<<<   БИБЛИОТЕКА   >>>


Свт. Игнатий Брянчанинов. Письма к разным лицам. Том 6

ПОИСК ФОРУМ

 

ПИСЬМА СВЯТИТЕЛЯ ИГНАТИЯ ПРЕПОДОБНОМУ АНТОНИЮ (ПУТИЛОВУ)[58]

Письмо 1

Ваше Высокопреподобие! Достопочтеннейший и вселюбезнейший отец игумен!

Когда получил я приятнейшее письмо Ваше, тогда лежал на одре тяжкой болезни и хотя любовию, дышащею в письме вашем, до глубины сердца был тронут, однако никак не мог отвечать собственноручно. Не желая, впрочем, оставить Вас в недоумении относительно прописанного в письме Вашем деле, поспешил по скорейшей справке уведомить Вас, что, вероятно, Вы и получили. Благоволите наблюсти за сим делом в Москве и, когда оно перешлется в Петербург к Министру юстиции, потрудитесь немедленно меня уведомить. Доложите его Преосвященству, что я почитаю себя одолженным особою его Святительства, и потому исполнение по силе его архипастырского поручения для меня будет приятнейшим долгом и послушанием

Поздравляю Вас, почтеннейший отец Антоний, с приятием игуменского сана, что случилось не без особенного промысла и воли Божией. Да дарует Вам Господь благоденствие и обильный духовный плод. Прошу продолжения братской любви Вашей, прошу святых молитв Ваших, в коих весьма нуждаюсь, ибо живу близ моря житейского, волнуемого и обуреваемого многоразличными ветрами. О. Иоанникий прибыл благополучно в Петербург, принят преосвященным митрополитом весьма благосклонно, и у нас, грешных, в шумной обители Сергиевской погостил денька два, утешая и утешаясь взаимною любовию.

С искреннейшею о Господе преданностию и таковым же почтением имею честь быть Вашего Высокопреподобия покорнейшим послушником.

Архимандрит Игнатий. Земно кланяюсь.

6 февраля 1840 года

Вписано: 19 марта получено из С. П. Б. сведение такового содержания: «Мнением обер-прокурор Св. Синода заключил, чтобы завещанные Ларионовым двум монастырям 10 тысяч рублей отдать и претензии Высоцкого оставить без уважения». Мнение это представлено Сенату 3 ноября 1839 года.

 

Письмо 2

Почтеннейший отец игумен!

По письму Вашему от 24 истекшего марта употреблено мною всевозможное содействие к отысканию в Министерстве внутренних дел Вашего дела, но его не оказалось. А потому не угодно ли Вам будет повторить в Москву свою просьбу как о том, чтоб поспешили отправлением дела в Санкт-Петербург, так и о том, чтоб уведомили Вас, когда и к которому именно министру будет отправлено то дело на решительное заключение.

С истинным почтением имею честь быть покорнейший слуга и сомолитвенник

арх. Игнатий.

9 апреля 1840 года. Сергиева пустыня

 

Письмо 3

Ваше Высокопреподобие! Почтеннейший отец игумен Антоний!

И опять мы обмануты. Знакомый мой справлялся в Министерстве финансов, а что по справке оказалось, то можете увидеть из приложенной при сем записки с отметкою карандашом; присылаю оную Вам в подлиннике. Надо повернее выправиться в Москве; видно, дело клонится в пользу святых обителей, а потому противником и поставляются таковые сети.

Прося Ваших святых молитв, с искреннейшим почитанием и преданностию имею честь быть навсегда Ваш покорнейший послушник

архимандрит Игнатий.

23 мая 1840 года

 

Письмо 4

Ваше Высокопреподобие! Достопочтеннейший и вселюбезнейший отец игумен Антоний!

