<<<   БИБЛИОТЕКА   >>>


А. П. Лопухин. Толковая Библия. Евангелие от Луки

ПОИСК ФОРУМ

 

Глава 12

1–12. Увещания к открытому исповеданию веры. – 13–21. Притча о безумном богаче. – 22–34. О собирании земных сокровищ. – 35–48. О бдительности и верности. – 49–53. О борьбе, которую придется переживать последователям Христа. – 54–59. О знамениях времени.

1. Между тем, когда собрались тысячи народа, так что теснили друг друга, Он начал говорить сперва ученикам Своим: берегитесь закваски фарисейской, которая есть лицемерие.

В следующем далее разделе (до 13-го стиха) евангелист Лука держится Евангелия Матфея или того источника, который был близок к этому Евангелию (ср. Мф.10:17–33).

«Берегитесь закваски фарисейской» (см. Мф.16:6).

«Которая есть лицемерие», т. е. берегитесь потому, что эта закваска, проникающая всю натуру фарисея, есть лицемерие (ср. Мф.6:2).

2. Нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, чего не узнали бы.

В чем связь речи с предыдущим стихом? Несомненно, Господь указывает теперь на бесполезность лицемерия: все равно истина со временем непременно выйдет наружу (см. Мф.10:26–27).

3. Посему, что вы сказали в темноте, то услышится во свете; и что говорили на ухо внутри дома, то будет провозглашено на кровлях.

Некоторые толкуют это в приложении к проповеди апостолов, сначала прикрывающейся, а потом, с победой христианства, возвещаемой открыто. Но проще и естественнее видеть здесь продолжение речи о бесполезности лицемерия: как ни скрывает лицемер свое душевное состояние, оно в конце концов все же обнаружится явно для всех.

«Во свете», т. е. при дневном свете.

4. Говорю же вам, друзьям Моим: не бойтесь убивающих тело и потом не могущих ничего более сделать;
5. но скажу вам, кого бояться: бойтесь того, кто, по убиении, может ввергнуть в геенну: ей, говорю вам, того бойтесь.
6. Не пять ли малых птиц продаются за два ассария? и ни одна из них не забыта у Бога.
7. А у вас и волосы на голове все сочтены. Итак не бойтесь: вы дороже многих малых птиц.

(См. Мф.10:28–31).

До сих пор Господь говорил о лицемерах, теперь же обращается к друзьям Своим. От них Он ждет не лицемерной преданности, а открытого и честного, безбоязненного служения.

8. Сказываю же вам: всякого, кто исповедает Меня пред человеками, и Сын Человеческий исповедает пред Ангелами Божиими;
9. а кто отвергнется Меня пред человеками, тот отвержен будет пред Ангелами Божиими.

(См. Мф.10:32–33).

Господь здесь убеждает учеников к твердому исповеданию своей веры и указывает на ожидающую их за это награду.

«Пред Ангелами Божиими». Евангелист Лука говорит об «Ангелах» как о слугах, окружающих престол Небесного Царя. Евангелист Матфей – прямо об Отце Небесном, пред Коим Христос признает Своими верных Его исповедников.

10. И всякому, кто скажет слово на Сына Человеческого, прощено будет; а кто скажет хулу на Святаго Духа, тому не простится.

(См. Мф.12:3).

От исповедников Христа речь переходит к неверующим во Христа, которые будут говорить против Сына Человеческого, а от этих – к хулителям Святого Духа.

11. Когда же приведут вас в синагоги, к начальствам и властям, не заботьтесь, как или что отвечать, или что говорить,
12. ибо Святый Дух научит вас в тот час, что должно говорить.

Согласно евангелисту Луке, хулителями Духа Святого должны быть признаны начальства и власти, которые не будут признавать учеников Христовых посланниками Божиими, говорящими под действием Святого Духа (см. Мф.10:17–20).

13. Некто из народа сказал Ему: Учитель! скажи брату моему, чтобы он разделил со мною наследство.
14. Он же сказал человеку тому: кто поставил Меня судить или делить вас?

