<<<   БИБЛИОТЕКА   >>>


А. П. Лопухин. Толковая Библия. 1 книга Маккавейская

ПОИСК ФОРУМ

 

Глава 11

Попытка Птолемея VI Филометора овладеть Сирийским царством; сражение с Александром и гибель обоих царей (ср. Antt. XIII, 4, 5 и д.) (1–19). Осада Иерусалимской крепости Ионафаном и договор с царем Димитрием (ср. Antt. XII, 4, 9) (20–37). Содействие Ионафана Димитрию во вновь разгоравшейся борьбе за престолонаследие (ср. Ann. XII, 4, 9 и 5, 1–4) (38–53). Воцарившийся Антиох утверждает Ионафана в первосвященстве и в других его правах. Переход Ионафана на сторону Антиоха и борьба за последнего против Димитрия (ср. Antt. XII, 5, 3–7) (54–74).

1 Между тем царь Египетский, собрав многочисленное войско, как песок на берегу морском, и множество кораблей, домогался овладеть царством Александра хитростью и присоединить его к своему царству.
2 Он пришел в Сирию с мирными речами, и жители отворяли ему города и выходили навстречу, ибо дано было от царя Александра повеление встречать его, потому что он был тесть его.
3 Когда же Птоломей входил в города, то оставлял войско для стражи в каждом городе.
4 Когда приблизился он к Азоту, то показали ему сожженное капище Дагона, и Азот и окрестные города разрушенные, и тела пораженные и сожженные во время сражения, ибо сложили их в груды по пути его, 
5 и рассказали царю о всем, что сделал Ионафан, жалуясь на него; но царь промолчал.
6 Тогда вышел Ионафан навстречу царю в Иоппию с почетом, и приветствовали друг друга и ночевали там.
7 И шел Ионафан с царем до реки, называемой Елевфера, и потом возвратился в Иерусалим.
8 Царь же Птоломей овладел городами на морском берегу до Селевкии приморской и составлял злые замыслы против Александра.
9 И послал послов к царю Димитрию, говоря: приди сюда, заключим между собою союз, и я дам тебе дочь мою, которую имеет Александр, и ты будешь царствовать в царстве отца твоего.
10 Я раскаиваюсь, что отдал ему дочь мою, ибо он старался убить меня.
11 Так клеветал он на него, потому что сам домогался царства его.

1-11. Хитрость, посредством которой Птоломей хотел овладеть царством Александра, состояла в том, что Птоломей всюду старался показать себя защитником прав Александра, как своего зятя. Другие, правда, не отказывают Птоломею и в действительном желании помочь Александру, но только во всяком случае желание это признается небескорыстным, имевшим в виду поживиться так или иначе за счет владений Александра. Это понял, — по-видимому, не сразу — и сам Александр. Приказав вначале устраивать своему тестю самый пышный прием по всем городам на его пути, он вдруг перешел в открытую вражду к нему и, вместо союзника, объявил его своим врагом. Тогда и Ионафан, имевший сначала намерение принять участие во всем походе Птоломея как союзник его зятя, отделился от Птолемея и пошел против него. Это заставило и Птоломея поставить себе цель прямее и откровеннее, особенно после произведенного в Птолемаиде на его жизнь покушения, участником которого оказался один из видных любимцев Александра — Аммоний. Отказ Александра выдать Аммония по требованию Птоломея дал ему основание объявить виновником покушения самого Александра, и этим оправдать свой наступательный образ действий на его владения. Но писатель нашей книги — XI:11 — представляет весь этот заговор просто «клеветой», выдуманной самим Птоломеем в его вышеуказанных целях. — Река Елевфер (7 ст.) — пограничная между Финикией и Сирией (Strabon, XVI, р. 753), протекает по Ливану, и между Триполисом и Арадом впадает в Средиземное море, — вероятно, нынешний Nahr el Kebir, большой, быстротекущий поток. — «Селевкия приморская» (8 ст.) — названа так в отличие от 8 других построенных вновь или возобновленных Селевком Никатором и по его имени названных городов, — лежала в 40 стадиях севернее от устья р. Оронта, в 3 милях от Антиохии, столицы Сирии (называлась также Pieria от горы Pierius, на которой лежала).