Два приятнейшие письма Ваши одно чрез иеромонаха Иосифа, а другое вслед за оным по почте получил, дав пройти неделе мясопустной, во время коей мирские люди предаются вполне увеселениям, потом дав пройти первой неделе Великого поста, во время которой все говеют и делами не занимаются, на второй неделе начал хождение по Вашему делу. Поелику же самому графу по множеству дел, коих в Синоде ежегодно бывает до 12 тысяч, невозможно заниматься мелочами с подробностию, то я и просил г. Франка, его вице-директора, дабы он обратил внимание на Ваше дело, и он мне обещал, что граф в настоящее время будет непременно настаивать соответственно своему прежнему мнению. Насчет же пожертвования для окончания соборной церкви в Вашей обители я советовался с некоторыми знающими людьми, кои мне сказали, что по настоящей крайности в деньгах нельзя ожидать, чтобы Государь Император решился сделать экстренное пожертвование из государственных сумм, разве Преосвященный рассудит представить форменно в Св. Синод, а Св. Синод найдет приличным назначить на собор Ваш некоторое количество денег из сумм, отпускаемых ежегодно в распоряжение Св. Синода. Благодарю Вас усерднейше за любовь Вашу ко мне; в сердце моем ощущаю извещение, что оная любовь есть искренняя, и благодарю Господа, ниспославшего в сердце Ваше таковое братское расположение, коему желаю соответствовать. Премного одолжен я отцом игуменом Моисеем за благосклонное увольнение ко мне отца Иосафа Сколько я утешился его приездом! Вам известно, какова была любовь моя к нему и как постоянно она сохранялась! Вот прямый израильтянин, в нем же лести несть! Вот простота, в ней же почивает Дух Божий! Вот человек, уготованный для неба! Как он ко всем мирен, с каким благоговением к о. игумену Моисею, к Вам, к управлению монастыря, к братству это меня очень обрадовало. Ныне редко встретишь довольного и благодарящего, а по большей части встречаешь недовольных и ропчущих. О рюмочках и стаканчиках, о коих Вы изволите писать, должно б было мне Вас предупредить и просить Ваших св. молитв, дабы Господь помог мне удержать мое жадное чрево и обуздать оное благоразумием и умеренностию. Ибо сия страсть, по предречению великого Памвы, борет и низлагает нас, настоятелей последнего времени, хотя и настоит час, в который должны монашествующие приуготовлять постом телеса свои, дабы оне не вострепетали пред лицом меча и не воспрепятствовали душе исповедать доброе исповедание. Ибо сей конец предсказан Духом Святым для монахов последнего времени; а ненависть мира ко Христу, раскрывающаяся и сильно, и быстро, возвещает, что исполнение книги запечатленной судеб Божиих близ есть. Так наносимые ветром облака предвозвещают имеющий наступить гром и дождь. Почему хотя и лежу в блате паче вас и долу повержен страстями моими, но прошу Вас и молю: не доверяйте льстивым просьбам тела, представляющего свою слабость и требующего подкреплений в излишестве. Неприметным образом оно втянет нас в свое рабство и повергнет в дела, близкие к падениям, как говорит Св. Исаак Сирский в 75-м слове, где он говорит о двух предметах: 1) о редком исхождении из монастыря, 2) о благоразумном уставе для чрева. Хотя сии два предмета, по-видимому, и весьма просты и незначительны, но Св. Исаак утверждает, что они суть основание всех благ, воззвание души от пленения вражия, путь к небесному свету и животу, что кто вознерадит о сих двух предметах, тот потрясает основание всех добродетелей. Святой почитает столь важным сие знание, что уразумение оного почитает даром благодати и сознается, что он приял язвы бесчисленнейшие и одержал победу заступлением свыше. Прошу Ваших святых молитв, дабы Господь, заповедавший нам блюсти да неотягевывать телеса наши объядением и пьянством и печалями житейскими, послал мне свыше помощь исполнить Его святое повеление. Без Него бо не можем творить ничего же, и доколе посредством молитвы пребываем на лозе, то мнимся приносити некий плод; но только что оставлением молитвы отымаемся от лозы, тотчас впадаем в руне немощей наших и сгораем в пламени страстей наших. А что изволите писать о трудностях настоятельской должности, то в наши времена я нахожу в ней и некоторую удобность: от начальства плюхи, от братии плюхи, от приходящих плюхи; на плюхах спастись можно! Затем прошу Ваших святых молитв, в оскорблениях прощения и, заочно земно кланяясь, имею честь быть навсегда Ваш покорнейший послушник

многогрешный арх. Игнатий.

20 марта 1842 года

О. Иосиф просит Ваших св. молитв и земно кланяется.

 

Письмо 5

Воистину Воскресе Христос! Возлюбленнейший о Господе отец игумен Антоний!

Приношу Вам искреннюю и сердечную благодарность за поздравление Ваше с великим Праздником Святой Пасхи, с которым, хотя и мимо текшим, равномерно Вас поздравляю.

Слухи, что Пр. Киевский Филарет намеревается отправиться в Киев чрез Москву, справедливы. Он уже и выехал 3 мая. Я писал о сем в Оптину пустыню. Может быть, что настоящее письмо мое предупредит его приезд к Вам днем или двумя, ибо он намеревался побывать в Ростове.

