<<<   БИБЛИОТЕКА   >>>


Сокровищница духовной мудрости

ПОИСК ФОРУМ

 

Агиология

Святым называется тот, кто чист от зла и грехов (прп. Антоний Великий, 85, 91).

***

Когда пересказываем жития прославившихся благочестием, прежде всего Владыку прославляем и рабах Его (свт. Василий Великий, 8, 241).

***

Мы ублажаем святых и желаем себе их венцов, но не хотим подражать их подвигам Или думаете, что так удостоились они венцов, без трудов и скорбен, чего вам бы хотелось? (прп. Ефрем Сирин, 30, 71).

***

...Бог даровал <святым> царство Свое и еще дал им большую славу вместе со святыми Ангелами всегда в радости взирать на Него (прп. Ефрем Сирин, 30, 300).

***

Святые подлинно достойны похвалы, славы, всегда блаженны; Ангелы и человеки ублажают их, потому что любовь Божию предпочли они целому миру (прп. Ефрем Сирин, 30, 300).

***

...Праведные и святые, сотворившие волю Святого Бога, в тот час, когда придет Господь, воссияют неизглаголанным светом спасительной славы (прп. Ефрем Сирин, 30, 313).

***

Подобие Ангелов носят на себе святые в Церкви и, как граждане небесные, служат Богу среди земнородных. В неутомимой борьбе преодолевают они плотские похоти, и тело свое по воле Господа своего соделывают сосудом святыни. Душевные силы направляют они к духовным созерцаниям и соделываются обителью Бога всяческих, чтобы в них почивал Он (прп. Ефрем Сирин, 33, 394).

***

Ради человеков снизошла благодать Его <Божия> в обитель праведных, чтобы всем разделить спасительные дары Его, какие сообщает Он рабам Своим. На путь жизни привела любовь Его таинников своих. Святые достигли обетований среди обуреваний плоти. Блюли они истину, хранили порядок, исполняли должное и во имя истины упокоились в пристани от житейских коловратностей. Вослед их текла глумящаяся мысль моя, и увидел я смерть, которая уже давно умерщвлена и стала как бы ничто (прп. Ефрем Сирин, 33, 395).

***

Та вера, какую святые вмещали в членах своих, и из гробов их обнаруживается во все времена Та любовь к истине, какую при жизни хранили они во плоти своей, и из гробов их просиявает на пользу людям. Источником жизни служат тела почивших святых, и мир — свидетель тех исцелений, какие совершаются от них повсюду. Если же смерть почивших праведников производит уже ныне такие чудеса, то во сколько крат больше будет их слава, в какую облекутся они в день Воскресения! Благословен, Кто по любви к святым Своим соделал, что одержали они победу в борьбе с плотню и прекрасному странствию своему положили конец в пристани жизни. Благословен, Кто даровал им благодать — пребыть во истине во время жизни и дал силу вспомоществовать людям по смерти своей! Благословен Тот, Чья любовь обильно изливается на смертных и Кто по милости к человеческому роду оживотворяет его новою жизнью! Благословен, Кто в умерших являет живым силу величия Своего и призывает живых к благодати — стать присными Его! Благословен Всеоживитель, Который являет всем великое могущество любви Своей, и твари никак не могут объять богатство щедрот Его! Благословен Милосердый, Который по благости Своей животворит недостойных и нетленную жизнь дает мертвецам! Благословен, Кто все устрояет, все обновляет, всем правит. Кто всякому являет всю силу Премудрости Своей в живых и в мертвых! Благословен Господь, Которого рабы почивают сном, между тем как прославляет Он память их! (прп. Ефрем Сирин, 33, 397).

***

<Святые> — это врачи, неусыпно пекущиеся о нашем здравии; потому что в себе имеют врачевство жизни, цельбу души и тела, духовное врачевство, исцеляющее и душу и тело (прп. Ефрем Сирин, 34, 55).

