<<<   БИБЛИОТЕКА   >>>


А. П. Лопухин. Толковая Библия. 1 книга Маккавейская

ПОИСК ФОРУМ

 

Глава 6

Смерть Антиоха Епифана (ср. 2 Мак гл. IX) (1–17). Жалоба иудейских отступников и сирийского гарнизона Антиоху Евпатору на Иуду и большие приготовления царя к новому походу на Иудею (18—30). Осада Вефсуры и битва при Вефсахаре (31–47). Осада укреплений горы храма, сдача Вефсуры (48–54). Заключение перемирия; вероломство царя и удаление в Антиохию (55–63) (ср. Ios. Antt, XII, 9, 3–7 и 2 Мак XIII:18–27).

1 Между тем царь Антиох, проходя верхние области, услышал, что есть в Персии город Елимаис, славящийся богатством, серебром и золотом, 

1. На пути своем через «верхние страны» (см. к III:31 и ), Антиох «услышал, что есть в Персии город Елимаис», славящийся своим храмом и несметными богатствами, куда и направился… Это выражение, внeceннoe в textus receptus, что Елемаис — город в Персии, представляет очевидную географическую ошибку, так как в Персии был не город Елимаис, а 'Ελυμαίς — греческая форма евр. имени ??? — провинция Персидского царства (Дан VIII:2 — область Еламская с престольным городом Сузы). — К наименованию этой «Елемаис» городом могло послужить то обстоятельство, что в оригинале стояло здесь ???, «местность», ошибочно переведенное переводчиком через πόλις. К этому побуждало его особенно то, что во 2 и 3 ст. идет речь именно о городе . Но в таком случае правильнее было бы выразиться просто: «слышал (Антиох), что есть έν Έλυμαίδι έν τη Περσίδι город…» и т. д. Это, как будто, дают лишь и разночтения текста: έν Έλυμές (код. Алекс.), έν Ελυμαίς (Компп.), έν λυμαίς (Син.), έν Έλυμαίς и έν Ελυμαίδι (Fritzsche). — Не упоминают имени города и другие исторические свидетельства об этом событии. Так, Поливий говорит лишь, что Антиох, желая добыть денег, предпринял поход «на храм Артемиды в Елимаиде», но цель его не была достигнута (XXXI, 11). Аппиан упоминает, что Антиох грабил τό της Ελυμαίας 'Αφροδίτης 'ιερόν (Syr. с. 66). — 2 Мак IX:2, передавая об этом событии, называет имя города — Персеполь (Persepolis), но это основано на простой догадке.

2 и в нем - храм, весьма богатый, и есть там золотые покровы, брони и оружия, которые оставил там Александр, сын Филиппа, царь Македонский,- первый, воцарившийся над Еллинами.

2. «Оставил там Александр», т. е. в качестве посвященных даров и победных трофеев. — «Первый, воцарившийся над Эллинами» . См. к I:1.

3 И он пришел и старался взять этот город и ограбить его, но не мог, потому что намерение его стало известно жителям города.
4 Они поднялись против него войною, и он обратился в бегство и ушел оттуда с великою скорбью, чтобы отправиться в Вавилон.

4. «Ушел…, чтобы отправиться в Вавилон» . Это не противоречит сообщению Поливия, что Антиох умер в Таве (Tabae), потому что здесь сказано только, что Антиох отправился в Вавилон, на пути куда смерть и застигла его.

5 Тогда пришел некто к нему в Персию с известием, что ополчения, ходившие в землю Иуды, обращены в бегство, 
6 что Лисий ходил с сильным войском впереди всех, но был поражен Иудеями, и они усилились и оружием, и войском, и многими добычами, которые взяли от пораженных ими войск, 
7 и что они разрушили мерзость, которую он воздвиг над жертвенником в Иерусалиме, а святилище по-прежнему обнесли высокими стенами, также и Вефсуру, город его.

5-7. Краткое изложение Антиоху описанных III:32; IV:60 событий. — «Пришел некто к нему… с известием…» — απαγγέλων τις — это был, вероятно, особый посыльный Лисия. — «Ополчения, ходившие в землю Иуды…», войска Птоломея, Никанора и Горгия (III:38, IV:1). — «Лисий ходил… впереди всех…», έν πρώτοις, слав.: «в первых», т. е. не в смысле — «прежде всех», но — как высший всех как главнокомандующий (IV:28 и д.).

