<<<   БИБЛИОТЕКА   >>>


Сокровищница духовной мудрости

ПОИСК ФОРУМ

 

Блуд

Четыре вещи возбуждают блуд в теле: излишний сон, излишнее употребление пищи, смех и шутки, и украшение в одеждах (прп. авва Исаия, 60, 51).

***

Если борет тебя блудная страсть, удручай тело свое подвигами, со смирением припадая пред Богом, и обретешь покой (прп. авва Исаия, 60, 97).

***

Если... ощущаешь в себе блудную брань, то непрестанно удручай себя бдением, голодом и жаждою, смиряясь пред всеми (прп. авва Исаия, 60, 210).

***

От пяти страстей усиливается блудная брань: от празднословия, тщеславия, многого сна, от украшения себя одеждами и от пресыщения (прп. авва Исаия, 60, 218).

***

Если терпишь нападки от блуда, держи тело свое непрестанно под прискорбностью в смирении пред Богом, не давая сердцу своему увериться, что прощены тебе грехи твои, и успокоишься (прп. авва Исаия, 85, 352).

***

Если борет тебя блуд, преутруждай себя непрестанным бдением, алчбою и жаждою и смиряйся пред всеми; если чья красота телесная начнет влечь сердце твое или похотение жены, вспомни о зловонии (какое будет во гробе) — и успокойся (прп. авва Исаия, 85, 465).

***

...Дух блуда не ограничивается тем, чтобы подвергнуть бесчестию одного, но тотчас присоединяются товарищи: пиры, пьянство, срамные повести и непотребная женщина, которая <...> распаляет к тому же греху. Ужели мала эта зараза, маловажно такое распространение зла? (свт. Василий Великий, 5, 167).

***

Блудник, который слагает вину на блудницу, что она побудила его ко греху, не меньшему за это подвергается осуждению (свт. Василий Великий, 8, 147).

***

Если муж, живя с женою и не удовольствовавшись браком, впадет в блуд, то такого признаем блудником и надолго подвергаем духовным наказаниям... (свт. Василий Великий, 11, 42).

***

Блуд — не брак, и даже не начало брака. Посему если возможно, чтоб вступившие в связь блудно, разлучались, то это всего лучше; если же они всемерно желают жить вместе, то пусть понесут наказание, но и получат дозволение, чтоб не было чего худшего (свт. Василий Великий, 11, 43).

***

При распадении плоти не касайся тайных членов, чтобы не произвести сильнейшего распадения (прп. Ефрем Сирин, 30, 168).

***

Кто храм Божий растлит, растлит сего Бог (1Кор. 3, 17), говорит Божественное Писание. Как псу, усильно противься демону блуда, никак не соглашайся увлечься таковым помыслом, потому что от искры много будет угольев и от худой мысли умножаются худые пожелания. Старайся истреблять воспоминание о них паче зловония тинного (прп. Ефрем Сирин, 30, 201).

***

В чистоте обитают великий свет и радость, и мир, и терпение, а в блуде обитают печаль, уныние, ненасытный сон и густая тьма (прп. Ефрем Сирин, 30, 202).

***

...Тот, кто незадолго пред тем был... членом Христа, чрез блуд делается членом блуда (прп. Ефрем Сирин, 36, 73).

***

Если во время работы потревожит тебя дух блуда, не обленись простереть руки свои на молитву, и молитва веры противостанет за тебя (прп. Ефрем Сирин, 86, 409).

***

Блудом и прелюбодеянием называется не только грех в рассуждении тела, но и всякий грех, особенно же беззаконие в рассуждении Божества (свт. Григорий Богослов, 14, 229).

***

Блуд есть такой порок, от которого должно бежать более, чем от других. Другие злые виды греха, по-видимому, щадят тело совершающих, и сделанное останавливается только на том, кого коснулось дело, например, в грабежах терпят вред только ограбленные, в пороке зависти сила страсти обрушивается только на тех, коим завидуют; в клеветах, если им верят, опять опасность только для оклеветанного; в убийствах несчастье убитому; и если кто обратит внимание на последствие всех неправых дел, тот найдет, что неправо поступающие получают прибыль, а вред терпят претерпевающие неправду. Но прелюбодеяние не знает этого разделения, не отделяет дела подвергшегося ему от дела совершившего, но наносит вред обоим вместе, соединяя блудника и блудницу общим союзом осквернения, и обесчестивший тело подвергается одинаково бесчестию с обесчещенным. Убийцы, умерщвляя, случается не умирают вместе с убитыми; осквернивший же плоть и сам сопричастен осквернению (свт. Григорий Нисский, 24, 452).

***

Блудник сам себе вредит, сам себя пронзает стрелою бесчестия. Вор решается на воровство, чтобы питать тело, а блудник заботится об ограблении собственной плоти. Любостяжательного побуждает к хищению мысль о приобретении корысти; блудодеяние же наносит ущерб чистоте тела. Завистливому причиняет страдание слава другого, а блудник сам содевает собственное бесславие. Ибо что бесчестнее бремени блудодеяния? Всякое рабство греху бесславно, ибо бесчестит благородство души; но блудодей есть самый бесславный раб греха, ибо осужденный им выгребать свои нечистоты, он собирает кучи скверн и исправляет нечистую работу. Не гнусно ли ходить около нечистот, тереться около предметов постыдных, иметь тело, не отличающееся от рубища? Ибо какое различие между рубищем и блудодеем? Он отторгается от тела Церкви,  разрушается ежедневным гниением — греховными удовольствиями, отбрасывается, как ненужное рубище, лежит на попрание всем демонам. На нем диавол отпечатлевает свою гнилость. Внешнее положение блудника не менее дурно, как и внутреннее состояние. От него бегут в домах, отвращаются в собраниях; он оскорбление для сближающихся с ним, предмет презрения для враждебных ему, позор для родственников; его проклинают служители, он печаль родителям, посмешище для домашних, предмет для смеха и разговора соседям; его отвергают при попытках жениться; после брака он подозрительный супруг. Видя блудодеяние матерью такого множества зол, <апостол> Павел заповедует победительное бегство: бегайте блудодеяния (1 Кор. 6, 18) (свт. Григорий Нисский, 24, 453).