***

Кто видел целые сонмы питающихся одной славою. Ризы их — свет, лица — сияние, постоянно поглощают и источают они полноту благодати Божией. В устах у них— источник мудрости, в мыслях — мир, в ведении — истина, в исследованиях — страх, в славословии — любовь (прп. Ефрем Сирин, 34, 400).

***

Святый же есть тот, кто освятил и совершенно очистил внутреннего человека (прп. Макарий Египетский, 66, 416).

***

При святых рабах Божиих еще ныне пребывают Ангелы, и святые духи их окружают и охраняют (прп. Макарий Египетский, 85, 269).

***

Человек не иначе делается сыном Божиим, как только, когда делается святым (свт. Григорий Нисский, 21, 109).

***

Когда мы вознамерились совершить первое торжество при мощах <сорока мучеников> и поместить ковчег во святилище храма, мать моя (она ради Бога собирала и учреждала и этот праздник) приказала мне прибыть для участия в происходившем; но я находился далеко, был еще молод, принадлежат к числу мирян, и как обыкновенно бывает в делах, не терпящих отлагательства, будучи занят, по неразумению принял с неудовольствием этот зов и даже в душе упрекал мать свою за то, что она не отложила этого праздника до другого времени. Однако зов этот, отвлекший меня от моих занятий, привлек сюда, и я прибыл в селение за день до собрания. И вот, в то время, когда совершалось всенощное бдение в саду, где находились мощи святых, в честь которых совершали псалмопения, мне, спавшему поблизости в одной комнате, представилось во сне такое видение. Мне казалось, будто я хочу войти в сад, где совершалось всенощное бдение; в то время, когда я находился близ дверей, показалось множество воинов, сидевших у входа; все они вдруг встали и устремились на меня с угрозою и не допускали до входа. Я получил бы и удары, если бы не упросил их один, как казалось, более человеколюбивый. Когда сон оставил меня и мне пришло на мысль мое прегрешение против зова, я понял, к чему относилось это страшное видение воинов. Многими слезами оплакал свое неразумение и пролил горькие слезы над самой ракой мощей, чтобы Бог явился милостивым ко мне, а святые воины даровали прощение. Я сказал это, чтобы убедиться нам, что мученики, так послужившие нашей Церкви и соделавшиеся ее украшением, живы пред Богом, суть Его копьеносцы и приближенные (свт. Григорий Нисский, 25, 253).

***

Я могу указать... восемь причин всякого рода и вида бедствий святых... Первая состоит в том, что Бог попускает им терпеть беды, чтобы они вследствие величия своих заслуг и чудес не впадали скоро в гордость. Вторая в том, чтобы другие на думали о них больше, чем свойственно человеческой природе, и не полагали, будто они боги, а не люди. Третья — чтобы сила Божия являлась могущественной, побеждающей и умножающей проповедь чрез людей слабых и связываемых узами. Четвертая — чтобы яснее обнаруживалось терпение их самих, как людей, которые служат Богу не из-за награды, а являют такое благомыслие, что и после великих бедствий обнаруживают чистую любовь к Нему. Пятая — чтобы мы любомудрствовали о воскресении... Шестая (причина) в том, чтобы все подвергающиеся несчастиям, имели достаточное утешение и облегчение, взирая на них и помня о случившихся с ними бедствиях. Седьмая — чтобы, когда мы призываем вас (подражать) добродетели их и каждому из вас говорим: «подражай Павлу, соревнуй Петру», вы, по причине чрезмерной высоты заслуг, не подумали, что они были людьми иной природы, и не отказались боязливо от подражания. Восьмая — чтобы, когда нужно ублажать и сожалеть, мы знали, кого нужно почитать блаженным, а кого жалким и несчастным (свт. Иоанн Златоуст, 46, 13—14).

***

...Надобно удивляться святым не потому, что они были так благочестивы и любомудры во время сильной скорби, но потому, что, и по прошествии бури и с наступлением тишины, продолжали быть одинаково скромными и старательными (свт. Иоанн Златоуст, 46, 336).