Это замечательное событие отмечает только один евангелист Лука. Кто-то из слушателей Христа – во всяком случае не ученик Христа, потому что ученик едва ли отважился бы приступить пред лицом народа с подобным вопросом ко Христу, – кто-то, очевидно, чрезвычайно занятый своим делом, перебил Христа вопросом или просьбой: «Учитель! скажи брату...» Очевидно, что брат его неправильно присвоил себе все наследство после отца, и он желал, чтобы Великий Учитель народный вступился за него. Быть может, думал он, брат послушает Учителя. Но Господь коротко ответил ему, что Он не поставлен на дело разделения имущества.

«Человек!» (так следует перевести здесь обращение Христа ἄνθρωπε). «Кто поставил...» Господь называет обратившегося к Нему «человеком» – название, показывающее некоторое неодобрение самой просьбы (ср. Рим.2:1, 9:20). Затем Господь явно отстраняется от участия в делах чисто гражданского характера. Он пришел для того, чтобы возвещать Евангелие, и раз Евангелие утвердится в сердцах людей, оно само уже преобразует и изменит весь строй общественной жизни. На основании Евангелия могло развиться вполне справедливое христианское законодательство – обновление внутреннее должно было повести и к обновлению внешнему, гражданскому (см. об этом: Розанов Н.П. Социально-экономическая жизнь и Евангелие, с. 1–5).

15. При этом сказал им: смотрите, берегитесь любостяжания, ибо жизнь человека не зависит от изобилия его имения.

Господь указывает на то, что побуждением к высказанной «человеком» просьбе было любостяжание – жадность, и при этом убеждает бояться этого чувства.

«Ибо жизнь». Какая жизнь? Обыкновенная физическая жизнь или жизнь вечная? Из 20-го стиха видно, что здесь может подразумеваться только первая – простое существование, продолжительность которого не зависит от того, сколько кто сумел накопить себе богатства: Бог неожиданно полагает конец жизни человека богатого и продолжает жизнь бедняка.

16. И сказал им притчу: у одного богатого человека был хороший урожай в поле;
17. и он рассуждал сам с собою: что мне делать? некуда мне собрать плодов моих?
18. И сказал: вот что сделаю: сломаю житницы мои и построю большие, и соберу туда весь хлеб мой и все добро мое,
19. и скажу душе моей: душа! много добра лежит у тебя на многие годы: покойся, ешь, пей, веселись.
20. Но Бог сказал ему: безумный! в сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил?
21. Так бывает с тем, кто собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет.

Притча о безумном богаче как нельзя лучше подтверждает собой мысль 15-го стиха – о ненадежности богатства для удлинения человеческой жизни.

«Некуда мне собрать плодов моих». У богача на виду были, конечно, тысячи нуждающихся, которым бы он и должен был отдать избыток урожая, но он как будто совершенно не считает себя обязанным помогать ближним и думает только о себе, чтобы ему-то было спокойно за будущее, когда, быть может, не будет урожая.

«Скажу душе моей». Душа здесь берется как «седалище чувствований»: она будет чувствовать удовольствие, которое даст человеку богатство («душа» по-гречески ψυχή – именно низшая сторона душевной жизни в отличие от pneama – высшей стороны этой жизни).

«Бог сказал ему». Когда и как – не сказано, эти недомолвки вообще свойственны притче (блж. Феофилакт).

«Возьмут». Опять не сказано – кто. Можно, конечно, здесь видеть Ангелов – «Ангелов смерти, которые исторгнут душу сопротивляющегося животолюбца» (блж. Феофилакт; ср. Лк.16:22).

