<<<   БИБЛИОТЕКА   >>>


А. П. Лопухин. Толковая Библия. 1 книга Маккавейская

ПОИСК ФОРУМ

 

Глава 1

Краткое изложение событий после Неемии до воцарения Антиоха Епифана (1–10). Отступничество некоторых сынов Израиля в угоду эллинистическим обычаям (11–15). Удачная война Антиоха Епифана с Египтом (16–19). Разграбление Иерусалима и храма Антиохом, и скорбь иудеев по этому случаю (20–28). Новое разрушение Иерусалима и обращение его в языческую крепость (29–40). Указ Антиоха по всему царству об исповедании одной (эллинской) веры и следовании одним (эллинским) обычаям (41–51). Грозные меры к исполнению указа, гонения и мучения израильтян (52–61). Твердость и непоколебимость многих из них (62–64).

1 После того как Александр, сын Филиппа, Македонянин, который вышел из земли Киттим, поразил Дария, царя Персидского и Мидийского, и воцарился вместо него прежде над Елладою,- 

1-9. Первые девять стихов книги представляют собою как бы «введение» к истории Антиоха Епифана и вместе — попытку связать события времен предыдущей библейской книги (Неемии) с последующими, за все время перерыва в библейском повествовании, от 440–175 г. — Как такая попытка, означенный отдел не совсем удовлетворителен для читателя: во-первых, он очень краток и слишком конспективен; во-вторых, он страдает и исторической неточностью, упоминая о каком-то дележе Александром своего государства между друзьями, чего на самом деле он не производил. Повествование начинается словами — καί έγένετο — «и было» — обычная начальная формула в еврейских исторических повествованиях. — «Александр, сын Филиппа, Македонянин…» Александр Великий Македонский, род. 356 г., ум. 323 до Р. Х., основатель Македонской монархии, о могуществе которого пророчествовал Даниил, VIII:21 и XI:3, предсказав и распадение его царства на четыре «не с его силою» и «не к его потомкам» «из земли Киттим…» — ср. Иер II:10 и Иез XXVII:6 — «острова Киттим» — обозначение местности из группы островов и прибрежной полосы земли в западной части Средиземного, и собственно — Эгейского, моря (нынешнего Архипелага); в составе этой местности мыслится и Македония, иначе — Κιτιεις (VIII:5; ср. γή Κιτιαίων, Ис XXIII:1; Чис XXIV:24 и Κίτιοι, Дан XI:30). — Дарий — Δαρείος — последний царь Персидского царства, Дарий III, Кодоман, царств. 336–331 г. до Р. X. — Царь персидский и индийский (ср. XIV:2) — титул царя персидского со времени соединения Мидии и Персии в одну монархию при Кире (ср. Есф I:14–19 ст.; Дан V:28; VI:15; VIII:20). — «Воцарился вместо него прежде над Елладою…» — это выражение должно быть понимаемо не в том смысле, что и Дарий владел Элладою, и что здесь Александр воцарился вместо и после Дария, — прежде воцарения над другими владениями Дария. Последние слова этого выражения — τ. ρότερον έπί τήν Ελλάδα — имеют в виду только первоначальную историю самого Александра, безотносительно к Дарию, вместо которого Александр воцарился потом в других его собственных странах. Воцарение прежде над Элладою было, таким образом, прежде воцарения во владениях Дария и вместо Дария. Это и хочет сказать писатель. Как вводные слова, и отступление мысли в предшествующие описываемым события, это выражение «прежде над Елладою» следовало бы поставить в скобки. «Царем Эллады», собственно, Александр провозглашен был значительно позднее, вначале же он вел свои войны с персами лишь как свободно избранный объединенными греческими силами главный военачальник, полководец. Замечание VI:2 ст., что он «первый (царь) воцарившийся над Еллинами» — не совсем точно, так как уже отец его Филипп на равных правах управлял эллинами; поэтому надо полагать, что «первым (царем) воцарившимся над еллинами» Александр представлялся признанию Иудеев, как сломивший могущество персов, сменивший их значение на Востоке, как основатель новой мировой эллинской монархии, перед славою которой совершенно померкла слава отца. Право на наименование Александра первым царем Греции давалось также Иудею и известным пророчеством Даниила — VIII:21 — о новых слагавшихся мировых событиях.

2 он произвел много войн и овладел многими укрепленными местами, и убивал царей земли.

2. «Убивал царей земли…» — это было не «убиение» их в сражениях, а обычное древним варварам, в том числе и грекам, предание на смерть по взятии в плен, — на смерть, иногда крайне мучительную и бесчеловечную (Иер XXXIX:6–7; LII:10–11). Под «царями земли» (греч. Βασιλείς, без члена) здесь разумеются цари и князья подвластные персидскому великому царю и носившие царский титул наместники и правители различных провинций великой монархии.

3 И прошел до пределов земли и взял добычу от множества народов; и умолкла земля пред ним, и он возвысился, и вознеслось сердце его.