12 И, отняв у него дочь свою, отдал ее Димитрию, и стал чужим для Александра, и обнаружилась вражда их.
13 И вошел Птоломей в Антиохию и возложил на свою голову два венца - Азии и Египта.

13. «Два венца — Азии и Египта», см. к VIII:6.

14 Царь Александр находился в то время в Киликии, потому что жители тех мест отпали от него.
15 Услышав об этом, Александр пошел против него воевать; тогда Птоломей вывел войско и встретил его с крепкою силою, и обратил его в бегство.
16 И убежал Александр в Аравию, чтобы укрыться там; царь же Птоломей возвысился.
17 Завдиил, Аравитянин, снял голову с Александра и послал ее Птоломею.
18 Царь же Птоломей на третий день умер, а оставшиеся в крепостях истреблены были жителями крепостей.

17-18. Более подробные сведения о смерти Александра находятся у Diod. Sic. I, с. Nr. XXI. О смерти Птоломея см. у Иосифа Флавия (ср. Liv. Epit. LII). — «На третий день…», т. е. после получения головы Александра. — «Оставшиеся в крепостях…», см. ст.

19 И воцарился Димитрий в сто шестьдесят седьмом году.

19. «В 167-м году» э. Сел. = 146–145 г. до Р. Х.

20 В те дни собрал Ионафан Иудеев, чтобы завоевать крепость Иерусалимскую, и устроил перед нею множество машин.

20. Крепость Иерусалимская, как видно отсюда, до сих пор была занята сирийцами, которых хотя и обещал Димитрий убрать (X:32), однако, еще не убрал, после того, как его предложения иудеям вообще не достигли своей цели.

21 Но некоторые ненавистники народа своего, отступники от закона, пошли к царю и донесли, что Ионафан облагает крепость.
22 Когда он услышал об этом, разгневался и, поспешно собравшись, отправился в Птолемаиду, и написал Ионафану, чтобы он не облагал крепости, а как можно скорее шел к нему навстречу в Птолемаиду, чтобы переговорить с ним.
23 Но Ионафан, выслушав это, приказал продолжать осаду и, избрав из старейшин Израильских и священников, решился подвергнуться опасности.
24 Взяв серебра и золота, одежды и много других даров, он пошел к царю в Птолемаиду и приобрел благоволение его.
25 И хотя некоторые отступники из того же народа клеветали на него, 
26 но царь поступил с ним так же, как поступали с ним предшественники его, и возвысил его пред всеми друзьями своими, 
27 и утвердил за ним первосвященство и другие почетные отличия, какие он имел прежде, и сделал его одним из первых друзей своих.
28 И просил Ионафан царя освободить от податей Иудею и три области и Самарию и обещал ему триста талантов.

28. Относительно «трех областей» см. к X:30. — «И Самарию…» Упоминание о Самарии здесь весьма странно и едва ли имело место в действительности, не только в виду враждебных отношений между самарянами и иудеями, но и ввиду противоречия, создаваемого при таком чтении, с ст. и X:30. Вероятно, здесь надо читать не καί τήν Σαμαρείτιν, но τίς Σαμαρείτιδος. Освобождение от податей обещал иудеям еще отец Димитрия, но они отклонили эти предложения, не доверяя царю, причинившему им столько бед (X:25–46). Теперь Ионафан сам просит этого, причем обещает царю триста талантов в качестве выкупной суммы. Относительно уплаты этой суммы мнения толкователей разделяются, должна ли она была уплатиться как единовременный взнос за все уступленное царем, или это количество денег надлежало вносить ежегодно — взамен собираемых царскими чиновниками податей. Выражение в данном случае допускает оба толкования но ст., где царь уступает иудеям все десятины, сборы и дани, кажется, говорит за первое толкование. — Талант — древнегреческая высшая мера веса и монеты, не повсюду одинаковой стоимости: наиболее употребительный аттический талант = 2 210 рублей.

