<<<   БИБЛИОТЕКА   >>>


А. П. Лопухин. Толковая Библия. 2 книга Маккавейская

ПОИСК ФОРУМ

 

Глава 4

Дальнейшие происки Симона и противодействие им Онии (1–6). Иасон посредством подкупа занимает первосвященство и вводит эллинистические обычаи в св. городе (7–22). Менелай вытесняет Иасона, дав большую взятку царю, и расточает церковные сокровища. Убиение Онии за обличение беззаконий Менелая. Самосуд народа над убийцами Онии. Менелай одерживает верх и становится жестоким врагом народа (23–50).

1 А выше упоминаемый Симон, сделавшись предателем сокровищ и отечества, клеветал на Онию, будто он сам поощрял Илиодора и был виновником зол.

1. «Вышеупоминаемый Симон…»III:4 и д.

2 Благодетеля города, попечителя о соплеменниках и ревнителя законов дерзал он называть противником правительства.
3 Когда же вражда дошла до того, что чрез одного из доверенных людей Симона стали совершаться убийства, 
4 тогда Ония, видя, что борьба опасна, что Аполлоний, как военачальник Келе-Сирии и Финикии, неистовствует, увеличивая злобу Симона, 
5 отправился к царю, не как обвинитель сограждан, но имея в виду пользу каждого и всего народа, 
6 ибо он видел, что без царской попечительности невозможно мирно устроить дела и Симон не оставит своего безумия.

5-6. О последствиях путешествия Онии к царю ничего неизвестно. Из упоминания в 7 ст. о смерти Селевка и удалении Онии в антиохийский город Дафну (33 ст.) — обыкновенно полагают, что он более не возвращался в Иерусалим. Но это предположение очень произвольно, так как убиение Онии последовало не ранее 4–5 года по смерти Селевка, а равно и устранение его от должности Иасоном едва ли последовало тотчас по воцарении Антиоха Епифана.

7 Но когда умер Селевк и получил царство Антиох, по прозванию Епифан, тогда домогался священноначалия Иасон, брат Онии, 

7. Об Антиохе Епифане — см. к 1 Мак I:10. — Иасон Ιάσων — грецизированная форма еврейского имени ??? — Ιησούς — Иисус, и это изменение имени, по Иос Археол XII, 5, 1 — всецело принадлежит самому Пасоку.

8 обещав царю при свидании триста шестьдесят талантов серебра и с некоторых доходов восемьдесят талантов.

8. «360 талантов серебра и с некоторых доходов 80 талантов…» Эта последняя прибавка дает будто понять, что 360 талантов серебра Иасон, по-видимому, имел в виду дать из храмовой казны или храмового имущества. Общая сумма взятки, если считать еврейскими талантами = более 1 000 000 рублей, сирийскими — около половины этого. Эта огромная сумма, очевидно, обещана была не как ежегодная дань, а как единовременная, раз и навсегда, уплата, может быть — лишь с некоторою отсрочкою, по частям.

9 Сверх того обещал и еще подписать сто пятьдесят талантов, если предоставлено ему будет властью его устроить училище для телесного упражнения юношей и писать Иерусалимлян Антиохиянами.

9. «Властью его…», т. е. царскою — διά τής εξουσίας αυτού. — «И писать Иерусалимлян Антиохиянами» — και τους έν Ίεροσολύμας Άντιοχείς αναγρώφαι, т. е. или: «переписать живших в Иерусалиме Антиохтцев», подчеркнув их преимущество дарованием прав гражданства, или: «записать всех жителей Иерусалима Антиохийцами», с дарованием всем им прав антиохийского гражданства, но и обязав их через это к принятию Антиохийских обычаев. — За второе предположение говорит ст. 19, где упоминаются эти «Антиохияне из Иерусалима», бывшие, очевидно, Иудеями . Подобно александрийским и римским, антиохийские права гражданства состояли в некоторых привилегиях, в числе коих было право присутствовать на греческих общественных играх и торжествах (19 ст.). — Полномочие раздавать эти права Иасон, очевидно, надеялся сделать для себя богатым источником доходов, с избытком покрывающих и расходы по приобретению этого полномочия.