***

...Будем подражать святым, которые ни скорбями не были побеждаемы, ни от покоя не расслабевали, что бывает теперь со многими из нас, как с легкими ладьями, которые от всякого напора волн заливаются водою и тонут (свт. Иоанн Златоуст, 46, 337).

***

Памятниками святых служат не могилы, гробницы, столбы и надписи, но добрые дела, ревность по вере и чистая пред Богом совесть (свт. Иоанн Златоуст, 46, 644).

***

Как взирающий на солнце не делает этого светила более светлым, но освещает собственные глаза свои, — так точно и почитающий мученика не его делает более славным, но сам от него приобретает просвещающее благословение (свт. Иоанн Златоуст, 46, 747).

***

...Бог в имени святых, как на медном столбе, полагает напоминание и урок добродетели (свт. Иоанн Златоуст, 47, 141).

***

...Когда вспомним о святых, то, если мы в беспечности — пробуждаемся, если в бесстрашии — устрашаемся (свт. Иоанн Златоуст, 47, 141).

***

...Святые, пламенея любовью ко Господу и вознося священные песни, даже не чувствовали своих скорбен, но всецело предавались молитве... (свт. Иоанн Златоуст, 47, 162).

***

У святых не одни только слова, наставления и увещания, но и весь вообще образ жизни бывает для внимательных достаточным уроком любомудрия (свт. Иоанн Златоуст, 47, 185).

***

...Воспоминание о святых обыкновенно избавляет от смятения в душе, происходящего от злых и нечистых духов и непристойных помыслов (свт. Иоанн Златоуст, 47, 243).

***

Таков обычай святых: если они сделают что-нибудь худое, то торжественно это показывают, каждый день стонут и делают открытым для всех; если же что-нибудь благородное и великое, то скрывают это и предают забвению (свт. Иоанн Златоуст, 47, 313).

***

Многое могут сделать ноги святых, входя в дом, они освящают самый помост, вносят сокровище бесчисленных благ, исправляют расслабленную природу, утоляют голод, приносят многий достаток (свт. Иоанн Златоуст, 47, 344).

***

Благодать святых мужей не исчезает с их смертью, не слабеет с их кончиною, не разрешается в землю (свт. Иоанн Златоуст, 47, 863).

***

Чествуются мученики, пострадавшие за Христа — воздается поклонение Христу, Который пострадал за всех (свт. Иоанн Златоуст, 47, 896).

***

Для того благодать Духа и описала для нас жизнь и деятельность всех святых... чтобы, узнав, как они, будучи одного с нами естества, совершили всякую добродетель, мы не ленились подвизаться в ней (свт. Иоанн Златоуст, 48, 89).

***

Таковы души святых: они восстают прежде, чем упадут, и прежде, чем дойдут до греха, удерживают себя, потому что трезвенны и непрестанно бодрствуют (свт. Иоанн Златоуст, 48, 841).

***

Души святых таковы, что они и страждущим сочувствуют и счастливым не завидуют, но радуются, веселятся, утешаются, видя получающих благодеяния... (свт. Иоанн Златоуст, 49, 498).

***

Праведники называются опорой царей, потому что они сами себя поставляют царями, или лучше сказать — поставлены царями над тем, что от Бога, для того, чтобы царствовать над страстями и сохранить (дарованный человеку) царственный образ (свт. Иоанн Златоуст, 49, 729).

***

Со святостью Бог соединил великолепие, потому что нет ничего великолепнее святого, — ни пророк, ни священник, ни царь не может сравниться с ним, потому что во святых почивает Бог, как Святой. Потому-то Он ставит их не пред лицем Своим, как исповедников, а принимает в собственное святилище и делает Своими сожителями и общниками Своей славы и царства (свт. Иоанн Златоуст, 49, 927).

