как оруженосец царя предстоит ему всегда готовым: так душе должно быть всегда готовою противостать бесу блудному[1175].

39. Брат спросил авву Пимена, говоря: что делать мне? я борим блудною и гневною страстями. Старец отвечал: в разрешение этого вопроса Давид сказал, что он льва поражал и умерщвлял, а медведя удавлял (1 Цар. 17, 35). Это значит: гнев должно отгонять и истреблять, а плотское вожделение удавлять воздержанием[1176].

40. Сказал авва Пимен: Писание говорить яже видеста очи твои глаголи(Прем. 25, 8), а я говорю вам: если и руками вашими осязаете что, то и о том не свидетельствуйте. В подтверждение этому авва привел следующий случай: некоторый брат был обманут, таким образом, он увидел ближнего своего грешащим с женою. Долгое время он боролся с своим помыслом. Наконец, победившись, подошел к ним и толкнул их ногою, говоря: перестаньте! Тогда оказалось, что это были два пшеничные снопа, лежавшие один на другом[1177].

41. Вопросили некоторые из отцов авву Пимена, говоря: если мы увидим брата согрешающего, должны ли сказать ему об этом? Старец отвечал им: что касается до меня, то если встретится мне нужда идти мимо и увижу его грешащим, — пройду мимо, ничего не говоря ему[1178].

42. Пришли некоторые старцы к авве Пимену и сказали ему: если мы увидим брата дремлющим в церкви, то велишь ли возбудить его, чтоб он не дремал на бдении. Он сказал им: что касается до меня, то я, если увижу брата моего дремлющим, — положу голову его на колени мои и успокою его[1179].

43. Брат вопросил авву Пимена: в чем состоит покаяние во грехе? Старец отвечал: в том, чтоб более не делать этого греха. Непорочные и праведные потому и названы так, что оставили грехи свои и сделались праведными[1180].

44. Опять сказал: все что выше сил (меры) — от бесов[1181].

45. Он же, будучи спрошен, что значит сказанное в Писании: причастник аз есмь всем боящимся Тебе, сказал: Дух Святой говорит это о Себе[1182].

46. Некоторый брат пришел к авве Пимену и в присутствии многих, сидевших тут, похвалил другого брата, сказав, что он ненавидит лукавство. Авва Пимен спросил его, что значит ненавидеть лукавство? брат пришел в затруднение и не находя что отвечать, поклонился старцу, говоря, объясни мне это. Старец сказал: ненавидение лукавства состоит в том, когда кто возненавидит грех свой и оправдает брата своего[1183].

47. Другой брат спросил авву Пимена о искушении от помыслов. Он сказал: находящегося в этом положении можно уподобить человеку, имеющему огонь по левую сторону себя и сосуд с водою по правую: когда он возгорится огнем, то берет воды из сосуда и погашает огонь. Огонь — семя врага, а вода — повергает себя пред Богом[1184].

Этот способ борьбы против греховных помыслов очень действителен, и может быть употребляем, когда монах находится один в своей келлии. Его употребляла с полным успехом преподобная Мария Египетская[1185].

48. Он сказал: Мы и братия — как две картины. Когда человек рассматривает, осуждает и укоряет себя, тогда возвышается пред ним достоинство брата его; когда же человек признает достоинства в себе, тогда брат его представляется ему недостаточным[1186].

49. Опять сказал: Если будем искать покоя, то он будет убегать от нас, если же будем убегать от покоя, то он погонится за нами[1187].

50. Опять сказал: Если уничижишь себя, то найдешь покой: потому что укоряющий себя сохраняет терпение во всех случаях[1188].

51. Сказал авва Пимен: Мы впадаем во многие искушения по той причине, что не сохраняем нашего чина. Не видим ли, что жена хананейская приняла данное ей имя и что Спаситель утешил ее (Мф. 15, 27 и след.)? Также не видим ли, что Авигея сказала Давиду: во мне неправда моя (1 Цар, 25, 24), и что Давид, услышав эти слова, возлюбил ее. Авигея — образ души, а Давид — Бога: если душа укорит (осудит, обвинит) себя пред Богом, то Бог возлюбит ее[1189].