10 Когда царь дал согласие и он получил власть, тотчас начал склонять одноплеменников своих к Еллинским нравам.
11 Он отверг человеколюбиво предоставленные Иудеям царские льготы по ходатайству Иоанна, отца Евполемова, который предпринимал посольство к Римлянам о дружбе и союзе; нарушая законные учреждения, он вводил противные закону обычаи.

11. «Человеколюбиво предоставленные Иудеям царские льготы…», τα κείμενα τοις Ίουδαίοις φιλάνθρωπα βασιλικά слав.: «уставленная Иудеом человеколюбия царская…» Здесь разумеются, вероятно, права и льготы Иудеям Антиоха Великого (Арх И. Фл., XII, 3, 3 и д.), в числе которых были: беспрепятственная жизнь по отеческим законам, свобода священников и пр. служителей храма от податей, пособие на расходы по храму и на потребности Богослужения и т. п. — «По ходатайству Иоанна, отца Евполемова, который (по 1 Мак VIII:17и д.) предпринимал (точнее: предпринявшего — τού ποιησαμένου…) посольство к Римлянам о дружбе и союзе…»

12 Намеренно под самою крепостью построил он училище для телесного упражнения юношей и, привлекши лучших из юношей, подводил их под срамную покрышку.

12. «Под срамную покрышку…», υπό πέτασον…, в слав. оставлено без перевода: «под пета с…» Собственно πέτασος значит — шляпа с широкими полями для защиты от солнца и дождя, которую обычно έφηβοι носили поверх χλαμύς и надевали при упражнении на палестрах. Отсюда, — выражение «подводить под петас» могло означать просто — привлекать к участию в телесных упражнениях или играх, а затем — вообще давать эллинское воспитание. Но дело, как видно, этим далеко не ограничивалось. Дальнейшее значение πέτασος — ширмы, покров, нечто вроде современных «кулис», за которыми совершались дела непотребные. Под такие-то «кулисы», или проще сказать — в «дома непотребные» (по Вульгате — lupanaria) и водились лучшие еврейские юноши, в угоду сирийским обычаям.

13 Так явилась склонность к Еллинизму и сближение с иноплеменничеством вследствие непомерного нечестия Иасона, этого безбожника, а не первосвященника, 

13. «Так явилась склонность к Эллинизму и сближение с иноплеменничеством…» 'Ην δ' ούτως ακμή τις ελληνισμού καί πρόσβασις αλλοφυλισμού; слав., «и сице бе усердие некое к еллинству и успех языческаго жителства…» Точнее было бы выразить это место так: «было не до такой степени сладострастие какое-то эллинизма и увлечение иноземщиной…, что даже священники…» и т. д. ст. 14.

14 так что священники перестали быть ревностными к служению жертвеннику и, презирая храм и нерадя о жертвах, спешили принимать участие в противных закону играх палестры по призыву бросаемого диска.

14. «Принимать участие в противных закону играх палестры…», μετέχειν τής έν παλαίστρα παρανόμου χορηγίας…; слав.: «(тщахуся) причастницы быти палестре беззаконного предания…», точнее было бы выразить это по-русски: «старались принимать участие в палестре беззаконного хороводства…», т. е. в играх палестры, сопровождавшихся пением хоров и всякими веселиями. — «По призыву бросаемого диска…», μετά τήv тоύ δίσκου πρόκλησιv. Ό δίσκος — небольшой медный, утолщенный в середине круг без рукоятки (вроде тарелки), что делало упражнение им довольно трудным. Игрою в этот диск обыкновенно и начинались игры (палестры).

15 Ни во что ставили они отечественный почет; только Еллинские почести признавали наилучшими.

15. «Отечественный почет…», πατρώοι τιμαί, слав.: «отеческия чести» — все, собственное, родное, что считалось у отцов почтенным и почетным. — «Эллинские почести…», ελληνικαι δόξαι — все, что у эллинов почиталось славным и вожделенным. Сказанное здесь — о предпочтении последнего первому — относится не только к священникам, о коих речь в 14 ст., но и ко всем Иудеям, которые искали удовольствие в греческом языческом образе жизни.