3. «Прошел до пределов земли…» — гиперболическое выражение, имеющее некоторое оправдание в выдающихся успехах завоевателя. — «Умолкла земля пред ним…» — смысл выражения может быть тот же, что в Пс LXXV:9 — «земля убоялась и утихла» (ср. XI:38–52), или это может обозначать и действительное успокоение и мирное настроение земли, как VII:50; IX:57; XIV:7; ср. Суд III:11; V:31.

4 Он собрал весьма сильное войско и господствовал над областями и народами и властителями, и они сделались его данниками.

4. «Сделались его данниками…», греч. έγένοντο είς φόρον, ср. Суд I:30, 33, 35.

5 После того он слег в постель и, почувствовав, что умирает, 
6 призвал знатных из слуг своих, которые были воспитаны с ним от юности, и разделил им свое царство еще при жизни своей.

6. Повествование, что Александр «еще при жизни своей» разделил свое царство между своими сподвижниками, не находит подтверждения у других историков Александра. Достовернейшие и обстоятельнейшие из них (Арриан, VII, 26 и Курций X, 5) передают о последних минутах его жизни, что окружающие его одр действительно задали ему вопрос: «Кому поручает он свое царство?» Но на этот вопрос Александр лишь ответил одним словом: «достойнейшему!» (τώκρατίστω). При этом он передал свой царский перстень своему главному телохранителю, Пердикке, в знак назначения его наместником царства, которое было затем поделено самими главными военачальниками и сподвижниками Александра.

7 Александр царствовал двенадцать лет и умер.

7. «Александр царствовал двенадцать лет…» По Арриану, XII, 28 — двенадцать лет и 8 месяцев. В ночь под 1 июня на него напала жестокая лихорадка, и к вечеру 11 его не стало…

8 И владычествовали слуги его каждый в своем месте.

8. «Владычествовали слуги его каждый в своем месте…», т. е. в доставшейся каждому части, объявив себя царями.

9 И по смерти его все они возложили на себя венцы, а после них и сыновья их в течение многих лет; и умножили зло на земле.

9. «Все они возложили на себя венцы…» Под «всеми» здесь надлежит разуметь собственно упоминаемых в 6 ст. «знатных» из слуг Александра, каковы были: Антигон, получивший Азию, Птоломей — Египет, Селевк — Вавилон, Лизимах — Фракию, Кассандр — Македонию. — «А после них и сыновья их в течение многих лет…», т. е., царствовали, — возлагая на себя венцы. — «И умножили зло на земле…», — т. е. причинили много страдания и скорбей своими междоусобными войнами и неправдами всякого рода. Отсюда писатель делает естественный переход к описанию жестокостей Антиоха Епифана, разразившихся над Иудеею.

10 И вышел от них корень греха - Антиох Епифан, сын царя Антиоха, который был заложником в Риме, и воцарился в сто тридцать седьмом году царства Еллинского.