***

Дух блуда в телах невоздержных... (авва Евагрий, 85, 609).

***

Весом вкушай хлеб и мерою пей воду, и дух блуда убежит от тебя (авва Евагрий, 85, 613).

***

Когда кто приобретет некое бесстрастие в похотной части и срамные помыслы сделаются у него холодноватыми, тогда <дух блуда> вводит (в мысли его) мужчин и жен и представляет их играющими между собою, а отшельника делает зрителем их срамных дел и телодвижений. Но это искушение не из числа закосневающих (в уме), потому что внимательная молитва и крайне стеснительная диета с бдением и упражнением в духовных созерцаниях прогоняют его, как безводное облако. Но бывает, что этот лукавый касается даже и плоти, возбуждая в ней неразумное распадение, и строит тысячи других козней, которые нет нужды обнародовать и предавать письменности. Многопомощно против таких помыслов воскипение гнева, устремленное на демона их, который крайне боится этого гнева, когда он воскипает по поводу помыслов, потому что он этим расстраивает все его замыслы (авва Евагрий, 85, 657).

***

...Всякому известно, что делающая других прелюбодеями <соблазнами>, никогда не может избежать наказания за прелюбодеяние. Ты изощрила меч, ты вооружила десницу, ты вооруженную десницу направила в несчастную душу, как же ты можешь избавиться от наказания за это убийство?.. Ты несчастная и жалкая, приготовив такую гибельную чашу, предложив и подав это зелье, когда тот уже выпил и погиб, думаешь оправдываться тем, что ты не сама выпила, но предложила яд другому? Притом вы настолько тягчайшее в сравнении с теми продавцами яда потерпите наказание, насколько и смерть здесь тяжелее. Вы умерщвляете не тело только, но и душу... не с врагами и не с обидевшими вас, и, не нуждаясь в деньгах, вы так поступаете... шутите чужими душами, находя в смерти других собственное наслаждение (свт. Иоанн Златоуст, 45, 273—274).

***

Блудница любить не умеет, а только коварствует, в ее лобзании — яд, в устах — губительная отрава (свт. Иоанн Златоуст, 46, 165).

***

...Когда ты видишь женщину благообразную, со светлым взором, веселую, с блестящими щеками, с необыкновенною красотою в лице, воспламеняющую твои помыслы и возбуждающую пожелание, то представь, что предмет твоего удивления — земля, что воспламеняет тебя пепел — и душа твоя перестанет неистовствовать. Вскрой кожу лица ее, и тогда ты увидишь все ничтожество ее красоты; не останавливайся на поверхности, но проникай мыслию глубже, — и ты не найдешь ничего больше, кроме костей, нервов и жил. Но недостаточно этого? Представь, что она изменилась, состарилась, заболела, что глаза ее впали, щеки опустились, весь прежний цвет поблек; подумай, чему ты удивляешься, и устыдись своего суждения (свт. Иоанн Златоуст, 50, 476).

***

Не столь велико зло упасть с неба в грязь, сколь велико зло, сделавшись членом Христовым, лишиться божественной почести и стать членом блудодейцы (свт. Иоанн Златоуст, 50, 593).

***

Не думай, что ты чист от греха, когда не совокупился с блудницею; ты пожеланием все уже сделал (свт. Иоанн Златоуст, 51, 79).

***

Кто сделал блуд, будучи священником, тот соответственно своему сану получает величайшее и усиленное наказание (свт. Иоанн Златоуст, 51, 760),

***

Распутство состоит не в совокуплении только с женщиной, но и в том, если мы смотрим бесстыдными глазами (свт. Иоанн Златоуст, 53, 58).

***

Зачем ты сеешь там, где самая нива усиливается погубить плод, где множество причин бесплодия, где прежде рождения совершается убийство, так что ты не только предоставляешь блуднице оставаться блудницею, но и делаешь ее убийцею? Видишь ли, как от пьянства происходит блуд, от блуда прелюбодеяние, от прелюбодеяния убийство, или, правильнее сказать, нечто хуже убийства, я даже не знаю, как и назвать это, так как здесь не умерщвляется рожденное, но самому рождению полагается препятствие. Итак, что же? Не значит ли это, что ты оскорбляешь дар Божий, борешься с божественными законами, стремишься как за благословением за тем, что есть клятва, сокровищницу рождения делаешь сокровищницею убийства; женщину, сотворенную для деторождения, располагаешь к убийству? Ведь порочная женщина, чтобы всегда быть приятною и привлекательною для своих любовников и выманивать от них больше денег, не отказывается и это сделать и тем собирает великий огонь на твою голову, так как хотя решение (на преступление) и принадлежит ей, но главною причиною бываешь ты. Отсюда возникает и идолослужение. Многие женщины, чтобы сделаться приятными, употребляют наговоры, возлияния, любовные снадобья и другие бесчисленные средства. Но, несмотря на столь великий позор убийства и идолослужения, многим это дело представляется безразличным, многим и из тех, которые имеют собственных жен: здесь-то и бывает наибольшее стечение пороков. Здесь приготовляются врачебные средства не только против плода в утробе блудницы, но и против оскорбленной супруги, здесь бывают тысячи злоумышлений, призывание демонов и вызывание мертвых, отсюда возникают ежедневные ссоры, непримиримая борьба и поминутные столкновения (свт. Иоанн Златоуст, 53, 789).

