<<<   БИБЛИОТЕКА   >>>


Сокровищница духовной мудрости

ПОИСК ФОРУМ

 

Откровение о Творце

Если этот временный мир, называемый местом изгнания и осуждения преступивших заповедь Божию, так прекрасен, во сколько же раз более — вечные и непостижимые блага, которые Бог уготовал любящим Его! И если те блага непостижимы по своему превосходству, во сколько же более Бог, все сотворивший из ничего! (сщмч. Петр Дамаскин, 74, 43).

***

...Из дел нередко познается и такой Художник, Которого мы не видали (свт. Афанасий Великий, 1, 171).

***

..Тварь порядком и стройностью, как бы письменами, диет уразуметь и возвещает своего Владыку и Творца (свт. Афанасий Великий, 1, 171).

***

Каждая стихия не противоборствует другой, стремясь к тому, что свойственно ей по природе, но все они соблюдают между собою согласие, признавая соединившего их Господа (свт. Афанасий Великий, 1, 174).

***

...Видя порядок и стройность вселенной, необходимо представлять Властителя вселенной Бога, и при том одного, а не многих (свт. Афанасий Великий, 1, 176).

***

Хотя и невидим Он очам, но порядок и согласие вещей противоположных дают уразуметь их Правителя, Распорядителя и Царя (свт. Афанасий Великий, 1, 176).

***

...Не напрасно и не без цели, но для полезного некоторого конца, представляющего существам обширное употребление, измышлен сей мир, — если только действительно он есть училище разумных душ, в котором преподается им Боговедение, и чрез видимое и чувственное руководствует ум к созерцанию невидимого... (свт. Василий Великий, 5, 12-13).

***

...Прославим наилучшего Художника, премудро и искусно сотворившего мир, и из красоты видимого уразумеем Превосходящего всех красотою; из величия сих чувственных и ограниченных тел сделаем наведение о Бесконечном, превысшем всякого величия, и по множеству Своея силы превосходящем всякое разумение. Хотя и не знаем природы сотворенного, но и то одно, что в совокупности подлежит нашим чувствам, столько удивительно, что самый деятельный ум оказывается недостаточным для того, чтобы изъяснить как следует самомалейшую часть мира и чтобы воздать должную похвалу Творцу, Которому слава, честь и держава во веки веков (свт. Василий Великий, 5, 21).

***

...Если ты когда-нибудь, среди ясной ночи смотря на несказанную красоту звезд, составлял себе понятие о Художнике всяческих, Кто сей испестривший небо сими цветами, и почему в видимом мире более необходимого, нежели приятного; и опять, если во время дня трезвенным разумом изучал ты дивные чудеса, то пришел ты сюда готовым слушателем, достойным того, чтобы восполнить собою сие честное и блаженное <зрелище> (свт. Василий Великий, 5, 85—86).

***

...Даровавший нам разумение, чтобы и из малейших творений познавать великую мудрость Художника, да подаст силы из великих тварей приобресть еще большее понятие о Творце; хотя в сравнении с Создателем и солнце м луна не более муравья и мошки. Ибо из них нельзя заимствовать такого умозрения, которое было бы достойно величия Бога всяческих, но могут они возводить нас только к малым некоторым и неясным представлениям, равно как и каждое из самых малых животных или былий (свт. Насилий Великий, 5, 105—106).

***

...Вот перед тобой небо украшенное, облеченная в убранство земля, море, изобилующее свойственными ему  порождениями, воздух, наполненный летающими в нем птицами! Все, что Божиим повелением приведено из небытия в бытие, даже и то, чего не коснулось ныне слово, уклоняясь от должайшего замедления на сем предмете, и не желая показаться преступившим меру, все сие, трудолюбец, сообразив в уме своем, и во всем изучив премудрость Божию, не преставай никогда удивляться и во всякой твари славить Творца! (свт. Василий Великий, 5, 131—132).