16 За это постигло их тяжкое посещение, и те самые, которым они соревновали в образе жизни и хотели во всем уподобиться, стали их врагами и мучителями; 
17 ибо нечестиво поступать против Божественных законов невозможно ненаказанно, как показывает наступающее за тем время.
18 Когда праздновались в Тире пятилетние игры и царь присутствовал там, 

18. «Пятилетние игры» — праздновавшиеся каждые 5 лет.

19 тогда нечестивый Иасон послал туда зрителями Антиохиян из Иерусалима, чтобы доставить триста драхм серебра на жертву Геркулесу; но сами принесшие просили не употреблять их на жертву, считая это неприличным, а назначить на другие расходы: 

19. Игры и празднества обычно соединялись с торжественными принесениями обильных жертв Геркулесу и пиршествами в честь его; на эти-то расходы Иасон и отправляет 300 драхм серебра. — «Антиохияне из Иерусалима», коих Иасон послал зрителями Тирских игр, как обнаруживается из дальнейшего, были просто новоиспеченными «гражданами Антиохийскими» из чистокровных Иудеев — Иерусалимлян (см. к ст. 9), которые потому-то и не нашли в себе достаточно мужества выполнить в точности волю Иасона II, сами просили отправленные с ними деньги употребить, вместо жертвы Геркулесу, на устройство гребных судов. — 300 драхм серебра — если только здесь драхмы считаются по-аттически, настолько незначительная сумма, по сравнению с достоинством Иудейского народа и намерениями Иасона (менее 100 рублей), что некоторые кодексы предпочитают указывать здесь 3 300 драхм (около 1 000 руб.). Некоторые же толкователи, оставляя неизменною первую цифру, находят лишь вероятным, что писатель книги здесь назвал драхмами ходячие монеты времен Селевкидов, равноценные агинейской дидрахме или аттической тетрадрахме и еврейскому сиклю, (сохранившиеся доныне в некоторых европейских музеях), бывшие в то время в большом распространении в финикийских и сирийских городах. Если так, то 300 драхм составят значительно большую выше исчисленного сумму около 400 рублей.

20 итак, им посланы эти деньги в жертву Геркулесу от имени посылавшего, а принесшими они обращены на устройство гребных судов.

20. Благодаря неточности перевода и, быть может, описке и самого автора книги, мысль в этом стихе лишена всякого смысла. Вместо έπεμψεν (послал, а не посланы, как переводит русский текст), некоторые кодексы имеют επεσεν (от πίπτω), что всю эту мысль видоизменяет так: «итак, ради пославшего, это пошло (пало, зачислилось) не на жертву Геркулесу, а ради принесших — на устроение гребных судов…»

21 Когда затем Аполлоний, сын Менесфея, послан был в Египет по случаю восшествия на престол царя Птоломея Филометора, Антиох заподозрил его враждебным себе и начал стараться обезопасить себя против него; посему, отправившись в Иоппию, он пришел в Иерусалим.