10. «И вышел от них корень греха…» Смысл выражения «корень греха» ('ρίζα αμαρτωλός) уясняется из сопоставления его с подобными же выражениями у Исаии XI:1 — «корень Иессеев», цвет, отрасль, ветвь от него, а также у Сираха, XLVII:26 — «корень Давидов» . Во всех этих случаях — «корень» употребляется в смысле «отпрыск», «отросток» от чего-либо, но не в смысле — «начало» или «источник». «Корень греха» в данном случае значит «отпрыск греха», как злого начала в мире, порождение, воплощение этого начала в Антиохе и его нечестивой жизни. Этот «корень» «вышел от них», т. е. преемников Александра, в их совокупности представлявших удобную для этого среду или почву. Частнее — здесь разуметь можно и династию царей «Селевкидов», в ряду которых Антиох приходился 8-м, а с именем Антиоха — 4-м . Прозвание его Епифан — Επιφανής — означает «блестящий», «славный», «благородный». — «Сын царя Антиоха…», т. е. Ill-го или Великого, царствовавшего 223–187 г. и оставившего после себя двух сыновей — Селевка IV Филопатора (187–175 г.) и Антиоха Епифана (175–163 г.). — «Который был заложником в Риме…» — относится к ранее упомянутому Антиоху Епифану, а не к отцу его, тоже Антиоху, хотя имя его и ближе к определению «который». Это было после битвы при Магнезии, в 189 г. до Р. Х. — «В сто тридцать седьмом году царства Еллинского…», т. е. эры Селевкидовой, начало которой совпадает с 117, 1 г. эры Олимпиад, с 442 г. от основания Рима, и с 312 г. до Р. Х. При более точном вычислении и сопоставлении времени по всем этим эрам необходимо иметь в виду, во-первых, различные начальные пункты или времена года, с которых ведется счет каждой эры. Так, год основания Селевкидской монархии — от осени до осени — падает на 1-ю Олимпиаду 117 г., ведущую свой счет от лета до лета 312–311 г. до Р. Х., а этот последний (год христианской эры), как известно, ведет свой счет от зимы до зимы. Во-вторых, немало может запутывать в данном случае то обстоятельство, что писатель Маккавейской книги везде держится странной манеры считать годы по Селевкидовой эре, между тем как счет месяцев ведет по еврейскому обычаю от Нисана до Нисана (т. е. от апреля до апреля, или от весны до весны), как видно, напр., из IV:52; X:21 и др. мест, а иногда и по римскому обычаю — от января до января. Принимая во внимание эти соображения, можно точнее установить, что год воцарения Антиоха Епифана — 137-й по эре Селевкидовой — соответствовал 175 году до Р. Х., точнее — продолжаясь от осени 176 года до осени 175 года христианской эры. — Обстоятельства воцарения Антиоха Епифана заслуживают быть отмеченными, равно как не излишне для большей ясности и обстоятельности представить хотя краткий очерк событий, предшествовавших истории Антиоха. Селевк Никатор, родоначальник династии Селевкидов — один из замечательнейших полководцев великого Александра, был, между прочим, основателем особого Сиро-Македонского царства, в состав которого в 312 году вошел Вавилон, а также многие страны по прибрежьям Средиземного моря. Объединивший, таким образам, большую часть монархии Александра, Селевк открывает собою могущественную эру Селевкидов, с судьбами которой надолго связались судьбы иудейства, в продолжение, между прочим, всего периода Маккавеев. Время владычества Селевкидов над Сириею и Палестиною дало одну из наиболее оживленных и плодотворных эпох иудейства, когда борьба с увлечением обычаями эллинскими, возгоравшаяся в лучшей части иудейского народа, не только выдержала блестяще множество нахлынувших бедствий, но и успела на время воскресить счастливые времена лучших царей иудейских. Первые Селевкиды не только не были в большую тягость для Иудеев, но и ознаменовали себя многими по отношению к ним милостями. Так, Селевк Никатор пожаловал права гражданства многим иудеям в построенных им в Азии и нижней Сирии городах, и даже в самой столице своей — Антиохии. Это право поддерживали за иудеями и ближайшие преемники Селевка — Антиох I Сотер (282–262) и особенно Антиох II Феос (262–246). При Селевке Каллинике, преемнике Антиоха II (246–226), Иудея начала переживать много бедствий, сделавшись ареною борьбы Селевкидов с Птолемеями (царями египетскими), вынужденная угождать двум сторонам и расплачиваться одинаково как в победах одной, так и в поражениях другой стороны. Особенной силы достигли эти бедствия Иудеи с выступлением Антиоха III Великого (после Селевка III Керавна, 226–223 г.), увлекшегося в борьбу не только с Египтом, но и Римом (223–187 г.). Сражение с римлянами (при Магнезии, в 189 г.), очень неудачное для Антиоха, вынудило его на постыдный мир с Римом, одним из условий которого было, между прочим, и владычество Антиоха Епифана. Для самого Антиоха Епифана это имело ту добрую сторону, что помогло ему получить надлежащее, хотя и в Римском духе, воспитание, соответствовавшее его будущему предназначению, и завести связи с молодою знатью мощно расцветавшего мирового города. Когда Антиох III умер, и на престол вступил Селевк IV Филопатор, старший брат Антиоха Епифана, последний тотчас же был вызван к сирийскому двору. Но еще прежде, чем Антиох дошел до Сирии, его встретило известие о гибели его брата от руки Илиодора, который, однако, не успел утвердиться на престоле убитого, и сам погиб от сторонников Антиоха. Беспрепятственно унаследовав престол брата, Антиох не умедлил применить в своем положении все, чему научил его Рим. Хорошо понимая, что упадок и слабость Селевкидской монархии с самого начала обусловливались отсутствием действительного национального единства, Антиох не остановился перед тем, чтобы вступить для достижения и упрочения этого единства на новый путь усиленнейшего «эллинизирования» своих владений, т. е. введения в них повсюду одних обычаев, одного языка, веры и просвещения в тогдашнем языческом духе, — путь, который, между прочим, привел его к роковой борьбе с евреями, и создал ему столь печальную известность в истории. О всех этих событиях подробнее и начинает повествовать 1 книга Маккавейская, с дальнейшего стиха 11-го.

11 В те дни вышли из Израиля сыны беззаконные и убеждали многих, говоря: пойдем и заключим союз с народами, окружающими нас, ибо с тех пор, как мы отделились от них, постигли нас многие бедствия.