29 Царь согласился и написал Ионафану обо всем этом письмо такого содержания:
30 "Царь Димитрий брату Ионафану и народу Иудейскому - радоваться.
31 Список письма, которое мы писали о вас Ласфену, родственнику нашему, посылаем и к вам, чтобы вы знали.
32 Царь Димитрий Ласфену-отцу - радоваться.

29-32. «Письмо» царя Ионафану было, собственно, списком другого письма, адресованного Ласфену . Выражения — «брату Ионафану…» и «Ласфену отцу…» — суть обычные формы для означения родственно-дружеского отношения к особо доверенным и заслуженным лицам (ср. IX:18; X:89; Быт XLV:8). — Ласфен, по Ios. Ann. XIII, 4, 3 — тот самый Критянин, который собрал Димитрию наемное войско для водворения «в земле своих отцов»X:67. Из того обстоятельства, что Димитрий свое благосклонное письмо о иудеях направляет к Ласфену, можно с точностью заключить, что Ласфен был или наместником Келе-Сирии, или верховным министром царства.

33 Народу Иудейскому, друзьям нашим, верно исполняющим свои обязанности перед нами, мы рассудили оказать благодеяние за их доброе расположение к нам.
34 Итак, мы утверждаем за ними как пределы Иудеи, так и три области: Аферему, Лидду и Рамафем, которые присоединены к Иудее от Самарии, и все, принадлежащее всем жрецам их в Иерусалиме, за те царские оброки, которые прежде ежегодно получал от них царь с произрастаний земли и с плодов древесных, 

34. «Утверждаем…», т. е. не в смысле: «вновь даем» — ср. к X:30. — «Аферема» — Αφαίρεμα, — вероятно — ??? — 2 Пар XIII:19 Keri — город 'Εφραίμ, упоминаемый в Евангелии Ин XI:54 по Ios. bell jud IV, 9, 9 — лежал близ Вефиля (Ефрон, Офра, Нав XIX:23). — «Лидда» — Λύδδα — ветхозаветный Lod — 1 Пар VIII:12, позднее — Диосполис, нынешнее значительное магометанское селение под древним именем Lud — между Яффой и Иерусалимом — севернее Рамлы. — 'Рамафем — 'Ραμαθέμ, иначе 'Ραθαμείν и 'Ραμαθαίμ, у Иос. 'Ραμαθά, — без сомнения, известный город Самуила Ramatain Sofim — 1 Цар I:1, обыкновенно называемый ???, нынешнее селение er Ram, в 4 геогр. милях севернее от Иерусалима, новозаветная Аримафея (Мф XXVII:15; Ин XIX:33). — Расположенный на границе царств Иудейского и Израильского, этот город мог тогда действительно принадлежать Самарии и от нее быть присоединенным к Иудее. — «Принадлежащее всем жрецам их в Иерусалиме…» — срав. Чис XXXV:4 и X:39 нашей книги. От слов: «всем жрецам их в Иерусалиме…» начинается новое предложение, сказуемое которого в конце 35-го ст. «мы уступаем им…» Предшествующие этому слова: «и все, принадлежащее» — собственно должны быть читаемы, как продолжение к упомянутым областям, присоединенным к Иудее от Самарии (см. точнее слова: «три страны… и вся надлежащая к ним», и затем уже: «всем жрецам…» — и т. д. кончая словами: «оставляем им» ). В выражении: «за те царские оброки…», άντί τόν βασιλικών — чего-то недостает для полноты и округленности. Некоторые полагали, что здесь выпала какая-либо цифра, обозначающая сумму, которая уплачивалась царю «за те царские оброки», и теперь оставлялась им. Другие толкователи еще справедливее думают, что здесь перед αντί выпало просто неопределенное τά (τά άντί τών βασιλικών, — как в X:30: «то, что полагалось за третью часть семян» и пр. τής τιμής… αντί τού τρίτου), или еще вернее — само αντί образовалось вместо τά (не: άντί τών βασιλικών, а: τά τών βασιλικών) или καί τά, что при стечении нескольких альф (и при смешении «i» c «ν») весьма легко могло случиться. Все выражение, таким образом, получает следующий простой и ясный смысл: «и то, вместо царских прав на плоды земли», что уплачивалось ежегодными оброками и «все прочее… (35 ст.) … вполне уступаем им». О десятинах, данях и пр. см. к X:29. — «Соленые озера» вм. «пошлины с озерной соли» (τιμή του αλός Χ:29).

