<<<   БИБЛИОТЕКА   >>>


Сокровищница духовной мудрости

ПОИСК ФОРУМ

 

Пастырь

Попечение о пастве

Если любишь только добрых учеников — еще нет тебе за это благодати: лучше худых покоряй кротостию (сщмч. Игнатий Богоносец, 94, 308).

***

...Мы, <пастыри>, как требует наша совесть, должны заботиться, чтобы никто по нашей вине не погиб для Церкви; если же кто-нибудь сам собою и по своей вине погибнет и не захочет приносить покаяния и возвратиться в Церковь, то мы не будем виновны в день Суда... (сщмч. Киприан Карфагенский, 63, 257).

***

...Может ли быть лучшее и совершеннейшее занятие для пастырей Церкви, как помогать исцелению и сохранению овец усердным попечением и спасительным врачеванием? (сщмч. Киприан Карфагенский, 63, 311).

***

...Надобно удостовериться от просящего совета, или раз навсегда повинующегося ему душою и телом, по собственному ли желанию просит он, с теплою верою, и ищет слова, без вопроса учителя, или другая какая-либо потребность вынуждает его лицемерить, как будто он хочет слышать слово, чтобы обоим не уклониться в ложь и многословие, лукавство и многое другое. И один, как бы вынуждаемый тем, кто его учит, говорит без произволения, и лжет из стыда, и лицемерит, как бы желая делать доброе, н другой лукавит и ласкает учимого им, чтобы постигнуть скрытое в его мысли, и просто: употребляет всякую хитрость и многословие, но как Соломон говорит: от многословия не избежит греха (ср.: Притч. 10, 19)... Это сказано не для того, чтобы мы отрекались учить приходящих к нам в подчинение, с твердою верою, особенно же бесстрастно расположенные; но чтобы дерзко, по тщеславию не учили тех, которые не ради дела и не с теплою верою хотят слышать, когда мы сами еще страстные, и не делали сего властительски. Но, как сказали отцы, без вопрошения братии не должно говорить чего-либо для пользы, чтобы доброе было по (свободному) произволению... (сщмч. Петр Дамаскин, 74, 189—190).

***

Кто не принимает наставлений твоих, не говори их тому (прп. Антоний Великий, 89, 101).

***

Тех, которые более немощны в вере, должно щадить и тщательно возводить их к совершенству; впрочем, щадить без нарушения заповеди Божией (свт. Василий Великий, 7, .447).

***

Враждебно расположенных должно вразумлять с незлобием и кротостию, ожидая их покаяния, пока не исполнится мера попечения о них (свт. Василий Великий, 7, 399).

***

Должно быть уступчивым, а не упорно нападать на тех, которые по страху и богобоязненности отказываются принять к себе проповедующего слово (свт. Василий Великий, 7, 400).

***

Должно удаляться тех, которые по бесчувствию не приемлют евангельской проповеди, и не пользоваться их благодеяниями даже в необходимых потребностях тела (свт. Василий Великий, 7, 400).

***

Должно удаляться людей, которые остаются непокорными по употреблении о них попечений всякого рода (свт. Василий Великий, 7, 400).

***

Кому вверено попечение о душах, тот может ли соблюсти сказанное: аще не обратитеся и будете яко дети (Мф. 18, 3), потому что имеет дело со многими и различными лицами? — ...Надобно знать, что есть... свое время и смиренномудрию, и власти, и обличению, и утешению, и пощаде, и дерзновению, и снисхождению, и строгости, и вообще всякому делу. Потому иногда должно оказывать смиренномудрие и подражать в смирении детям, особенно когда представляется случай воздать друг другу честь и долг, услужить или помочь чьей-либо телесной потребности, как научил Господь. Иногда же надобно употреблять власть, юже дал есть Господь в создание, а не на разорение (ср.: 2 Кор. 13, 10), когда нужда требует дерзновения. И как во время утешения надобно показывать  доброту, так во время строгости обнаруживать ревность; а подобно сему поступать и во всяком ином случае (свт. Насилий Великий, 9, 226—227).

***

Будь крайне трезвен, когда сеешь семя Господа своего, чтоб враг не подмешал, как плевел, и чего-либо своего; потому что у него в обычае и посредством добра делать зло (прп. Ефрем Сирин, 30, 130).

***

Отважному юноше и старцу не придавай смелости делать неприличное, ибо боящийся Господа попечется о людях своих (прп. Ефрем Сирин, 30, 140—141).

***

Кроткого юношу да возлюбит душа твоя, и не возлагай на него бремени ему не по силам, чтоб спасти тебе душу его о Господе, и получить неувядающий венец славы в явление Архипастыря (прп. Ефрем Сирин, 30, 144).

***

Умный настоятель укрепляет души братии своей вразумлением и учением Господним, а пренебрегающий ими потерпит вред (прп. Ефрем Сирин, 30, 145).

***

Если посещаешь больного, то смотри, чтоб враг не внушил вам мысли заняться празднословием или пересудами, и тем не лишил тебя награды; ибо у дьявола в обычае это — одному вредить слухом, другому языком; напротив того, надобно утешать болящего Божественным Писанием и страданиями Спасителя (прп. Ефрем Сирин, 30, 566).

***

...Приими того, кто заблуждался и кается, восстал ил мертвых, из глубины небогобоязненности и нерадения... Утвердите к нему любовь, да не како многою скорбию пожерт будет таковый (ср.: 2 Кор. 2, 7—8) (прп. Ефрем Сирин, 31, 191).

***

Равнодушием своим не будем причинять вреда мирянам, но делами научим их уважать благочестие (прп. Ефрем Сирин, 31, 625).

***

...Вы, настоятели-подвижники, не по страсти гнева или высокоумия наказывайте необразованных и младенствующих братий, но по Христову человеколюбию, с целью духовной пользы, в надежде оказать помощь руководимым вами к Небесному Царствию (прп. Ефрем Сирин, 32, 335).