По записке Вашей о деньгах, завещанных Ларионовым, производится справка; когда же оную получу, то постараюсь немедленно известить Вас. А сие письмо тороплюсь для того скорее отправить, чтоб оно по желанию Вашему поспело принести Вам известие о приезде Пр. Киевского.

О штатных служителях к нам запроса не было: мы с Палатою имуществ довольно ладим! Это вопрос есть местный и существует по некоторым епархиям, между прочим, и в Рязанской. Архиепископ оной просит вместо штатных суммы, по невозможности прокормить их и с семействами на неокладные деньги Архиерейского дома. Надо предполагать, что многие принуждены будут подать подобный голос в настоящее уже время по неимению средств к содержанию штатных с семействами. Судя же по ходу народного духа, очевидно, что в непродолжительном времени и все монастыри должны будут отказаться от служителей: ибо несвойственно агнцам начальствовать над волками. Поелику же Ваше начальство противного мнения, то всего лучше Вам дать ответ обоюдный, т.е. в бумаге Вашей изложить сколько штатных для монастыря нужны, а с другой стороны, что содержание их семейств насчет монастыря совершенно невозможно, а что потому необходимо от казны назначить для их и их семейств пахотную землю и прочие угодия. А сего Министерство имуществ никак не сделает. Сим ответом воле начальства удовлетворите, а ходу ему не будет, и в свое время сей вопрос опять повторится. Разумеется, денежное вознаграждение было бы всего лучше. Но его не дадут! Если же Вы сделаете вышепрописанный ответ, то при отказе, который должно предполагать наверно, Вам удобнее будет просить денежное вознаграждение, да и начальство Ваше тогда удобнее согласится на Ваше мнение.

Вот! Попечение о Церкви Христовой облекает настоятеля в должность сборщика, заставляет выслушивать разные укоризненные наставления и суждения! Сколько уроков смирения! А братия, мало это чувствуя (ибо, чтоб чувствовать, надо испытать), то тем, то другим недовольны и завидуют сану, не понимая бремени, соединенного с саном

О. Иосиф приносит Вам сердечное благодарение за отеческое воспоминание Ваше о нем и поручает себя Вашей любви и св. молитвам. Я помышляю о поездке в Киев, где я не бывал. И пр. Филарет приглашает, и любовь многих отцов и братий знаемых притягивает, и самое плохое здоровье мое нуждается в отдохновении и путешествии. Впрочем, как Бог велит, можно ли будет оторваться: мое положение и трудное, и мудреное.

Прошу Ваших святых молитв и продолжения Вашей отеческой и братской любви! С искреннейшею преданностию и сердечным почтением имею честь быть Вашего Высокопреподобия покорнейшим послушником и сомолитвенником

арх. Игнатий.

8 мая 1842 года

 

Письмо святителя Игнатия оптинскому монаху Иоанникию (в схиме Леониду)[59]

 

Ваше Преподобие! Достопочтеннейший отец Иоанникий!

Почтенное письмо Ваше имел я честь получить. Благодарю Вас за поздравление, а в том, что не отвечал на прошедшее письмо Ваше, прошу прощения. То, что Вы называете моим странноприимством, есть только обязанность моя и слабый признак благодарности, каковое чувство должен я всегда к Вам сохранять.

Потрудитесь сказать о. строителю Моисею мою благодарность за его поздравление. По письму его ходатайствовать постараюсь. О послушнике Николае Демутье, о коем он упомянул в письме, я совершенно оставляю на его волю. Сего послушника я отпустил по правилу своему никого не удерживать насильно; а как теперь он от меня вышел, то мне до него никакого дела нет. Сам возраст и искус превратных обстоятельств сего мира имать!

Также потрудитесь сказать мой усердный поклон о. Антонию, начальнику скита, земляку моему о. Макарию молчаливому, о. Макарию Иванову, о. Авраамию, о. Геронтию, о. Иосифу, моему любимцу; уж скажите и о. Гавриилу, о. Вассиану и Диомиду, дабы они не опечалились, увидев, что я их не вспомнил.

Наш о. В. перешел в Лубны; о. Серафим эконом и другой Серафим просфиряк, о. Михаил и прочие братия Вам усердно кланяются.

Желая Вам доброго здоровья и всех благ душевных и телесных, прося Ваших святых молитв, имею честь быть Вашего Преподобия покорнейший слуга и богомолец

архимандрит Игнатий.