7. «Разрушили мерзость…» В выражении — το βδέλυγμα — писатель влагает в уста язычника-посыльного свое собственное еврейское воззрение. — «Вефсуру, город его» — πόλιν αύτού — т. е. ему, сирийскому царю, по праву принадлежавший город.

8 Когда царь услышал слова сии, сильно испугался и встревожился, упал на постель и впал в изнеможение от печали, что не сбылось так, как он желал.
9 И много дней пробыл он там, ибо возобновлялась в нем сильная печаль; он думал, что умирает.

9. «Пробыл он там…», έν τή Περσίδι, где его нашел вестник Лисия.

10 И созвал он всех друзей своих и сказал им: удалился сон от глаз моих, и я изнемог сердцем от печали.
11 И сказал я в сердце моем: до какой скорби дошел я и до какого великого смущения, в котором нахожусь теперь! А был я полезен и любим во владычестве моем.

11. «Был я полезен и любим во владычестве моем» . В естественной доброте и благонамеренности можно не отказать Антиоху; верно и то, что он старался — нередко до смешного — сделаться любимцем своего народа.

12 Теперь же я воспоминаю о тех злодеяниях, которые я совершил в Иерусалиме, и как взял все находившиеся в нем золотые и серебряные сосуды и посылал истреблять обитающих в Иудее напрасно.
13 Теперь я познаю, что за это постигли меня эти беды,- и вот, я погибаю от великой печали в чужой земле.

13. «Погибаю… в чужой земле…» Персия хотя принадлежала к царству Антиоха, однако была отдаленной провинцией, которая после предпринятых им туда походов сделалась для него действительно как бы чужою, так что нельзя было рассчитывать на ее участие в его печальной судьбе. В указании Антиоха на беззакония, совершенные им в Иерусалиме, как на причину своих бедствий, не все должно быть отнесено на долю иудейско-апологетического прагматизма историка. За некоторую правдоподобность влагаемых им в уста умирающего царя рассуждений и чувств — говорит не только заметка Поливия, что Антиох от некоторых страшных знамений Божества, за разграбление Елимаидского храма, впал в бесчувствие и умер, — но также и все обстоятельства самого дела. Воображение его рисовало, с одной стороны, все ужасы последних гонений его на иудейство, с другой — всю горечь его последних неудач: поставить то и другое в причинную и взаимную связь было так легко и естественно человеку — в состоянии особенной наклонности давать мистическое объяснение событиям.

14 И призвал он Филиппа, одного из друзей своих, и поставил его правителем над всем царством своим; 

14. Филипп — во 2 Мак IX:29 — называемый также совоспитанником царя — σύντροφος, — был по-видимому, из «варваров» — фригиец родом, назначенный Антиохом в наместники Иудеи, чтобы «угнетать народ» (2 Мак V:22; VIII:8).

15 и дал ему венец и царскую одежду свою и перстень, чтобы он руководил Антиоха, сына его, и воспитывал его для царствования.

15. «Дал ему… и перстень…» — τό δακτύλιον, которым запечатывались все письменные распоряжения и указы царя.

16 И умер царь Антиох в сто сорок девятом году.

16. «Умер царь Антиох в 149 году…» э. Сел. = 164 г. до Р. Х. Через вручение царских регалий Филиппу, Антиох объявлял его и узаконил правителем царства и опекуном своего сына на время его несовершеннолетия. Сопоставляя это с III:32–34 находим странным, что эти полномочия царь передал не Лисию, а Филиппу. — Как кажется, Филипп постарался и успел войти в доверие упавшего духом царя насчет далекого Лисия, против которого Антиох и без того был настроен после понесенных им в Иудее поражений. Впрочем, если принять во внимание то, что Филипп был совоспитанником Антиоха, и, следов., стоял в отношении к царю едва ли не столь же близко, если не ближе, происходившего из царского рода Лисия, то можно будет допустить, что — назначением Филиппа правителем царства и воспитателем своего сына — Антиох вовсе и не имел в виду оскорбить Лисия. И если это назначение повело, однако, к междоусобной войне, то виновато в этом было более честолюбие Лисия, который не подчинился последней воле царя и не ограничился властью над одною половиною царства, а захотел захватить теперь и все царство. — Местом смерти Антиоха Поливий называет Tabae в Персии; блаж. Иероним — и Дан XI — Tabes oppidum Persidos. По Курцию V, 13 — этот город лежал in Paraetacene ultima, т. е. в местности, которая простиралась на север от Персии и восточнее от Сузианской провинции к Мидийской.