***

...Как телам неодинаковые даются лекарства и пища — иное пригодно здоровому, иное больному; так и души врачуются различным образом и способом. Свидетели такового врачевания сами болящие. Одних назидает слово, другие исправляются примером. Для иных нужен бич, а для других узда; ибо одни ленивы и неудобоподвижны к добру, и таких должно возбуждать ударами слова; другие сверх меры горячи духом и неудержимы в стремлениях, подобно молодым, сильным коням, бегущим далее цели, и таких может исправить обуздывающее и сдерживающее слово. Для одних полезна похвала, для других укоризна; но та и другая — вовремя; напротив того, без времени и без основания они вредят. Одних исправляет увещание, других — выговор, и последний или по всенародном обличении, или по тайном вразумлении. Ибо одни привыкли пренебрегать вразумлениями, сделанными наедине, но приходят в чувство, если укорят их при многих; другие же при гласности обличений теряют стыд, но их смиряет тайный выговор, и за такое снисхождение к себе воздают они благопокорностью. Иные, надмеваясь мыслию, что дела их тайны, о чем они и заботятся, считают себя умнее других, и в таких надобно тщательно наблюдать все, даже самые маловажные, поступки; а в других лучше иного не замечать и, как говорится, видя, не видеть, слыша, не слышать, чтобы, подавив их ревностью обличений, не возбудить к упорству и напоследок не сделать дерзновенными на все, истребив в них стыд, — сие средство ко внушению покорности. Иногда нужно гневаться, не гневаясь, оказывать презрение, не презирая, терять надежду, не отчаиваясь, сколько сего требует свойство каждого; других должно врачевать кротостью, смирением и соучастием в их лучших о себе надеждах. Одних полезно побеждать, от других часто полезнее быть самому побежденным; и хвалить или охуждать должно — у иного достаток и могущество, а у иного нищету и расстройство дел. Ибо наше врачевство не таково, каковы добродетель и порок, из которых первая всегда и для всех всего лучше и полезнее, а последний — всего хуже и вреднее; у нас одно и то же, например, строгость или кротость, а равно и прочее, мною исчисленное, не всегда, даже для одних и тех же, оказывается или самым спасительным, или опасным. Напротив того, для иных хорошо и полезно одно, и для иных другое, первому противное, — сообразно тому, думаю, как требуют время и обстоятельства, и как допускает нрав врачуемого. Хотя, сколько бы кто ни употреблял тщания и ума, невозможно всего изобразить словом и обнять мыслию в такой подробности, чтобы вкратце был виден весь ход врачевания; однако же на самом опыте и на деле делается то известным и врачебной науке и врачу. Вообще же известно нам, что как для ходящего по высоко натянутому канату небезопасно уклоняться в стороны, и малое, по-видимому, уклонение влечет за собою большее; безопасность же его зависит от равновесия: так и в нашем деле, кто по худой жизни, или по невежеству, уклоняется в ту и другую сторону, для того очень опасно, что и сам он впадет в грех, и вовлечет в него управляемых. Напротив того, должно идти самым царским путем и остерегаться, чтобы, как сказано в Притчах, не уклонися ни на десно, ни на шуе (Притч. 4, 27). Таково свойство наших немощей, и от сего столько труда доброму пастырю, обязанному хорошо знать души своих пасомых, и быть вождем их по закону прямого и справедливого пастырства, которое было бы достойно истинного нашего Пастыря (свт. Григорий Богослов, 12, 34—36).

***

...Начальство не может утвердиться принуждением; управляемое с насилием при всяком удобном случае старается освободиться: тем паче наше, не столько начальство, сколько детовождение, всего более соблюдает свободу. Ибо тайна спасения для желающих, а не для насильствуемых (свт. Григорий Богослов, 12, 312).

***

Учи одного только бояться, а именно: своими лжеумствованиями подкапывать веру. Не беда, если победят кого словом, потому что не всем дан дар слова. Страшно отложиться от Божества; потому что упование всем необходимо (свт. Григорий Богослов, 13, 289).

***

У тебя есть правило врачевания, ты ученик Христа, кроткого, человеколюбивого и понесшего наши немощи. Гели брат в первый раз воспротивился, потерпи великодушно; если во второй — не теряй надежды — еще есть время к уврачеванию; если и в третий раз, то будь человеколюбивым земледелателем, еще упроси Господина не посекать и не подвергать своему гневу бесплодную и бесполезную смоковницу, но позаботиться о ней и осыпать ее гноем (ср.: Лк. 13, 8), т. е. доставить ей врачевание исповеди, обнаружения постыдных дел и опозоренной жизни. Кто знает, переменится ли она, принесет ли плоды и напитает ли Иисуса, возвращающегося из Вифании? Потерпи действительное, или кажущееся тебе, зловоние брата своего — ты, который помазан духовным миром, составленным по мироварному художеству, чтобы сообщить брату свое благоухание (свт. Григорий Богослов, 14, 160—161).

***

...Предстоятели должны пещись о братиях, как способные воспитатели нежных детей, вверенных их отцами. Те, наблюдая нравы детей, на одного действуют ударами, на другого увещанием, на иного похвалою, на иного чем-либо иным тому подобным, не делая ничего, что им по нраву или не нравится; так должны поступать и духовные  предстоятели. Если в таком отношении будете друг к другу, ученики и наставники, первые — с радостию доверяя приказаниям, а последние — с удовольствием руководствуя братии к совершенству, и если в почтительности станете предупреждать друг друга (ср.: Рим. 12, 10), то на земле будете жить жизнию ангельскою (свт. Григорий Нисский, 24, 275-276).

***

...Привлекающий к любомудрию, убедит ли он, или не убедит, получит полную награду (ибо он исполнил свое дело)... (свт. Иоанн Златоуст, 44, 124).

***

...Должно исправлять грешника не насилием, а убеждением... так как Бог награждает тех, которые воздерживаются от пороков по доброй воле, а не по принуждению (свт. Иоанн Златоуст, 44, 416).

***

Если легко поступить с тем, кто нуждается в сильном врачевании, и неглубоко разрезать рану тому, кто имеет нужду в этом, то рану частик» уврачуешь, а частию нет; если же без пощады произведешь надлежащее рассечение, то больной иногда может, не вытерпев мучения, вдруг отвергнуть все, и лекарство и перевязку, и устремиться в пропасть, сбросив иго и разорвав узы (свт. Иоанн Златоуст, 44, 416).

***

Пекущийся о <бедных> должен быть столь великодушным, чтобы не только не увеличивать их уныния  укоризнами, но, по возможности, облегчать их состояние утешением (свт. Иоанн Златоуст, 44, 441—442).

***

...Город Божий, когда его отовсюду ограждает вместо стены прозорливость и благоразумие пастыря, все покушения врагов обращает к их стыду и посмеянию, а живущие внутри города остаются невредимыми... (свт. Иоанн Златоуст, 44, 454).

***

...Если намеревающийся побеждать не будет сведущ но всех частях этого искусства, то дьявол и через одну какую-нибудь часть, если она останется в пренебрежении, сумеет провести своих грабителей и расхитить овец; но он не будет (так смел), когда увидит пастыря выступающего с полным знанием и хорошо сведущего во всех его кознях (свт. Иоанн Златоуст, 44, 454).

***

...<Господь> показывает, что иное зависит от дел, а иное от слова, и каждая из этих двух частей имеет нужду одна в другой, чтобы здание было совершенно (свт. Иоанн Златоуст, 44, 460).

***

Это — совершеннейший способ учения, когда и делами и словами приводят поучаемых к той блаженной жизни, которую предписал Христос, ибо одних дел недостаточно для научения (см.: Мф. 5, 19) (свт. Иоанн Златоуст, 44, 160).

***

Священник должен относиться к пасомым так, как бы отец относился к своим малолетним детям; как от этих мы не отвращаемся, когда они оскорбляют, или ударяют, или плачут, и даже когда они смеются и ласкаются к нам, не очень заботимся об этом, так и священники не должны ни надмеваться похвалами народа, ни огорчаться порицаниями, если они будут неосновательны (свт. Иоанн Златоуст, 44, 463).

***

И в этом заслуга пастыря, что пасомые не только в присутствии его, но и в отсутствие показывают полное усердие (свт. Иоанн Златоуст, 44, 493).

