<<<   БИБЛИОТЕКА   >>>


Сокровищница духовной мудрости

ПОИСК ФОРУМ

 

Наказание

Божию человеколюбию свойственно не молча насылать наказания, но предвещать их, угрозами призывал согрешивших к покаянию, Так предвещал Бог ниневитянам чрез <пророка> Иону, так и на согрешившего Израиля не наслал истребление молча, но, возбудив раба Своего к молитве за народ, предвозвестил, говоря: и ныне остави Мя... и потреблю людей сих (Исх. 32, 10) (свт. Василий Великий, 6, 161).

***

Три угрозы возвещены грешникам: плен, мертвость и схождение во ад. Ибо пленом называется ниспадение из предшествовавшей жизни по обольщению врага, который отвлек нас от райского блаженства; мертвостью — отчуждение от животворящей заповеди, а схождением в ад — отлучение от Бога за преумножение греха и за расположение противное добру (свт. Василий Великий, 6, 187).

***

Бог благ, но и правосуден. Л правосудному свойственно воздавать но достоинству... (свт. Василий Великий, 9, 78).

***

Налагающему наказание с каким расположением надобно делать сие? — В отношении к Богу с расположением, какого достиг Давид, сказавший: видех неразумевающыя и истаях: яко словес Твоих не сохраниши (Пс. 118, 158), а в отношении к наказываему с расположением, какое принял бы Отец и Врач, с состраданием и с сердоболием искусно врачующий своего сына, особливо когда присоединится скорбь и тяжел способ врачевания (свт. Василий Великий, 9, 223).

***

С каким расположением должно принимать наказание? С таким, какое прилично больному и находящемуся в опасности жизни... с полным доверием к любви и опытности наказующего, и с желанием уврачевания (свт. Василий Великий, 9, 243—244).

***

Каков тот, кто огорчается против подвергнувшего его наказанию? — Он не познал ни опасности греха, особливо со стороны Бога, ни выгоды покаяния, и не поверил сказавшему: любяй же наказует прилежно... (ср.: Притч. 3, 12) (свт. Василий Великий, 9, 244).

***

...Горе злым и нечестивым! Они, в наказание за дела свои, будут мучимы сатаною. Кто на земле грешил, и оскорблял Бога, и скрывал дела свои, тот будет ввержен во тьму кромешную, где нет ни луча света. Кто таил в сердце своем лукавство и в уме своем зависть, того сокроет страшная глубина, полная огня и жупела. Кто предавался гневу и не допускал в сердце свое любви, даже до ненависти к ближнему, тот предан будет на жестокое мучение ангелам <тьмы> (прп. Ефрем Сирин, 33, 106).

***

Твои удары исполнены любви; Твои наказания пламенеют щедротами; по любви Своей, когда и наказываешь, имеешь в виду только пользу (прп. Ефрем Сирин, 33, 330).

***

Жезлы наказания Твоего срезаны с древа милосердия Твоего; к чему ни коснется жезл Твой, везде удар его приносит великую пользу (прп. Ефрем Сирин, 33, 330).

***

...Твой удар поражает из любви, а не по злобе наказываешь Ты. Нашей пользы желаешь Ты, Господи, потому что всеми способами доказываешь милосердие Свое (прп. Ефрем Сирин, 33, 331).

***

Нечестивый увлечен будет в такое место, где не слышно никакого хвалебного гласа (прп. Ефрем Сирин, 34, 44).

***

...В Божественных и в человеческих делах равно не подлежит осуждению, кто чего-нибудь не мог, но подвергается ответственности, кто не хотел (свт. Григорий Богослов, 14, 134).

***

...Наказание геенским огнем... угрожающее и уготовляемое только тем, которые живут подобно египтянам, т. е. живут худо, и не поклоняются простертию рук Христовых (свт. Григорий Нисский, 18, 285).

***

...Бог и угрожает нам наказаниями, и часто посылает их — не для того, чтобы отомстить за Себя, но чтобы нас привлечь к Себе (свт. Иоанн Златоуст, 44, 5).