***

Не обнажай себя, человек, не отвергай от себя всеоружие Духа Святаго, чтобы не сделаться тебе для врагов легко победимым; возьми щит покаяния и отрази стрелы похоти. Сладок блуд, но вреден; тяжко целомудрие, но  полезно (свт. Иоанн Златоуст, 53, 900).

*** 1

Блуд находит пособника себе в свойстве тела <...> Где блуд, там обитает диавол (свт. Иоанн Златоуст, 53, 900).

***

Избегай блуда, оскверняющего нашу душу и тело; блуда, удаляющего нас от Бога и от святых; блуда, который уготовляет для нас вечный и неугасимый огонь (свт. Иоанн Златоуст, 53, 917).

***

От блуда все тело становится нечистым, оно оскверняется так, как бы упало в грязный сосуд, наполненный нечистотою (свт. Иоанн Златоуст, 54, 171).

***

Целомудренный, постоянно преодолевая ее <блудную страсть>, как мужественный подвижник, вкушает радость превосходнее и приятнее тысячи подобных наслаждений, всегда восхищается своею победою, спокойною совестью и славными трофеями (свт. Иоанн Златоуст, 54, 382).

***

Безумное зрелище: жена-блудница в городе — (все равно что) война в стенах... она приманка юношей, оселок влечения, пробуждение страсти, барышничество телом, бесполезная торговля, вредное предприятие, удружающее смертью продавщице и покупателю, сеть юности, не скрытая западня. Глаза блудницы — западня для грешников; (она) залог распутства, самопродавщица, порабощающая покупателей, многоглавая львица, зловоние города, язва, распространяющаяся по всем чувствам, удочка для глаз, круговая смерть, рынок убытка, страсть погибели, запах смерти, многогнойная рана... Это язва обитателей, насильница брака, потеря чести, борьба мужей и жен, трапеза, требующая худых издержек, опустошение кошельков, трата имуществ, гибель трудов... (свт. Иоанн Златоуст, 54, 857).

***

Что есть блудница, как не погибель, не открытое поношение природы... оскорбление души и тела, усладительная язва, убеленный гроб, необузданные и ненавистные уста ада, украшенное преддверие смерти, усладительный яд, дерзкое бесстыдство, побор бесстыдный, красивая гибель, приманка распутства, петля юношей, торгаш собственными членами, глубина погибели, любимое кораблекрушение, общее несчастье всякого греха, дерзкий притон, учитель всякого беззакония, устроитель вражды к Богу, материал для вечного геенского огня (свт. Иоанн Златоуст, 54, 881).

***

Твой брат соблудил: не поноси его обидными словами, не насмехайся над ним. Ты не доставишь этим нимало пользы слушающему, но решительно повредишь ему... (свт. Иоанн Златоуст, 55, 126).

***

Блуд делает людей бесчестными, нищими, смешными и презренными у всех <людей>, — делает то, что свойственно делать врагам; а часто он ввергал в болезни и опасности; многие же и погибли от блудниц... (свт. Иоанн Златоуст, 55, 341).

***

Хотя ты и не прелюбодействуешь, а блудодействуешь, хотя блудница и не имеет мужа, однако же Бог отмщает, так как Он мстит за Себя. Делая это, ты оказываешь презрение... Богу, это видно из того, что от мужа, по крайней мере, скрываешь это, а о Боге, Который видит, и не думаешь (свт. Иоанн Златоуст, 55, 517).

***

Что может быть зловоннее блудодеяния? Если ты не чувствуешь этого в то время, когда грех совершается, то подумай о том по совершении его, и ты увидишь тогда его зловоние, отвратительную нечистоту, скверну и мерзость его (свт. Иоанн Златоуст, 55, 635).

***

Многие из людей, преданных блудницам, не только потерпели от этого вечную и бесконечную смерть, но и здесь, как злые, зло погибли, подвергшись бедствиям от распутных женщин (свт. Иоанн Златоуст, 56, 580).

***

Как сможешь ты войти в церковь после общения с блудницами? Как ты будешь простирать к небу руки, которыми обнимал блудницу? Как сможешь двинуть языком и молиться теми устами, которыми целовал блудницу (свт. Иоанн Златоуст, 56, 682).

***

Если бы это была нечистота телесная, то ты мог бы, как и следует, очищать себя омовением в бане; но так как ты загрязнил и сделал нечистой всю душу, то ищи такого очистительного средства, которое могло бы смыть ее скверну; а если мы не сделаем этого, то, хотя бы исходили все речные источники, мы не в состоянии будем удалить даже и малейшей части этого греха (свт. Иоанн Златоуст, 56, 682).

***

Лучше, конечно, совсем не быть знакомым с этим гнусным грехом; но если уже кто поскользнулся как-нибудь, то пусть употребляет наперед такие средства, которые могут устранить самую сущность греха, обещавшись никогда уже впредь не впадать в этот грех; а если мы, согрешая, хотя и осуждаем совершенный грех, но опять принимаемся за то же, то нам не будет никакой пользы от очищения (свт. Иоанн Златоуст, 56, 684).

***

Хотя всякое греховное рабство бесславно, бесчестит благородство души, но блудник есть самый бесчестный раб греха, которому приказано последним вычерпывать грязь, собирать нечистоты в кучу, служить грязному делу, валяться в тине удовольствий, заниматься бесстыдством... (свт. Иоанн Златоуст, 56, 987).