11-15. Успехам Антиоха Епифана в осуществлении своих замыслов на еврейском народе и самому возникновению этих замыслов немало должна была способствовать вдруг появившаяся в самом народе партия отступников от Иеговы, возлюбивших обычаи и установления языческие. О времени (и обстоятельствах) образования этой партии в народе, доселе отличавшемся верностью Иегове, писатель неопределенно выражается — «в те дни» — έν ταίς 'ημέραις έκείναις, т. е. во дни Антиоха. Из сопоставления данного места с 2 Мак IV:7 и д., 23 и д. и с датою ст. настоящей главы точнее можно установить, что это имело место в самом начало царствования Антиоха. Эти «сыны беззаконные», вышедшие, т. е. выступившие из среды Израиля, успели совратить своим примером и речами сначала «некоторых», а потом и «многих из народа» (; 2 Мак IV:13 и д.). Призыв: «пойдем и заключим союз с народами, окружающими нас» представляет сознательное намеренное нарушение заповеди закона: « (не смешивайся и) не заключай союза ни с ними, ни с богами их», т. е. язычников, чужеземных народов (Исх XXIII:32 и XXXIV:15). — Слово — «союз» — здесь употреблено в более широком смысле. Это не было политическое соглашение в целях взаимозащиты от угрожающей внешней опасности, но гораздо более соединение с ними в обычаях и образе жизни, до измены религиозным убеждениям включительно. Характерна мотивировка отступничества этих иудеев: «ибо с тех пор, как мы отделились от них (окружающих народов), постигли нас многие бедствия» — говорят они. Прежде всего, неправильно здесь уже то, что обособление иудеев от язычников рассматривается, по-видимому, как явление недавнее, между тем как оно установилось с самого начала посвящения Израиля в народ Божий, и как естественный результат этого посвящения; с другой стороны, противоречит истине и то, что это обособление будто бы породило «многие бедствия» . Вся история иудеев, напротив, ясно показывает самую тесную связь благополучия народа с его благочестием и верностью закону Моисея: когда это благочестие процветало, и народ израильский благоденствовал; но как только он увлекался до дружбы и подражания обычаям язычников, тотчас же начинал нести на себе кару Божию от этих самых язычников.

12 И добрым показалось это слово в глазах их.
13 Некоторые из народа изъявили желание и отправились к царю; и он дал им право исполнять установления языческие.

13. «Право исполнять установления языческие…» — нуждалось в подтверждении и защите царя ввиду того, что остававшиеся верными в народе могли применить к отступникам наложенную Моисеем за подобное преступление смертную казнь через побиение камнями.

14 Они построили в Иерусалиме училище по обычаю языческому 

14. «Они построили в Иерусалиме училище по обычаю языческому…» По 2 Мак IV:9 — это безбожное дело затеял Иасон, брат Онии. Домогаясь священноначалия, он обещал царю также большую денежную взятку, и само училище, открытия коего просил его царскою властью, обещал обеспечить большим денежным взносом. Все это было возможно допустить в кандидате первосвященства при условии, что он во всяком случае опирался на большую партию, для которой являлся главою и выразителем ее планов; можно допустить, что и сам он имел большое влияние на эту партию и без труда надеялся встретить ее полное сочувствие и содействие столь безбожному с точки зрения верных иудеев предприятию. — «Училище по обычаю языческому» — γυμνάσιον, гимназия, т. е. плац для гимнастических упражнений, состязаний и игр юношей, — украшенный портиками и с местами для зрителей. Устройством такого училища надеялись нанести вернейший удар Моисеевой религии, воспитав совершенно новое поколение юношей в духе языческом.

15 и установили у себя необрезание, и отступили от святаго завета, и соединились с язычниками, и продались, чтобы делать зло.

15. «Установили у себя необрезание…» Мысль подлинника несколько иная: «сделали себе крайние плоти», частью — новой хирургической операцией, частью — другими более простыми средствами замаскировали знак обрезания, чтобы при обнажении на гимнастических играх не вызывать насмешек необрезанных. — «Отступили от Святаго завета…» Обрезание было знаком этого завета, поэтому — его прекращение, и тем более уничтожение знаков его на теле являлось открытым разрушением завета, совершенным отказом от него, отступничеством. — «Соединились с язычниками …» — έζεύχθησαν τ. εθ. — точнее: «впряглись в ярмо язычников» — восприняв языческие убеждения и обычаи. — «Продались, чтобы делать зло…», — т. е. стали невольными рабами греха — выражение, буквально повторяющее 3 Цар XXI:20, где Илия говорит Ахаву: «ты продался тому, чтобы делать зло…» — πέπρασαι ποιήσαι τό πονηρόν… (ср. Рим VII:14 и д.). Насколько все это находило себе сочувствия в народе, видно из 2 Мак IV:13–17.