***

Бог не за Себя мстит тем, которые согрешили против Него; ибо никакой вред не достигает до существа Его; но при этом имеет в виду нашу пользу, и то, чтобы мы не увеличивали своего развращения, продолжал оказывать Ему пренебрежение... (свт. Иоанн Златоуст, 44, 5).

***

...Божество бесстрастно, и наказывает ли, поражает ли, делает это не с гневом, но по промышлению и великому человеколюбию, <поэтому> надлежит иметь крепкое дерзновение и уповать на силу покаяния (свт. Иоанн Златоуст, 44, 5).

***

Христос никогда не осуждал на наказание тех, которые не имеют дарований, но всегда тех, которые не оказывают праведной жизни (свт. Иоанн Златоуст, 44, 327).

***

...Почему, скажешь, одни наказываются здесь, другие там, а не все здесь?.. Потому что, если бы так было, мы все погибли бы; так как все мы подлежим наказанию. С другой стороны, если бы никто не наказывался здесь, очень многие сделались бы еще небрежнее, а многие сказали бы, что нет и Провидения; ибо если и теперь так многие богохульствуют, хотя и видят, что многие из порочных наказываются, то чего они не сказали бы, если бы и этого не было? До какого зла не дошли бы тогда? Посему Бог одних здесь наказывает, а других не наказывает... (свт. Иоанн Златоуст, 44, 822).

***

...В случае болезней и ран мы оплакиваем не тех, которые лечатся, но больных неизлечимо... Грех есть то же, что болезнь и рана, и наказание — то же, что отсечение и врачевание (свт. Иоанн Златоуст, 44, 851).

***

Никогда не бойся наказания, но бойся греха, навлекающего наказание (свт. Иоанн Златоуст, 44, 851).

***

...Если Бог захочет строго взыскивать за все, что ни делается против Него, мы не проживем и одного дня (свт. Иоанн Златоуст, 45, 225).

***

Бог не сотворил наказания, чтобы подвергнуть ему нас, но — чтобы впадшего в него исторгнуть: ведь мы имеем такового человеколюбивого и милостивого Бога (свт. Иоанн Златоуст, 45, 830).

***

Кто... избавит нас от... наказания, когда мы не только далеки от той заповеди (о любви ко врагам), но не делаем даже и того, что делают мытари? (см,: Мф. 5. 46) (свт. Иоанн Златоуст, 47, 31).

***

Если уже и теперь, когда есть и страх, и наказания, и мучения, люди не сохраняют любомудрия, то какими бы они были, если бы не терпели никаких тяжелых последствий за свои преступления? (свт. Иоанн Златоуст, 47, 70).

***

...Закваска всякого нечестия и порока истреблена <потопом>... Видишь, как и самые наказания, Богом  насылаемые, являются более благодеяниями и особенно доказывают Его попечительность о роде человеческом? (свт. Иоанн Златоуст, 47, 256).

***

Как лекарства для болезней, так наказания для проступков (свт. Иоанн Златоуст, 47, 747).

***

...Бог наказывает не всех вдруг и не всех по заслугам, но слегка и постепенно; и часто, наказывая одного, вразумляет чрез него многих других (свт. Иоанн Златоуст, 1,76).

***

Когда порочные наказываются... тогда праведные делаются более внимательными, так что отсюда происходят два блага: те отстают от порока, и эти более прилепляются к добродетели (свт. Иоанн Златоуст, 48, 77).

***

Наказание... с правдою есть великое спасение для виновных, подобно тому, как в теле излечение какой-либо раны служит исцелением всего тела (свт. Иоанн Златоуст, 1, 271).

***

Когда наказывает Бог, то не должно полагать надежды ни в обилии войск, ни в крепости городов (свт. Иоанн Златоуст, 49, 313).

***

...Богатые потому наказываются сильнее бедных за свою жестокость, что они и в изобилии не были сострадательны (свт. Иоанн Златоуст, 50, 539).

***

...Хотя бы мы претерпевали тяжкое наказание за прежние свои грехи, но если снова впадаем в те же пороки, то подвергнемся снова и еще тягчайшему наказанию. .. (свт. Иоанн Златоуст, 51, 241).

