<<<   БИБЛИОТЕКА   >>>


А. П. Лопухин. Толковая Библия. Евангелие от Луки

ПОИСК ФОРУМ

 

Глава 3

1–6. Выступление Иоанна Крестителя. – 7–17. Проповедь Иоанна Крестителя. – 18–20. Взятие Иоанна Крестителя в темницу. – 21–38. Крещение и родословие Господа Иисуса Христа.

1. В пятнадцатый же год правления Тиверия кесаря, когда Понтий Пилат начальствовал в Иудее, Ирод был четвертовластником в Галилее, Филипп, брат его, четвертовластником в Итурее и Трахонитской области, а Лисаний четвертовластником в Авилинее,
2. при первосвященниках Анне и Каиафе, был глагол Божий к Иоанну, сыну Захарии, в пустыне.

Евангелист Лука – первый из писателей, вводящий евангельскую историю точными хронологическими указаниями в общую мировую историю, дает здесь точное определение времени, когда началось служение Иоанна Крестителя, Предтечи Мессии.

«В пятнадцатый же год правления Тиверия кесаря» – правильнее: «как кесаря». Август, которому наследовал его пасынок, Тиверий, умер 19 августа 767 года. Но еще раньше, около 765 года, он назначил Тиверия своим соправителем. Откуда же евангелист считает пятнадцатый год? С начала ли его соправления Августу или с начала самостоятельного царствования? По всей вероятности, с начала его соправления Августу, так как ниже евангелист Лука говорит, что Христос крестился, будучи в возрасте около тридцати лет (стих 23). Принимая, что Христос родился в 749 году, и прибавляя к этому 30 лет, мы получаем 779 год, а вычитая отсюда 15 лет правления Тиверия, получаем 764 год, именно тот год, в который Август сделал Тиверия своим соправителем.

«Понтий Пилат начальствовал в Иудее» (см. комментарии к Мф.27:2). Пилат правил с конца 778-го до 789 г.

«Ирод» (см. комментарии к Мф.2:22) правил с 750 до 792 г., когда он был низложен.

«Филипп, брат его», правил тоже с 750 г. до своей смерти в 786 году. Правил он Итуреей, под которой можно понимать древний Галаад (восточная сторона Иордана). Если Иосиф Флавий не упоминает названия этой области, то он подразумевал ее, по всей вероятности, под именем Ватанеи или же Авранитиды, о принадлежности которых к тетрархии Филиппа он сообщает (Иосиф Флавий, «Иудейские древности», XVII, 11, 4). Трахонитская область также находилась к востоку от Иордана, выше Итуреи.

«Лисаний». Новейшие критики настаивают на том, что евангелист Лука здесь впал в анахронизм, что Лисаний царствовал в Авилинии почти за 60 лет до описываемого здесь времени и что он вовсе не был тетрархом. Но новейшие исследования свидетельствуют, что было два Лисания – один тот, который управлял Авилинией за 60 лет до выступления Иоанна Крестителя, и другой – современный этому выступлению. Этот последний называется прямо «тетрархом» в одной греческой надписи, которую Пококк нашел близ Неби Абель (древней Авилы – города к северо-западу от Дамаска, у подошвы Ливана). Затем и Иосиф Флавий свидетельствует, что Агриппа, по смерти Тиверия, получил тетрархию Филиппа и тетрархию Лисания (Иосиф Флавий. «Иудейские древности», XVIII, 6, 10). Здесь Иосиф Флавий не может иметь в виду первого Лисания, который давно уже умер и царство которого нигде не называется тетрархией.

«При первосвященниках Анне и Каиафе». Собственно, первосвященником в то время был один Каиафа. См. комментарии к Мф.26:3. Но и тесть его, Анна, или, правильнее, Анан, бывший ранее первосвященником и низложенный прокуратором Вителлием, продолжал, в силу своего характера, пользоваться большим влиянием. А так как по первосвященству он был старше Каиафы, то евангелист и ставит его выше последнего. Делать из этого упоминания о двух первосвященниках заключение, что будто бы евангелист Лука этим хотел показать, что древняя теократия пришла в совершенный упадок, который мог быть устранен только Мессией (как говорит, например, проф. Богословский. Общественное служение Господа Иисуса Христа, вып. 1 с. 17), совершенно нет оснований, как равно неосновательно в предыдущем указании Луки на разных светских правителей видеть его желание характеризовать политический упадок иудейского народа.