16 Когда Антиох увидел, что царство укрепилось, предпринял воцариться над Египтом, чтобы царствовать над двумя царствами, 

16-28. Разграбление храма и кровопролитие, произведенное в Иерусалиме Антиохом, подробнее описывается во 2 Мак V:1–23. Это злое дело учинил он при возвращении с удачного для него похода на Египет ( ст.). Это был второй его поход (2 Мак V:1) туда, состоявшийся ( ст.) в 143 году эры Селевк., т. е. осенью 170 г. до Р. Х. — «Когда Антиох увидел, что царство укрепилось…» Это укрепление состояло в том, что был устранен Илиодор, узурпировавший трон после умерщвления Селевка, — затем, Антиох получил от Рима официальное признание царем, хотя прямым наследником престола приходился, собственно, сын Селевка Димитрий, только что отправившийся заложником в Рим, вместо Антиоха; — наконец, на основании одной заметки у блаж. Иеронима (ad Dan. XI, 1), можно думать, что Антиоху удалось привлечь на свою сторону сильную партию, тянувшую в сторону египетского Птоломея и мешавшую ему спокойно и прочно чувствовать себя на престоле Сирии. — Целью войны с Египтом было желание Антиоха «воцариться над Египтом, чтобы царствовать над двумя царствами», хотя предлог к войне был избран довольно благовидный, сообщавший властолюбивым планам его совсем безупречный вид. После смерти Клеопатры, сестры Антиоха, бывшей в замужестве за египетским царем Птоломеем V Епифаном, и правившей престолом на правах регента за сына своего Птоломея VI Филометора, опекуны юного царя — Евлей и Леней — потребовали у Антиоха отдачи Келе-Сирии, которая некогда Антиохом III Великим, отцом Клеопатры, была уступлена Египту в качестве приданого за своею дочерью. Антиох Епифан объявил теперь это требование не только несправедливым со смертью Клеопатры, но и сам предъявил права на Египет, как брат царицы.

17 и вошел он в Египет с сильным ополчением, с колесницами, и слонами, и всадниками, и множеством кораблей; 

17. «Вошел в Египет с… множеством кораблей…» — не совсем точный перевод греческого έν στόλω μεγάλω собственно — в сильном вооружении. Xотя στόλος употреблено во 2 Мак XII:9, действительно, в смысле вооружений на море, т. е. кораблей, — однако, в данном случае контекст речи не требует с необходимостью такого же понимания.

18 и вступил в сражение с Птоломеем, царем Египетским; и убоялся Птоломей от лица его и обратился в бегство, и много пало раненых.

18. «Убоялся Птоломей от лица его (Антиоха)…» — После Птоломея Епифана, умершего в 181 г. до Р. Х., остались два юных сына Птоломея: Филометор VI и Фискон VII. Который из этих Птоломеев разумеется в данном стихе, мнения толкователей расходятся. Большинство указывают на первого, но так как он еще в первую войну попал в руки Антиоха, то другие разумеют второго, и сам поход Антиоха объясняют желанием Антиоха использовать права Филометора против Фискона. Вообще описание этой войны показывает, что писатель нашей книги мало старался различать обоих братьев — Филометора и Фискона, тем более, что Антиох имел ввиду собственно завоевание Египта и желал свергнуть с престола обоих царей. — «Много пало раненых», по другим текстам точнее перевести «убитых» — (евр. ???, Syr. occisi, ср. Суд IX:40; 1 Цар XVII:52).

19 И овладели они укрепленными городами в земле Египетской, и взял он добычу из земли Египетской.
20 После поражения Египта Антиох возвратился в сто сорок третьем году и пошел против Израиля, и вступил в Иерусалим с сильным ополчением; 

20. Поводом к нападению Антиоха на Иерусалим и столь жестокой расправе с ним были возникшие в городе беспорядки (собственно между Иасоном и Менелаем), которые были истолкованы царю и поняты им, как попытка Иудеи отложиться от Сирии (2 Мак V:5 и д.). Впрочем, сам повод давал гораздо меньше, чем использование его Антиохом: ему нужны были деньги для дальнейших воинственных предприятий, и этот мотив двигал варварскими его действиями в Иерусалиме и храме — не сообразуясь с поводами.

21 вошел во святилище с надменностью и взял золотой жертвенник, светильник и все сосуды его, 
22 и трапезу предложения, и возлияльники, и чаши, и кадильницы золотые, и завесу, и венцы, и золотое украшение, бывшее снаружи храма, и всё обобрал.
23 Взял и серебро, и золото, и драгоценные сосуды, и взял скрытые сокровища, какие отыскал.
24 И, взяв всё, отправился в землю свою и совершил убийства, и говорил с великою надменностью.

21-24. Перечислив по частям взятое Антиохом, писатель повторяет и итогом все награбленное, а параллельное этому место во 2 Мак V:21 — указывает даже и ценность похищенного — 1 800 талантов. — «Говорил с великою надменностью…», понося Господа Бога и Его народ хульными словами. Выражение, очевидно, позаимствованное у Даниила, VII:8 и XI:36. — Об этом событии, кроме Иосифа Флавия, упоминают историки Поливий, Страбон, Николай Дамаскин, Тимаген, Кастор, Аполлодор.

25 Посему был великий плач в Израиле, во всех местах его.
26 Стенали начальники и старейшины, изнемогали девы и юноши, и изменилась красота женская.

26. «Стенали начальники и старейшины…» — άρχοντες καί πρεσβύτεροι; άρχοντες — главы колен, πρεσβύτεροι — главы фамилий. — «Изменилась красота женская…», т. е. от скорби и горя исхудала, поблекла.