52. Брат спросил авву Пимена: что такое — высокое (Лк. 16, 15)? Оправдание, отвечал старец. Перестань оправдывать себя, и успокоишься[1190].

53. Авва Пимен сказал авве Исааку: отвергни оправдания, и будешь спокоен в краткие дни земного странствования твоего[1191].

54. Авва Пимен сказал: человек нуждается в смиренномудрии и страхе Божием всегда, как в дыхании, входящем и исходящем ноздрями его[1192].

55. Он сказал: Пребывающий с братиями своими должен быть подобным каменному истукану: подвергаясь укоризнам, он не должен гневаться; будучи прославляем, он не должен возноситься[1193].

56. Авва Пимен сказал: если человек достигнет того состояния, о котором Апостол сказал: вся чисто чистым (Тит. 1, 15), то увидит себя худшим всей твари. Брат сказал ему: как мне признавать себя худшим убийц? Старец отвечал: если человек достигнет душевного устроения, указанного Апостолом, и увидит человека, сделавшего убийство, то скажет: он сделал этот грех однажды, а я убиваю ежедневно (себя и других грехами)[1194].

57. Брат спросил о том же авву Анува, пересказав ему слова аввы Пимена. Авва Анув сказал: если человек дойдет до состояния такой чистоты и увидит грехи брата своего: то праведность его поглотит их. Брат спросил: какая праведность? старец отвечал: всегдашнее обвинение самого себя.

58. Авва Пимен сказал: Воля человека (пожелания его, самая сила желания, поврежденная падением) есть медная стена между им и Богом; она — камень, противобиющий (воле Божией). Если человек оставит волю свою, то этим он говорит деятельно: Богом моим прейду стену. Бог мой, непорочен путь Его (Пс. 17, 30-31). Но когда оправдание будет содействовать воле: тогда развращается (уклоняется с пути Божия) человек и погибает[1195].

59. Брат спросил отца Пимена: я нашел место, имеющее все удобства для монашеской жизни: благослови мне поместиться там на жительство. Старец сказал: поместись там, где ты не будешь приносить вреда брату твоему[1196].

60. Сказал авва Пимен: Учить ближнего столько же противно смиренномудрию, как и обличать его[1197].

61. Он сказал: Полезно удаляться от причин ко греху. Человек, находящийся близ повода ко греху, подобен стоящему у края глубокой ямы, и враг удобно ввергает его в нее, когда только захочет. Удаленный же от поводов ко греху подобен стоящему вдали от ямы: когда враг повлечет его к яме, то он имеет время и возможность воспротивиться, воззвать к Богу, и Бог поможет ему[1198].

Причины греха или поводы ко греху, по мнению святого Исаака Сирского, суть: жены, вино, имущество, власть и тому подобное. Это, говорит святой Исаак, не суть собственно грехи, но они приводят ко грехам[1199].

62. Авва Пимен, однажды идя во Египте, увидел женщину, сидящую на гробе и горько плачущую. При этом он сказал: Если со всего мира соберутся к этой женщине утешающие, то не отвлекут ее от плача: так и монах всегда должен иметь в себе плач[1200].

63. Сказал авва Пимен: если бы не пришел Навузардан (начальник телохранителей Вавилонского царя Навуходоносора), то храм Господень не был бы сожжен. Так если не придет телесный покой: то ум не подвергнется побеждению в брани с невидимым врагом[1201].

64. Сказали авве Пимену о некотором монахе, что он не пьет вина. На это авва сказал: монаху отнюдь не должно пить вина[1202].

65. Авва Пимен сказал: если не отъято будет насыщение хлебом: то душа никаким иным средством не может быть приведена к смирению[1203].

66. Поведал авва Пимен, что брат спросил авву Памво: полезно ли хвалить ближнего? и что старец отвечал на это: полезнее ничего не говорить о нем[1204].

67. Он сказал: если человек будет помнить сказанное в Писании: от словес своих оправдишеся, и от словес своих осудишися (Мф. 12, 37), то найдет, что лучше молчать, нежели говорить[1205].