«Был глагол Божий», т. е. Бог повелел Иоанну выступить на служение (ср. Иер.1:2; Ис.38:4 и сл.).

«В пустыне» (см. комментарии к Лк.1:80).

3. И он проходил по всей окрестной стране Иорданской, проповедуя крещение покаяния для прощения грехов,

«И он проходил...» Точнее: «и он прошел по всей окрестности Иордана». См. комментарии к Мф.3:5.

«Проповедуя...» Повторение того, что сказано у Марка (Мк.1:4).

4. как написано в книге слов пророка Исаии, который говорит: глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему;
5. всякий дол да наполнится, и всякая гора и холм да понизятся, кривизны выпрямятся и неровные пути сделаются гладкими;
6. и узрит всякая плоть спасение Божие.

(См. Мф.3:3).

Евангелист Лука, впрочем, приводит пророчество Исаии в более полном виде, чем Матфей и Марк (Мк.1:3). Кроме 3-го стиха 40-й главы, он приводит 4-й и 5-й (по тексту Семидесяти, с небольшими собственными изменениями).

«В книге слов...» т. е. в книге, содержащей слова или изречения пророка Исаии (ср. Ам.1:1: слова Амоса).

«Всякий дол», т. е. всякая долина, низина, овраг (φάραγξ). Это, а равно и следующие выражения: гора, холм, кривизна, неровные пути, – все образы, служащие для обозначения нравственных препятствий,которые должны быть удалены Иоанном с пути, по которому Мессия идет к Своему народу. Удалены эти препятствия могут быть только через искреннее раскаяние народа.

«Спасение Божие» (см. комментарии к Лк.2:30). Евангелист, согласно с пророком, подразумевает здесь мессианское спасение, которое с пришествием Мессии и через Него сделается доступным созерцанию всех людей («всякой плоти» – это выражение обозначает человечество со стороны его немощи и потребности в Божественной помощи, а равно указывает и на всеобщность спасения, ср. Деян.2 17). Евангелист, очевидно, именно для того и продолжил цитату из книги Исаии, чтобы дать понять своим читателям, что спасение, приносимое Христом, назначено для всех народов.

7. Иоанн приходившему креститься от него народу говорил: порождения ехиднины! кто внушил вам бежать от будущего гнева?
8. Сотворите же достойные плоды покаяния и не думайте говорить в себе: отец у нас Авраам, ибо говорю вам, что Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму.
9. Уже и секира при корне дерев лежит: всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь.

Эти стихи представляют собой почти буквальное повторение Мф.3:7–10. Различие состоит только в том, что у Матфея Иоанн обращается с обличениями к фарисеям и саддукеям, а у Луки – к толпам народа. Но, как видно из грозного тона речи, Лука имел в виду и то, что в народной толпе преобладающее значение имели фарисеи и саддукеи, – только он отдельно не упомянул их. Прочее см. в комментариях к Мф.3:7–10.

10. И спрашивал его народ: что же нам делать?
11. Он сказал им в ответ: у кого две одежды, тот дай неимущему, и у кого есть пища, делай то же.
12. Пришли и мытари креститься, и сказали ему: учитель! что нам делать?
13. Он отвечал им: ничего не требуйте более определенного вам.
14. Спрашивали его также и воины: а нам что делать? И сказал им: никого не обижайте, не клевещите, и довольствуйтесь своим жалованьем.

Наставления Иоанна простому народу, какие тот дал в ответ на вопрос народа, передает один евангелист Лука. Общая мысль этих наставлений такая. Настоящие плоды покаяния – это не что-либо особенное, непосильное, а просто честное исполнение принятых на себя обязанностей.

«У кого две одежды...» Этим Иоанн напоминает об обязанности каждого помогать своему нуждающемуся ближнему, чем кто может.

«Дай», т. е. одну.

«У кого есть пища» – не только большие запасы пищи, а и малое количество.

«Делай то же», т. е. делись и куском хлеба.

«Мытари»(см. комментарии к Мф.5:46). Мытари могли думать, что Иоанн заставит их совсем отказаться от их ненавистного народу служения.