27 Всякий жених предавался плачу, и сидящая в брачном чертоге была в скорби.
28 Вострепетала земля за обитающих на ней, и весь дом Иакова облекся стыдом.

28. «Вострепетала земля за обитающих на ней…», т. е. ради своих обитателей, как бы разделяя участие в их страданиях и позоре. Все другие переводы греч. έπί с вин., как-то: против обитателей, под обитателями, через обитателей и т. п. — менее точны и подходящи. — «Весь дом Иакова облекся стыдом…», собств., «каждый дом Иакова…», «каждое семейство», что в общем давало и «весь дом Иакова…». — «Облекся стыдом» — за позорное осквернение своего святилища и поношение своей религии.

29 По прошествии двух лет послал царь начальника податей в города Иуды, и он пришел в Иерусалим с большою толпою; 

29. «По прошествии двух лет…» — μετά δύο 'ετη 'ημερων — буквально: «через два года дней, или времени» — гебраизм, обычный в Библии при обозначении времени (Быт LXI; ср. 2 Цар XIII:23; XIV:28; Иер XVIII:3, 11). Так как первое разграбление Иерусалима и храма было в 143 г. э. Селевк., то это второе было, следовательно, в 145 г. (той же эры), или в 168 г. до Р. Х. ( ст. «в 15-й день Xаслева»). Это был как раз тот год, когда успехи Антиоха в Египте были неожиданно остановлены властным римским veto, и он вынужден был оставить пределы Египта. Тогда-то он, озлобленный столь досадною неудачею, и, вместе, мстя за обиду (содействие, оказанное иудеями в попытке Иасона вытеснить Менелая и сочтенное за дерзкое возмущение против царской особы, см. 2 Мак V:5 и д.), обрушился на Иерусалим, где мог хозяйничать сколько угодно, не встречая отпора. С другой стороны, он преследовал здесь и ту положительную цель, чтобы провести решительнее свои намерения — оязычить иудейство, с понятным злорадством приветствовавшее позор царя-разбойника и грабителя храма, как начало Божьей кары над ним, и давно уже бывшее на виду царя, как главное препятствие создать единую эллинистическую силу, способную противостоять напорам такой силы, как римская. — «Послал царь начальника податей…» — άρχών της φορολογίας, — во 2 Мак V:24 — он назван по имени — Аполлоний. — «С большою толпою…» — έν οχλώ βαρεί, по 2 Мак в указ. месте — с 22 000 человек. — «Поразил его великим поражением…» — гебраизм, усиленное выражение — наподобие — «смертию умреши».

30 коварно говорил им слова мира, и они поверили ему; но он внезапно напал на город и поразил его великим поражением, и погубил множество народа Израильского; 
31 взял добычи из города и сожег его огнем, и разрушил домы его и стены его кругом; 
32 и увели в плен жен и детей, и овладели скотом.

30-32. По 2 Мак V:25 и д. это нарочно было отнесено на субботу, когда иудеи соблюдали строгий покой. Ближайший повод к нападению неизвестен; вероятно, город не хотел принимать столь сильного сирийского войска.

33 Оградили город Давидов большою и крепкою стеною и крепкими башнями, и сделался он для них крепостью.

33. «Оградили город Давидов…» — это не то же, что Иерусалим, а лишь укрепленная юго-западная часть его — на холме Сионе (2 Цар V:7; ср. 3 Цар VIII:1). Различение это делается в самой книге несколько раз, см. VI:26; X:11; XI:41; XII:35–37; XIII:10, ср. также — II:31; XIV:36 и мн. др. — Что касается наименования гора Сион, то здесь надо иметь в виду, что писатель книги часто применяет это наименование не к крепости Сионской, где был «город Давидов», а к «горе храма», тоже укрепленной, в противовес Сирийской крепости (IV:60; VI:62; X:11; еще яснее — IV:37 и д., V:54 и VII:33). Основание к этому давалось в поэтическом и пророческом употреблении имени Сион, которым обозначалась и храмовая гора в качестве жилища Иеговы (Пс II:6; LXXIII:2; Ис VIII:18) и весь Иерусалим, как город, в котором Иегова, Бог Израилев, владычествует (Пс XLVII:2–3; Ис XVI:1; XXIV:23; Иер VIII:19 и др.). — К усвоению наименования Сион храмовой горе особенно побуждало занятие Сиона языческою крепостью, что мешало соединять с понятием Сиона мысль о жилище Иеговы.

34 И поместили там народ нечестивый, людей беззаконных, и они укрепились в ней; 

34. «Народ нечестивый…» — έθνος «αμαρτωλόν — иудейское обозначение язычников (II:48; III:15; ср. Тов XII:6; Гал II:15); напротив: святой, праведный народ δικαίων или δίκαιον έθνος — обозначение иудеев (Есф I:7, 9 прибавление).

35 запаслись оружием и продовольствием и, собрав добычи Иерусалимские, сложили там, и сделались большою сетью.