17 Когда Лисий узнал, что царь умер, то поставил вместо него на царство сына его, Антиоха, которого воспитывал в юности его, и назвал его именем Евпатора.

17. По Аппиану (46 и 66) — новый царь, Антиох Евпатор, имел при вступлении на престол всего 9 лет, по Евсевию (chron. armen. р. 187) — 14 лет; первое показание представляется более правильным.

18 Между тем находившиеся в крепости теснили Израиля вокруг святилища и всегда старались делать ему зло, а язычникам служить опорою; 
19 тогда Иуда решил выгнать их и созвал весь народ, чтобы осадить их.
20 Все собрались и осадили их в сто пятидесятом году, и устроил он против них стрелометательные орудия и машины.

20. В 150 г. э. С. = 163 г. до Р. X.

21 Но некоторые из осажденных вышли, и к ним пристали некоторые из нечестивых Израильтян; 
22 и пошли они к царю и сказали: доколе ты не сделаешь суда и не отмстишь за братьев наших?

22. «Доколе… не отмстишь за братьев наших?», т. е. тут разумеются осажденные в крепости язычники и бывшие в общении с ними иудеи, — из обоих этих разновидностей состояли вопрошавшие.

23 Мы согласились служить отцу твоему и ходить по заповедям его и следовать повелениям его; 
24 а сыны народа нашего осадили крепость и за то чуждаются нас, и кого из нас находят, умерщвляют, и имущества наши расхищают, 
25 и не на нас только простерли они руку, но и на все пределы наши.
26 И вот, теперь осадили они крепость в Иерусалиме, чтобы овладеть ею, а святилище и Вефсуру укрепили.
27 Если ты не поспешишь предупредить их, то они сделают больше этого, и тогда ты не в силах будешь удержать их.
28 Услышав это, царь разгневался и собрал всех друзей своих и начальников войска своего и начальников конницы; 

28. «Царь разгневался и собрал…» Так как царь был еще мальчиком (см. в ст. ), то все, приписываемое здесь царю, делал, его именем, конечно, правитель царства Лисий. Возможно, однако, что посланные имели аудиенцию у юного царя в присутствии Лисия и своими сообщениями привели его в гнев и настроили воинственно, а Лисий, представляя это достаточным для себя полномочием, приступил к потребным приготовлениям на предстоящую войну. — «Друзей своих…», т. е. членов своего царского совещания.

29 пришли к нему и из других царств и с морских островов войска наемные, 

29. «Пришли к нему и из других царств…», т. е. вероятно — из малоазийских — Пергама, Вифинии, Понта и Каппадокии. — «С морских островов…», т. е. Кипра, Родоса, Крита и островов Архипелага.

30 так что число войск его было: сто тысяч пеших, двадцать тысяч всадников и тридцать два слона, приученных к войне.

30. 2 Мак XIII:2 — представляет военные силы Евпатора и Лисия еще грознее — 110 000 пехоты, 5 300 конницы, 32 слона и 30 колесниц с косами — у каждого . Но это показание едва ли заслуживает большого вероятия — не только потому, что дает по особой армии юному Евпатору и Лисию, но по очевидной невероятности столь больших цифр, особенно — если принять во внимание, что половина сирийских войск должна была еще находиться в Персии с Филиппом, — и что даже Антиох Великий, в битве при Магнезии, мог выставить против римлян не более 80 000 войска — в такое время, когда Сирийское царство было гораздо больше и его сила была еще не настолько истощена, как при Антиохе Епифане; да и, наконец, едва ли Лисий мог набрать в греческих землях столько войска — без того, чтобы не вызвать конфликта с римлянами, в мирном договоре с которыми Антиох обязался не производить вербовок в состоявших под римским покровительством землях, не принимать из них ни перебежчиков, ни добровольцев, не приучать более слонов к битве и не приобретать их (Полив. XXII, 23 (26); Лив. XXXVIII, 38). Как бы то ни было, нельзя отрицать, что армия Лисия должна была доходить, по крайней мере, до цифры, указываемой 30 ст. — В самом деле, если Лисий два раза — сначала с 40 000, потом с 65 000 — был разбит 10 000-м отрядом Иуды (IV:28–35), то теперь, когда Иуда укрепил гору храма и Вефсуру и настолько поднял дух силы своих сподвижников, что предпринял осаду сирийского гарнизона в крепости Иерусалимской, — Лисий должен был двинуть на иудеев еще большее войско, если только он хотел подавить решительно это восстание иудеев и утвердиться снова в Иудее. К этому должны были побуждать его и другие не менее важные соображения. Кроме дел в Иудее, он предвидел затруднения и со стороны Филиппа по его возвращении из Персии, и со стороны римлян, если они в вопросе о престолонаследии выскажутся не в пользу Евпатора, а другого кандидата — его дяди — Димитрия. И то и другое могло достаточно побудить его напрячь все силы Сирийского царства, чтобы создать армию, готовую ко всем предполагаемым затруднениям.