68. Сказал авва Пимен: Когда дымом прогонятся пчелы от улья: тогда обирают сладкий плод трудов их. Так и плотское успокоение изгоняет страх Божий из души и губит всякое благое делание ее[1206].

69. Брат спросил авву Пимена: если я увижу согрешение брата моего, то полезно ли скрыть это согрешение? Старец сказал ему: когда мы прикрываем согрешения братий, Бог покрывает наши согрешения; когда же мы обнаружим согрешение брата, тогда и Бог откроет согрешения наши[1207].

70. Брат сказал авве Пимену: если я увижу брата, о котором я слышал, что он находится в падении, то неохотно принимаю его в келлию свою, а брата, имеющего доброе имя, принимаю с радостию. Старец отвечал ему: если ты делаешь добро брату доброму: то для падшего сделай вдвое, потому что он немоществует. В некотором общежитии жил отшельник, по имени Тимофей. Настоятель общежития, узнав, что один из братии подвергся искушению, спросил совета у Тимофея, что делать с падшим братом? Отшельник присоветовал выгнать его из обители. Когда выгнали брата, его брань (страстное возмущение, действовавшее в нем) перешла к Тимофею, и он пришел в опасное положение. Тимофей понял причину явления брани и начал с плачем взывать к Богу: согрешил я: прости мне! и был к нему глас: Тимофей! знай, что Я попустил тебе искушение именно за то, что ты презрел брата во время искушения его.

71. В некотором общежитии один из братии подвергся греховному искушению. Жил в тех местах отшельник, не выходивший из келлии много лет. Отец общежития пришел к старцу и поведал ему о брате, подвергшемся искушению. Старец повелел изгнать его из обители. Брат, вышедши из общежития, зашел в некоторую пещеру и там предался плачу. Случилось проходить тут братиям, шедшим к отцу Пимену. Они услышали плач брата и, вошедши в пещеру, нашли его в великой скорби. Они упрашивали его, чтоб он шел с ними вместе к отцу Пимену; но он не захотел, а сказал: оставьте меня, пусть умру здесь. Братия, пришедши к отцу Пимену, сказали ему об этом. Авва упросил их сходить к брату и сказать ему: авва Пимен зовет тебя. Брат пришел к нему. Увидев его очень печальным, старец встал, заключил его в свои объятия, обошелся с ним очень приветливо и упросил его вкусить с ним пищи. Между тем авва Пимен послал одного из живших при нем братий к отшельнику с следующим приглашением: с давних лет желаю видеть тебя, слышав о тебе; но по общей лености нашей, мы доселе не виделись друг с другом. Ныне по устроению воли Божией и по встретившейся нужде придти тебе сюда, приди, и увидимся. Этот отец никогда не выходил из келлии своей. Услышав такое приглашение, он сказал сам себе: если бы Бог не возвестил старцу, то он не послал бы за мною. Он встал и пришел к авве Пимену. Они радостно приветствовали друг друга и сели. Пимен сказал старцу: на некотором месте жили два человека и оба имели по мертвецу. Один из них оставил своего мертвеца и пошел плакать над мертвецом другого. Эти слова привели старца в умиление; он вспомнил о поступке своем, а авва Пимен сказал ему: высокий, высокий! ты на небе, а я на земле[1208].

72. Сказал авва Пимен: Многие говорят о совершенстве, но малые достигают его на самом деле.

73. Брат спросил авву Пимена: что мне делать? я безмолвствуя в келлии, не могу придти в спокойное состояние? Старец сказал ему: не укоряй, не осуждай, не злословь никого и Бог даст тебе покой: ты будешь безмолвствовать, не тревожимый смущениями[1209].

74. Сказал авва Пимен: Хранение себя, тщательное внимание к себе во всех случаях и рассуждение суть три орудия, которыми душа изработывает свое спасение[1210].

75. Сказал авва Пимен: человека согрешающего и кающегося предпочитаю человеку не согрешающему и не кающемуся. Первый имеет мысль благую, признавая себя грешным, а второй имеет мысль ложную и душепагубную, признавая себя праведным[1211].