35. «И сделались большою сетью…», — т. е. очень опасными, страшными для жителей Иерусалима, так как при обладании этою горою во всякое время можно было господствовать над всем городом.

36 И было это постоянною засадою для святилища и злым диаволом для Израиля.

36. «И было это (т. е. укрепление города Давидова с засевшим в нем сирийским войском) постоянною засадою для святилища…», так как с горы было очень удобно препятствовать восстановлению этого святилища (1 Мак VI:18), почему и Иуда, приступая к этому восстановлению и очищению святилища, вынужден был отрядить особых «мужей воевать против находившихся в крепости, доколе он очистит святилище» (1 Мак IV:41). — «И было это… злым диаволом для Израиля…» — εις διάβλον πονηρόν — перевод евр. ???. К уяснению этого образного выражения служит дальнейший 37 ст.: язычники оскверняли и заставляли бездействовать святилище иудейское — не только своим присутствием на этом месте, но и своими нечестивыми и кровопролитными деяниями (ср. 2 Мак VI:4 и д.), намеренно творимыми для большего унижения и осквернения Иудейской святыни.

37 Они проливали невинную кровь вокруг святилища и оскверняли святилище.
38 Жители же Иерусалима разбежались ради них, и он сделался жилищем чужих и стал чужим для своего рода, и дети его оставили его.
39 Святилище его запустело, как пустыня, праздники его обратились в плач, субботы его - в поношение, честь его - в уничижение.
40 По мере славы его увеличилось бесчестие его, и высота его обратилась в печаль.

38-40. Выражениями Ветхого Завета (пророчества) описываются последствия поселения и разбойнического хозяйничания язычников на Св. горе (ср. Ам VIII:10; Тов II:6); подробнее см. IV:38. — «По мере славы его увеличилось бесчестие его…» — т. е., чем блестящее некогда была его слава, тем бесчестнее представлялся наступивший позор, и «высота (т. е. величие, достоинство) его обратилась в печаль» .

41 Царь Антиох написал всему царству своему, чтобы все были одним народом 
42 и чтобы каждый оставил свой закон. И согласились все народы по слову царя.

41-42. «Антиох написал (т. е. издал эдикт) всему царству своему, чтобы все были одним народом, и чтобы каждый оставил свой закон…», т. е. поступился своими национальными особенностями. Указ был явно направлен против иудеев. Это было не простое увлечение несбыточной мечтой всеобщего уравнения народов и слияния их в один идеальный народ, уступки в пользу какового столько же требовались бы от иудейства, как и от язычества. Для последнего эти уступки не представляли ничего чувствительного, в виду его космополитически равнодушного отношения и безразличия ко всяким своим и чужим богам и обычаям. Но для иудеев, с их исключительным религиозным мировоззрением, это было полным уничтожением их веры и убеждений и самой возможности жить и существовать. После Иеговы они не могли ни в каком случае поставить никакого другого бога, и подле Его закона, проникавшего всю их не только духовно-церковную, но и гражданскую жизнь, они не смели следовать никаким языческим законам и обычаям. Для Антиоха, знавшего все это — однако, не казалось совершенно непреодолимым это препятствие. — «Все царство его», кроме Иудеев, уже было тем, о чем он мечтал; остававшийся противник этим мечтаниям казался слишком одиноким и слабым в своем сопротивлении; и если бы даже это сопротивление стоило иудеям слишком дорого, тем лучше казалось для Антиоха, который являлся не только жертвою печального увлечения, но и злобным мстителем за прежние счеты с иудейством и ненавистником их. Наконец, немало должно было окрылять надежды Антиоха на успех и то обстоятельство, что среди самих иудеев уже создалось движение в сторону эллинизма, давшее и до эдикта столь характерные случаи отпадений, а после эдикта принявшее даже и довольно серьезный характер. Эдикт издается по всему царству — как для того, чтобы эллинистический идеал представился в более ярком свете и непререкаемом авторитете, так и в тех соображениях, чтобы он мог найти иудеев по всем областям царства, которые они тогда уже достаточно засеяли своим рассеянием.

43 И многие из Израиля приняли идолослужение его и принесли жертвы идолам, и осквернили субботу.
44 Царь послал через вестников грамоты в Иерусалим и в города Иудейские, чтобы они следовали узаконениям, чужим для сей земли, 

44-51. Излагается более подробно содержание указа.

45 и чтобы не допускались всесожжения и жертвоприношения, и возлияние в святилище, чтобы ругались над субботами и праздниками 
46 и оскверняли святилище и святых, 

46. «Оскверняли святилище и святых…», т. е. храм и служителей его — священников и левитов (Сир XLV:29). Древний латинский перевод имеет, впрочем, здесь и такую вариацию: sancta et sanctum populum Israel, откуда другие толкователи под святыми разумеют вообще верных Богу израильтян (αγιοι по Дан VII:18, 21, 25, 27; VIII:24); однако, это толкование по связи с предыдущим и последующим менее, кажется, пригодно.