35 и все прочее, принадлежащее нам отныне из десятин и даней, следующих нам, соленые озера и венечный сбор, нам принадлежащий, все вполне уступаем им.
36 И ничего не будет отменено из сего отныне и навсегда.
37 Итак, позаботьтесь сделать список с сего, и пусть будет отдан он Ионафану и положен на святой горе в известном месте".

37. Список с письма должен был быть положен «на святой горе в известном месте» как раньше в VIII:22.

38 И увидел царь Димитрий, что преклонилась земля пред ним и ничто не противилось ему, и отпустил все войска свои, каждого в свое место, кроме войск чужеземных, которые он нанял с островов чужих народов, за что все войска отцов его ненавидели его.

38. «Преклонилась земля пред ним…» — ήσύχασεν ή γή — точнее слав.: «Утишися земля пред ним…», ср. к I:3. — «С островов чужих народов…», т. е., вероятно, с Крита, Родоса, Кипра и других островов Средиземного моря и Архипелага. — «Войска отцов его…», т. е. Селевка Филопатора и Димитрия I. О ненависти к Димитрию II за «жестокость» (ob crudelitatem) и «беспечность» (propter segnitiam) упоминают также Ливий (epit LII) и Иустин (XXXVI, 1, 9).

39 Трифон, один из прежних приверженцев Александра, видя, что все войска ропщут на Димитрия, отправился к Емалкую Аравитянину, который воспитывал Антиоха, малолетнего сына Александрова; 

39. «Трифон» — назывался собственно Diodotus, а Τρύφων, т. е. распутник, было собственно его прозвище (см. о нем у Диодора, Ливия, Страбона и Аппиона). — «Емалкуй Аравитянин…», называется очень различно в других памятниках: Είμαλκουαί, Ιμαλκουέ, Σινμαλκουή, Σιμαλκουέ, Emalchuel (Vulg.) и Malchus. — Это был арабский властитель, которому Александр поручил своего сына в воспитание. Диодор 1. с. Nr. 20 называет его Диоклесом (Diokles), напротив — в Nr. 21 — Ямвлихом (Iamblichus), хотя последний, может быть, сын первого и преемник. — Антиоха, сына Александрова, Диодор (I. с.) отмечает как τον Επιφανή χρηματίζοντα; на монетах он называется 'Επιφανής Διόνυσος. По Ливию — epit. LII, — он был лет двух от роду, когда Трифон захватил опекунство над ним, и — по epit. с. LV — десяти лет, когда он его умертвил.

40 и настаивал, чтобы он выдал его ему, дабы сделать его царем вместо него; и рассказал ему обо всем, что сделал Димитрий, и о неприязни, которую имеют к нему войска его, и пробыл там много дней.

40. «Пробыл там много дней…» На эти «многие дни» («ημέρας πολλάς) падает описываемое в 41–53 стихах восстание антиохийцев против Димитрия, усмиренное с помощью присланного от Ионафана иудейского отряда.

41 И послал Ионафан к царю Димитрию, чтобы он вывел оставленных им в Иерусалимской крепости и укреплениях, ибо они нападали на Израиля.
42 Димитрий послал сказать Ионафану: не только это сделаю для тебя и для народа твоего, но и почту тебя и народ твой великою честью, как скоро буду иметь благоприятное время.
43 Теперь же ты справедливо поступишь, если пришлешь мне людей на помощь в войне, ибо отложились от меня все войска мои.

43. «Справедливо поступишь, если пришлешь…», όρθως ποιήσεις αποσιείλας — тонкое обращение с просьбой ср XII:18; Ин III:6 ст.