***

...По настроению людей употребляется и лекарство врача (свт. Иоанн Златоуст, 44, 583).

***

...Исполненный мудрости учитель лепечет вместе с лепечущими детьми, и этот лепет служит знаком не неведения учителя, но заботливости его о детях... (свт. Иоанн Златоуст, 44, 587).

***

...Хороший пастух не только отгоняет волков (от свое го стада), но и со всею заботливостью лечит заболевших овец: ибо какая польза, когда овцы хоть и избегают пасти зверей, зато истребляются болезнею? (свт. Иоанн Златоуст, 44, 667).

***

Если уже преступающие закон не имеют стыда, тем более мы, внушающие не преступать закон, не должны стыдиться постоянного увещания (свт. Иоанн Златоуст, 45, 81).

***

Заблудшего возврати на путь, увечному сделай повязку, павшего подними, немощных: поддержи и другое делай,подобное этому (свт. Иоанн Златоуст, 45, 920).

***

...Врачу особенно свойственно обращаться с больными и всегда находиться среди недужных, а не убегать и не удаляться от них (свт. Иоанн Златоуст, 46, 44).

***

Не прибавляй же раны к ранам, объявляя согрешившего, но делай увещание без свидетелей (свт. Иоанн Златоуст, 46, 368).

***

...Будем всегда стараться учить прежде делами, а потом уже словами, чтобы и нам не услышать от Павла: научая другого, себе ли не учиши? (ср.: Рим. 2, 21) (свт. Иоанн Златоуст, 47, 64).

***

Нет пользы от одного слушания <духовных наставлений> без исполнения на деле (слышанного) (свт. Иоанн Златоуст, 47, 175).

***

...Постараемся исправить падшую душу увещаниями и советами, напоминая ей о величии человеколюбия Божия, о беспредельной благости и безмерном милосердии Его...(свт. Иоанн Златоуст, 47, 304).

***

...Не оставляйте без попечения братий ваших, и имейте в виду не свою только пользу, но пусть каждый (из вас) старается исхитить ближнего из челюстей дьявола, отвлечь от беззаконных зрелищ и привести в церковь, с любовью и кротостью показывал ему, какой великий вред — там, и какие великие блага — здесь.

...Видя твою настойчивость, когда-нибудь, может быть, и придет в себя и, тронутый твоею заботливостью, отстанет от гибельных удовольствий. И никогда не говори, что я говорил ему и раз, и два, и три, и много раз, но ничего не успел. Не переставай говорить, потому что, чем дальше будешь продолжать, тем больше умножится и твоя награди (свт. Иоанн Златоуст, 47, 445).

***

Нам нужно не только дерзновение, когда мы намереваемся обличать, но еще больше кротость, нежели дерзновение, потому что грешники никого из людей так не отвращаются и не ненавидят, как того, кто намеревается обличать их; они стараются найти предлог уклониться и избежать обличения, поэтому нужно удерживать их кротостью и снисходительностью (свт. Иоанн Златоуст, 49, 418).

***

Для вразумления имеющих ум не нужно упоминать о наказании, а довольно только представить тяжесть греха(свт. Иоанн Златоуст, 50, 213).

***

Подражая <Богу>, и мы должны просить, увещевать и внушать с кротостью, без гнева и ярости (свт. Иоанн Златоуст, 50, 327).

***

...Когда ты увидишь врага истины, исцели его, позаботься о нем, возврати к добродетели, подавай наилучший пример своею жизнью, наставляй неукоризненным словом, покровительствуй и имей попечение, и употребляй все средства к исправлению, подражая наилучшим врачам. Ведь и врачи не всегда одним только способом врачуют болезни; но когда видят, что рана не исцеляется одним лекарством, прилагают другое, а если нужно, третье, иногда рассекают, а иногда обвязывают. Так и ты, <пастырь>, сделавшись врачом души, пользуйся всяким способом врачевания по заповедям Христовым, чтобы получить тебе награду и за свое спасение, и за то, что ты доставлял пользу другим (свт. Иоанн Златоуст, 50, 328).

***

Если мы, приучая зверей к нашим словам, таким образом укрощаем их, то не гораздо ли более чрез... духовное учение <Священное Писание> мы можем исправлять людей, когда там и здесь есть великое различие и между врачевствами, и между врачуемыми? Ведь и грубость в нас не такова, как в зверях: у них она зависит от природы, и у нас от воли; да и сила слов неодинакова: там она происходит от человеческой мысли, а здесь — от силы и благодати Духа (свт. Иоанн Златоуст, 51, 23).

***

Странно было бы, если бы кто, имея худых детей, желал лучше назваться отцом других, а не тех, которые от него родились; так странно было бы, если бы и мы стали постоянно переменять врученных нам учеников одних на других, присвоять себе начальство то над теми, то над другими, и не иметь ни к кому искреннего расположения (свт. Иоанн Златоуст, 51, 84).

***

Проповедующий внимательным слушателям имеет утешение в их покорности, а кто часто проповедует, а ему не внимают, и, однакож, он не перестает говорить, тот достоин большей чести, потому-что ради угождения Богу исполняет с своей стороны все, что следует, хотя бы и никто ею не слушал (свт. Иоанн Златоуст, 51, 115).

***

Когда ты наказываешь, или вразумляешь, или делаешь что-нибудь подобное, (делай) без ярости и гнева. Если наказывающий есть врач согрешающего, то как он может исцелить другого, причинив наперед зло себе и не исцеляя самого себя? Скажи мне, если какой-либо врач пойдет лечить другого, поранив наперед руку у себя или ослепив наперед свои глаза, — неужели в таком  состоянии он исцелит другого? Нет, скажешь. Так точно и ты, когда кого наказываешь или вразумляешь, то пусть светло смотрят глаза твои. Не возмути ума своего, — иначе как совершишь ты исцеление? (свт. Иоанн Златоуст, 52, 151—152).

***

Чем ты превозносишься? Тем ли, что учишь посредством слов? Но любомудрствовать на словах легко; научи меня своею жизнью, — вот самый лучший способ учения (свт. Иоанн Златоуст, 52, 277).

***

...Не следует ни пренебрегать, ни слишком заботиться о слабости других. Не видим ли мы, как поступают врачи? Когда можно, они угождают больным; а когда это угождение может принести вред, то уже не делают послабления. Во всем хорошо соблюдать меру (свт. Иоанн Златоуст, 52, 405).

***

...Как мы будем в состоянии других отклонить от идолопоклонства, когда и сами не удалились от него? Ведь мы к себе ближе, чем к ближнему. Когда не можем убедить самих себя, как мы убедим других? Кто не правит хорошо собственным домом, тот не порадеет и о Церкви (свт. Иоанн Златоуст, 52, 548).

***

...Попечение о стаде Христовом является преимущественным признаком любви к Самому Христу, так как для этого нужна мужественная душа (свт. Иоанн Златоуст, 52, 833).