«Более определенного вам», т. е. больше того, что вам велело собирать с народа правительство. Обыкновенно же мытари требовали немало и в свою личную пользу.

«Воины». Тут могли быть и воины из евреев, и римские солдаты разных других наций, которые также были увлечены проповедью Иоанна. Они так же, как и мытари, чувствовали себя отчасти виновными в том, что содержание их тяжким бременем ложилось на народ. Нередко им также приходилось во время походов насильно брать чужое имущество, и это казалось им неизбежным делом их профессии. Как же им теперь каяться? Совсем, что ли, оставить военную службу, раз она вынуждает их к совершению таких несправедливостей по отношению к ближнему? Иоанн в ответ им говорит, что они могут обойтись и без таких несправедливостей – пусть живут своим жалованьем.

«Не клевещите», точнее: «не доносите» (συκοφαντήσητε – слово, первоначально обозначавшее у греков донос на нарушавших запрещение правительства о вывозе смокв).

15. Когда же народ был в ожидании, и все помышляли в сердцах своих об Иоанне, не Христос ли он, –
16. Иоанн всем отвечал: я крещу вас водою, но идет Сильнейший меня, у Которого я недостоин развязать ремень обуви; Он будет крестить вас Духом Святым и огнем.
17. Лопата Его в руке Его, и Он очистит гумно Свое и соберет пшеницу в житницу Свою, а солому сожжет огнем неугасимым.

«Властное, запечатленное вышечеловеческим достоинством слово Предтечи, его новое, отвечающее на самые святые запросы души учение, в соединении с его внешним, необычайным видом и самой безыскусственной проповедью, производили до такой степени сильное впечатление на народ, что многие недоумевали и размышляли в своем сердце, не это ли есть Мессия, обещанный Израилю? Это настроение умов: легко могло: привести к вредным для Иоанна и цели его последствиям. Строго верный своему призванию, не желая не принадлежащей себе славы, Иоанн предупреждает возможность такого крайнего увлечения и разъясняет недоумевающим людям в кратких, но сильных выражениях истинный смысл своего служения и свое отношение к Мессии» (Богословский, с. 50).

«Не Христос ли он?» Точнее: «не сам ли он (μήποτε αὐτός) Христос?» Иоанн говорил о другом Христе, но, может быть, мы – думал народ – не так что-нибудь поняли? Может быть, он имел в виду себя самого?

Прочее см. комментарии к Мф.3:11–12.

18. Многое и другое благовествовал он народу, поучая его.
19. Ирод же четвертовластник, обличаемый от него за Иродиаду, жену брата своего, и за все, что сделал Ирод худого,
20. прибавил ко всему прочему и то, что заключил Иоанна в темницу.

«Многое и другое благовествовал...» Евангелист Лука здесь замечает, что он, как и другие евангелисты, конечно, приводит проповедь Иоанна только в сокращении. Под «благовествованием» нужно понимать проповедь о грядущем Мессии, Которого Иоанн описывал в очень живых чертах. Проповедь эта, как видно из Евангелия Матфея (Мф.11:12), принесла добрые плоды: пробудила в народе стремление к Царству Небесному.

«Ирод же...» Прежде чем перейти к повествованию о выступлении Иисуса Христа на общественное служение, евангелист Лука считает нужным заключить свою речь о судьбе Иоанна Крестителя. То, что он здесь говорит, у Матфея и Марка сказано в другой последовательности (см. Мф.14:1 и сл.; Мк.6:17 и сл.).

21. Когда же крестился весь народ, и Иисус, крестившись, молился: отверзлось небо,
22. и Дух Святый нисшел на Него в телесном виде, как голубь, и был глас с небес, глаголющий: Ты Сын Мой Возлюбленный; в Тебе Мое благоволение!

«Когда же крестился весь народ». Это более определенное, чем у Матфея (Мф.3:13) и Марка (Мк.1:9), замечание о времени крещения Христа. «Это происходило, говорит евангелист Лука, тогда, когда в народе проявилось всеобщее стремление к принятию крещения от Иоанна». А это указывает на конец проповеднической деятельности Предтечи (Богословский, с. 63).