***

...Подвиг предлежит нам против духа блуда, — брань более других продолжительная, постоянная, жестокая, в которой весьма немногие одерживают совершенную победу, и которая, с первого времени зрелости возраста начиная беспокоить, не прекращается до тех пор, пока прежде не будут побеждены прочие страсти. Поскольку нападение бывает двоякое (т. е. на тело и душу), то и сопротивляться надобно двояким оружием. Как в болезни соединение тела и души приобретает ей <душе> силы, так и здесь нельзя иначе одержать победу, как если оба (т. е. тело и душа) вместе будут бороться. Ибо одного телесного поста недостаточно для приобретения или сохранения чистоты целомудрия, если не будет предшествовать сокрушение духа и постоянная молитва против этого нечистого духа, потом продолжительное размышление о Священном Писании, и к этому будет присоединено духовное разумение, также труд и рукоделие, обуздывающее и воззывающее непостоянные блуждения сердца, а прежде всего, если не будет в основание положено истинное смирение, без которого нельзя победить совершенно никакого порока (прп. Иоанн Кассиан, 57, 73).

***

...Болезнь <блуда> вместе с укрощением тела и сокрушением сердца имеет нужду и в уединении, и удалении от людей, чтобы, по ослаблении гибельной лихорадки похотливого разжжения, можно было прийти в состояние совершенного здоровья. Как большею частью страдающим известною болезнью полезно, чтобы вредная пища и на глаза не приносилась, чтобы по поводу взгляда на нее не родилось у них смертоносное желание, так и для удаления этой болезни (похотливости) весьма полезны покой и уединение, чтобы больная душа, не тревожимая разными образами, восходя к более чистому созерцанию, легче могла совершенно истребить возбуждение похоти (прп. Иоанн Кассиан, 57, 74).

***

Исправление этого порока <блуда> главно зависит от усовершения сердца, из которого, по слову Господа, исходит гной этой болезни: из сердца исходят помышления злые, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства и прочее (ср.: Мф. 15, 19). Следовательно, сначала надобно очищать сердце, в котором находится источник жизни и смерти, как говорит Соломон: всяцем хранением блюди твое сердце: от сих бо исходища живота (Притч. 4, 23). Ибо плоть подчиняется его произволению и власти, и потому с особенным усердием надобно соблюдать строгий пост, чтобы плоть, утучненная обилием пищи, противляясь внушениям души, бесчинствуя, не низвергла своего правителя — духа. Впрочем, если мы всю важность будем поставлять только в укрощении тела, а душа не будет также воздерживаться от прочих пороков и не будет занята божественным размышлением и духовным упражнением, то мы никак не возможем взойти на самый верх истинной непорочности, когда то, что в нас есть главное, будет нарушать чистоту нашего тела. Итак, по словам Господа, нам надлежит прежде очищать внутренность чаши и блюда, чтобы чиста была и внешность (ср.: Мф. 23, 26) (прп. Иоанн Кассиан, 57, 74).

***

...Если хотим, по Апостолу (2 Тим. 2, 5), законно подвизаться духовным подвигом, победить этого нечистого духа <блуда> со всем напряжением ума, то должны постараться, надеясь не на свои силы (ибо это невозможно совершить человеческим старанием), но на помощь Божию. Ибо душа необходимо терпит нападения от этой страсти дотоле, пока не сознает, что она ведет войну выше своих сил, и не может одержать победу собственным тщанием и трудом, если не будет подкреплена помощью и защитою Господа (прп. Иоанн Кассиан, 57, 75).

***

...От блудной страсти <рождаются> сквернословие, шутовство, забавы, суесловие... (прп. авва Серапион, 57, 254).

***

...Не должно быть сомнения, что страсть блуда и нечистоты может быть истреблена из наших членов, потому что Апостол повелел отсекать их так же, как и любостяжание, суесловие, смехотворство, пьянство, воровство, которых отсечение удобно (прп. авва Херемон, 57, 384).

***

...Для всякого из нас, всеми силами подвизающегося против духа блуда, единственную победу составляет то, чтобы не ожидать средства от своего старания (прп. авва Херемон, 57, 400).

***

Горе блуднику, оскверняющему брачную ризу! Со стыдом изгоняется <он> из брачного Царского Чертога (прп. Нил Синайский, 70, 254).

***

Демон блуда, подобно жадному молодому псу, обыкновенно не отходит от искушаемого им, хотя не делает ему насилия... В твоей власти и воле или накормить его <демона блуда> непотребным деланием, или с гневом обратить в бегство молитвами, псалмопением, постом, бдениями, возлежанием на голой земле (прп. Нил Синайский, 71, 78).

***

Столп опирается на свое основание — и страсть блудная покоится на пресыщении (прп. Нил Синайский, 86, 251).

***

Если помилуешь противоборца, то будет у тебя враг, и если пощадишь эту страсть <блудную>, то она восстанет на тебя (прп. Нил Синайский, 86, 252).

***

Диавол из зависти воздвигнул на тебя брань. Береги глаза свои и не питайся досыта. Вина употребляй немного, по немощи тела, о которой говоришь. Приобрети же смирение, расторгающее все сети вражии (прп. авва Дорофей, 29, 213).

***

Кто телесными трудами и потами ведет брань с сим соперником <блудным бесом>, тот подобен связавшему врага своего слабым вервием; кто воюет против него воздержанием и бдением, тот подобен обложившему врага своего железными оковами, а кто вооружается смиренномудрием, безгневием и жаждою, тот подобен убившему своего супостата и скрывшему его в песке. Под именем песка разумей смирение, потому что оно не произращает пажити для страстей, но есть земля и пепел (прп. Иоанн Лествичник, 58, 114).