***

Врач душ! Вырежь мечом духовным распухшие и покрытые гноем язвы гордости, омой водой учения нечистоту страстей, исцели раны, нанесенные душам человеческим грехом, пользуясь для того, как говорит Христос, вином и елеем; вином свяжи, чтобы ослабевший человек не предавался более вожделениям, а елеем смягчи душевные страдания и обещай скорое отпущение прежде соделанных прегрешений. Не пренебрегай нищим, принимая в расчет денежную выгоду, и не презирай богатого из-за отвратительного богатства, но одинаково призывай и бедного и богатого к воздержанию. Не лишай никого надежды, даже и самого отчаянного грешника, чтобы не ввергнуть в бездну греха, но протяни руку свою погибающему, говоря: Господь пришел спасти не праведников, но грешников, — чтобы они, став ревностными и уклонившись от зла, стали творить добрые дела и спаслись. Делай все ради выздоровления больных, питая себя надеждою спасаемых, т. е. радостью, ожидаемою от Бога (свт. Иоанн Златоуст, 52, 993—994).

***

Ты пастырь словесных овец Христовых? Собери овец во двор овчий, обрати заблудших, свяжи надломленных, уврачуй истерзанных волками, отгони волков, созови собак на защиту стада, не сонливых, но лающих и собирающих стадо Господне, а тех отгони. Покажи вечно цветущий Злак, прозябший из Марии, укажи бессмертный Источник крещения, омой водою слез оскверненную овцу, переноси всякий труд и тяготу, чтобы получить тебе неувядаемый вененец славы, когда явится Пастыреначальник Христос (свт. Иоанн Златоуст, 52, 994).

***

Когда ты видишь, что конь несется к стремнине, то накидываешь на него узду, со всею силою удерживаешь его и часто бьешь. И хотя это — наказание, однако такое наказание есть мать спасения. Так поступай и с согрешающими. Свяжи согрешившего, пока не умилостивит он Бога, и не оставляй несвязанным, чтобы он не был еще более связан гневом Божиим. Если я свяжу, то Бог уже не свяжет его, если же я не свяжу, то его ожидают неразрешимые узы... Если они пришли в сокрушение, если переменились, то все сделано; а если нет этого, не поможет время (свт. Иоанн Златоуст, 53, 604).

***

Овца без пастыря — готовый обед для зверей; и душа не запечатленная подвержена козням демонским (свт. Иоанн Златоуст, 53, 904).

***

Не нарушай повелений Владыки, чтобы не быть осужденным, не думай о коварстве, не возвышай одного, не унижай другого; богача не чествуй первым местом за столом и не презирай бедного, не могущего тебе принести даров; но будем соблюдать равенство ко всем. С обвинением не спеши, пустых речей не допускай, по слуху никогда не осуждай: многие обвиняют по зависти и вражде.

...Тот, кому вверено словесное стадо Христово, должен быть кротким и исследовать согрешающих с большою осторожностью; и когда найдешь согрешившим, не  извергать тотчас из церкви, чтобы сатана, ухватившись, не сделал человека своим. Когда человек отлучен архиереем, берет его сатана в свои объятия, и не отступает от него, пока он предается ему. Иерей не должен часто отлучать, ни проклинать. Ввиду этого ты, пастырь, не должен без разбора отвергать овцу, ни отлучать от стада; но, когда найдешь согрешившим, позови его наедине и в одном упрекни, в другом побуди его отстать от зла, — и раз, и дважды, и трижды; и если он послушает твоих увещаний, ты приобрел брата своего... Прежде всего снизойди к нему: отпускающему отпустится... И не поноси ничего со крытого, и не гневайся, что обращается к тебе; если после трех внушений он исправится чрез покаяние — тогда пусть будет принят (свт. Иоанн Златоуст, 53, 957).

***

Мы, <пастыри>, поставлены для поучения вас словом, а не для начальствования и самовластия над вами; наше дело советовать вам и увещевать. Советник говорит, что ему должно, но не принуждает слушателя, предоставлял ему полную свободу — принять или не принять совет. Он будет виновен только в том, если не скажет того, что ему поручено. Потому-то и мы говорим все это, обо всем этом напоминаем, чтобы вам уже нельзя было сказать в тот (последний) день: «Никто нам этого не говорил, никто не объяснил, мы этого не знали и вовсе не считали грехом» (свт. Иоанн Златоуст, 54, 104).

***

Учитель должен назидать и исправлять души учеников не только советом и вразумлением, но и страхом и напоминанием о Боге (свт. Иоанн Златоуст, 54, 106).

***

Дело учителя не только увещевать, но и молиться, и молитвою помогать (ученикам), чтобы они не пали под тяжестью искушений и не были обмануты... (свт. Иоанн Златоуст, 54, 340).

***

При устроении человеческих дел иногда требуется наставление, а иногда приказание. Если бы поэтому ты стал приказывать там, где следует учить, то ты был бы достоин посмеяния. И наоборот, если бы ты начал учить там, где нужно приказывать, то случилось бы с тобою то же самое. Например: что не должно быть злым, этому следует не учить, а приказывать и запрещать с особенною силою... Если же ты намереваешься говорить о том, что должно... хранить девство, или если думаешь беседовать о вере, то в гаком случае необходимым становится учение (свт. Иоанн Златоуст, 54, 706).

***

...Душа, имеющая нужду в наставлении, не может принять что-нибудь полезное, когда оно преподается со строгостью и бранью, и хотя готова слушать, но, будучи приведена в недоумение, не усвоит ничего (свт. Иоанн Златоуст, 54, 798).

***

Так как люди... изнемогают от ран греховных, то ты, <пастырь>, уврачуй их, налагая на раны их умягчающий пластырь — пророческие слова и Евангельское учение, оздоровляя их наставлениями и увещаниями Ветхого и Нового Заветов, убеждая их отстать от греха и оставить дьявольское заблуждение (свт. Иоанн Златоуст, 54, 963).

***

Подобно тому как врачи не заставляют приносить больных, пригвожденных к постели, к себе домой, а сами приходят к ним для излечения болезней, так точно делай и ты по мере своих сил: приложи всякое старание и попечение, чтобы восстановить братьев твоих, немотствующих душою, помня то, что кратка настоящая жизнь (свт. Иоанн Златоуст, 55, 518).

***

Если не можешь дать ответ вопрошающему — не выдумывай что попало в оправдание своего незнания; лучше тебе понести даже нечестие пред человеком, чем нести наказание за ложное учение пред Богом. Если не можешь обратить сотни — позаботься о десятке; если десяти не можешь — не пренебрегай и пятерыми; если и пять не можешь — не презирай и одного. Бог определяет венцы, сообразуясь не с числом исправленных, а с намерением исправляющих (свт. Иоанн Златоуст, 55, 526).

***

Как искусные врачи обыкновенно не только настоящие болезни лечат, но и будущие предупреждают прозорливым искусством и предотвращают их наставлениями и целебным питьем, так и... истинные врачи душ, предотвращая имеющие возникнуть болезни сердец духовным наставлением, как некоторым небесным лекарством, не дозволяют усиливаться в душах юношей, открывая им и причины угрожающих страстей, и средства для здоровья (прп. Иоанн Кассиан, 56, 142).