«Молился». Об этом говорит только Лука, отмечающий этим, что крещение было особенным важным в жизни Христа событием(ср. Мф.26:36; Лк.9:28).

«Отверзлось небо». У Матфея и Марка сказано, что отверзение неба было предметом видения (Мф.3:16; Мк.1:10), и потому некоторые толкователи склонны представлять это «отверзение» не как нечто фактическое, а как только нечто кажущееся известным лицам. Но евангелист Лука отрезает всякий путь к таким перетолкованиям, говоря, что небо отверзлось и не прибавляя, что это было видение. Чудо это, а равно и последующее сошествие Святого Духа в виде голубя и глас Бога Отца – все это были действительные события.

«Дух Святый...» (см. комментарии к Мф.3:16).

«В телесном виде», т. е. Он явился в обыкновенном виде голубя.

«Ты». Евангелист Лука в этом сходен с Марком (у Матфея – «Сей») см. Мк.1:11.

«В Тебе...» Евангелист Лука здесь опять передает глас Бога Отца как прямое обращение ко Христу (у Матфея и Марка – «в Котором»).

23. Иисус, начиная Свое служение, был лет тридцати, и был, как думали, Сын Иосифов, Илиев,
24. Матфатов, Левиин, Мелхиев, Ианнаев, Иосифов,
25. Маттафиев, Амосов, Наумов, Еслимов, Наггеев,
26. Маафов, Маттафиев, Семеиев, Иосифов, Иудин,
27. Иоаннанов, Рисаев, Зоровавелев, Салафиилев, Нириев,
28. Мелхиев, Аддиев, Косамов, Елмодамов, Иров,
29. Иосиев, Елиезеров, Иоримов, Матфатов, Левиин,
30. Симеонов, Иудин, Иосифов, Ионанов, Елиакимов,
31. Мелеаев, Маинанов, Маттафаев, Нафанов, Давидов,
32. Иессеев, Овидов, Воозов, Салмонов, Наассонов,
33. Аминадавов, Арамов, Есромов, Фаресов, Иудин,
34. Иаковлев, Исааков, Авраамов, Фаррин, Нахоров,
35. Серухов, Рагавов, Фалеков, Еверов, Салин,
36. Каинанов, Арфаксадов, Симов, Ноев, Ламехов,
37. Мафусалов, Енохов, Иаредов, Малелеилов, Каинанов,
38. Еносов, Сифов, Адамов, Божий.

Здесь указывается год выступления Христа на общественное служение.

«Иисус, начиная Свое служение...» – правильнее: «а Он Сам – о Ком был глас Божий (стих 22) – именно – Иисус, был, при начатии Своей деятельности (ἀρχόμενος), в возрасте около тридцати лет». Началом служения Христа евангелист Лука очевидно полагает «помазание» Христа Духом Святым во время крещения. Отсюда можно приблизительно указать и год общего летосчисления, в который совершилось это выступление. Как мы уже приняли (см. стих 1), пятнадцатый год правления Тиверия есть 779 от основания Рима. Но Иисус Христос крестился, вероятно, на следующий год по выступлении Иоанна Крестителя, имевшем место в этом 779 году, следовательно, примерно в 780. Отсюда же можно вывести, – опять, конечно, приблизительно, – и год рождения Христа. Отсчитывая от 780-го года лет 30 лет, мы получаем 750 год для рождества Христова. Между тем, наш счет годов от Рождества Христова, основание которому положил монах Дионисий, предполагает, что Христос родился в 752 году – двумя или тремя годами позже против установленного срока.

«Лет тридцати». Обыкновенно в этом возрасте, как возрасте полной зрелости, левиты вступали в отправление своей должности (Чис.4:3, 23).