«В Бога богатеет» (εἰς θεὸν πλουτῶν) – это не значит: собирать богатство для того, чтобы употреблять его вославу Божию, потому что в таком случае было бы удержано предыдущее выражение: «собирает сокровища» (θησαυρίζειν), и противоположение заключалось бы только в различии целей обогащения, тогда как, несомненно, Господь противополагает «обогащение вообще» полному равнодушию к собиранию имения. Не может здесь быть и речи о собирании неветшающих богатств – благ Мессианского Царства, потому что это все же будет накоплением сокровищ «для себя», хотя это – сокровища другого рода. Поэтому ничего не остается, как принять толкование Б. Вейса, согласно которому «богатеть в Бога» – значит быть богатым благами, которые Сам Бог признает за блага (ср. выражение стиха 31: «наипаче ищите Царствия Божия»).

22. И сказал ученикам Своим: посему говорю вам, – не заботьтесь для души вашей, что вам есть, ни для тела, во что одеться:
23. душа больше пищи, и тело – одежды.
24. Посмотрите на воронов: они не сеют, не жнут; нет у них ни хранилищ, ни житниц, и Бог питает их; сколько же вы лучше птиц?
25. Да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе роста хотя на один локоть?
26. Итак, если и малейшего сделать не можете, что заботитесь о прочем?
27. Посмотрите на лилии, как они растут: не трудятся, не прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них.
28. Если же траву на поле, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, то кольми паче вас, маловеры!
29. Итак, не ищите, что вам есть, или что пить, и не беспокойтесь,
30. потому что всего этого ищут люди мира сего; ваш же Отец знает, что вы имеете нужду в том;
31. наипаче ищите Царствия Божия, и это все приложится вам.

Эти изречения, в которых раскрываются мысли притчи о безумном богаче, в Евангелии Матфея помещены в Нагорной беседе (см. Мф.6:25–33).

«И не беспокойтесь» (стих 29, μὴ μετεωρίζεσθε) – правильнее «не заноситесь слишком» в своих требованиях, предъявляемых к жизни вообще.

32. Не бойся, малое стадо! ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство.
33. Продавайте имения ваши и давайте милостыню. Приготовляйте себе влагалища не ветшающие, сокровище неоскудевающее на небесах, куда вор не приближается и где моль не съедает,
34. ибо где сокровище ваше, там и сердце ваше будет.

«Не бойся, малое стадо...» Эти слова находятся только у евангелиста Луки. Здесь Господь дает уверение Своим ученикам в том, что их стремление к Царству Божию (стих 31) достигнет своей цели. А они и могли бояться именно того, что им, пожалуй, не придется войти в это Царство, потому что они, во всяком случае, представляли собой только крайне маленький кружок («малое стадо»), тогда как в Ветхом Завете, по общему тогдашнему представлению, Царство Мессии было предназначено народу избранному в его целом. «Что же в самом деле представляем мы собою? – могли думать апостолы. – Что же это за «Царство» будет, в котором будем только мы с немногими другими последователями Христовыми?» Но Господь рассеивает все их сомнения указанием на «благоволение» Божие: Царство пред вами откроется (ср. Лк.22:29 и сл.) – конечно, славное Небесное Царство Мессии.

«Продавайте имения...» Эта цель так важна, что вы для нее должны жертвовать своим земным достоянием. Это уже, конечно, относится не только к апостолам, но и ко всем последователям Христовым (см. Мф.6:19–21).

«Приготовляйте себе». Другим вы отдадите свои земные стяжания, но позаботьтесь и о себе – старайтесь приобрести себе небесное сокровище, т. е. вход в славное Царство Христово. Однако нельзя думать, что это будет достигнуто одним раздаянием своего имения бедным или одной милостыней. Милостыня, раздача своего имения только освободят человека от препятствия, каким является богатство для человека, который стремится к приобретению Царства Небесного, но кроме этого ищущий такого Царства должен приложить все свои силы к достижению поставленной им цели.

«Влагалища не ветшающие», т. е. такие хранилища небесных сокровищ, которые никогда не изнашиваются и из которых ничего не просыпается.