***

Остерегайся... чтобы того, чему научишься как посредством чтения, так и трудом опытности, когда более зрелый возраст приведет тебя к учительству, по обольщению тщеславия, ты как-нибудь не стал преподавать нечистым людям и не сделал того, что запретил премудрый Соломон: не води нечестивого на пажить праведного и не прельщайся сытостью чрева (ср.: Притч. 24, 15), ибо не полезны глупому утешения (ср.: Притч. 19, 10) и не нужна мудрость там, где нет чувства, ибо больше водятся неразумием. Жестокосердый раб не исправится словами, ибо если и поймет, то не послушается (ср.: Притч. 29, 19). В уши глупого не говори, потому что он презрит разумные слова твои (Притч. 23, 9). Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас (Мф. 7, 6). Итак, надлежит тебе, закрывая для таких людей тайны духовного смысла, деятельно воспевать: в сердце моем скрыл: словеса Твоя, яко да не согрешу Тебе (Пс. 118, 11). Но, может быть, скажешь: «Кому же надобно сообщать тайны Божественного Писания?» Этому научает тебя премудрый Соломон, говоря: дайте сикеру находящимся в печали, и вино пить находящимся в болезнях, чтобы они забыли свою бедность и не вспоминали больше о своих болезнях (ср.: Притч. 31, 6—7), т.е. тем, которые в раскаянии о прежних делах угнетаются печалью и скорбью, обильно изливайте приятность духовного знания, как вино, веселящее сердце человека, напоевайте спасительным словом, чтобы они, погрузившись в непрестанную печаль и смертоносное отчаяние, не были поглощены чрезмерною скорбью. А о тех, которые, находясь в равнодушии и беспечности, не уязвляются никакой скорбью сердца, говорится так: кто весел и без скорби бывает, тот в бедности будет (ср.: Притч 21, 17) (авва Нестерой, 56, 437—438).

***

Не оставляй без внимания падений в подчиненных тебе, чтобы делаемое ими, а тобою снисходительно переноси мое не стало твоим делом; потому что мог ты, но не захотел, уврачевать сего (прп. Исидор Пелусиот, 60, 231).

***

Знаю... некоторых таких настоятелей, которые, будучи невоздержны и расточительны, уцеломудривают подчиненных тем, что падшим определяют тяжкие наказания; и таких, которые, ведя себя строго и целомудренно, оставляют подначальных исполненными тех страстей, над которыми господствуют сами, потому что не налагают наказаний, но оказывают чрезмерную кротость. А посему погрешают одни тем, что сами хуже своих законов, а другие тем, что делают худшими подчиненных, потому что учат их делать, чего не соизволяют делать сами, приучают роскошничать, будучи сами далекими от роскоши, и устроять чужие бедствия, которые сами же облегчают. Посему надобно одним посоветовать, чтобы держались собственных своих слов и не делали противного им, а другим, чтобы предотвращали прегрешения, не дозволяя всякому делать, что ему угодно. Ибо надлежит оказывать снисхождение тем, кому благость служит на пользу, и наказывать тех, кому она делает вред (прп. Исидор Пелусиот, 60, 333).

***

...Лучший способ учения не тот, чтобы сперва дозволить пороку овладеть человеком, впоследствии же употребить меры, как изгнать порок, но тот, чтобы первоначально и сделать, и устроить все то, от чего естество человеческое было бы недоступно пороку (прп. Исидор Пелусиот, 60, 455).

***

Одержимому самою тяжкою болезнию почитать себя здоровым — очевидное и неисцельное безумие. Ибо станет ли таковой искать врача, не зная и того самого, что он болен? Почему надлежит сперва произвести в нем ясное ощущение недуга, а потом призвать к нему врача (прп. Исидор Пелусиот, 61, 26).

***

...Благоговейный и скромный иерей, к узаконениям присоединив страх, и скромность, срастворив властию, сколько зависит от него, изгоняет всякое помышление о грехе и подчиненных ему, уступающих слову словом и врачуя, а непослушных уцеломудривая наказаниями по законам и сим руководя к тому, чтобы впредь не грешили (прп. Исидор Пелусиот, 61, 41).

***

Как нетрудно произносить слова слишком высоким или низким тоном, но соблюдать меру может только знающий музыку — так рассуждать должно и о свободе речи. Одни свободною речью не пользу оказывают, а только оскорбляют, другие пользуются свободою речи, чтобы льстить и соплетать ненадлежащие похвалы, но соблюдающие наилучшую меру не оскорбляют и не льстят, но со смелостью срастворив почтительность и с выговорами ласковость, таким образом приступают к уврачеванию тех, которые сами себя не знают. Посему и ты, употребив этот способ, приступай к уврачеванию... (прп. Исидор Пелусиот, 61, 172).

***

Если же ученики, видя не только неукоризненную, но и чудную жизнь, не возводятся к добродетели, то сие всякий уже поставит в вину не учителю, не оставившему без исполнения ничего такого, что обязан был сделать, но беспечности учеников. Поелику же иные спрашивают, по какой причине учеников от предосудительных поступков не удерживают страхом, то спросим и мы, каким же страхом подействовать наставнику? Сделать выговор? Но сие, будучи повторено многократно, не возымело силы. Убеждать жезлом? Но сие не позволено. Отлучить? И это было испытано. Изгнать из города? Но у него нет столько власти. Обещать Небесное Царство? Но беспечным кажется это баснею. Угрожать Судом? Но слушатели смеются над этим. Извергнуть из Церкви? Это нетрудно, но не служит к исправлению. Если бы осужденному кем-либо одним вся потом Церковь была недоступна, и вместе с произнесшим сей приговор вознегодовали все, то, может быть, уцеломудрившись, и пришел бы в себя извергнутый. А ныне одним человек осужден, а другой нередко в то же время ему услуживает: отверста ему другая церковь, предлагает ему охранение, дары, даже переселение делается для изверженного дохода, и он не сказывает, что извержен как осужденный, но придумывает какой-либо предлог, по которому отошел добровольно... Падший не делается от сего лучшим, о том же, кто хотел его уцеломудрить, остается мысль, что он — человек худой. Посему-то... и благоискусные учители (а таковых немного) не в состоянии уцеломудрить согрешающих, потому что захватившие себе это начальство не надлежащим образом (а таковых много), благоискусность других почитая собственным своим бедствием, чтобы порок не погиб, но усиливался больше, покушаются опровергать приговоры негодующих справедливо. О них-то, хотя знаю, что сказанное будет сильно, однако же скажу, может быть, и последует за сим какое-либо исправление. Ибо что пользы оплакивать погибших, когда возможно, сколько от нас зависит, спасти, что еще не погибло? Итак, скажу: кого не должно было бы включать и в число подчиненных, те осмеливаются самовольно вступать на учительскую кафедру, и мечтают владеть алтарем, не овладевшие самими собою, думают управлять другими, не способные управить себя самих; от них-то дела церковные пришли в расстройство (прп. Исидор Пелусиот, 61, 284-286).

***

Поелику принуждать и насильно привлекать к благочестию тех, которые свободны, и в действительности неблагоприлично, и не представляется таковым, то, воспользовавшись, где можно, убеждением, жизнью своею просвещай живущих во тьме (прп. Исидор Пелусиот, 61, 359).