***

У щенка нет еще зубов, однако же ртом защищается уже он от раздражившего. У тельца нет еще рогов, но он уже знает, где у него вырастет оружие. Все сие служит доказательством, что всяким животным природное ему не изучается, и что в существах ничего нет беспорядочного и неопределенного; а напротив того, все носят на себе следы Творческой премудрости, и каждое показывает в себе, что оно снабжено нужным к охранению собственного благосостояния (свт. Василий Великий, 5, 144).

***

...Не плотскими очами познав Бога, уверовали мы в Него, но силою ума посредством видимого усматриваем Невидимого (свт. Василий Великий, 5, 231).

***

Если рассмотришь... камень, то и он служит некоторым указанием силы Создавшего. А то же найдешь, если рассмотришь муравья, или комара, или пчелу; часто и в самых малых вещах видна мудрость Зиждителя. Ибо, Кто распростер небо и наполнил неизмеримую величину морей, Тот и самое тонкое жало пчелы соделал пустым, как свирель, чтобы чрез него выливался <лечебный> яд (свт. Василий Великий, 5, 231—232).

***

...Чем кто более углубляется в законы, по которым устроена и по которым управляется вселенная, тем яснее созерцает велелепоту Господню, и по мере сил возвеличивает Господа (свт. Василий Великий, 5, 250).

***

...Кто из устройства мира уразумевает Зиждителя, тот познает также Бога из премудрости, видимой в мире (свт. Насилий Великий, 8, 169).

***

Поелику развлекаемся земным и не в состоянии умом своим, даже при помощи веры и озарения ведением, проницать в невидимое, то, хотя от видимого заключая о неизреченной силе нетленного Бога, убоимся Его (прп. Ефрем Сирин, 32, 77).

***

...Премудростию Всеустрояющий распорядил все, что ни сделал, чтобы посредством всего, что соделано Им, всех привести к познанию Его (прп. Ефрем Сирин, 33, 396).

***

...Чрез видимое ведет <разум> к тому, что выше видимою и что дает видимому бытие. Ибо чем приведены в устройство небесное и земное, заключающееся в воздухе и под водою, лучше же сказать, то, что и сего первоначальнее, — небо, земля, воздух и водное естество? Кто смешал и разделил это? Кто содержит во взаимном общении, сродстве и согласии?.. Кто привел сие в движение и ведет в непрерывном и беспрепятственном течении? Не Художник ли всего, не Тот ли, Кто во все вложил закон, по которому все движется и управляется? Кто же Художник сего? Не Тот ли, Кто сотворил и привел в бытие? Ибо не случаю должно приписывать такую силу. Положим, что бытие от случая; от кого же порядок? Если угодно, и то уступим случаю; кто же блюдет и сохраняет те законы, по которым произошло все первоначально? Другой ли кто, или случай? Конечно, другой, а не случай. Кто же сей другой, кроме Бога? Так от видимого возвел нас к Богу богодарованный и всем врожденный разум — сей первоначальный в нас и всем данный закон! (свт. Григорий Богослов, 14, 32—33).

***

Природа, как на общем пиршестве, предложила тебе все и что нужно для тебя, и что служит к твоему удовольствию, чтоб ты, сверх прочего, из самых благодеяний познал Бога, и из своих потребностей приобрел больше сведений о себе самом (свт. Григорий Богослов, 14, 43).

***

...Устроение небесных чудес, взывающее о являемой в существах премудрости и проповедующее в видимом великую славу Божию, по сказанному: небеса поведают славу Божию (Пс. 18, 2), по ясности и доброзвучности наставления само делается велегласною трубою, как говорит один из пророков: вострубил Бог свыше. А кто очистил себя и изострил слух сердца, тот, приняв сей звук, разумею производимый обозрением существ, путеводится им к ведению Божией силы, так что проникает разумом туда, где Сам Бог (свт. Григорий Нисский, 18, 318).

***

...Тот, у кого пред очами... божественная и неопределимая красота, поелику обретаемое вновь непрестанно представляется непременно более новым и необычайным в сравнении с постигнутым уже, хотя и дивится всегда пред ним появляющемуся, но никогда не останавливается в вожделении еще видеть, потому что ожидаемое велелепнее и божественнее всего видимого (свт. Григорий Нисский, 20, 277—278).