35. Да будут чресла ваши препоясаны и светильники горящи.
36. И вы будьте подобны людям, ожидающим возвращения господина своего с брака, дабы, когда придет и постучит, тотчас отворить ему.
37. Блаженны рабы те, которых господин, придя, найдет бодрствующими; истинно говорю вам, он препояшется и посадит их, и, подходя, станет служить им.
38. И если придет во вторую стражу, и в третью стражу придет, и найдет их так, то блаженны рабы те.
39. Вы знаете, что если бы ведал хозяин дома, в который час придет вор, то бодрствовал бы и не допустил бы подкопать дом свой.
40. Будьте же и вы готовы, ибо, в который час не думаете, приидет Сын Человеческий.

С речью о будущем славном Царстве Мессии тесно связана и речь, где Христос убеждает апостолов быть особенно бдительными в ожидании открытия этого Царства.

«Да будут чресла...» Т.е. будьте в полной готовности встретить грядущего Мессию. Слугам приходилось быстро ходить, прислуживая господину, и потому они должны были подпоясывать свою одежду, чтобы она не путалась у них в ногах. Точно так же, встречая ночью своего господина, они должны были держать в руках светильники. Господин изображается идущим «с брака» – не со своего, а просто с чьей-то свадьбы.

«Блаженны рабы те...» Этим приточным изречением Господь хочет указать на несомненность праведного воздаяния, какое получат при открытии славного Царства Мессии все верные Его слуги: господин сам таким рабам окажет столько же внимания, сколько и они ему, так и Мессия достойно вознаградит бодрствующих Своих рабов.

«Во вторую стражу», «и в третью стражу». В первую стражу, т. е. в начале ночи несколько рабов могли и так не спать, убирая кое-что по дому. Но не спать во вторую и третью стражу – это значило уже бодрствовать намеренно. Здесь евангелист Лука держится древнего иудейского деления ночи на три части, или стражи, Марк в Мк.13:35 держится позднейшего, римского, деления ночи на четыре стражи.

«Вы знаете, что если бы ведал...»

(см. Мф.24:43–44).

41. Тогда сказал Ему Петр: Господи! к нам ли притчу сию говоришь, или и ко всем?
42. Господь же сказал: кто верный и благоразумный домоправитель, которого господин поставил над слугами своими раздавать им в свое время меру хлеба?
43. Блажен раб тот, которого господин его, придя, найдет поступающим так.
44. Истинно говорю вам, что над всем имением своим поставит его.
45. Если же раб тот скажет в сердце своем: не скоро придет господин мой, и начнет бить слуг и служанок, есть и пить и напиваться, –
46. то придет господин раба того в день, в который он не ожидает, и в час, в который не думает, и рассечет его, и подвергнет его одной участи с неверными.
47. Раб же тот, который знал волю господина своего, и не был готов, и не делал по воле его, бит будет много;
48. а который не знал, и сделал достойное наказания, бит будет меньше. И от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут.

О вопросе апостола Петра сообщает только один евангелист Лука. Петр недоумевает относительно притчи о рабах, ожидающих господина, – к одним ли апостолам она относится или же ко всем верующим. В ответ Петру Господь говорит притчу, которая приведена и у Матфея (Мф.24:45–51). Если же у Матфея упоминается о «рабе», а здесь о «домоправителе», то, очевидно, это не противоречие, так как на Востоке домоправители большей частью брались из рабов. Затем в 46-м стихе евангелист Лука говорит, что участь раба будет такая, какую имеют вообще люди неверные, а Матфей (Мф.24:51) вместо слова «неверные» употребляет – «лицемеры». Стихи 47–48 представляют собой дополнение, сделанное евангелистом Лукой. Раб, знавший все, чего желает его господин, и все же не приготовивший что нужно, будет наказан тяжко. Не знавший же воли господина будет не так наказан в случае неисполнения этой воли, но все же будет наказан за то, что «сделал достойное наказания» (а что именно – Господь не говорит).