***

Господь медлит наказанием не для того, чтобы совсем не подвергать наказанию, но для того, чтобы, если ты останешься неисправимым, наказать с большей строгостью... (свт. Иоанн Златоуст, 52, 526).

***

...Для того <Бог> угрожает наказанием... чтобы обуздать склонность к неге (свт. Иоанн Златоуст, 52, 591).

***

...Мы дадим ответ не за свои только грехи, но и за все то, в чем мы служили соблазном для других (свт. Иоанн Златоуст, 52, 798).

***

Настоящее наказание есть более вразумление, нежели осуждение, более врачевание, нежели мучение, более исправление, нежели воздаяние (свт. Иоанн Златоуст, 53, 278).

***

...Для чего же здесь не наказывает Бог? Для того, чтобы показать свое долготерпение, и чрез покаяние доставить нам спасение, чтобы в противном случае не истребить совершенно нашего рода и чтобы не лишить спасения тех, которые чрез перемену порочной жизни на лучшую могут еще спастись (свт. Иоанн Златоуст, 53, 559).

***

Все мы (если сотворим зло) одинаково лишимся Царствия; но наказание в геенне потерпим не все одно и то же, а одни — большее, другие — меньшее <в зависимости от сотворенного> (свт. Иоанн Златоуст, 54, 39).

***

...Нужно плакать и скорбеть не о тех, кто подвергается наказанию, — они ведь влекутся к здравию, — а о тех, кто грешит безнаказанно (свт. Иоанн Златоуст, 55, 537).

***

...Безнаказанность наших грехов приносит нам не меньше вреда, чем самые грехи. Поэтому Он <Бог> и налагает наказание, не только для того, чтобы наказать за прошедшее, но и для того, чтобы исправить на будущее время (свт. Иоанн Златоуст, 55, 677).

***

Кто имеет ум и любит Господа, как должно любить, для того бывает больше утешения, если он подвергается наказанию после того, как прогневит столь Милосердого, нежели в том случае, когда он не терпит наказания (свт. Иоанн Златоуст, 55, 680).

***

Для наказания достаточно удаление от Бога... (свт. Иоанн Златоуст, 55, 1152).

***

Человек нечестивый и беззаконный не может остаться не наказанным, потому что злобою своею не мог <не> повредить праведнику. Ибо терпение и добродетель праведника привлекает награду не тому, кто был причиной его мучений и смерти, но тому, кто великодушно перенес оные. Первый справедливо накажется за зверскую жестокость, по которой он хотел сделать зло, хотя последний и не потерпел от сего никакого зла; потому что терпеливо перенося искушения и скорби, через эту добродетель души своей, он все причиненное ему со злым намерением обратил к улучшению своего состояния и к приобретению блаженства будущей жизни (авва Феодор, 56, 267).

***

Наказание за грехи, какое налагает Бог для нашего исправления, не гневом и не негодованием должно называть, а паче вразумлением. Если же некоторые почитают сие и гневом, то и сим самим возвещают Божие человеколюбие, полагая, что Бог снисходит до состояния страстного ради людей, для которых соделался Он и человеком (прп. Исидор Пелусиот, 60, 198).

***

...Погрешающему в делах великих и осуждение необходимо будет такое же, какова была бы награда соблюдшему служение свое неукоризненным (прп. Исидор Пелусиот, 60, 299).

***

Если, согрешив в чем-либо сносном и удобоисцелимом, потерпим здесь что-либо тяжкое, то сим загладим грехи. Если же согрешим, поступив бесчеловечно и непростительно, то, если и понесем наказание здесь, несмотря на сие, подвергнемся наказанию и там, впрочем более легкому; а если избежим здесь наказания, там потерпим ничем не смягченную и не облегченную казнь (прп. Исидор Пелусиот, 61, 234).

***

...Если некоторые избежали <наказания в сей жизни>, то на зло своей же голове, потому что, отшедши из сей жизни, понесут там тягчайшее наказание (прп. Исидор Пелусиот, 62, 231).