***

Древние назывались именем святых, когда не служили идолам, не творили блуда, не прелюбодействовали, а мы делаемся святыми не только чрез воздержание от пороков, но и чрез приобретение высших совершенств. И сначала мы получаем этот дар от самого наития Святаго Духа, а потом и чрез собственную жизнь... (свт. Иоанн Златоуст, 52, 92).

***

...Души святых исполнены кротости и человеколюбия как к своим, так и к чужим; они жалеют даже бессловесных (свт. Иоанн Златоуст, 53, 832).

***

Свят тот, кто чист, а чист не тот, кто не творит только блуда, но кто чужд вместе и сребролюбия, и зависти, и надменности, и тщеславия... (свт. Иоанн Златоуст, 54, 596).

***

Бог вселенной не стыдится называться Богом троих человек <Авраама, Исаака и Иакова> — и справедливо, потому что святые равняются не только этому миру, но бесчисленному множеству их: лучше бо един творий волю Господа, нежели тысящи грешник (ср.: Сир. 16, 3) (свт. Иоанн Златоуст, 56, 199).

***

Не освобождение только от грехов делает святым, но также присутствие Духа и богатство добрых дел (свт. Иоанн Златоуст, 56, 883).

***

...Верх святости и совершенства состоит не в совершении чудес, но в чистоте любви. И справедливо. Ибо чудеса должны прекратиться и уничтожиться, а любовь всегда останется. Посему-то отцы наши никогда... не желали творить чудес; даже и тогда, когда имели эту благодать Святаго Духа, они не желали обнаруживать ее, разве только в случае крайней и неизбежной необходимости (прп. авва Нестерой, 57, 441).

***

Хорошо мученикам благочестия воздавать честь приношениями, что ты и сделал, но лучше служить им преспеянием в том, что они совершали. Посему тем самым, кому принес ты в дар украшение, плодопринеси и добрые нравы (прп. Исидор Пелусиот, 61, 122).

***

Святые были благи и человеколюбивы, благоутробны и милосердны, оказавшись одинаковое имеющими ко всему роду расположение любви, силою коей чрез всю жизнь верно сохраняя наилучшее из всех благ, разумею смирение, сию хранительницу благ и разрушительницу противоположного им зла, они пребыли неуловимыми для всех тяготящих нас искушений, как произвольных, кои от нас, так и непроизвольных, кои не от нас, восстания первых подавляя воздержанием, а приражения вторых отражая терпением (прп. Максим Исповедник, 87, 288).

***

Души святых... при всем том, что соединены еще с телом в мире сем, соединяются с благодатию Святаго Духа — обновляются, изменяются на лучшее и воскресают от мысленной смерти; потом, по разлучении с телом, отходят в славу и светлосиянный свет невечерний; тела же их не сподобляются еще сего, но остаются во гробах и в тлении. Имеют и они сделаться нетленными во время общего воскресения, когда и вся эта видимая и чувственная тварь сделается нетленною и соединится с небесным и невидимым (прп. Симеон Новый Богослов, 74, 382—383).