***

...Я ублажаю повседневных скопцов, которые разумом, как ножом, обучились оскоплять себя (прп. Иоанн Лествичник, 58, 115).

***

Не думай низложить беса блуда возражениями и доказательствами, ибо он имеет многие убедительные оправдания, как воюющий против нас с помощью нашего естества (прп. Иоанн Лествичник, 58, 115).

***

Бесчеловечный наш враг и наставник блуда внушает, что Бог человеколюбив и что Он скорое прощение подает сей страсти, как естественной (прп. Иоанн Лествичник, 58, 118).

***

Кто одним воздержанием покушается утолить сию блудную брань, тот подобен человеку, который думает выплыть из пучины, плавая одной рукою. Совокупи с воздержанием смирение, ибо первое без последнего не приносит пользы (прп. Иоанн Лествичник, 58, 119).

***

Сей бес <блудный> тщательнее всех других наблюдает времена, какие удобнее для уловления нас; и когда видит, что мы не можем помолиться против него телесно, тогда сей нечистый в особенности старается нападать на нас (прп. Иоанн Лествичник, 58, 128).

***

Матерь блуда есть объядение... (прп. Иоанн Лествичник, 58, 183).

***

Предел блуда есть то, когда кто похотствует при виде животных и даже бездушных созданий (прп. Иоанн Лествичник, 58, 243).

***

Когда демоны, отторгнув ум твой от целомудрия, окружают его блудными помыслами, тогда со слезами воззови к Владыке: изгонящии мя ныне обыдоша мя; радосте моя, избави мя от обышедших мя (Пс. 16, 11; 31, 7) и избавишься.

Тяжел демон блуда и сильно налегает на подвизающихся против сей страсти, наипаче при небрежении об умеренности в пище, и при встречах и беседах с женским полом. Он сначала незаметно уловляет ум поползновенностью на сласть похотную, а потом дверью памяти привходит к безмолвствующему и как тело разжигает, так и представляет уму различные срамные образы и тем вызывает его к соизволению на грех. Если не хочешь, чтоб сие длилось в тебе, восприими пост, труд, бдение и доброе безмолвие с прилежною молитвою (прп. Максим Исповедник, 87, 180).

***

Откармливающий же тело без воздержания в ястии и питии измучен будет духом блуда (свт. Феодор Едесский, 87, 352).

***

Тот, кто принимает срамные помыслы, удерживает их в уме долгое время и сквернится ими, считается блудником, хотя бы не видел никогда лица человеческого (прп. Симеон Новый Богослов, 75, 235).

***

Многоискусный и многокозненный бес блуда для одних бывает причиною падения в ров тинный, для других служит бичем и жезлом праведным, для третьих — испытанием... Из сих первое усматривается в новоначальных еще, когда они лениво и нерадиво тянут иго подвизания; второе — в достигших середины преуспеяния в добродетели, когда они коснее простираются к ней; третье — в протянувших уже крыло ума к созерцанию, когда они только что сделали сильный порыв к совершеннейшему бесстрастию. Каждому домостроительно обращается сие свыше на пользу (прп. Никита Стифат, 89, 125).

***

Глубоким рвом тинным почитай мокротную сласть, скверну блуда и печаль о вещественных стяжаниях, коими, будучи отягощаем, страстный ум во глубину отчаяния погружается помыслами своими (прп. Григорий Синаит, 89, 191).

***

Из всех страстей две особенно жестоки и тяжки: блуд и уныние, т. е. леность, когда они овладевают душою и расслабляют ее. Они тесную имеют одна с другою связь и сочетание, оттого с ними трудно бороться и их преодолевать, совсем же победить для нас и невозможно. Первая обилует в вожделетельной силе души, но объемлет обе части естественного нашего состава — и душу и тело, разливая сласть свою по всем членам. Вторая, держа владычественный ум, охватывает, как плющ, всю душу и плоть, и все естество наше делает ленивым, расслабленным, как бы параличом разбитым. Отгоняются они, хотя прежде блаженного бесстрастия не побеждаются вконец, когда душа в молитве получает силу Духа Святаго, которая, подав ей отраду, крепость и глубокий мир, обвеселяет ее в сердце успокоением от тиранства их. Та (блудная страсть) — начало, госпожа и царица сластей, — преимущая сласть сластей и спутница ее леность, наводящая тристатов фараоновых, суть непобедимая колесница. Чрез них привзошли к нам бедным в жизнь все страсти (прп. Григорий Синаит, 89, 204).

***

...Валяющийся в блуде является общей скверной для Церкви, и посему от такого всем долженствует отвратиться... (свт. Григорий Палама, 26, 64).

***

...Как при пожаре, если желающий погасить его станет как-нибудь пресекать пламя сверху, нисколько не успеет в деле погашения; если же отторгнет вещество горючее, пожар тотчас умалится и стихнет; так и в отношении к блудным страстям, если не иссушить источника помыслов внутри молитвою и смирением, а только постом и умерщвлением тела вооружиться против них, то безуспешно будешь трудиться; если же источник освятишь смирением и молитвою... то сообщишь освящение и внешнему телу. Это же... и Апостольское внушает слово, заповедующее препоясать чресла наша истиною (ср.: Еф. 6, 4), как и некоему из отцов полюбомудрствовалось, что, когда умозрительная сила укротит похотную, тогда стихают и страсти подчресленные и подчревные (свт. Григорий Палама, 89, 294).