76. Брат сказал авве Пимену: смущаюсь и хочу оставить место жительства моего. Старец спросил его: по какой причине? брат отвечал: потому что доходит до меня слух о некотором брате, наносящий вред душе моей. Старец сказал: слух, дошедший до тебя — несправедлив. Брат сказал: Отец! будь уверен, что справедлив, потому что брат, передавший мне его, верен. Старец сказал: он неверен! если бы был верен, то не передавал бы злого слуха. Брат отвечал: и я, собственными глазами моими, видел соблазн. Услышав это, старец посмотрел на землю и, подняв с нее небольшой сучек, спросил: это что? Брат сказал: это сучек. Потом посмотрел старец на потолок хижины и, указав на поперечное бревно, на котором держался потолок, спросил: а это что? брат отвечал: это бревно. Старец сказал ему: положи в сердце твоем, что твои грехи подобны бревну, а грехи брата твоего подобны этому малому сучку[1212].

77. Некоторый брат из тех мест, где имел жительство отец Пимен, пошел однажды на чужую сторону. Там он посетил некоторого отшельника, которого очень любили и к которому приходили многие. Брат рассказал ему об отце Пимене. Старец, услышав о образе жизни его, возжелал видеть его. Когда брат возвратился в Египет, спустя несколько времени, отшельник поднялся с своей стороны и пришел в Египет к брату, который был у него, потому что этот брат сказал ему о своем месте жительства. Брат, увидев его, очень обрадовался неожиданному пришествию его. Отшельник сказал брату: окажи любовь, отведи меня к отцу Пимену. Брат взял его с собою и пошел с ним к старцу, которого предупредил о посетителе, сказав: это великий муж, очень любимый и очень почитаемый в стране своей. Я сказал ему о тебе, и он пришел, желая видеть тебя. Старец принял его с радостию, и по взаимном приветствии они сели. Посетитель начал говорить из Писания о предметах духовных и небесных. Но авва Пимен отвратил от него лицо свое и не отвечал ему. Тот, увидев, что старец не говорит с ним, огорчился, и вышедши из келлии, сказал приведшему его брату: напрасно совершил я такой дальний путь! я пришел к старцу, а он не хочет и говорить со мною. Брат взошел к отцу Пимену и сказал ему: авва! ради тебя пришел этот великий муж, пользующийся такою славою в своем месте: почему же ты не говоришь с ним? Старец отвечал ему: он из высоких, и говорит о небесном, а я из нижних, и говорю о земном. Если бы он начал говорить со мною о душевных недугах, то я отвечал бы ему; но он говорит о духовном, а я этого не знаю. Брат пошел к странному отцу и сказал ему: старец не любит говорить из Писания, но кто говорит с ним о страстях, тому он отвечает. Посетитель пришел в умиление, возвратился к старцу и сказал ему: авва! что делать мне? меня побеждают плотские вожделения. Старец, обратясь к нему с радостным лицом, сказал: ныне благословенно твое пришествие! отверзи уста твои об этих предметах, и исполнись благ. Отшельник, получив великое назидание, говорил: точно! это истинный путь. — Он возвратился в страну свою, благодаря Бога за то, что сподобился видеться с таким святым[1213].

78. Сказал авва Пимен: "что пользы — созидать домы для других, а свой разорить"[1214].

79. Сказал: что пользы — предпринять изучение художества, и не научиться ему?[1215]

80. Брат сказал авве Пимену: я сделал великий грех, и хочу приносить покаяние в течении трех лет. Авва Пимен сказал ему: "этого много". Брат: и так в течении одного года. Старец: "и этого много". Тогда брат сказал: отцы уставляют на покаяние сорок дней. Старец отвечал: "много и этого. Я убежден, что если согрешивший покается от всего сердца и уже не будет более впадать в тот грех: то Бог примет покаяние его в три дня"[1216].

81. Авва Исаия спросил авву Пимена о блудных помыслах, и сказал ему авва Пимен: Если сундук, наполненный платьем, будет оставлен и платье в нем не будет пересматриваемо, то оно в течении года истлеет. Тоже бывает и с помышлениями: если внушаемого ими мы не будем исполнять на самом деле, то и самые помышления в течении года истлеют и исчезнут[1217].