44 И послал к нему Ионафан в Антиохию три тысячи храбрых мужей, и пришли они к царю, и обрадовался царь прибытию их.
45 Граждане же, собравшись на средину города до ста двадцати тысяч человек, хотели убить царя.
46 Но царь убежал во дворец, а граждане заняли все улицы города и начали осаждать его.
47 Тогда царь призвал на помощь Иудеев, и все они тотчас собрались к нему, и вдруг рассыпались по городу, и умертвили в тот день в городе до ста тысяч, 

47. «И вдруг рассыпались по городу…», т. е. восставшие Антиохийцы, но не Иудеи, хотя в обоих соседних предложениях — предыдущем и последующем — подлежащее «Иудеи». Такая быстрая перемена подлежащих очень нередка в Еврейском строе речи (ср. IV:20). — Славянский текст в данном месте точнее выражает мысль подлинника: «И собрашася еси вкупе (πάντες άμα, т. е. Иудеи) к нему: и расточишacя вси (πάντες άμα, очевидно — Антиохийцы) по граду …». При другом понимании приведенного выражения — πάντες άμα — было бы неуместной тавтологией. Число умерщвленных (100 000), равно как и восставших (120 000), — быть может, значительно преувеличено.

48 и зажгли город, и взяли в тот день много добычи, и спасли царя.
49 И увидели граждане, что Иудеи овладели городом, как хотели, и упали духом, и начали взывать к царю, умоляя и говоря: 
50 прости нас, и пусть Иудеи перестанут нападать на нас и на город.

50. «Прости нас…», греч.: δος ημίν δεξιάς, — слав. точнее: «даждь нам десницу…» (ср. VI:58), т. е. «примирись с нами».

51 И сложили оружие и заключили мир. И прославились Иудеи перед царем и перед всеми в царстве его и возвратились в Иерусалим с большою добычею.

51. «И сложили оружие…» — έρριψαν τα 'οπλα, — слав. точнее: «и повергоша оружия…»— подлежащее «Антиохийцы».

52 И воссел царь Димитрий на престоле царства своего, и успокоилась земля пред ним.
53 Но он солгал во всем, что обещал, и изменил Ионафану и не воздал за сделанное ему добро и сильно оскорбил его.
54 После того возвратился Трифон и с ним Антиох, еще очень юный; он воцарился и возложил на себя венец.

54. О возрасте Антиоха см. к ст.

55 И собрались к нему все войска, которые распустил Димитрий, и начали воевать с ним, и он обратился в бегство, и был поражен.

55. По Иосифу Фл., Димитрий бежал в Киликию, по Ливию — (epit. LII) в Селевкию.

56 И взял Трифон слонов и овладел Антиохиею.

56. Вместо «слонов» подлинник имеет собственно τα θηρία (слав.: «и взя Трифон звери…» ). Эти слоны могли принадлежать египетскому войску, и, по смерти Птоломея Филометора ( ст.), перейти в обладание Димитрия, если только действительно сохранялось в договоре с римлянами, после битвы при Магнезии, условие — не употреблять для войны слонов (VI:30).

57 И писал юный Антиох Ионафану, говоря: предоставляю тебе первосвященство и поставляю тебя над четырьмя областями, и ты будешь в числе друзей царских.

57. «Поставляю тебя (т. е. наместником) над четырьмя областями…» О трех из этих областей мы уже знаем из и ст. Относительно четвертой мнения расходятся. Одни называют — Птолемаиду, другие — Аккарон (X:89), третьи — саму Иудею.

58 И послал ему золотые сосуды и домашнюю утварь и дал ему право пить из золотых сосудов и носить порфиру и золотую пряжку, 

58. «И домашнюю утварь…» — καί διακονίαν, слав.: «и служение…», т. е. иначе говоря — столовые приборы («сервиз»).

59 а Симона, брата его, поставил военачальником от области Тирской до пределов Египта.
60 И выступил Ионафан в поход, и проходил по ту сторону реки [Иордана] и по городам, и собрались к нему на помощь все Сирийские войска; и пришел он к Аскалону, и встретили его жители города с честью.
61 Оттуда пошел он в Газу; но жители Газы заперлись; и осадил он город, и сжег огнем предместья его, и опустошил их.