***

Грех блуда имеет то свойство, что соединяет два тела, хотя и незаконно, в одно тело: по этой причине, хотя он прощается немедленно после раскаяния в нем и исповеди его, при непременном условии, чтоб покаявшийся оставил его, но очищение и истрезвление тела и души от блудного греха требует продолжительного времени, чтобы связь и единение, установившиеся между телами, насадившиеся в сердце, заразившие душу, изветшались и уничтожились (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 288).

***

В Новом Завете этот грех <грех блуда> полнил новую тяжесть, потому что тела человеческие получили новое достоинство. Они соделались членами тела Христова, и нарушитель чистоты наносит уже бесчестие Христу, расторгает единение с Ним... Любодей казнится смертью душевною. От впавшего в грех блуда отступает Святый Дух; согрешивший признается впавшим в смертный грех, в грех, отъемлющий спасение, в грех — залог неминуемой погибели и вечного томления во аде, если этот грех не уврачуется благовременно покаянием (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 333).

***

Услаждение блудными помыслами и ощущениями есть блуд сердца и осквернение человека, соделывающие его неспособным к общению с Богом, а блуд тела есть изменение всего человеческого существа от смешения с другим телом, есть совершенное отчуждение от Бога, есть смерть, есть погибель. Чтоб выйти из первого состояния, должно истрезвиться, чтоб выйти из второго, должно воскреснуть, должно снова родиться покаянием (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 334).

***

Тем, которые еще не стяжали истинной сердечной молитвы, вспомоществует (в борьбе с блудным бесом) злострадание в телесной молитве, т. е. воздеяние рук, биение в перси, частое устремление очей к небу, множество воздыханий, частое коленопреклонение (свт. Игнатий Брянчанинов, 43, 341).

***

Уж если положили вы исправно жить, попекитесь не давать хода блудной похоти (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 81, 102).

*********

Поведал авва Палладий: «Однажды при встретившейся нужде преподобный авва Даниил пошел в Александрию, взяв и меня с собою. Когда мы входили в город, встретил нас очень юный монах, выходивший из бани, в которой он мылся. Увидев его, старец очень вздохнул и сказал мне: «Очень жаль этого брата! Похулено будет имя Божие из-за него! Но пойдем за ним и увидим, где пребывает он». Мы пошли за ним. Старец отвел его в сторону и сказал ему: «Сын мой! Ты молод и здоров телом, тебе не должно мыться в бане. Поверь мне, сын мой, ты многих соблазняешь, не только мирских, но и монахов». Брат отвечал старцу: Лще бых еще человеком угождал, Христов раб не бых убо был (Гал. 1, 10). Писание говорит: Не осуждайте, да не осуждены будете (Лк. 6, 37). Тогда старец поклонился ему, сказав: «Прости меня, сын мой, я согрешил как человек». Оставив его, мы пошли. Я сказал старцу: «Авва, не точно ли болен брат и в поступке его нет греха?» Старец вздохнул и, прослезившись, сказал мне: «Да удостоверит тебя в истине само дело: я видел, что более пятидесяти бесов следуют за ним и посыпают его смрадом. Один мурин сидел у него на плечах и целовал его, а другой мурин малого роста шел перед ним, разжигая его, научал разврату. Многие бесы окружали его и радовались о нем, а святого Ангела я не видел ни близ его, ни вдали; почему я заключаю, что этот брат исполнен некоторой бесовской деятельности. Свидетельствует о жизни его изысканная одежда его и то, что он, будучи молод, так бесстыдно пребывает среди города, в который с осторожностью входят постники и отшельники и стараются скорее уйти из него. Если б он не был сластолюбив и миролюбив, то не входил бы нагой в баню и не смотрел бы бесстыдно на обнажение других. Святые отцы наши Антоний Великий, Пахомий, Аммоний, Серапион и прочие заповедали, чтоб никто из иноков не обнажал тела своего иначе, как по причине великой болезни или нужды. Видим в житиях их, что при встретившейся необходимости обнажиться, чтобы перейти чрез реку, когда не случалось лодки, они, не будучи видимы никем, стыдились сопутствовавшего им святого Ангела и сияющего на них солнца...» Старец замолчал. Мы возвратились в скит. По прошествии немногих дней пришли в скит некоторые братья из Александрии и поведали, что монах, прибывший из Константинополя и живший при храме святого Исидора, пойман на любодеянии с женою епарха и изувечен прислугою. Он проболел три дня и скончался. Событие это послужило в поругание и укоризну всем монахам» (101, 93).

***

Некоторый брат имел брань любодеяния; вставши, он пошел к некоторому старцу и сказал ему о своих помыслах. Старец, сделав ему наставление и утешив, отпустил с миром. Брат, почувствовав пользу, возвратился в свою келию; но вот опять брань пришла к нему. Он сходил опять к старцу, и таким образом поступал несколько раз. Старец не оскорбил его, но говорил на пользу ему, наставляя его не только не вдаваться в расслабление, но, напротив, приходить к нему каждый раз, когда враг начнет стужать, для обличения врага... Ничто так не противно духу любодеяния, как когда открывают дело его, и ничто не приносит ему такой радости, как когда скрываем приносимые им помыслы (101. 454).

***

Соловецкий старец Наум рассказал: «Однажды привели ко мне женщину, желающую говорить со мною, недолго длилась эта беседа, но страстный помысл напал на меня и не давал мне покоя ни днем ни ночью; целых три месяца мучился я в борьбе с этою лютою страстью. Что ни делал я, ничего не помогало. Однажды, после вечернего правила, вышел я за ограду полежать на снегу <может, это поможет>. На беду заперли ворота, я был в одном подряснике и холод знобил меня до костей, едва дождался я утра и чуть жив добрался до келии, но страсть не утихла. Во время Филиппова поста пошел я к духовнику, со слезами исповедал ему свое горе и, приняв епитимью, с помощью Божией обрел я желанный покой» (104, 163).