***

Не все люди одержимы одними и теми же болезнями, и не все уступают одному и тому же лечению; но как недугов много, они разнообразны и бывают всякого рода, гак много должно быть и различных пособий (прп. Исидор Пелусиот, 62, 55).

***

...По причине многих и разнообразных болезней человеку, во-первых, трудно сознать в себе болезнь, а потом, и дознав это, доведаться, какое пригодно врачевство. Не всем пригодны одни и те же пособия, не все излечиваются одним и тем же: что принесло пользу одному, то повредило другому, и пригодное другому, повредило опять иному... Руководимые словом не уцеломудриваются примерами; но один тем, другой этим приводятся в лучшее состояние. Имеющие нужду в бодце не терпят узды; а ленивые и неудобоподвижные к добру возбуждаются словесным ударом, но более надлежащего горячих и неудержимых, подобно молодым коням, уносящимся за пределы поприща, полезно сдерживать и останавливать. Одни уцеломудриваются похвалами, другие — порицаниями, если те и другие будут благовременны; но противоположные выйдут последствия, если они будут не вовремя. Одни уступают увещанию, другие — выговору. Одни, обличаемые в собраниях, а другие, вразумляемые втайне, изглаживают свои недостатки: ибо одни, уцеломудриваемые всенародным выговором, пренебрегают обыкновенную беседу вдвоем; а другие, всенародными обличениями доводимые до того, что отлагают и стыд, таинственностью и сострадательностью выговора приобучаются к благопокорности. Над одними надлежит во всем наблюдать, — и именно над теми, которых мнимая скрытность, так как о ней стараются, надмевает мыслию, что они мудры; а в других надобно не обращать на иное внимания, чтобы от частого раздражения не дошли до нечувствительности, и напоследок не сделались во всем неудержимыми, отвергнув самое сильное врачевство при убеждении — стыд. На иное надлежит даже и гневаться, не гневаясь в действительности, иное презирать, не  презирая внутренне, от иного отказываться, не отказываясь самим делом; иных врачевать снисходительностью, других — отлучением; над одними одерживать верх, а другим, смотря, что кому полезно, по-видимому, уступать над собою победу. Итак, поелику столько недугов и пособий, и не все уступают одному и тому же, а, напротив, иным возбуждаются к худшим проступкам, кто, не просветив души Божиим Духом, в состоянии будет все узнать, и на все иметь достаточные силы? (прп. Исидор Пелусиот, 62, 56—57).

***

...Тому, кто поступает и говорит наилучшим образом, не иметь возможности убеждать — нимало не стыдно; почему Сам Судия не делавшему ничего для спасения ближних, произнес приговор и сказал: подобаше тебе вдати сребро Мое торжником, и пришед Аз взял бых свое с лихвою (ср.: Мф. 25, 27). А это значит: тебе надлежало засвидетельствовать, должно было показать неукоризненную жизнь. Ибо явно, что привести доброе дело к концу зависит не от того, кто говорит, но от того, кто слушает, как дает видеть нелицеприятный Христов приговор (прп. Исидор Пелусиот, 62, 92—93).

***

Кто к убеждению другого выполнил все, что ему следовало, но не убедил, тот будет вправе возбуждать удивление, как успевший, и вовсе далек от того, чтобы стать достойным порицания. Если тебе покажется это удивительным, то пусть подтвердит сие <апостол> Павел, который говорит: кийждо свою мзду приимет по своему труду (1 Кор. 3, 8), а не по следствию трудов. Кто не опустил ничего такого, что должно ему было сделать, тот по  справедливости достоин венцов (прп. Исидор Пелусиот, 62, 191—192).

***

Хотя грехопадение подлинно велико, однако же не превышает меру прощения; почему надлежит наказать поспешность, но уделить и прощение. Болезнь, может быть, пойдет, как ни есть, и к уврачеванию, потому что и искусные врачи, когда покрыт кто многими ранами, употребляют врачевание не какого требует точность искусства, но какое переносят силы больного, чтобы, уврачевав раны, не уморить самого больного (прп. Исидор Пелусиот, 62, 320).

***

Спрашивающим будем давать не околичные, косвенные и принужденные ответы, но прямые и свободные, потому что священные глаголы указуют ясные врачевства от всех грехов. Как врачи, предлагая больным одно лекарство за другим, не окажут им пользы, но сделают вред, так и неумеющие против каждого грехопадения употребить верных способов врачевания и во врачебном искусстве неопытные, увеличивают страдания, потому что, намереваясь быть премудрее Божиих словес и уча тому, что им представляется истинным не только себя самих, но и прибегавших к ним, как к пристани, обманывают ложною надеждою, ввергая их в море вопросов (прп. Исидор Пелусиот, 62, 376—377).

***

И врача, как он ни искусен, и врачебных пособий, как они ни многочисленны и ни многоценны, и болезни, как они ни удобоизлечимы, больше имеет силы произволение больного, если уверит себя, что он болен, и постарается пользоваться врачеванием. Ибо если стечется все сказанное, и не будет оставлено ничего из приводящего к здравию, ничего не возымеет своей силы, как скоро произволение больного противодействует и противоборствует всему этому (прп. Исидор Пелусиот, 62, 393).

***

...Надлежит вооружить язык не столько на обвинение <нечестивого>, сколько на плачевные и молитвенные о нем возглашения. Ибо обвиняемый, как вероятно, более возбуждается к пороку, а оплакиваемый, может быть, и одумается (прп. Исидор Пелусиот, 62, 410).

***

...Не думай одним средством врачевать всех; но, предлагая приемы, соответствующие болезням и силам страждущих, надейся одержать над ними верх (прп. Исидор Пелусиот, 62, 446).

***

От Господа повелено нам врачевать, а не раздражать поползновенных... (прп. Нил Синайский, 72, 13).

***

Когда вразумляешь падшего, то слова свои срастворяй состраданием, тогда и слух его смягчится, и просветится сердце (прп. Нил Синайский, 72, 241).

***

Ревнуй о досточестной жизни, чтобы иметь тебе дерзновение исправлять согрешающих (прп. Нил Синайский, 72, 244).

***

Кто с первого слова не послушает тебя, не принуждай того прением; но лучше на свою привлеки сторону ту прибыль, которую тот отверг. Ибо незлобие выгоднее для тебя, нежели исправность того (прп. Марк Подвижник, 89, 559-560).

***

Если нужно сделать выговор <брату>, то обращай внимание на лицо и выбирай удобное время. Не взыскивай строго за малые проступки, как будто сам ты совершенно праведен, и не часто обличай, ибо это тягостно и привычки к обличениям приводит в бесчувствие и небрежение. Но приказывай властительски, но со смирением, как бы сове туя брату, ибо такое слово бывает удобоприемлемо и сильнее убеждает и успокаивает ближнего. Во время же смущения, когда брат тебе сопротивляется, удержи язык твой, чтобы отнюдь ничего не сказать с гневом, и не позволяй сердцу твоему возвыситься над ним, но вспомни, что он брат твой и член о Христе, и образ Божий, искушаемый от общего врага нашего. Сжалься над ним, чтобы дьявол, уязвив его раздражительностью, не пленил его и не умертвил злопамятностью, и чтобы от нашего невнимания не по гибла душа, за которую Христос умер. Вспомни, что и ты побеждаешься страстью гнева и, судя по своей собственной немощи, имей сострадание к брату твоему, благодари что нашел случай простить другого, чтобы и тебе получить от Бога прощение в больших и более многочисленных (согрешениях), ибо сказано: отпущайте, и отпустят вам (Лк. 6, 37) (прп. авва Дорофей, 29, 181).