82. Тот же опять спросил его о том же. Отец сказал ему: Если кто, набрав змей или скорпионов, вложит их в сосуд и залепит: то они в течении года умрут. Так и злые помышления, прозябающие от демонов, уничтожаются терпением[1218].

83. Авва Иосиф спросил его: как должно поститься? Отец Пимен сказал: я предпочитаю употребляющего пищу ежедневно, но несколько не досыта. Опять спросил его авва Иосиф: когда ты был молод, то не употреблял ли пищу чрез день? Старец отвечал: употреблял однажды в три дня и в четыре, и в неделю; но старцы, как сильные, испытали все это, и, признав полезнейшим ежедневное употребление пищи, но не досыта, предали нам царский путь, как удобнейший[1219].

84. Брат вопросил авву Пимена: что делать мне со смущением, объемлющим меня? Старец отвечал: при лодках употребляется бечева (длинная веревка) с лямкой[1220]. Когда не случится попутного ветра, тогда лодочники употребляют бечеву и, надевши лямки на груди свои, тянут лодку, пока Бог не пошлет попутного ветра. Если же видят, что подымается буря, тогда, вышедши из лодки на берег, вбивают в него кол, к которому привязывают лодку, чтоб она не опрокинулась. Кол означает самоукорение (осуждение, обвинение себя)[1221].

85. Сказал авва Пимен: Не избирай для жительства твоего такого места, в котором усмотришь, что некоторые будут иметь зависть к тебе; в противном случае ты лишишься преуспеяния[1222].

86. Брат вопросил его, говоря: Отец! если человек впадет в какое-либо согрешение и потом снова обратится к добродетельной жизни, то будет ли прощено ему Богом согрешение его? Старец отвечал: Бог заповедал человекам поступать так: тем более Сам Он поступит так. Он заповедал апостолу Петру прощать брату своему седмьдесят крат седмерицею (Мф. 18, 22).

87. Брат вопросил отца Пимена: что значит гневаться на брата всуе (Мф. 5, 22)? Старец отвечал ему: суетным (неправильным и неправедным) признается гнев за всякую обиду, какою бы ни обидел тебя брат твой, даже если бы он выколол у тебя правый глаз или отсек у тебя правую руку, и ты на него прогневался, то прогневался бы всуе. На того имеешь право разгневаться, кто захочет отлучить тебя от Бога[1223].

88. Брат спросил его: отчего побеждается помыслами душа моя? Старец отвечал: по этой причине и говорит апостол, что в велицем дому не точию сосуди злати и серебряни суть, но и деревяни и глиняни. Аще убо кто очистит себе от сих, будет сосуд в честь, освящен и благопотребен Владыце, на всякое дело благое уготован (2 Тим. 2, 20-21). Брат спросил: как это объясняется? Старец сказал ему: это объясняется так: дом — весь мир, сосуды — человеки; златые сосуды суть совершенные человеки, серебряные суть преуспевшие, деревянные и глиняные суть те, которых духовное делание очень мало. Кто очистит себе от сих, то есть от осуждения, даже и самомалейшего, тот соделывается сосудом в честь, благотребным своему Владыце, уготованным на всяко дело благое (2 Тим. 2, 20-21).

Такое объяснение дал великий отец монаху безмолвнику из глубокого знания деятельности безмолвника. Жизнь безмолвника, по наружности — непорочная и святая, располагает к строгому суждению о ближних человека, еще не обновленного Божественною благодатию. Представляясь такою для поверхностного и невежественного суждения, эта жизнь в сущности — иная. Она преисполнена тяжких искушений от нашествия греховных помыслов, мечтаний и ощущений; она преисполнена невидимых согрешений, уклонений и падений. — Это естественное последствие падения, объемлющего все человечество; это допускается промыслом Божиим для охранения вступивших в безмолвие и обучающихся в нем от превозношения и для научения их смирению, на котором одном зиждется и может быть воздвигнуто духовное преуспеяние[1224]. Угнетаемый искушениями, бедствующий в мысленных волнах безмолвник, постоянно прибегая к милосердию Божию, стяжавает убеждение, что вся надежда спасения его заключается единственно в милосердии Божием, в Искупителе, стяжавает сердечный залог милосердия к ближним. Он познает, что долг его сострадать братии, подвергающейся разнообразным согрешениям, а не осуждать их. Для суждения грехов человеческих имеются иные служения; служение безмолвника — плач пред Богом и ходатайство о своих грехах и немощах, о грехах и немощах всего человечества. Доколе сердце безмолвника не освободится от осуждения ближних, доколе он не погрузится в благость и не облечется ею (Кол. 3, 12), дотоле оно не возможет освободиться от ожесточения и пребывать в умилении, которым побеждаются все бесовские помыслы.