***

Однажды диавол воздвиг в многотрудном теле святого Игнатия, нового преподобномученика, такую плотскую брань, что он, сожигаемый адским огнем плотской похоти, пал на землю и долго лежал, как полумертвый, потом, получив себе малую ослабу, пришел к старцу Акакию и поведал ему свою беду, просил у него утешения; добрый старец утешил его словами Божественными и примерами святых мужей. После сего блаженный подвижник пришел в храм, взял в руки икону Богоматери и, облобызав ее, со слезами просил помощи у Приснодевы. Благодатию Богоматери окружило его некое неизреченное благоухание, и смертоносная брань оставила его (91, 247).

***

Брат имел искушение на блуд и с усилием выдерживал подвиг в течение четырнадцати лет, соблюдая, чтобы самый помысл его не согласовался с похотью. Наконец, он пришел в церковь и открыл дело пред всем народом. Тогда дано было повеление, и все понесли для него труд в продолжение седмицы, молясь Богу — и брань прекратилась (94, 90).

***

Одна сестра пришла к блаженной Матроне и спросила ее: «Что мне делать, меня смущает блудный помысл?» Блаженная отвечала: «Прости мне, я никогда не была борима демоном блуда». Сестра соблазнилась этим, ибо это выше естества, и вышла не простясь. Но, по совету блаженной Феодоры, вернулась и спросила: «Прошу тебя, госпожа моя, объясни мне, как ты никогда не была борима демоном блуда». Блаженная Матрона, улыбнувшись, сказала ей: «С тех пор, как я стала монахиней, не пресыщалась ни хлебом, ни водой, ни сном, и забота о сих трех помыслах, отягощая меня, не попускает мне чувствовать брани блудной» (100, 45).

***

Некоторого брата беспокоил дух любодеяния. Он пошел к весьма опытному старцу просить его молитв, старец согласился. Брат часто приходил с этой просьбой. Господь открыл старцу, что этот монах объят недугом нерадения и услаждается плотскими вожделениями сердца. Увидел старец, что монах этот сидит, а дух любодеяния играет перед ним, принимая различные женские образы, и монах услаждается ими. Ангел же Господень приходил в негодование от такого нерадения, а монах все более услаждался. Когда этот монах снова пришел к старцу, старец сказал: «Ты сам виноват в этой брани, потому что услаждаешься скверными помышлениями. Невозможно отступить от тебя нечистому духу любодеяния по молитве других, молящихся Богу о тебе, если ты сам не возложишь на себя подвига постов, молитв, многих бдений, молясь с плачем, чтобы Господь... послал тебе в помощь благодать Свою, при содействии которой возможно будет тебе противиться греховным помыслам». Молитвы святых не могут принести пользы тем, которые пребывают в нерадении и расслаблении, не помышляя о спасении души. Брат умилился и, по наставлению старца, стал совершать различные подвиги, чем привлек к себе милость Божию, и дух нечистой страсти отступил от него (101, 426).

***

Однажды авва Илия, боримый блудной страстью, изнемог в борьбе и, будучи не в силах победить и погасить плотского разжжения, схватил посох и вышел из пещеры в то время, когда от зноя камни раскалялись, и поспешил, чтобы удовлетворить свою страсть... Вдруг он пришел в восторженное состояние и увидел, что земля разверзлась и поглотила его. «И вот я вижу, — повествует он, — лежат мертвые тела, согнившие, разложившиеся и испускающие нестерпимое зловоние... Кто-то, сияя святостью, указал мне на тела и сказал: «Это вот тело женщины, а это мужчины. Удовлетворяй как хочешь и сколько хочешь свою страсть... И ради такого удовольствия — смотри, сколько подвигов желаешь ты потерять. Вот из-за какого греха желаете вы лишить себя Царствия Небесного! О бедное человечество! За один час (греховного удовольствия) вы готовы погубить подвиг целой жизни?!» Между тем от сильного зловония я упал на землю. Подойдя ко мне, явившийся мне святой муж поднял меня и укротил во мне брань. И я возвратился в свою келью, принося благодарение Богу» (99, 25—26).

***

В одном из египетских общежитий был юноша, который не мог погасить пламени плотского вожделения никакими воздержаниями, никакими подвигами. Настоятель, желая помочь брату, употребил следующий способ. Повелел одному из братий, мужу суровому и важному, затеять с юношей ссору, осыпать его ругательствами и прийти еще жаловаться на него. Это было исполнено, и свидетели дали показание не в пользу юноши, который, видя несправедливость, начал плакать. Он ежедневно проливал слезы в уединении у ног Христа. И когда старец спросил его о блудных помыслах, юноша ответил: «Отец! Мне житья нет, до блуда ли мне?» (101, 475).