31 И прошли они через Идумею и расположились станом против Вефсуры, и сражались много дней и устроили машины; но те сделали вылазку и сожгли их огнем и сразились мужественно.

31. «Прошли они через Идумею…», см. к V:29.

32 После сего Иуда отступил от крепости и расположился станом в Вефсахаре против стана царского.

32. «Иуда отступил от крепости», т. е. прекратил пока осаду Иерусалимской крепости, где сидел Сирийский гарнизон (ср. ст. ), и направился навстречу наступавшему врагу. — Вефсахара — Βηθζαχαρία, — где расположился станом Иуда, лежала на 70 стадий севернее Вефсуры, нынешний Beit Sakarieh (Ios. Antt. XII, 9, 4; bell. jud. I, 5).

33 Царь же, встав рано утром, поспешно отправился с войском своим по дороге к Вефсахаре, и приготовились войска к сражению и затрубили трубами.
34 Слонам показывали кровь винограда и тутовых ягод, чтобы возбудить их к битве, 

34. «Кровь винограда и тутовых ягод…», т. е. красное вино или сок этих ягод, имеющий вид крови. Напоение этим вином приводило слонов в неукротимое бешенство, чем обыкновенно весьма пользовались в сражениях (3 Мак V:2). — В данном случае вино только показывали слонам, не давая, что делало ярость их еще более страшною.

35 и разделили этих животных на отряды и приставили к каждому слону по тысяче мужей в железных кольчугах и с медными шлемами на головах, сверх того по пятисот отборных всадников назначено было к каждому слону.
36 Они становились заблаговременно там, где был слон, и куда он шел, шли и они вместе, не отставая от него.
37 Притом на них были крепкие деревянные башни, покрывавшие каждого слона, укрепленные на них помочами, и в каждой из них по тридцати по два сильных мужей, которые сражались на них, и при слоне Индиец его.

37. «И при слоне Индиец его», т. е. вожак, управитель — из индийцев, потому что и слоны были индийские. Число человек — по 32 — на каждом слоне представляется совершенно невероятным. И по древним, и по новым свидетельствам — слоновые башни вмещали только 3 или 4, самое большее — 5 человек, и башня с 32 вооруженными воинами занимала бы окружность, которую никак не могла бы уместить спина самого громадного из слонов; очевидно, таким образом, это невероятное число вошло в текст по ошибке переводчика или переписчика, быть может, через смешение цифр. Первоначальный текст наверное имел здесь евр. ??? — три или два, откуда — в такое время, когда слоны в Сирии были еще неизвестны — легко могло произойти тридцать два .

38 Остальных же всадников расставили здесь и там - на двух сторонах ополчения, чтобы подавать знаки и подкреплять в тесных местах.
39 Когда солнце блеснуло на золотых и медных щитах, то заблистали от них горы и светились, как огненные светильники.
40 Одна часть царского войска протянута была по высоким горам, а другие - по низменным местам; и шли они твердо и стройно.
41 И смутились все, слышавшие шум множества их и шествие такого полчища и стук оружий, ибо войско было весьма великое и сильное.
42 И вступил Иуда и войско его в сражение - и пали из ополчения царского шестьсот мужей.
43 Тогда Елеазар, сын Саварана, увидел, что один из слонов покрыт бронею царскою и превосходил всех, и казалось, что на нем был царь,- 

43. «Елеазар, сын Саварана…» — см. к II:5.