«И от всякого, кому дано много...» (стих 48). Объяснение см. в комментариях к Мф.25:14 и сл. Денежная сумма не должна лежать праздно у того, кому дается: она дана, очевидно, для увеличения ее посредством торговых операций, и потому при возвращении ее давшему нужно будет отдать вместе с нею и прирост к ней. В переносном смысле здесь, конечно, имеются в виду те последователи Христа, которые получили какие-либо особые духовные или внешние преимущества, которыми они должны служить на возращение Церкви (Еф.4:11–13).

49. Огонь пришел Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся!
50. Крещением должен Я креститься; и как Я томлюсь, пока сие совершится!
51. Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение;
52. ибо отныне пятеро в одном доме станут разделяться, трое против двух, и двое против трех:
53. отец будет против сына, и сын против отца; мать против дочери, и дочь против матери; свекровь против невестки своей, и невестка против свекрови своей.

Господь только что сказал, что Его верным служителям необходимо непрестанно бодрствовать. Это увещание Он теперь обосновывает указанием на действие, какое должно повести за собою Его явление в человечестве: с Его пришествием должно наступить время трудной борьбы, которая произойдет между людьми при решении вопроса, стать ли им на сторону Христа или идти против Него.

«Огонь пришел Я низвести на землю». Под этим «огнем» нельзя понимать ни Святого Духа (древнее церковное толкование), ни Слово Божие с его очищающей силой, ни огонь преследований, испытывающий верующих, ни воспламененность Духа, появившуюся в некоторых людях под действием Христова учения, ни изображаемый далее (стих 51 и сл.) раздор как всепожирающий элемент. Во всех этих толкованиях не принимается достаточно во внимание само существо огня, а против последнего толкования говорит то обстоятельство, что раздоры дальше представляются не как пожирающие, а как разделяющие людей. Существо же огня состоит в том, что он разрушает вещи и истребляет все, что может быть истреблено, а неистребимое, не поддающееся его разрушительному действию очищает от всяких к нему приставших примесей. Определяя ближе значение огня, как он понимается здесь, мы должны видеть в нем духовную силу, которая разрушает настоящий строй мира, уничтожает в нем все тленное и противобожественное, и этим очищает сущность этого мира, и преображает его в новый, способный к вечному существованию.

«И как желал бы, чтобы он уже возгорелся!» Точнее: «и как сильно желаю Я...» (καὶ τί θέλω).

«Крещением должен Я креститься». Огонь этот возгорится тогда только, когда Христос совершит Свое служение, для которого Он пришел на землю... Здесь, конечно, имеется в виду крещение посредством страданий, так сказать погружение (βάπτισμα) в страдания (ср. Мк.10:38).

«И как Я томлюсь...» Томиться (συνέχεσθαι) – это значит иметь в душе постоянное беспокойство, тоску (ср. Лк.21:25; 2Кор.2:4). Здесь Христос выражает чисто человеческое чувство подавленности духа при мысли о предстоящих страданиях (ср. Ин.12:27; Мф.26:37).

Если таким образом Христос говорит, что Он пришел «бросить» (по-русски – «низвести» – выражение более слабое) на землю огонь и желает, чтобы этот огонь уже зажегся, а потом продолжает, что Ему нужно креститься страданием, мысль о котором приводит Его душу в томление, то этим самым Он дает понять не только то, что Его страдание будет предшествовать возжжению того огня, но также и то, что оно необходимо для этого, что без Его страданий огонь не возгорится. Отсюда можно вывести заключение, что под огнем, который возгорится только после Его страданий и смерти, Господь имел в виду проповедь о кресте, которая для погибающих явилась соблазном, а для спасаемых – силою Божией (1Кор.1:18) и которая должна была действительно как огонь очистить мир от всего греховного. Пламя этой проповеди будет гореть до тех пор, пока грешники не будут окончательно попалены в последнем огне суда Божия и пока не появится новое небо и новая земля, в которых обитает правда (2Пет.3:7, 12–13).

Как Христос через крещение, которое Он принял при самом выступлении Своем на мессианское служение, взял на Себя вину всего человечества, так в крещении страданиями Он понес на Себе ответственность за эту вину и восстановил человечество в его праведности, так как перенимая себе верою Его заслуги, мы действительно становимся праведными пред Богом: В этом и состоит причинная связь между страданиями и смертью Христа, с одной стороны, и возжжением огня – с другой.