«И был, как думали, Сын Иосифов, Илиев». По-гречески: ὤν, ὡς ἐνομίζετο, υἱὸς Ἰωσήφ, τοῦ Ἠλί. При таком чтении слово «Сын» (υἱός) относится к слову «Иосиф» (Ἰωσήφ). Но признать такое сочетание запрещает отсутствие артикля перед именем Иосиф: ведь дальше везде отношение отца к сыну обозначается аритиклем (τοῦ). Нет, отсутствие артикля перед словом «Иосиф», скорее, заставляет думать, что евангелист не вносит Иосифа в число предков Иисуса Христа. Лучше поэтому принять чтение Александрийского кодекса, где слово «Сын» (υἱός) присоединено к причастию ἦν (по-русски: «был»). Тогда нужно будет передать этот стих по-русски так: «и был (точнее: будучи) Сын, как полагали, Иосифов – (на самом деле) Илиев». Но кто же такой Илий? По наиболее вероятному предположению, которое заменило собой в науке ранее принятое объяснение Юлия Африкана (ср. Толкование на Евангелие от Матфея, гл. 1), это был отец Пресвятой Девы Марии. Сама Она, по еврейскому обычаю, не вводится в число членов родословия Христа, но зато евангелисту было очень важно указать, что Христос по плоти является настоящим потомком Давида, что он и делает, давая родословие отца Марии и показывая, что Мария действительно происходила от Давида.

Евангелист Лука ведет, таким образом, родословие Христа через Его деда по Матери и в восходящем порядке. Тут, однако, мы встречаемся с двумя такими именами (стих 27), которые повторяются и в родословии, сообщаемом у евангелиста Матфея как родословии Иосифа (Мф.1:12) – именно с именами Зоровавеля и Салафииля. Но это недоумение может быть решено просто: и тот и другой действительно были общими предками Иосифа и Марии, а потом евангелисты перечисляют уже разных – двух – сыновей Зоровавеля, от одного из которых пошел род Иосифа, а от другого – род Марии. Важнее другие недоумения, здесь возникающие. Как объяснить, что Лука называет Зоровавеля сыном Салафииля (также и Матфей), тогда как в книге Паралипоменон (1Пар.3:18–19) Зоровавель назван сыном Федаии? Вероятно, это можно объяснить законом ужичества. Федаия был братом Салафииля и потому мог, после смерти последнего, вступать в брак с его бездетной вдовой, и от этого брака мог родиться Зоровавель. Могло, конечно, случиться и обратное, в случае смерти Федаии, словом, или евангелисты, или писатель книги Паралипоменон называют отца Зоровавеля не настоящего, действительного, а законного, чье имя носил Зоровавель.

Наконец, что касается того, что в книге Паралипоменон (1Пар.3:20) в числе сыновей Зоровавеля не упомянут упоминаемый здесь Лукою Рисай, то это можно объяснить тем, что писатель книг Паралипоменон назвал всех сыновей Зоровавеля, или тем, что некоторые из сыновей носили по два имени (Богословский, Детство Иисуса Христа, с. 54).

В 37-м стихе упомянуто имя Каинана, находящееся только в переводе книги Бытия у Семидесяти (Быт.10:24). Это имя, по всей вероятности, находилось и в подлинном тексте.

В стихе 38 евангелист Лука называет Христа сыном Адамовым, Божиим. Неестественно представить себе, чтобы евангелист поставил Адама в такое отношение к Богу, в какое Сифа поставил к Адаму, т. е. в отношение сыновства по происхождению. Поэтому правильнее относить слово «Божий» к слову «Иисус» в 23-м стихе. Таким образом, здесь будет указываться на то, что и по телесному Своему происхождению Сын Марии был в то же время Сыном Бога.

Замечательно, что у Луки родословие разделяется на седмерицы, соединяемые три раза по три в один отдел и однажды – две в отдел, а именно:

1) от Иисуса до Нирия – 21 род (3 х 7),

2) от Нирия до Давида – 21 род (3 х 7),

3) от Давида до Авраама – 14 родов (2 х 7), и

4) от Авраама до Адама – 21 род (3 х 7).

Конечно, такое согласие получается при том, если считать заключительных лиц седмерицы начальными членами следующей седмерицы.

Так как предание называет отца Марии не Илием, а Иоакимом, то в объяснение этого можно опять припомнить обычай иудеев носить по два имени – одно, данное при рождении, и другое, принятое по случаю какого-нибудь необычайного события в жизни человека.

Что касается того вопроса, почему евангелист Лука помещает родословие Христа не там, где евангелист Матфей, т. е. не в начале Евангелия, то это обстоятельство можно объяснить обычаем древнееврейских писателей приводить родословные таблицы известных исторических деятелей там, где изображается начало деятельности этих лиц (см. Исх.6:4–26).

 

Система Orphus Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter


<<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>>