21. «Аполлоний сын Менесфея», в отличие от Аполлония сын Фрасея (III:5; IV:4), может быть — тот самый Аполлоний, который сопровождал снаряженное Антиохом Епифаном посольство в Рим (Лив. XLII, 6). — «По случаю восшествия на престол царя Птоломея Филометора…», δια τα πρωτοκλήσια…, слав.: «торжества ради восприятия престола…» Птолемей Филометор и до того времени был царем, но ввиду малолетства состоял под опекою своей матери Клеопатры, а по ее смерти, — вельмож Евлея и Ленея . Описываемое восприятие престола было торжественным празднованием совершеннолетия и самостоятельного вступления в управление государством (в 14 год жизни этого царя — 173 г. до Р. Х.). — «Заподозрил его враждебным себе…», μετελαβών 'Αντίοχος αλλότριον αυτόν τών αύτου γεγονέναι πραγμάτων…, точнее слав.: «возмнев Антиох чужда его быти своих вещей», т. е. заподозрив его враждебность своим интересам, озаботился о своей безопасности — κατ' αυτόν ασφαλείας εφρόντιζεν (грубо и нескладно русский текст: «начал стараться обезопасить себя против него…» ). Птоломей действительно мечтал о восстановлении оторванной от монархии Лагов при Антиохе III провинции Келе-Сирийской со включением Палестины и Финикии, отданной некогда в приданое за его матерью, и по этому поводу затеял и войну (ср. Полив. XXVII, 17). — Эту-то вражду себе заметив, Антиох и предпринимает свои путешествия — сначала в Иоппию, важный приморский город, чтобы здесь принять меры к его защите, а отсюда и в Иерусалим, чтобы установить расположение этого главного Иудейского города к своему правлению и обеспечить себе его верность. Отсюда Антиох идет в Финикию, очевидно, с тою же целью, с какою шел и в Иерусалим.

22 Великолепно принятый Иасоном и городом, он вошел при светильниках и восклицаниях и оттуда отправился с войском в Финикию.
23 По прошествии трех лет Иасон послал Менелая, брата вышеозначенного Симона, чтобы он доставил царю деньги и сделал представление о некоторых нужных делах.

23. «По прошествии 3 лет…» — не от упоминаемого в 21 ст. посещения царем Иерусалима, а от начала Иасонова первосвященства (10 ст.). — «Менелая, брата вышеозначенного Симона…» (III:4 и д.; IV:1). Иосиф Флавий (Арх XII, 5, 1; ср. XX:10) считает его братом отставленного Онии и при этом замечает, что его Иудейское имя было также Ония. Этому противоречит как будто показание III:4, откуда следует, что Менелай, как Вениамитянин, не мог быть облечен в первосвященническое достоинство, хотя нет ничего удивительного и в том, что у Антиоха легко могли взять перевес деньги, а не Моисеевы установления. Показание Иосифа о личности и имени Менелая, впрочем, весьма подозрительно — ввиду невероятности, что Симон имел двух сыновей с одним и тем же именем; с другой стороны, и радость ревнителей Иудейства (Chasidim) о том, что Алким явился достойным первосвященником из рода Аарона (1 Мак VII:14), только тогда будет понятна, когда предшественник его Менелай был бы не из этого рода и не первосвященнического происхождения. — Деньги (τα χρήματα), которые Менелай должен был доставить царю, были или обещанные (8 ст.) за первосвященство, или за разрешение Иерусалимской гимназии (9 ст.), или, наконец, могли быть определенною ежегодною данью храма. — «Представление о некоторых нужных делах…», περί πραγμάτων αναγκαίων υπομνηματισμοί — собств. напоминание о приведении в исполнение того, что еще до сих пор оставалось без последствий.

24 Он же, представившись царю и польстив его власти, восхитил себе священноначалие, надбавив триста талантов серебра против Иасона.

24. «И польстив его власти…» Греч.: και δοξασας αυτόν τώ προσώπω τής εξουσίας, — слав. точнее: «и возвеличив его в лице власти ради…»

25 Получив от царя приказания, он возвратился, не принеся с собою ничего достойного первосвященства, а только гнев жестокого тирана и ярость дикого зверя.

25. «Получив от царя приказания» — βασιλικός εντολας — через которые Иасон объявлялся отставленным от первосвященства, а Менелай утверждался на его месте.

26 Так Иасон, обманувший своего брата, сам был обманут другим и, как изгнанник, удалился в страну Аммонитскую.
27 Менелай же получил власть, но нисколько не заботился об обещанных царю деньгах, хотя Сострат, начальник городской крепости, и делал требования, 
28 ибо на нем лежал сбор даней; по этой причине оба они были вызваны царем.