***

Кто видит, что собор братии чрез него успокоеваем, тот пусть не хвалится этим в уме своем (см.: Лк. 17, 10), ибо норы кругом (прп. Иоанн Лествичник, 57, 47).

***

Видел я неискусного врача, который больного скорбного обесчестил, и тем ничего более для него не сделал, как только ввергнул его в отчаяние. Видел и искусного врача, который надменное сердце резал уничижением, и извлек из пего весь смрадный гной (прп. Иоанн Лествичник, 57, 180).

***

Что иногда бывает врачевством для одного, то для другого бывает отравою; и иногда одно и то же одному и тому же бывает врачевством, когда преподается в приличное время, не вовремя же бывает отравою (прп. Иоанн Лествичник, 57, 180).

***

Как корабль, имеющий хорошего кормчего, при помощи Божией, безбедно входит в пристань; так и душа, имея доброго пастыря, удобно восходит на небо, хотя и много грехов некогда сделала (прп. Иоанн Лествичник, 57, 214).

***

Когда тьма и ночь страстей постигла паству, тогда определяй пса твоего, т. е. ум, на неотступную стражу к Богу... (прп. Иоанн Лествичник, 57, 253).

***

Кровопускание есть скорое извлечение скрытого гноя. Кровопускание есть сильное и жестокое нападение на не дугующих, для их спасения (прп. Иоанн Лествичник, 57, 254).

***

Питие врачебное есть выговор огорчающий, но скороврачующий болезнь (прп. Иоанн Лествичник, 57, 254).

***

Говоря с братией, усвояй себе самому те согрешения, которые надобно тебе обличить в том или другом из них; таким образом ты всегда будешь свободен от лишней стыдливости (прп. Иоанн Лествичник, 57, 256—257).

***

Часто немощнейший бывает смиреннее сердцем, а потому и судии духовные должны такого легче наказывать(прп. Иоанн Лествичник, 57, 260).

***

...Где тяжки недуги, и злокачественны язвы и струпы, там, без сомнения, и награду великую дают врачующим (прп. Иоанн Лествичник, 57, 265).

***

...Пастырь не всегда должен держаться справедливости по причине немощи некоторых. Видел я, как двое судились у мудрого пастыря, и он оправдал неправого, потому что сей малодушествовал, а обвинил правого, как мужественного и благодушного, чтобы правдою не усилить вражды; впрочем каждому порознь он сказал должное, и особенно недугующему душою (прп. Иоанн Лествичник, 57, 265-266).

***

...Назидательное учение и воспоминание об исходе из сего мира прилично всем словесным овцам и может их очистить от всякой проказы (прп. Иоанн Лествичник, 57, 266).

***

Нигде не видно, чтобы Бог, приняв исповедь, обнаружил грехи покаявшегося, ибо Он отвратил бы этим грешников от исповеди, и недуги их сделал бы неисцельными. Итак, хотя бы мы и дар прозорливости имели; не должны предупреждать согрешивших изъявлением их грехов, но лучше побуждать их к исповеданию гадательными выражениями... (прп. Иоанн Лествичник, 57, 266).

***

...В принятии к себе приходящих овец да будет он <пастырь> осмотрителен, потому что уклонение от принятия и отказ не во всяком случае возбраняются Богом (прп. Иоанн Лествичник, 57, 266—267).

***

Никакой дар от нас Богу не может быта столь приятен, как приношение Ему словесных душ через покаяние(прп. Иоанн Лествичник, 57, 267).

***

Крепких телом и юных <пастырь> не должен щадить, по ложному милосердию, но утомлять и истощать их, чтобы они благословляли тебя при исходе из этой жизни (прп.Иоанн Лествичник, 57, 269).

***

Достигший совершенной чистоты чрез крайнее бесстрастие, <пастырь>, как божественный судья, может употреблять и строгие меры. Ибо оскудение бесстрастия уязвляет сердце судии и не допускает ему, как бы следовало, наказывать и искоренять зло (прп. Иоанн Лествичник, 57, 269).

***

...Не будь ни слишком благ, ни чрез меру строг, но от того и другого примешивая во всем, тем и другим действуй во благо; болящим болезнуй, скорбящим споскорби, трудящимся спомоществуй (прп. Феодор Студит, 92, 131).

Не смотрите на мою нерадивую жизнь, но соблюдайте заповеди Господа нашего Иисуса Христа, Коему, яко праведному и неложному Судии, имеем мы отдать отчет во всем, что ни делаем. Дайте мне, прошу, такое похваление, да хвалюся, что я один, падши по нерадению моему во глубины ада, воззвал велиим гласом и освободил вас от сетей дьявола. Хотя мне надлежит оплакивать собственное свое нерадение, но я ищу удовольствие видеть вас парящими высоко, выше всех сетей вражеских. Соблюдайте же, возлюбленные, неопустительно все заповеди Христовы, да спасетесь, аки серна от тенет, и яко птица от сети (ср.: Притч. 6, 5) (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 286).

***

Паси, говорит Господь, овцы Моя (Ин. 21, 16). Пастырь бессловесных овец не заботится о земледелии, ни о торговле, ни о домах, ни о яствах различных и многоценных, ни о славе и почести; нет ему дела и ни до чего другого мирского, и охоты не имеет он пользоваться тем; но, оставя все: и дом, и жену, и детей, — все свое попечение обращает на одну лишь паству свою, ради ее ночи проводя без сна и проходя с нею в отдаленные места, не имея ни крова, ни постели, перенося зной дня и хлад ночи и борясь с воздушными переменами: одних овец блюдет он, и о них всестороннее имеет попечение. Но для тебя, пастыря словесных овец, возможно находиться под кровом дома, иметь одр, постель, трапезу, — и вместе с тем пасти и овец Моих. Как же пасти? Уча их иметь ко Мне (говорит Господь) веру светлую, чистую, не колеблющуюся, и любить Меня от всей души и от всего сердца, как и Я возлюбил их, по любви к ним предав себя на смерть и умерши за них. Доставляя же им вместо пажити животворную пищу Моих заповедей, объясняй им, что они тогда только будут вкушать животворность сей пищи, когда самим делом исполнять станут заповеди Мои, и побуждай их вкушать от сей пищи каждочасно, чтоб они были всегда насыщенными от Моих благ (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 374).