***

Душа человеческая на пределах двух естеств, из которых одно бесплотно, духовно и чисто, а другое — телесно, вещественно и неразумно. Как же скоро, освободившись от привязанности к жизни грубой и земной, по причине добродетели, обратит взор к сродному ей и Божественному, то не останавливается в исследовании и изыскании начала существ, — т. е. на том, какой источник красоты их, откуда наливается сила, что источает из себя премудрость, обнаруживающуюся в сущности; приводя же в движение все силы рассудка и всю мысленную способность исследования, с пытливостью домогается постигнуть искомое, пределом постижения поставляя для себя только действенность Божию, даже до нас простирающуюся, которую ощущали в жизни своей. И как воздух, передаваемый землею воде, не останавливается на дне озера, но  образовавшийся пузырек стремится наверх, к сродному себе, и тогда прекращает движение к верху, когда выйдет на самую поверхность воды и смешивается с окружающим воздухом, — так и подобное нечто бывает и с душою, которая исследует божественное; когда от дальнего простирается к ведению превысшего и, постигнув чудеса Его деятельности, не может идти пока далее в любозначительности своей, но дивится и благоговеет пред Тем, Чье бытие познается только потому, что действует. Видит она небесную красоту, блистание светил, быстрое круговращение полюса, чинное и стройное течение звезд, к своему началу возвращающийся круг четырех годовых времен, землю, сообразующуюся с окружающим ее, и собственные свои действия изменяющую по различию движения в том, что выше над нею, многоразличные породы животных, живущих в водах и получивших себе в удел движение по воздуху, и живущих на суше; всякого рода виды растений, разные травы, отличающиеся одна от другой качеством, силою, наружностью, свойства плодов и соков; взирая и на все другое, в чем обнаруживается Божия действенность, душа по чудесам видимого заключает разумом, что есть Уразумеваемый по сим делам. В будущий же век, когда прейдет все видимое, по слову Господа, Который сказал: небо и земля мимоидет, словеса же Моя не мимоидут (Мф. 24, 35), и мы перейдем в ту жизнь, которая выше и зрения, и слуха, и мысли, тогда, может быть, не от части уже, не из дел только познаем естество Благого, как теперь, и не из действенности видимого уразумеется нами превысшее, но, без сомнения, иначе будет постигнут род неизглаголанного блаженства, и откроется иной способ наслаждения, которому ныне несвойственно взойти и на сердце человеку. А пока ныне пределом в ведении  неизглаголанного душе служит проявляющаяся в существах действенность... (свт. Григорий Нисский, 20, 288—290).

***

...Все сотворенное <должно> почитать чуждым Божеского естества, а служить и чтить <должно> одно несозданное Естество, Которого свойство и признак, что Оно никогда не имело начала бытия и не будет иметь конца (свт. Григорий Нисский, 23, 6).

***

...Величие Сына Божия должно быть познаваемо не из одних чудес, соделанных Им во плоти. Они незначительны, если сравним их с величием прочих дел; а ты взгляни на небо, посмотри на его красоты, пронесись мыслию по всему пространству земли, по глубинам водным, объяв мыслию весь мир и представив в своем разуме премирное Естество, узнай, что это суть истинные дела Пожившего с тобою воплоти (свт. Григорий Нисский, 23, 313).

***

Когда Бог возвещает что-либо, то не должно противоречить словам Его, но возвещаемое от Бога, хотя бы и не было видимо для глаз, нужно считать достовернее того, что подлежит нашим взорам (свт. Иоанн Златоуст, 47, 194).

***

Если из величия и красоты тварей соразмерно познается Виновник, то, чем более мы станем рассматривать великую красоту созданий, тем более приблизимся к Виновнику (свт. Иоанн Златоуст, 47, 727).

***

Вначале Бог Сам беседовал с людьми, насколько людям возможно слышать (слова Божии). Так он пришел к Адаму; так обличил Каина; так говорил с Ноем; так явился странником Аврааму. Но когда природа наша уклонилась ко злу и как бы удалилась в дальнюю чужую страну, тогда уже Бог посылает к нам... Писание... (свт. Иоанн Златоуст, 47, 728).