***

Когда терпишь наказание от Бога, не ропщи, потому что Он, хотя и наказывает, но как Отец, и достоин благодарения, как Благодетель... (прп. Нил Синайский, 72, 243)

***

...Бог карает тебя кичливого, чтобы, пришедши в сознание, показал ты в себе перемену на лучшее (прп. Нил Синайский, 73, 197—198).

***

...Не будем негодовать, малодушествовать и падать духом, когда Господь насылает на нас, что прилично нам (прп. Нил Синайский, 73, 221).

***

Каждому тяжесть наказания соразмеряется с намерением его и пристрастием ко греху (прп. Исаак Сирин, 58, 41).

***

...Если случится, что иной радеющий о добродетели искушен будет каким-либо прегрешением, то, без сомнения, близка к нему милость, чтобы загладить его грех (прп. Исаак Сирин, 58, 41).

***

Если все святые были причастны обучительному наказанию, то будем вместе с ними благодарны и мы, когда обучительно наказаны бываем, чтоб сподобиться быть причастными и славы их. Егоже любит Господь, наказует, биет же всякого сына, егоже приемлет (Притч. 3, 12), (прп. Максим Исповедник, 91, 251).

***

<Те>, которые не соделаются здесь причастными Христу, или обесчестят сие причастие Христу противною тому жизнью, т. е. не поживут по Христу, все такие находятся в опасности подвергнуться там неотменимой уже каре — тягчайшей смерти (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 56).

***

...Не будем впадать в малодушие от Божиего наказания, но, как говорит Псалмопевец, будем до конца исправлять себя благодатию и человеколюбием Господа  нашего Иисуса Христа... (см.: Тит. 3, 4—5) (свт. Григорий Палама, 26, 30).

*********

При жизни святого Андрея, Христа ради юродивого, в Царьграде жил лютый грешник, грабивший мертвецов. Однажды, узнав о погребении в уединенном месте дочери вельможи, он отправился к ее могиле с целью снять с нее драгоценные одежды. На пути встретил его святой Андрей и, предузнав о нечестивом деле, начал уговаривать его не делать этого, в противном же случае угрожал Божиим наказанием. Вместо того, чтобы послушаться святого, тот посмеялся над ним и пошел, куда задумал. Отвалив камень от пещеры, в которой была погребена девица, он раскрыл ее гроб, снял с нее саван, затем драгоценную одежду и, наконец, не устыдился и совсем обнажить ее — взял последнюю рубашку. Но в то самое время, когда он заканчивал свое гнусное дело, повелением Божиим умершая встала из гроба и правой рукой ударила его по лицу, и он тотчас же лишился зрения. «Окаянный! — сказала она. — Хоть бы из-за стыда ты оставил мне последнюю из одежд. Но теперь не будешь красть никогда! И с этого дня узнаешь, что есть Бог, жив Иисус Христос, есть Суд и будет воздаяние по смерти». Ослепший вор после этого волей-неволей оставил свое ремесло и начал кормиться подаянием. Часто жестоко он упрекал себя за свою прежнюю жизнь. «Будь ты проклята, — говаривал он иногда, — моя ненасытная жадность, ради тебя я получил эту ужасную слепоту». Худо тому, кто живет в праздности и занимается воровством (112, 101).

***

Эрон, благовоспитанный юноша, родом из Александрии, безупречной и весьма добродетельной жизни, с прекрасными дарованиями, после великих трудов и подвигов поднялся на мечтательную высоту безумного надмения. Движимый суетным кичением, он возгордился пред святыми отцами и стал поносить всех, в том числе и блаженного Евагрия, говоря: «Последующие твоему учению заблуждаются, потому что не должно следовать другим учителям, кроме Христа». Злоупотребляя еще и свидетельством Слова Божия с превратною целью подкрепить свое безумие, говорил, что Сам Спаситель сказал: «Не нарицайте учителя на земли».