***

Все святые суть воистину члены Христа Бога и, как члены, сочетаны с Ним, и соединены с телом Его, так что Христос есть Глава, а все, от начала до последнего дня, святые — члены Его, и все они в совокупности составляют единое тело и как бы, так сказать, одного человека. Иные из них состоят в чине рук, делающих даже доселе, которые, исполняя всесвятую волю Его, претворяют недостойных в достойных, и представляют их Ему; иные — в чине рамен тела Христова, которые друг друга тяготы носят или, возложив на себя обретенное овча погибшее, блуждавшее там и здесь, в горах и пропастях, приносят ко Христу, и так исполняют закон Его; иные — в чине груди, которые источают для жаждущих и алчущих правды Божией чистейшую воду премудрости и разума, т. е. научают их Слову Божию и преподают им мысленный хлеб, который вкушают святые Ангелы, т. е. истинное богословие, как наперсники Христовы, возлюбленные Ему; иные — в чине сердца, которые в лоне своем любовью вмещают всех людей, приемлют внутрь себя дух спасения и служат хранилищем неизреченных и сокровенных Тайн Христовых; иные — в чине чресл, которые имеют в себе родительную божественных помышлений, таинственного богословия силу, и словом учения своего в сердца людей всевают семя благочестия; иные, наконец, — в чине костей и ног, которые являют мужество и терпение в искушениях, подобно Иову, и пребывают неподвижными в стоянии своем в добре, не уклоняются от налегающей тяготы, но охотно принимают ее и бодренно несут до конца. Таким-то образом стройно составляется тело Церкви Христовой из всех от века святых Его, бывает цело и всесовершенно, да будут едино все сыны Божий, перворожденные, на небесах написанные (прп. Симеон Новый Богослов, 74, 383—384).

***

...Когда откроются книги совести святых, тогда воссияет в них Христос и Бог наш, обитающий теперь в них сокровенно, и святые сделаются подобными Ему, Богу Вышнему (прп. Симеон Новый Богослов, 74, 412).

***

Когда кто поживет богоугодно при православном мудровании и облагодатствуется и прославится Богом благодатию Святаго Духа, тогда ему бывает похвала и ублажение от всей Церкви верных и от всех учителей ее (прп. Симеон Новый Богослов, 75, 17).

***

Человек тогда бывает свят, когда уклоняется от зла и творит благо, не потому, чтобы освящаем был добрыми делами, ибо от дел закона не оправдится ни одна душа, а потому, что чрез делание добрых дел приусвояется и приуподобляется Святому Богу (прп. Симеон Новый Богослов, 75, 18).

***

Души святые бывают свободны от тщеславия. Будучи украшены пресветлою и царскою ризою Всесвятаго Духа и преисполнены преимущею славою Божиею, они не только не заботятся о славе человеческой, но и когда окружают ею их люди, никакого совершенно не обращают на нее внимания (прп. Симеон Новый Богослов, 75, 135—136).

***

Воистину, дивен Бог во святых Своих (Пс. 67,36). Потому что, когда кто-нибудь обдумает превосходящие естество борения мучеников, как, будучи в немощи плоти, они посрамили сильного во зле, как. как бы не ощущая страдания и раны, они телом боролись с огнем, мечом, с различными и губительными обликами мучений, терпением оказывая сопротивление; и в то время как тела крошились и рвались суставы и дробились кости, они верно соблюдали исповедание Христа здравое и неразоренное и неповрежденное и непоколебимое, вследствие чего им и была благодатно дарована премудрость Духа и гигантская сила; или когда кто представит себе терпение преподобных, как они, как бы будучи бесплотными, выносили длительные пощения, бдения и иные разновидные злострадания тела, и притом добровольно, в борьбе против лукавых страстей, против различных видов греха, во внутренней и и пас самих сущей невидимой брани против начал, против властей, против духов зла, до конца противоставившись им, и внешнего человека истощая и умерщвляя, внутреннего же обновляя и обожествляя, благодаря чему им благодатно были дарованы дар исцеления и действие силами, гак что, когда кто рассудит и подумает о том, насколько это превосходит наше естество, то удивляется и прославляет Бога, давшего им таковую благодать и силу, ибо хотя они и имели благое произволение, но без Божией силы не возмогли бы стать выше естества, и сущие в теле — одолеть бесплотного врага (свт. Григорий Палама, 26, 248).

***

Христова Церковь, почитая и после смерти тех, которые истинно о Бозе жили, каждый день года творит память святых, преставившихся в этот день отсюда и отшедших из этой смертной жизни, представляя ради нашей пользы житие каждого из них и их кончины, умер ли святой своею смертью или же закончил свою жизнь мученическою кончиной. Ныне же, после Пятидесятницы, всех собирая вместе, она общий воссылает им гимн не только потому, что все они взаимно связаны друг с другом и, согласно Владычней молитве, представляют одно: Даждь им, обращается Господь в Евангелии к Своему Отцу, да и все едино будут: якоже Ты, Отче, во Мне, и Аз в Тебе, да и тии в Нас едино будут во истине (ср.: Ин. 17, 20).