21 декабря 1836 года

При сем удобном случае, достопочтеннейший о. Леонид, позвольте засвидетельствовать Вам мое искреннейшее почтение. То время, которое я жил при Вас и пользовался Вашими наставлениями, почитаю частию времени приятнейшего в моей жизни. И ныне прошу поминать меня, недостойного в Ваших святых молитвах. О. Михаил Чихачев свидетельствует Вам свое усерднейшее поклонение с почтением.

 

Письмо святителя Игнатия рясофорному монаху Оптиной пустыни Петру (Григорову)[60]

 

Преподобный отец Петр!

Приятнейшее письмо Ваше и при оном посылку с книгами получил. Премного благодарю за книги. Потому и беспокоил Вас покорнейшею просьбою о доставлении мне несколько их экземпляров, что, прочитав присланную Вами книгу, усмотрел духовность ее и пожелал, дабы таковая душеполезная книга была известна моему дражайшему братству. Весьма усердно желаю прочитать и житие преподобного Георгия; сия рукопись ныне находится на рассмотрении Киевского митрополита, который взял ее с собою в Киев, и по возвращении, не ранее, представит Святейшему Синоду. Книгу графу Николаю Александровичу[61] доставляю. Вы благоразумно сделали не решившись к нему писать, ибо он весьма обременен делами, отчего при всей доброте и благорасположении некогда заниматься ему всеми просьбами, каковых к нему приходят тысячи. Помочь Вам по силе располагаюсь, а сверх силы отказываюсь. Располагаюсь, аще Господь восхощет, митрополита Киевского попросить о житии, поднесть экземпляр Его Высочеству, а представление в Конференцию Академии для состязания о премии и некоторых других Ваших предположений оставляю на Ваше собственное попечение. Обстоятельства не позволяют Вам сего сделать? Но и я боюсь совершенно погрязнуть в море забот, коих имею премного. Если же Вам угодно знать мое мнение о том, может ли книга писем святого Затворника получить премию, то Вам говорю мое мнение: не может, имея значительное достоинство духовное и не имея плотского: ибо письма произнесены благодатию, не имея благоустройства человеческого слова. Слово же благодатное не может быть познано плотским человеком, который зрит только на внешность слова, и если сие внешнее слова не имеет внешнего устройства, то он всему [нрзб.]: юродство бо ему есть.

Прилагаемые при сем 50 рублей прошу принять яко ничтожную лепту для нового издания, вместо желаемой Вами Демидовской премии. Прошу Ваших святых молитв.

7 августа 1839 года.

 

Рясофорному монаху о. Петру Оптиной пустыни, что в Козельском уезде

Письмо архиепископа Херсонского и Таврического Гавриила святителю Игнатию[62]

 

Высокопреподобнейший отец, любезнейший о Господе сослужитель!

Поклон Ваш, приписанный мне в письме Вашем к Михайле Леонтьевичу[63], принял я с восхищением. Не витийствую, но говорю сие праводушно.

Коль он чудодействен! Отдвинулась завеса, я узрел и мгновенно перенесся от моря Черного к пределам вод моря Белого. Вхожу в скромный и благочинный приют незабвенного друга моего Александра Семеновича, просвещаюсь его беседою, услаждаюсь угощением и доволен собою как нельзя лучше. Но что это за юные нежные отрасли окрест нас? Что за птенцы голубиные? Что за прелестные херувимы? Это милые детки друга моего, в том числе и Вы, достопочтеннейший отец! Вот к каким предметам, к какому времени возводит мысль мою Ваш мне поклон!

Итак, благодаря за оный, я ничего более не желаю, как дабы и впредь подобную радость Вы мне присылали. Свет Твой светится пред человеки, дела блистают и церковь славится чрез Тебя. Будучи вдалеке, я то тем яснее вижу и свидетельствую вторая причина для меня восхищаться Вашим меня воспоминанием.

К усугублению радости, ежели рассудите почтить меня и письмецом, то уведомьте о состоянии Вашего батюшки. Родительница Ваша кончила свой век. Это мне известно. Но который Вы в ряду братцев ваших, как пчелки летавших около меня в саду, в оранжерее, по полям и по лугам? Где ненаглядный Сенюша? Один из братцев Ваших, служивший при Муравьеве адъютантом, посещал меня в Екатеринославле. Но время было кратко! Почему и не успел я извлечь из него нужнейшие и приятнейшие для меня сведения. Надеясь тем усладиться чрез сношение с Вами, о котором и прошу Вас, имею честь пребыть Вашего Высокопреподобия любезного о Христе брата препокорный слуга и почитатель

Гавриил,

архиепископ Херсонский и Таврический[64].