Надобно сказать правду, что, по рассказам людей, живших с Эроном, жизнь его была необыкновенно строгой и точно подвижническая. Некоторые говорили, что часто он принимал пищу через три месяца, довольствуясь одним приобщением Святых Тайн, и разве еще что-то, если попадался ему дикий овощ.

Лукавый демон, наконец, так возобладал над ним, что он не мог жить в своей келье, как будто сильный пламень гнал его. Эрон отправился в Александрию, конечно, по Промыслу Божиему. Там он стал посещать зрелища, конские бега и проводить время в корчемницах. Предаваясь таким образом чревоугодию и пьянству, он впал в нечистую похоть любострастия. От нечистоты жизни открылась у него злокачественная болезнь, которая страшно мучила его полгода. Когда сделалось ему легче, он пришел в доброе чувство и возжелал вновь приобщиться к небесной жизни, исповедовал все, что было с ним, пред святыми отцами и через несколько дней скончался (101, 106).

***

Блаженный Геннадий, патриарх Константинопольский, отличался величайшей кротостью, чистотою и воздержанием. Однако было время, когда многие жаловались ему на одного клирика, по имени Харисим, весьма дурного поведения. Патриарх пытался вразумить его, но никакие вразумления на него не действовали; приказал наказать по правилам отеческим и церковным — наказание не принесло ни малейшей пользы: дело дошло до волхования и убийства...

Тогда патриарх призывает к себе одного из апокризиариев1 и посылает его к святому Елевферию, в храме которого Харисим был чтецом, и поручает сказать ему: «Святой Елевферий, один из твоих воинов много грешит. Или исправь его, или отлучи!» Апокризиарий отправился в храм святого мученика Елевферия и стал пред жертвенником. Обратясь к гробнице мученика, простер руки свои и воскликнул: «Святый мучениче Христов, патриарх Геннадий объявляет тебе через меня грешного: твой воин много грешит, или исправь его, или отлучи!» И на другой день нечестивец был найден мертвым... все были поражены происшедшим и прославили Бога (102, 172).

***

По удалении преподобного Дионисия из обители принадлежащее ему место, известное тем, что там находилась пещера с живительным источником воды, занял пастух. Он построил себе шалаш и скотный двор. Ученики  преподобного напрасно просили его вернуться. Наконец преподобный возвратился и, узнав о пастухе, кротко убеждал того оставить обитель и не отнимать достояния иноческого; но пастух не захотел услышать его просьбы и, вместо повиновения, стал еще более досаждать старцу. Тогда преподобный предостерег его: «Если есть воля Божия жить здесь инокам, то ты увидишь это». И нечестивый пастух вскоре увидел следствие своего безрассудства.

Однажды, когда стада его рассыпались по пустынным пажитям вокруг монастыря, от скалы отторгся огромный камень и передавил значительную часть овец. Мало того: в его стадах день ото дня увеличивался падеж, так что в краткое время он лишился всех стад и сам впал в тяжкий недуг, от которого никакие средства не могли восстановить его. Когда же о его несчастии узнали соседи и выведали о причине недуга, то посоветовали обратиться к преподобному и просить у него прощения и исцеления. Больной так и сделал. Преподобный, тронутый его страданиями, благословил его и в течение седмицы, питая братскою трапезою, совершенно возвратил ему здравие (95, 46).

***

Преподобные Савватий и Герман, водрузив крест, поставили келью и поселились на Соловецком острове. Господь, к утешению пустынников, особым образом показал предназначение этого острова.

Прибрежные жители стали завидовать преподобным, считая себя наследственными владельцами всего прибрежья и островов Белого моря. И вот, по общему совету, один рыбак с женою и со всем домом приплыли на остров и поселились недалеко от кельи иноков. Преподобные Савватий и Герман не прерывали порядка своей жизни. Как то в воскресный день, рано утром, окончив келейное правило, о. Савватий с кадильницею вышел из кельи покадить крест, водруженный по прибытии на остров, и услышал громкий плач как бы лица, подвергаемого биению. В ужасе преподобный возвратился в келью и рассказал своему другу о слышанном вопле. Преподобный Герман, выйдя из кельи, также услышал стоны и крики и, достигнув места, откуда они раздавались, нашел плачущую женщину, которая рассказала ему следующее: «Когда я шла на озеро к своему мужу, встретили меня двое светлых юношей: схватили и стали бить прутьями, требуя, чтобы ушли мы с этого места, что нам нельзя здесь жить, потому что, по воле Божией, оно предназначено для проживания иноков. После этого юноши сделались невидимыми». Герман, возвратившись в келью, передал Савватию все слышанное от женщины, и оба прославили Бога.