***

Итак, не только по сей причине общий им всем гимн приносит Божия Церковь, но еще и потому, что имеет заботу в течение Святой Четыредесятницы и следующей за ней Пятидесятницы все дела Божии объявить и воспеть. Итак, после того, как все было возвещено, как вы знаете, именно: как весь этот мир в начале был сотворен Богом; как Адам был извергнут из рая и от Бога; как был призван древний народ; как и он, согрешив, был отвергнут от близости к Богу; как Единородный Сын Божий, приклонив небеса, ради нас сошел и ради нас совершал невиданные вещи, и научил спасительному пути, страдал и умер за нас, был погребен, как человек, и как Бог воскрес тридневен, и на небеса, откуда и сошел, затем с плотию вознесся, и севши одесную Отца, послал оттуда Всесвятаго Духа. Итак, после того, как все это воспела Божия Церковь, ныне и остальное присовокупляя и вместе объявляя, именно: какие великие и сколь многочисленные плоды для вечной жизни собрало пришествие Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа и сила Всесвятаго Духа, — <Церковь> творит память Всех Святых вместе и всем гимн и честь воздает сегодня... Братия, святых Божиих каким образом почтим? — Если в подражание им очистим себя от всякой скверны плоти и духа и отступим от зла, как, наконец, чрез воздержание от зла побудимся к их  святости; если удержим язык наш от клятвы и клятвопреступлений, от пустословия и брани, и уста наши — от лжи и доносов, и таким образом принесем им хвалу. Если же мы не очищаем себя так, то справедливо каждый из нас услышит от них сказанное Богом грешникам: как это ты дерзаешь запоминать и произносить языком самые имена снятых и рассказывать их жития, исполненные добродетели и чистоты, в то время как сам ты возненавидел добродетельный образ жизни и отринул чистоту от твоей души и тела?! Аще видел еси татя, теки ее и с ним, и с прелюбодеем участие твое полагал еси. Уста твоя умножиша злобу, и язык твой сплеташе льщения (коварства); седя па брата твоего клеветал еси, и па сына матере твоея полагал еси соблазн (Пс. 49, 18—20). Ни Бог, ни святые Божии не принимают хваления от таких уст, братие, ибо если всякий из нас, когда испачкает руку пометом, не допускает себе пользоваться ею, прежде чем не вымоет ее, — то примет ли Бог приносимое от нечистых тела и уст, если сначала мы не очистим себя? Потому что грех, коварство, зависть, ненависть, алчность, предательство, постыдные помыслы и слова и, последующие за ними, грязные дела гораздо отвратительнее помета. Но как очиститься от них снова тому, кто впал в это? — Покаянием, исповедью, деланием добра, прилежною молитвою к Богу.

Итак, когда в празднуемых памятях святых мы бываем праздны от наших работ и занятий, пусть наше занятие состоит в том, чтобы отступить и стать свободными от грехов и скверны, в которые кто впал. Если же и тогда (в праздники святых) мы балагурим во вред нашей душе и относимся равнодушно к празднику и пьянствуем, как можем, в то время как оскверняем день, говорить, что празднуем святых! Но не так будем праздновать, братия, молю, но представим и мы тела и души наши угодными Богу именно в эти праздничные дни, чтобы по молитвам святых и самим стать участниками славы и радости оной нескончаемой, что да будет и нам всем улучить благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Которому подобает слава со Безначальным Его Отцем и Пресвятым и Благим и Животворящим Духом, ныне и присно и во веки веков (свт. Григорий Палама, 26, 254).

 

Система Orphus Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter


<<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>>