60-61. «По ту сторону peки…» — это мог быть только Иордан. — «Собрались к нему на помощь все Сирииские войска…», т. е. уволенныеДимитрием. Такова была и цель похода — собрать рассеянных по всем городам Палестины воинов Димитрия, чтобы употребить их потом против филистимских городов, которые до сих пор держали сторону Димитрия II. Жители Аскалона приняли Ионафана с честью, как ранее — X:86. Зато жители Газы (нынешний Ghuzzeh) заперлись и покорены лишь силою.

62 И упросили жители Газы Ионафана, и он примирился с ними, только взял в заложники сыновей начальников их и отослал их в Иерусалим, и прошел страну до Дамаска.
63 И услышал Ионафан, что пришли в Кадис, в Галилее, военачальники Димитрия с многочисленным войском, чтобы удалить его от страны.

63. «Кадис», Κάδης (или Κηδες) в Галилее — есть древний левитский и свободный город в горах Неффалимовых — нынешнее незначительное селение того же имени северо-западнее от Галилейского озера (Нав XII:22). — Удалить его от страны…», μεταστήσαι αύτον τής χρείας, собств.: «отставить его от дела», т. е. затеянного им в пользу Антиоха. Выражение «от страны» объясняется разночтениями некоторых текстов — χώρας вм. χρείας.

64 Но он пошел навстречу им, брата же своего, Симона, оставил в стране.
65 И расположил Симон стан свой при Вефсуре, и осаждал его многие дни, и запер его.
66 И просили его о мире, и он согласился, но выгнал их оттуда, и овладел городом, и поставил в нем стражу.

64-66. Прежде рассказа о сражении Ионафана с военачальником Димитрия, повествуется о взятии Вефсуры Симоном. Эта пограничная крепость между Иудеею и Идумеею (см. к IV:29), со времени завоевания ее Антиохом Евпатором (VI:50) оставалась в руках сирийцев, сильно укрепленная Димитрием I (IX:52), и только теперь отошла опять к Иудее.

67 А Ионафан и войско его расположились станом при водах Геннисаретских и утром стали на равнине Насор.

67. «При водах Геннисаретских…» Т. е. при озере Геннисаретском. — «На равнине Насор» . Νασώρ — правильнее Ασώρ — древняя ханаанская столица, положение которой ныне трудно указать с точностью, но, вероятно, — на месте нынешних развалин Huzzur или Hasireh — в 2 час. пути западнее от Bint Dschebail (Нав XI:1).

68 И вот, войско иноплеменников встретилось с ним на равнине, оставив против него засаду в горах, само же шло навстречу ему с противной стороны.
69 И вышли бывшие в засаде из своих мест, и начали сражаться: тогда все бывшие с Ионафаном обратились в бегство, 
70 и ни одного из них не осталось, кроме Маттафии, сына Авессаломова, и Иуды, сына Халфиева, начальников воинских отрядов.
71 И разодрал Ионафан одежды свои, и посыпал землю на голову свою, и молился.
72 Потом возвратился сражаться с ними и поразил их, и они бежали.
73 Увидев это, убежавшие от него возвратились к нему, и с ним преследовали их до Кадиса, до самого стана их, и там остановились.

69-73. Дело, по-видимому, было так: войско Ионафана от неожиданного нападения врагов так растерялось, что дрогнуло и начало бежать; только Ионафан вместе с 2 другими военачальниками мужественно оставались на местах, и это отрезвляюще подействовало и на остальных, которые все скоро оправились от своей растерянности и, возвратившись, дружно устремились на врага и одолели его.

74 В тот день пало от иноплеменников до трех тысяч мужей; и возвратился Ионафан в Иерусалим.

74. Преследование врагов продолжалось «до самого стана их…» 3десь, вероятно, враги укрылись за сильными укреплениями, и Ионафан, не считая себя достаточно сильным, чтобы идти на штурм, предпочел возвратиться в Иерусалим, дав возможность скоро врагам выступить против него с eще большим войском (XII:24 и д.).

 

Система Orphus Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter


<<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>>