 

Примечания:

1158. Алфавитный Патерик.

1159. Учение о плаче аввы Пимена помещено в 1-й части Аскетических Опытов, также в последней главе 4-го тома о покаянии и плаче. Здесь невозможно было не поместить его. Иначе система духовного подвига, которым подвизался преподобный, не могла бы быть вынаружена с должною ясностию. Далее увидим, что все наставления его инокам ведут к доставлению правильного самовоззрения, к устранению всего, что отвлекает от этого самовоззрения, из которого истекает истинное покаяние и истинная молитва, примиряющие и соединяющие человека с Богом.

1160. Алфавитный Патерик.

1161. Алфавитный Патерик.

1162. Святого Григория Двоеслова беседы на 4-й и 5-й стихи сороковой главы пророка Иезекииля.

1163. Слово 21 и святого Петра Дамаскина.

1164. Алфавитный Патерик.

1165. Алфавитный Патерик.

1166. Алфавитный Патерик.

1167. Алфавитный Патерик.

1168. Алфавитный Патерик.

1169. Алфавитный Патерик.

1170. Алфавитный Патерик.

1171. Алфавитный Патерик.

1172. Алфавитный Патерик.

1173. Алфавитный Патерик.

1174. Алфавитный Патерик.

1175. Алфавитный Патерик.

1176. Алфавитный Патерик.

1177. Алфавитный Патерик.

1178. Алфавитный Патерик.

1179. Алфавитный Патерик.

1180. Алфавитный Патерик.

1181. Алфавитный Патерик.

1182. Алфавитный Патерик.

1183. Алфавитный Патерик.

1184. Алфавитный Патерик.

1185. Житие Преподобной Марии. Четьи Минеи, 1-е апреля.

1186. Алфавитный Патерик.

1187. Алфавитный Патерик.

1188. Алфавитный Патерик.

1189. Алфавитный Патерик.

1190. Алфавитный Патерик.

1191. Алфавитный Патерик.

1192. Алфавитный Патерик.

1193. Алфавитный Патерик.

1194. Алфавитный Патерик.

1195. Алфавитный Патерик.

1196. Алфавитный Патерик.

1197. Алфавитный Патерик.

1198. Слово 56-е.

1199. Алфавитный Патерик.

1200. Алфавитный Патерик.

1201. Алфавитный Патерик.

1202. Алфавитный Патерик.

1203. Алфавитный Патерик.

1204. Алфавитный Патерик.

1205. Алфавитный Патерик.

1206. Алфавитный Патерик.

1207. Алфавитный Патерик.

1208. Алфавитный Патерик.

1209. Алфавитный Патерик.

1210. Алфавитный Патерик.

1211. Алфавитный Патерик.

1212. Алфавитный Патерик.

1213. Алфавитный Патерик.

1214. Алфавитный Патерик.

1215. Алфавитный Патерик.

1216. Алфавитный Патерик.

1217. Алфавитный Патерик.

1218. Алфавитный Патерик.

1219. Алфавитный Патерик.

1220. Лямкою называется широкий кожаный пояс, который перекидывается через грудь. К этому поясу прикреплена бечева; тянущие лодку по реке обыкновенно упираются грудью в лямку и таким образом приводят в движение судно.

1221. Алфавитный Патерик.

1222. Алфавитный Патерик.

1223. Алфавитный Патерик.

1224. Преподобный Нил Сорский. Слово 3-е.

 

Система Orphus   Заметили орфографическую ошибку в тексте? Выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter


<<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>>