Чтобы объяснить эту образную речь, Господь далее (стих 51 и сл.) говорит ученикам, что Он пришел на землю не «мир» принести, а «разделение». Объяснение см. в комментариях к Мф.10:34–36, где это изречение имеет значение увещания учеников к самому крайнему самоотвержению, тогда как здесь оно приведено как содержащее в себе увещание к бодрствованию ввиду ожидаемого пришествия Христа для открытия Его Царства.

54. Сказал же и народу: когда вы видите облако, поднимающееся с запада, тотчас говорите: дождь будет, и бывает так;
55. и когда дует южный ветер, говорите: зной будет, и бывает.
56. Лицемеры! лице земли и неба распознавать умеете, как же времени сего не узнаете?
57. Зачем же вы и по самим себе не судите, чему быть должно?
58. Когда ты идешь с соперником своим к начальству, то на дороге постарайся освободиться от него, чтобы он не привел тебя к судье, а судья не отдал тебя истязателю, а истязатель не вверг тебя в темницу.
59. Сказываю тебе: не выйдешь оттуда, пока не отдашь и последней полушки.

Причина тех раздоров, о возникновении которых только что предсказал Христос, если принять прежде всего во внимание слушателей Христа – иудеев, лежала в самом народе иудейском. Этот народ не хотел признать, что с пришествием Христа наступило столь долгожданное мессианское время. Поэтому Господь и упрекает народ в этом нежелании понять великий смысл совершающихся пред ним событий – дел Христовых. Христос обличает народ теми же словами, с которыми Он некогда обратился к фарисеям (см. Мф.16:1–4).

«Облако... с запада», т. е. со Средиземного моря, тучу, полную влаги.

«Лицемеры». Так по всей справедливости должно было назвать народ, потому что здравый смысл народ еще не утратил, он только не хотел вникнуть в значение того, что совершал перед его глазами Христос.

«Зачем же и вы по самим себе не судите...» Здесь сила мысли заключается в слове ἀφ́ ἑαυτῶν, неточно переведенном в русском тексте выражением «по самим себе». Господь упрекает народ в том, что он не хочет в смысле знамений времени, им переживаемого, разобраться самостоятельно, «сам по себе», не руководясь вредными внушениями фарисеев.

«Когда ты идешь...» Мысль о необходимости воспользоваться совершающимися ныне знамениями времени Господь подкрепляет здесь притчей, содержание которой взято из обыденной жизни. Хорошо поступает тот, кто, не доводя дело до судебного разбирательства, спешит помириться с противником своим или заимодавцем, потому что суд не помилует не платящего должника и отдаст его истязателю (πράκτωρ), на обязанности которого у греков лежало взыскание всяких долгов. Так и слушателям Своим Господь советует этой притчей сделать поскорее то, что требуется от них настоящим положением вещей, т. е. принести поскорее покаяние в своем упорстве, с каким они доселе не хотели признать во Христе Богопосланного Мессию и этим избавиться от угрожающего им суда Божия (такое же наставление находится и у Мф.5:25–26, но здесь оно более на месте, чем там). Впрочем, Господь предоставляет самому народу сделать приложение к себе этой притчи. Сделать же это было нетрудно, потому что время, в которое жил этот народ, действительно было похоже на деловые отношения между должником и кредитором. Уже Иоанн Креститель проповедовал покаяние и предвозвещал пришествие Господа на суд, а потом Христос Сам засвидетельствовал о Себе пред народам как об Искупителе от греха и внушал мысль о строгой ответственности, которой подвергнутся все непокорные Его увещаниям. Если народ теперь пренебрегает всеми предлагаемыми ему средствами для того, чтобы освободиться от своей вины перед Богом, то и с ним Бог поступит как с должником из притчи.

 

Система Orphus Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter


<<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>>