27-28. Менелай получил власть и, вместе с этим, доступ к сокровищам храма, что, собственно, и было ему нужно. Обещанной же царю суммы он не платит, по-видимому, потому, что этому аферисту уже ничего более было не нужно. Если бы даже за неуплату взятки ему грозила и отставка, он — как говорится — сумел бы не остаться в накладе. После того как посуленной взятки не мог добиться даже Сострат, начальник (έπαρχος) городской крепости (т. е. оставленного в ней для порядка Сирийского отряда), исправлявшего также должность сборщика даней, — царь вызывает к себе обоих — одного за неуплату, другого — за неисправность и неумение взыскать эту подать. Оба оставляют себе «преемников», т. е. собственно заместителей (διάδοχος) на время своего отсутствия, как следует и из того, что Менелай потом снова выступает в роли первосвященника ( ст. и д.; V:5).

29 Менелай оставил преемником первосвященства брата своего, Лисимаха, а Сострат - Кратита, начальника Кипрян.

29. Заместитель Менелая — Лисимах — оказался вполне достойным своего «брата» (39 и д.). — О Кратите, заместителе Сострата, в дальнейшем ничего не упоминается. Повествователь обозначает его, как τόν επί των Κυπρίων — начальника Кипрян. В то время (173 г. до Р. Х.) Кипр не был в обладании сирийцев, но принадлежал Птоломеям. В 168 году при своем последнем Египетском походе Антиох овладел этим островом, но тотчас же должен был возвратить его назад по требованию римлян (ср. Полив ХХIX, 11, 9–11 и Лив 45, 11 и д.). Отсюда, Кратит называется ό επί τών Κυπρίων или как прежний наместник острова, подобно Птолемею Макрону, перешедший на сторону Антиоха, или как главнокомандующий на Кипре за время Сирийской оккупации этого острова. Относительно того, какой ответ держали перед царем представшие на его суд Менелай и Сострат, ничего неизвестно. По-видимому, дела сложились благополучно для Менелая, благодаря неожиданному затруднению царя. Бунт Тарсян и Маллотян (30 ст. и д.) заставил его поспешно отбыть из Антиохии, где он оставил наместником своим некоего Андроника, поручив ему, очевидно, и дело Менелая. Щедрость последнего сделала то, что Андроник не только покончил дело в пользу подсудимого, но и в угоду ему совершил новое тяжкое преступление, убив обличителя Менелаевых беззаконий — Онию.

30 В то время, как это происходило, взбунтовались Тарсяне и Маллоты за то, что они отданы были в дар Антиохиде, наложнице царской.

30. «В то время, как это происходило…», т. е. когда Менелай и Сострат собирались предстать на суд царя. — Тарсяне — жители города Тарса, столицы Киликийской. — Маллоты — жители города Малла, в Киликии же недалеко от моря. Отдача областей и городов, т. е. доходов с них в качестве приданого или «на туалетные расходы» царских невест и жен, была в обычае у древнеазиатских владык. Антиох идет в этом случае еще дальше, сделав попытку распространить этот обычай и на своих наложниц, что, естественно, не могло понравиться никому, как и Тарсянам.

31 Посему царь поспешно отправился, чтобы привести дела в порядок, оставив вместо себя Андроника, одного из почетных сановников.
32 Тогда Менелай, думая воспользоваться благоприятным случаем, похитил из храма некоторые золотые сосуды и подарил Андронику, а другие продал в Тире и окрестных городах.
33 Верно дознав о том, Ония изобличил его и удалился в безопасное место - Дафну, лежащую при Антиохии.

33. Дафна, городок возле Антиохии, собственно предместье ее, за р. Оронтом, с знаменитою рощею, в которой находился храм Аполлона и Артемиды и άσυλον τέμενος (Страб. XVI, 750).

34 Посему Менелай, улучив наедине Андроника, просил его убить Онию; и он, придя к Онии и коварно уверив его, дав руку с клятвою, хотя и был в подозрении, убедил его выйти из убежища и тотчас убил, не устыдившись правды.
35 Этим раздражены были не только Иудеи, но и многие из других народов, и негодовали на беззаконное убийство этого мужа.
36 Когда же царь возвратился из стран Киликии, то бывшие в городе Иудеи с вознегодовавшими Еллинами донесли ему, что Ония убит безвинно.