44 и он предал себя, чтобы спасти народ свой и приобрести себе вечное имя; 
45 и смело побежал к нему в средину отряда, поражая направо и налево, и расступались от него и в ту, и в другую сторону; 
46 и подбежал он под того слона, лег под него и убил его, и пал на него слон на землю, и он умер там.

46. «Лег под него…» — 'υπέθηκεν (εαυτόν), слав.: «подложися ему». — Действие Елеазара едва ли можно обозначить выражением: «лег под него» . Гораздо правильнее представить дело по аналогии со 2 Мак XIV:41 и — как прямо указывается у Иос. Фл. (Antt. XII. 9, 4), что Елеазар «подложил» ('υπέθηκεν) — не себя, а τό ξίφος — меч, как встречается и в некоторых манускриптах, и — таким образом — пронзив слона снизу, убил его. Предположение Елеазара (43 ст.), что на этом слоне был царь, оказалось ошибочным. Вероятно, это была какая-нибудь другая важная «персона», царь же едва ли даже и мог быть здесь, потому что был еще дитя, совершенно бесполезный для битвы: в суматохе сражения за ним нужен был бы особый глаз, усиленная охрана, и это было бы только излишней помехой сражающимся. Если бы со слоном погиб царь, это, конечно, не прошло бы без сильной паники в войске, и оно и на этот раз предалось бы беспорядочному бегству. Целость царя видна, наконец, и из дальнейшего (48 ст. и д.).

47 Но, увидев силу царского ополчения и стремительность войск, Иудеи уклонились от них.
48 Царские же войска пошли против них на Иерусалим: царь направил войска на Иудею и на гору Сион.

47-48. Впервые Иуда отступает от врага, находя, что без крайности не следует рисковать силами, которые на этот раз слишком очевидно уступали врагу, даже при не недостатке отваги. Храня войско и не теряя надежды перехитрить врага, Иуда возвратился, как кажется, в Иерусалим, имея позади наступавшего неприятеля (ст. 48; ср. Ios. Antt. XII, 9, 5; De bell. jud. I, 5). — «Царские же войска…», слав.: «сущий же от полка царева» (οί έκ τών ), т. е. часть войска, главный отряд, — между тем как другая часть вела осаду Вефсуры и, по сдаче ее, должна была оставаться там для охраны. — «Пошли против них на Иерусалим…» — είς συνάντησιν αύτών — это выражение и вообще текст в данном месте — не дает ясных указаний относительно того, куда направился и где расположился Иуда. По Иос. Antt. XII, 9, 5 — он со своим отрядом заключился в храмовых укреплениях; но в таком случае представляется странным, что в дальнейшем — при заключении мира ( ст.) — имя Иуды не упоминается, не говоря уже о том, что и ст. едва ли может быть согласован с этим предположением. Скрываться от врагов в крепости вообще было не в характере Иуды, и в данном случае, тем менее, он мог сделать это, что вследствие субботнего года храмовая гора дала бы ощутить сильный недостаток в продовольствии. Возможно поэтому, что Иуда, оставив в Иерусалиме часть отряда, действительно отправился (с другою частью) в Гофну, на горы, как представляет дело в другом месте и Флавий.

49 И заключил он мир с бывшими в Вефсуре, которые вышли из города, ибо не было у них продовольствия, чтобы держаться в нем в осаде, потому что был субботний год на земле.

49. Ближайшим последствием победоносного наступления сирийцев на Иудею было то, что крепость Вефсура должна была сдаться, вынужденная на то особенно недостатком продовольствия. В упоминании об этом, не столь приятном для иудея событии, заметно желание писателя — насколько возможно — сгладить неприятность впечатления. Так, он не говорит — как обыкновенно это выражалось в таких случаях, — что иудеи вышли к врагу для сдачи себя (ср. 1 Цар XI:3; 4 Цар XVIII:31; XXIV:12; Иер XXXVII:17–18), но выражается лишь: «вышли из города» — 'έξήλθον έκ τής πόλεως. Равным образом — выражение: «заключил он мир с бывшими в Вефсуре…», очевидно, — есть просто «деликатное» обозначение того, что крепость капитулировала перед царем. Но если первоисточник в этом случае столь краток и скрытен, то имеются и более подробные и более откровенные о том свидетельства. Иосиф Флавий, вообще умевший щадить самолюбие иудейского читателя, в данном случае сознается даже в гораздо большем: что «вефсуряне, устрашась многолюдства неприятелей…, сдали царю город», взяв клятву в сохранении их от всяких бед. Но Антиох, получив город, «не причинил другого зла жителям, как только повелел их нагими выгнать из города» . Таково это έξήλθον έκ τής πόλεως…