47 чтобы строили жертвенники, храмы и капища идольские, и приносили в жертву свиные мяса и скотов нечистых, 
48 и оставляли сыновей своих необрезанными, и оскверняли души их всякою нечистотою и мерзостью, 
49 для того, чтобы забыли закон и изменили все постановления.
50 А если кто не сделает по слову царя, да будет предан смерти.
51 Согласно этому писал он всему царству своему и поставил надзирателей над всем народом, и повелел городам Иудейским приносить жертвы во всяком городе.
52 И собрались к ним многие из народа, все, которые оставили закон,- и совершили зло в земле; 

52. «Собрались к ним…», т. е. к сирийцам, язычникам, — вступили в общение с ними.

53 и заставили Израиля укрываться во всяком убежище его.
54 В пятнадцатый день Хаслева, сто сорок пятого года, устроили на жертвеннике мерзость запустения, и в городах Иудейских вокруг построили жертвенники, 

54. «В 15-й день Xаслева, 145 года», — т. е. э. С. = в декабре 168 г. до Р. Х. — «Устроили на жертвеннике мерзость запустения…» (Дан XI:31), т. е. языческий алтарь, устранявший всякую возможность приносить истинному Богу законные жертвы.

55 и перед дверями домов и на улицах совершали курения, 

55. «Перед дверями домов и на улицах совершали курения…», — таковые курения (и вообще жертвы) совершались в честь богов, почитавшихся хранителями домов и улиц, как у римлян — Янус, у греков — Гермес, Аполлон, Дионис, отчасти Артемида.

56 и книги закона, какие находили, разрывали и сожигали огнем; 

56. «Книги закона…» — τά βιβλία τού νόμου, собственно, книги Моисея, Пятикнижие, хотя в широком смысле это может обозначать и вообще книги Ветхого Завета.

57 у кого находили книгу завета и кто держался закона, того, по повелению царя, предавали смерти.

57. «Книга завета» — βιβλίον διαθήιης — cодеpжaшaя X Зaповeдeй Бoжииx с изложением основных законов Израиля, данных при Синае (Исх XX-XXIII, ср. XXIV:7). Для более полного поражения и уничтожения иудейства гонению должна была подвергнуться вся священная литература евреев.

58 С таким насилием поступали они с Израильтянами, приходившими каждый месяц в города.

58. «С таким насилием поступали они с Израильтянами, приходившими каждый месяц в города» . Некоторые разумели здесь ежемесячный приход евреев в города для празднования новомесячий, чем и пользовались надзиратели царя, чтобы хватать и теснить этих ревнителей закона Моисеева. Другие толкователи придают определению «приходившими» страдательное значение, и разумеют здесь недобровольный приход их, а вызванный привлечением их к ответственности на местах за нежелание исполнить волю царя; другими словами это надо выразить так: «с таким насилием поступали они с израильтянами, арестовываемыми и приводимыми каждый месяц (для заключения в темницу и для расправы) в города (из окрестностей)».

59 И в двадцать пятый день месяца, принося жертвы на жертвеннике, который был над алтарем, 

59. «В двадцать пятый день месяца…» началось принесение языческих жертв на месте алтаря Иеговы. Эта число надо отличить от «15-го дня» того же месяца (Xаслева), когда только «устроили на жертвеннике мерзость запустения», т. е. языческий алтарь, но собственно принесение жертв началось с 25-го (1 Мак IV:52; 2 Мак X:5).

60 они, по данному повелению, убивали жен, обрезавших детей своих, 

60. «Убивали жен, обрезавших детей своих…», — здесь нет нужды разуметь непременно собственноручное обрезание матерями своих детей вроде, напр., исключительного случая Исх IV:25; — речь идет просто о женщинах, позволявших обрезывать детей своих; настоящие совершители обрезания, подвергавшиеся той же печальной участи, упоминаются особо далее (61 ст.).

61 а младенцев вешали за шеи их, домы их расхищали и совершавших над ними обрезание убивали.

61. Как образец не единственной бесчеловечной расправы с матерями и детьми их за обрезание, 2 Мак VI:10 приводит случай умерщвления двух женщин с младенцами, привешенными к сосцам матерей: в таком положении несчастные были низвергнуты с высокой городской стены.

62 Но многие в Израиле остались твердыми и укрепились, чтобы не есть нечистого, 

62. «Укрепились…» — όχυρούσθαι έν έαυτοις — укрепились в себе, крепко вознамерились.

63 и предпочли умереть, чтобы не оскверниться пищею и не поругать святаго завета,- и умирали.

63. «Предпочли умереть… и умирали» . Здесь имеется в виду, вероятно, и мужественная страдальческая кончина семи братьев «Маккавеев» с матерью их Соломониею и учителем Елеазаром, ублажаемая и Христианскою Церковью 1 августа (2 Мак VI:18 и д. вся VII гл.).

64 И был весьма великий гнев над Израилем.

 

Система Orphus Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter


<<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>>