Между тем рыбак, устрашенный видением, взяв жену и свое имущество, отплыл обратно в село, где прежде жил. С этого времени никто из мирских людей не дерзал селиться на острове (113, 20).

Один из прежних знакомых преподобной мученицы Евдокии, именем Филострат, вспомнив о прежней греховной жизни ее, по суетному искушению диавола, облекся в монашеское одеяние и, взяв с собою немного золота, пришел в то место, где пребывала Евдокия.

Войдя к ней с желанием убедить ее вернуться к прежней жизни и увидев Евдокию в смиренном виде, на войлочном ложе на полу, он с гневом сказал ей: «Что это значит, Евдокия? Кто тебя, бывшую в царском положении и воеводском могуществе и блестяще жившую в величайшем городе, прельстил обратиться к такому смирению и отказаться от всех твоих дел и имений? Ныне весь наш город рыдает по тебе. Поплутай меня, госпожа моя Евдокия, и не презри всех обращающих через меня свои просьбы к тебе, и пойди со мною; отринув сию смиренную одежду, голод и губительное подвижничество, возвратись к прежней жизни и наслаждайся, как прежде. У тебя нет никого гонящего или унижающего тебя. Зачем ты раньше времени губишь себя?..»

С негодованием слушала Евдокия его слова. Когда тот, высказав все, хотел выйти, она, гневно взглянув на него, дунула ему в лицо, сказав: «Да накажет тебя Господь Иисус Христос, праведный Судия, рабою Которого я, недостойная, удостоилась называться, и да не даст тебе возвратиться туда, откуда ты пришел, поскольку ты сын диавола». При этих словах он упал и испустил дух. Видя это, девы начали говорить между собою: «Что же это значит, человек тотчас умер от дуновения ее, очевидно, она угодила Богу больше нас. Ибо если бы она не обладала таким великим даром, то не умер бы человек от дуновения ее. И что нам делать ныне? Царь, как язычник, услышав сие, может послать войско и сжечь монастырь наш».

Одна из них сказала: «Помолчим сей вечер, а ночью помолимся Господу, и Христос откроет нам причину происшедшего». Когда миновала ночь и девы хотели начать псалмопение, блаженная Евдокия узрела в видении Господа нашего Иисуса Христа, сказавшего ей: «Встань, Евдокия, прославь Бога твоего и, преклонив колена и помолившись, воздвигни пришедшего к тебе по внушению диавола; тогда познаешь силу Христа, в Которого ты уверовала, ибо по совершении тобою сего знамения большая благодать снизойдет на тебя». Блаженная Евдокия, пробудившись и усердно помолившись Господу в течение многих часов, воскресила умершего. Филострат, воскреснув и немного придя в себя как бы от сна, узнал, какою силою он воздвигнут, и, бросившись к ногам блаженной, умолял ее, говоря: «Молю тебя, праведная Евдокия, истинная раба Великого Бога, прими меня, кающегося в нечестивых словах, которыми я согрешил пред тобою, ибо я познал, сколь сильному Богу служишь ты». Блаженная Евдокия говорит ему: «Иди с миром путем твоим, поскольку Господь посетил тебя милостью Своею, и ты не чуждайся веры в Бога моего» (108, 25).