***

Страшны, братия мои, эти слова: вот Я — на пастырей, и взыщу овец Моих от руки их, и не дам им более пасти овец, и не будут более пастыри пасти самих себя, и исторгну овец Моих из челюстей их, и не будут они пищею их (Иез. 34, 10), изреченные Богом на пастырей. Посему станем лучше заботиться о том, чтоб добре пасти самих себя, яко стадо Христово, яко царское священие, подчиняя плоть духу, да не побеждается лучшее худшим, т. е. душа телом. Когда же внидем во глубины смиренномудрия, омоем скверны грехов наших слезами своими, стяжем кротость сокрушением сердца и смиренномудрием, великою жаждою правды Божией привлечем утоление ее неизреченными благами Царства Небесного через утешения Духа Святаго; потом, когда воспримем утробы щедрот и сострадания, стяжем сердце чистое совершенным бесстрастием и узрим свет Божий, т. е. Самого Духа Святаго действующим в нас и глаголящим о сокровенных тайнах Царствия Божия, как лица, посредством глубокого мира сочетавшие воедино мудрование душу и тело, — когда умиротворим себя и сделаем по душе и телу согласным орудием Богу во едином духе, — когда к тому претерпим еще ради Христа множество искушений, скорбей и бед и навыкнем укоряемы благословлять, гонимы терпеть, хулимы молить (см.: 1 Кор. 4, 12 —13), не помня зла никакого, но все то благодушно принимая и претерпевая, и всячести стараясь сохранно прейти искус сей, без малейшего колебания в терпении, которое есть основание добродетелей, - когда таким образом посредством всех сказанных  добродетелей возрастем возрастом по Христу и востечем в мужа совершенна, в меру возраста исполнения Христова, со стяжанием совершенного Боговедения и мудрости словес и тайн оных, кои и подает Дух Святый, — когда, говорю, совершится в нас все сие, и мы достигнем полного во всем совершенства, тогда, пожалуй, предадим себя и на пользу братий наших. Впрочем, и тогда не следует нам самим искать этого, но уступать, если Богом будем призваны к тому; не превозношения ради, но чтоб быть рабами всех, пак говорит Господь: и кто хочет быть больший в вас, будь всем раб и всем слуга (ср.: Мк. 10, 43—44). Но пока не достигнем мы совершенства и бесстрастия, до тех нор да минует нас начальствование над другими, прошу вас (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 379—380).

***

<Пастырь>, не ищи покоя телесного или какого-либо утешения. И ночи и дни иждивай на попечение о вверенных тебе от Бога душах, да не попадет какая-либо из них в зубы врага, быв побеждена или злою похотью, или неразумным гневом, или помыслами тщеславия, но соблюдай все свое стадо целым и безущербным, стараясь представить его Пастыреначальнику, Христу Богу, все плодоносным, исполненным добродетелей и просвещенным Божественным ведением, чтоб ни одной овцы не было, которая имела бы струпы и раны, или была лишена какого члена, или казалась захирелою. Если будешь всегда держать такое попечение о братиях, то спасешь многих, делая их совершенными, не имеющими недостатка ни в чем добром и принося их Христу совсем всех непорочными, всех чистыми от нечистых дел. За это сподобишься ты получить от Бога великое воздаяние, будешь вселен в скинии апостолов и пастырей Христовых и вечно царствовать с Самим Сыном Божиим. Посему жизнь твоя должна быть пред лицом братий и отцов, как некий образец, чтоб братия брали с него пример. Не люби вещей, ни славы, ни удовольствий и утех, ни трапез с яствами многими и винами, ни щеголеватых одежд. Не будь тщеславен, гневлив, бранчив, злопамятлив, и не воздавай злом за зло. Но будь нестяжателен, ненавидь показливость, почет и всякое удобрение плоти. Будь смирен, нищ духом, сокрушен, тих, кроток, безгневен, несребролюбив, умерен, покоен, благочинен, терпелив, воздержан, немногопопечителен, неусыпен, усерден, ревностен. Пекись о душах, кои имеешь под своим смотрением, как о собственных членах, и будь каждый день готов живот свой положить за них, если потребуется, и никакого дела мира сего не предпочитай любви к братьям. Так как ты всем другим предпочтен и поставлен пасти словесных овец Христовых, то надлежит тебе, по слову Господа, быть ниже всех мудрованием и смирением, еже по Богу; как сильному — носить немощи немощных, как врачу — врачевать болезни братий, которые заболевают душою, как пастырю — возвращать опять в стадо овча отбившееся и заблудшее; то, которое хорошо, старайся сделать преуспевающим в добродетелях, а которое паршиво и не подает надежды на уврачевание, то отдели от стада, чтоб не запаршивели и другие овцы. Подвизайся, чадо мое о Господе, со всем усердием умножать стадо Христово (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 466—467).

***

Делать... то, чему учишь, не принуждай их, но возвещай им слова Мои <Божии> и увещевай соблюдать их, так кап Они доставляют Жизнь Вечную (прп. Симеон Новый Богослов, 78, 116).

***

Как в телесных болезнях никто не может точно узнавать причины их и врачевства против них без большой опытности во врачебном искусстве, так и в душевных — без долгого подвижничества. Ибо как удобопогрешительным кажется и на деле очень немногим доступно бывает телесных болезней распознание, в коем упражняется искусство врачей, тем более удобопогрешительно и более трудно, чем оно, распознание болезней душевных. Ибо чем душа превосходнее тела, тем труднее узнавать болезни ее, чем тела сего, всеми чувственно видимого (прп. Никита Стифат, 93, 114—115).

***

Есть некоторые пределы моря, которые прокармливают великих зверей — китов. Посему плавающие в их пределах подвешивают к своим кораблям колокольчики, чтобы вследствие звона их устрашенные звери бежали. И море нашей жизни кормит многих и более опасных зверей, я имею в виду дурные страсти и патронов их — лукавых бесов; пересекает же это море, как бы некий корабль, Божественная Церковь, которая вместо колоколов обладает духовными наставниками, так чтобы гласом священного их учения обратить в бегство духовных зверей. И вот, как образ сего, и Аароново одеяние имело подвешенные благозвучные колокольчики, и торжественно должно было быть слышно их в то время, когда Аарон священнодействовал. Мы же, прекрасным образом обращая букву в дух, соответствующе будем «звенеть» для вас в духовном смысле, и особенно в это постное время, в которое видимые и невидимые звери особенно ополчаются на нас. Видимые: чревоугодие, пьянство и подобное, другие же невидимо сидят в засаде: тщеславие, гордость, самомнение и  лицемерие. «Звон» же сей является и приводящим в бегство сих зверей, и охранителем для соблюдающих пост (свт. Григорий Палама, 26, 129).

***

С членами Христовыми — христианами — должно обходиться очень осторожно и благоразумно: должно сострадать им в недугах их, и отсекать только те, которые не подают никакой надежды к выздоровлению, лишь заражают недугом своим других (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 313).

***

...Духовное врачевство не механично... а все от произволения, от определений личных и напряжения своих сил (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 82, 28).

***

...То правда, что каждый иерей должен быть самокомандным в деле защиты истины Божией и хранении своей паствы, но во многих случаях они не знают, что волки понемногу растаскивают овечек из стада (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 82, 56).

 

Система Orphus Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter


<<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>>