***

Творение, поражая зрителя видом (своим), возбуждает в созерцателе вселенной удивление к ее Создателю... (свт. Иоанн Златоуст, 47, 781).

***

Для чего же Бог, спросишь ты, сотворил цветы столь прекрасными? Для того, чтобы показать Свою премудрость и великое Свое могущество, чтобы мы отовсюду познали славу Его (свт. Иоанн Златоуст, 50, 250).

***

Если взглянешь на небо, испещренное звездами, как бы бесчисленным множеством глаз, то получишь совершенное удовольствие, помыслив тотчас о Создателе (свт. Иоанн Златоуст, 52, 248).

***

...Он поставил пред ними <людьми> Свое творение, которое, при посредстве одного созерцания красоты всего видимого, научало и мудреца, и необразованного, и скифа, и варвара возноситься мыслию к Богу (свт. Иоанн Златоуст, 52, 511).

***

Что скажут язычники в день Суда? Мы не знали Тебя? Но разве вы не слышали голоса неба, воспринимаемого взором, и стройной во всем гармонии, звучащей громогласнее трубы? Разве вы не заметили законов дня и ночи, всегда остающихся неизменными, твердого и непоколебимого порядка зимы, весны и остальных времен года, величия моря во время великой бури и среди волнений? Неужели вы не заметили, что все пребывает в порядке и своею красотою и величием возвещает Творца? (свт. Иоанн Златоуст, 52, 511).

***

Бога знаем мы не по существу Его, но по великолепию творений Его и Его о них Промыслу. В них, как в зеркале, видим мы беспредельную Его благость, премудрость и силу (прп. Максим Исповедник, 91, 176).

***

Из творений, сотворенных Богом, может он <человек> увидеть и познать Творца, т. е. неба, земли, моря и прочих тварей, особенно же самого человека, который есть животное разумное, зачинающееся так невзрачно, и потом бывающее таким дивным существом, которое мнится быти Богом всего видимого, в силу разумности, его отличающей (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 323).

***

...Как чувственные, должны мы добре воспринимать чувствами впечатления от чувственных вещей, и чрез красоту их востекать к созерцанию Создателя их... (прп. Никита Стифат, 93, 155—156).

***

...Весь этот чувственный мир является как бы каким-то зеркалом того, что находится сверх мира, дабы чрез духовное созерцание сего мира, как бы по некой чудесной лествице, нам востечь к оному высшему миру (свт. Григорий Палама, 26, 33).

***

...Всякий раз, как почувствуешь в творениях Божиих что привлекательное и услаждающее, не останавливайся вниманием на них одних, но, минуя их, перейди помыслом своим к Богу и скажи: «Если творения Твои, Боже мой, так прекрасны, так радостотворны и усладительны, сколь же безмерно прекрасен, сколь безмерно радостотворен и сколь безмерно сладостен Ты Сам, Творче всяческих!»

Если будешь так поступать... то можешь и посредством пяти своих чувств научиться Боговедению, восходя всегда умом своим от тварей к Творцу, так что бытие и благоустроение всего сотворенного будет для тебя книгой Богословия, и ты, находясь еще в сем чувственном мире, соделаешься причастным ведения, свойственного премирному миру (прп. Никодим Святогорец, 70, 88—89).

***

...Весь мир и вся природа есть не что иное, как орган некий, в коем под видимостью невидимо пребывает присущим Сам Устроитель и Художник всего, действуя и видимо проявляя художество Свое, или в видимом и вещественном представляя взору разумных тварей невидимые и невещественные Свои совершенства и действия (прп. Никодим Святогорец, 70, 89).

***

Видимая тварь очень справедливо может быть названа одеждою Бога: невидимый Бог, облеченный в эту одежду, видится: в велелепоту облеклся еси (Пс. 103, 1) (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 288).

***

И открытые законы, и открытие существования законов, превысших постижения, составляя труд и славу человеческого ума, свидетельствуют ясно, что они произведены и установлены Высочайшим Умом. Необъятен этот Ум, потому что произведение Его — природа — необъятно (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 289).

 

Система Orphus Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter


<<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>>