36. «Бывшие в городе Иудее…» . Οί κατά πόλιν 'Ιουδαίοι, т. е. жившие в Антиохии Иудеи.

37 Антиох, душевно огорченный и тронутый сожалением, оплакивал добродетель и великое благочиние умершего 

37. «Добродетель и великое благочиние умершего…», σωφροσύνη και ευταξία — обозначения характера Онии с точки зрения языческой, что — с точки зрения Иудейской — выражается (III:1) в понятиях — ευσέβεια и μισοπονηρία.

38 и в гневе на Андроника, тотчас совлекши с него порфиру и изодрав одежды, приказал водить его по всему городу и на том самом месте, где он злодейски погубил Онию, казнить убийцу, чем Господь воздал ему заслуженное наказание.

38. Πορφύρα — порфира, которую носил Андроник, была не знаком царственного достоинства его, а просто отличием, знаком особого благоволения царя к Андронику. — «Приказал водить его по всему городу и на том самом месте… казнить…» . Греч.: περιαγαγών καθόλην τήν πολιν έπ' αυτόν τόν τόπον… απεκτείνε…, слав. точнее: «по всему граду повелев обводити, на том же месте… погуби…» Оба эти действия взаимно, так сказать, служили одно другому: Антиох, — точнее сказать, — приказав через весь город провести Андроника к тому же месту (επ αυτόν τον τόπον), где был убит Ония, казнил там и самого убийцу.

39 Когда же в городе были произведены многие святотатства Лисимахом, с соизволения Менелая, и разнесся о том слух, то народ восстал на Лисимаха, ибо похищено было множество золотых сосудов.
40 Когда восстал народ, исполненный гнева, то Лисимах вооружил до трех тысяч человек и начал беззаконное насилие под предводительством одного тирана, старого летами и не менее застаревшего в безумии.

40. «Начал беззаконное насилие…», κατήρξατο χειρών αδίκων, аналогично αρχειν πολέμου, начать войну.

41 Увидев такое насилие Лисимаха, одни схватили камни, другие - толстые колья, а иные, хватая с земли пыль, бросали все вместе на людей Лисимаха 
42 и таким образом многих из них ранили, других поразили и всех обратили в бегство, а самого святотатца умертвили близ сокровищницы.
43 Об этом состоялся суд над Менелаем.
44 Когда царь прибыл в Тир, то посланные от собрания старейшин три мужа представили ему жалобу.
45 Менелай, уже взятый, обещал Птоломею, сыну Дорименову, большие деньги, если он упросит за него царя.

45. О Птолемее, сыне Дорименове, см. к 1 Мак III:38.

46 И Птоломей, отозвав царя в притвор под предлогом отдохновения, извратил дело.

46. «В притвор…» — είς τι περίστυλον, слав.: «в некий притвор» . Это была, вероятно, галерея или колоннада, примыкавшая к дворцу или судебному залу.

47 Менелая, виновника всего зла, освободил от обвинений, а несчастных, которые, если бы и пред Скифами говорили, были бы отпущены неосужденными, осудил на смерть.

47. «Несчастные», осужденные на смерть, были те три мужа, которые были посланы от Синедриона, как защитники города, народа и храма в этом процессе. — Скифы считались у Греков и Римлян самым варварским народом. Отсюда выражение — «если бы и пред Скифами говорили, были бы отпущены» — обозначает высшую степень несправедливости и варварства. Самое выражение сильно напоминает известное изречение Цицерона (в Verr. II, 5, 58): si haec apud Scythas dicereme, tamen animos etiam barbarorum hominum permoverem.

48 Так скоро понесли неправедную казнь говорившие в защиту города, народа и священных сосудов.
49 Тиряне, негодуя на то, щедро доставили потребное для погребения их.
50 А Менелай, при любостяжании начальствующих, удержал за собою власть и, возрастая в злобе, сделался жестоким врагом граждан.

50. «Врагом граждан…», т. е. города Иерусалима.

 

Система Orphus Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter


<<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>>