25 января 1839 года. Одесса

Заутра, аще Господь сохранит, стукнет мне 58 лет, сколько Вам и батюшку Вашему? Последний, думаю, мне ровесник. То самое и Павел Алексеевич Шипилов. Но за письмом и другое родится письмо, если все знакомое и милое исчислять. Отложу до Вашего ответа.

 

Ответ

Его Высокопреосвященству Гавриилу архиепископу Херсонскому и Таврическому

 

Ваше Высокопреосвященство! Милостивейший Архипастырь!

Доселе не могу опомниться от письма Вашего. Я утешен, упоен утешением! Читаю письмо Ваше, перечитываю, радуюсь, и паки к чтению письма влекусь желанием ненасытным. Как! ни дальность времени, ни перемена многих разнообразных обстоятельств, ни новые союзы дружбы не могли ослабить в Вас того милостивого, искреннего расположения, которое Вы получили к моему родителю и всему нашему семейству! Кажется, время, истребляющее, по крайней мере весьма ослабляющее впечатления, в Вас только дало им более жизни и силы. Это чудо, восхитительное чудо, Вы пролили в сердце мое радость небесную! Да вознаградит Вас Бог за чувство сладости райской, которое Вы излили в сердце мое письмом, дышащим любовию! Спешу уведомить Вас, что письмо Ваше застало родителя моего в те минуты, как он хотел ехать обратно в Вологду из Сергиевой пустыни, куда приезжал на две недели для свидания со мной после пятилетней разлуки. Он прочитал письмо, он рыдал от бесчисленных, разнородных чувствований, скопившихся в сердце, он просит Вашего архипастырского благословения и молитв. Из детей я старший, Димитрий, который и прежде пользовался особенным Вашим расположением, о котором Вы говаривали Александру Семеновичу: уступите его в монашество! Ненаглядный Сенюша с другим братом служат в Семеновском полку. Четвертый брат по старшинству второй, есть тот, который имел счастие быть у Вас в Екатеринославле. Три сестры две замужем, одна вдовствует. При вступлении моем в разряд послушников спешил я в Орловскую епархию, монашеством обильную, надеясь найти в ее пастыре и покровителя, и наставника. Достигаю Орловских пределов и искомого не обретаю. Промыслу угодно было малыми скорбями доставить мне малую опытность, столько нужную в жизни, особенно монашеской. Мне от роду 32 года, родителю моему 54; столько же или немногим более Павлу Алексеевичу Шипилову, которого на днях ожидают сюда. Как родитель мой, так и Павел Алексеевич Шипилов уже старцы, покрытые сединами. Шипилова Елисавета Николаевна, лишившись двух старших детей: сына, онаго доброго и даровитого, Алексея, убитого на сражении, и дочери, скончавшейся скоропостижно, крайне повредилась в здоровье. Одно ее утешение единственный сын Леонид, коего едва ли Вы знаете. Вот малейшая часть моего отчета, которую Вам представляю, впредь надеюсь дополнить.

Сто крат повторяю мою благодарность за столь нежную память Вашу. Поручая себя Вашим молитвам и благословению, имею честь быть Вашего Высокопреосвященства, милостивейшего архипастыря и отца покорнейший послушник

архимандрит Игнатий.

15 февраля 1839 года

 

*     *     *

Высокопреподобнейший отец, любезнейший о Господе сослужитель и сомолитвенник!

Податель сих черт есть пламенный почитатель вашего высокопреподобия. Поелику же и мое к вам усердие огню подобно, то при случае отъезда онаго в С.П. я не мог не писать к вам, достопочтеннейший. Предмет сие: Поздравляю вас с настоящим Новым годом. Сколько предлежит нам малитися, столько вам расти и возвышаться, да дарует Господь.

Очевидный свидетель может вам рассказать, что если спросить о мне соизволите. А ваше благополучие (в другом виде я не хочу представлять вас) кто мне опишет, кроме вас самих? Итак, о том прошу я вас искреннейше, с тем дабы вы уведомили меня о состоянии вашего батюшки, братцев и, если можно, всего того, чрез что и до сих пор мила мне Вологда.

Кичлив бы я был, если бы сказал, что по Петербургу мне ни посредник, ни благодетель не нужен. Позвольте мне впредь прибегать к вам с моими просьбами и с надеждою благосклонного Вашего на них взора. Впрочем, имею честь быть, Высокопреподобнейший отец, Вашего Высокопреподобия покорнейший слуга и почитатель

Гавриил,

архиепископ Херсонский.

22 января 1840 года. Одесса

 

Система Orphus   Заметили орфографическую ошибку в тексте? Выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter


<<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>>