50 И овладел царь Вефсурою и оставил в ней стражу, чтобы стеречь ее.
51 Потом много дней осаждал святилище и поставил там стрелометательные орудия и машины, и огнеметательные, и камнеметательные, и копьеметательные, чтобы бросать стрелы и камни.

51. «Осаждал cвятилище…», т. е. сильно укрепленную гору храма (см. к IV:60).

52 Но и Иудеи устроили машины против их машин и сражались много дней; 
53 съестных же припасов недостало в хранилищах, потому что был седьмой год, и искавшие в Иудее безопасности от язычников издержали остатки запасов; 

53. «Искавшие в Иудее безопасности от язычников…», т. е. переселившиеся из Галаада и Галилеи, V:23.

54 и осталось при святилище немного мужей, ибо одолел их голод, и разошлись каждый в свое место.
55 Услышал Лисий, что Филипп, которому царь Антиох еще при жизни поручил воспитывать сына своего, Антиоха, для царствования, 
56 возвратился из Персии и Мидии и с ним ходившие с царем войска и что он домогается принять на себя дела царства.
57 Почему поспешно пошел и сказал царю, начальникам войска и вельможам: мы каждый день терпим недостаток и продовольствия у нас мало, а место, осаждаемое нами, крепко, между тем лежит на нас попечение о царстве.
58 Итак, подадим правую руку этим людям и заключим с ними мир и со всем народом их, 
59 и предоставим им поступать по законам их, как прежде; ибо за свои законы, которые мы отменили, они раздражились и сделали всё это.
60 И угодно было это слово царю и начальникам,- и послал он к ним, чтобы заключить мир, что они и приняли; 
61 и клялся им царь и начальники. После сего они вышли из крепости.

61. «После сего они вышли…», επί τούτοις, слав.: «о сих», т.e. правильнее не «после сего», а — «на этих», или «на этом», — в том смысле, в каком говорят: «на этом они и порешили», т. е. — «на этих условиях они вышли из крепости», сдали ее сирийцам.

62 И взошел царь на гору Сион и, осмотрев укрепленные места, пренебрег клятвою, которою клялся, и велел разорить стены кругом.

62. «На гору Сион…», т. е. в укрепления храмовой горы. Повеление царя «разорить стены кругом» — писатель рассматривает как нарушение клятвы, которою «клялся царь» при заключении мира (61 ст.). Некоторые возражают на это, что не видно из самого повествования, чтобы неприкосновенность стен была одним из пунктов мирного договора, однако, это само собою предполагается.

63 Потом поспешно отправился, и, возвратившись в Антиохию, он нашел, что Филипп владеет городом, вступил с ним в сражение и силою взял город.

63. Из Иерусалима царь поспешно отправляется в Антиохию и, найдя там, что Филипп владеет городом, вступает с ним в сражение и силою отнимает город. К этому сообщению, Иосиф Фл. в Antt. XII, 9, 7 — прибавляет, что Филипп попадает в плен и убивается, между тем как по 2 Мак IX:29 — Филипп, из страха перед Антиохом Евпатором, удаляется к Птоломею Филометору в Египет. Иосиф повествует далее, что царь, уходя из Иудеи, увел с собою первосвященника Онию, переименовавшегося Менелаем, и, по совету Лисия, повелел умертвить его в Берии, как главного виновника всех неприятностей между иудеями и сирийским царем. Это событие передается также и 2 Мак XIII:4–7, только помещается в другом месте — прежде прихода Лисия и Евпатора в Иудею. Относительно всех этих различий изложения будет сказано в своем месте, при толковании 2 Мак IX и XIII.

 

Система Orphus Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter


<<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>>