***

Однажды святитель Иона, митрополит Московский, исцелил молитвою от смертной болезни дочь великого князя Василия Васильевича. Один человек не поверил чуду и говорил, что великая княжна не но молитвам святого исцелилась, а просто похворала, да и выздоровела. Святитель призвал не верившего и сказал ему: «Чадо, не сомневайся нисколько относительно исцеления княжны, ибо невозможное от человека, возможно суть от Бога. Княжна сверх чаяния выздоровела ради веры благочестивых родителей». Но хулитель не унимался. Чем же кончилось? По попущению Божию он внезапно упал на землю и сделался безгласным, а вскоре и душу изверже, яко дерзнув похулением искусити Духа Святаго. Наказание страшное. Но не постигает ли таковое и нынешних неверующих — хулителей великих дел Божиих? Да, постоянно постигает, кто, как не подобные хулители, то и дело умирают без покаяния? А разве это не то же, что и внезапная смерть? Конечно, то же, даже еще хуже, ибо нераскаянных грешников в будущей жизни ждет другая, несравненно горшая смерти телесной, — смерть вечная, смерть души, вечное разлучение с Богом, вечный мрак, вечное мучение (112, 657).

***

В одном из городов ливанской Финикии был комедиант Гаий. Он, оскорбляя Пресвятую Богородицу, представлял Ее в театре. И вот явилась ему во сне Богородица и говорит: «Какое зло Я причинила тебе? За что ты издеваешься и поносишь Меня?» Пробудившись, комедиант не только не образумился, но еще более поносил Ее. Снова явилась ему Пресвятая Богородица и, вразумляя его, произнесла те же слова. Но и это не подействовало на несчастного. В третий раз явилась ему Пречистая с тем же вразумлением, но комедиант не подумал исправиться. Наконец, однажды, во время полуденного отдыха Она явилась ему и, не сказав ни слова, одним только перстом провела черту по его рукам и ногам. Проснувшись, он почувствовал, что у него отнялись руки и ноги и лежали без движения, как бревна... Всем показывал себя несчастный, громко исповедуя свое нечестие, за которое воспринял достойное возмездие, и то еще ради человеколюбия... (102, 63).

***

В Киеве проживала молодая вдова, у которой был единственный сын, мальчик десяти лет. В нем она души не чаяла и буквально его боготворила. Однажды у нее за столом сидели гости. Речь зашла о красоте природы и Божием величии. Вдова, слыша такие слова, указала на своего сына, который сидел здесь же и ел котлету: «Вот мой бог и мое сокровище. Никого другого я не признаю». Не успела она произнести это, как раздался ужасный крик. Мальчик подавился котлетой и тут же, через несколько минут, скончался. Лицо его было искажено смертельным страданием. Отчаянию матери не было предела. Измученная, с истерзанной душой, она ходила по дому, как безумная. Мальчика приготовили к погребению. Няня заметила, что на груди у него нет креста, и, обращаясь к матери, сказала: «У Володи нет креста. Может, повесить ему крест на шею?» Но мать, услышав слово «крест», поспешно отвечала: «Нет, не нужно, к чему его вешать на грудь» — и вышла в соседнюю комнату. Няня, как глубоко верующий человек, не могла примириться с мыслью, чтобы ребенок был погребен без креста. Она сняла с себя крест, который берегла от дней своего младенчества, и с глубоким благоговением возложила его на грудь отрока. И вдруг, о чудо! Лицо мальчика, до этого обезображенное конвульсиями, вдруг просветлело и улыбнулось. Няня, видя такое чудо, залилась горячими слезами умиления. Мать, слыша плач няни, вошла в комнату и, видя улыбающееся лицо сына, вскрикнула: «Он жив, он жив!» — «Нет, Володя мертв. Но после того как я возложила на него свой крест, благодать Божия просветила миром его душу и тело». Тогда мать, видя силу знамения креста Господня, засвидетельствованную улыбкой на мертвом лице отрока, признала в этом знамении явление благодати Божией. Припав к иконе, она со слезами умиления и раскаяния молилась о прощении своих согрешений и упокоении сына (114, 119).

 

Примечание:

1. Апокризиарий — титул высшего духовного лица в IV в., являлся временным или постоянным представителем епископа или папы, должен был посвящать во епископов и в то же время управлять государственными делами.

 

Система Orphus Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter


<<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>>