***

Некто пришел в Скит, чтобы стать монахом. При нем был сын-младенец. Когда он достиг юношеского возраста, демоны начали нападать на него и беспокоить. Он сказал отцу: «Пойду в мир, потому что не могу выдержать плотского вожделения». Отец утешал его, но сын не успокоился. Тогда отец просил его: «Последний раз послушай меня — пойди во внутреннюю пустыню на сорок дней и возьми с собою сорок хлебов, и да будет воля Божия». Юноша ушел в пустыню и проводил там время в подвиге. На двадцатый день увидел он, что некоторое привидение диавольское приближается к нему — оно остановилось близ его в подобии женщины эфиопки неприятнейшей наружности и смердящей; не будучи в состоянии переносить смрад ее, юноша отталкивал ее. Она сказала ему: «Я та, которая представляется сладкою в сердцах людей, но по причине послушания твоего и подвига Бог не позволил мне обольстить тебя, явил тебе зловоние мое». Юноша возблагодарил Бога и возвратился к отцу и сказал, что не хочет больше идти в мир. Отцу тоже было открыто обо всем, и он сказал ему: «Если бы ты пробыл в пустыне все сорок дней, то увидел бы еще более» (101, 477).

***

Был некоторый отшельник в нижнем Египте, пользовавшийся известностью. По действию сатаны некоторая женщина развратного поведения, услышав об отшельнике, сказала юношам, знакомым своим: «Что дадите вы мне, и я низложу отшельника вашего?» Они условились вознаградить ее щедро. Она вышла вечером, как бы сбившись с дороги, пришла к келье отшельника и постучалась. Он вышел, увидев ее, смутился и спросил: как попала она сюда. Женщина заплакала и сказала: «Я сбилась с дороги». Умилосердившись, он ввел ее в сени, но она умоляла его впустить ее в келью, ибо страшилась зверей.

Отшельник ввел ее в келью. Тогда диавол начал стрелами вожделения разжигать сердце подвижника. Уразумев действие диавола, он сказал себе: путь врага — тьма, а Сын Божий — свет, и зажег лампаду. Чувствуя, что вожделение растет, сказал себе: так как удовлетворяющие вожделение пойдут в муку, испытай себя, можешь ли выдержать огонь вечный. С этими словами он наставил один из пальцев руки на огонь лампады. Палец начал гореть, но он не чувствовал боли по причине необыкновенного воспламенения плотской страсти и до дневного рассвета сжег все пальцы на руке. Окаянная, наблюдая за этим, пришла в ужас и как бы окаменела. Утром пришли упомянутые знакомые и спросили про женщину. Отшельник сказал, что она спит, но оказалось, что она умерла. Тогда он рассказал о случившемся и, помолившись, воскресил развратницу. Воскресшая покаялась и провела благочестиво остаток жизни своей (101, 483).

***

Авва Пахон поведал: «Вот я, как видишь, старый человек, сорок лет живу в этой келье и пекусь о своем спасении и, несмотря на мои лета, доселе еще подвергаюсь искушениям». И здесь он с клятвою присовокупил: «В продолжение двенадцати лет, после того, как я достиг пятидесяти лет, ни дня ни ночи не проходило, чтобы враг не нападал на меня, я решил лучше умереть, нежели предаться сладострастию плоти. Вышел из келии и пошел по пустыне. Пришел в пещеру, где жила гиена, и целый день пролежал в ней нагой, чтобы звери пожрали меня. С наступлением вечера самец и самка, выходя из пещеры, с ног до головы облизав и обнюхав меня, ушли. Я возвратился в келью. Демон же, переждав несколько дней, опять восстал на меня еще сильнее прежнего, так что я едва не произнес хулы на Бога. Бес принял вид эфиопской девицы, которую я видел в молодости, когда она летом собирала солому; мне представилось, что она сидит у меня, и до того демон довел меня, что я думал, будто уже согрешил с нею. В исступлении я дал ей пощечину, и она исчезла. Поверь мне, два года не мог я истребить нестерпимого зловония от руки своей. Я стал поэтому унывать еще более и, наконец, в отчаянии пошел скитаться по пустыне. Нашедши аспида, я стал подносить его к своему телу, чтобы он ужалил меня, но все было напрасно. После сего услышал я говоривший моему сердцу голос: «Иди, Пахон, подвизайся. Я для того попустил демону такую власть над тобою, чтобы ты не возмечтал, будто можешь сам победить сего демона, но чтобы, познав свою немощь, никогда не уповал на свое житие, а всегда прибегал к помощи Божией». Успокоенный сим гласом, я возвратился в свою келью. С того времени ощутил я в себе бодрость и, не тревожимый более сею бранью, провожу после борьбы остальные дни своей жизни в мире» (98, 99).

***

Авва Фока рассказывал: «Авва Иаков, перешедши в Скит, сильно был искушаем от демона блуда и, находясь близ опасности, пришел он ко мне и открыл свое состояние. Потом сказал: «Через два дня я уйду в такую-то пещеру, прошу тебя ради Господа никому об этом не сказывай, ни даже отцу моему, но отсчитай сорок дней и по прошествии их сделай милость — приди ко мне и принеси с собою Святое Причастие. Если найдешь меня мертвым — похорони меня, а если живым, то приобщи Святых Тайн». Я пообещал, и когда прошло сорок дней, взяв Святое Причастие, также обыкновенный чистый хлеб и немного вина, я пошел к нему. Приближаясь к пещере, почувствовал я сильный дурной запах, который выходил из пещеры, и сказал себе: почил блаженный. Вошедши в пещеру, нашел его полумертвым, а он, приметив меня, собрал все силы и сделал движение рукой причастить его. Хотел я открыть уста, но они были крепко сжаты, с большим трудом, с помощью ветки разжал ему уста и причастил. От приобщения Святых Тайн авва Иаков получил силу. Немного спустя дал я ему несколько крошек обыкновенного хлеба, размочив их в вине, потом еще немного, сколько мог он принять. Таким образом, по благодати Божией, через день он пошел со мною, пришел в свою келью и с того времени при помощи Божией освободился от пагубной страсти блуда» (93, 277).

***

Преподобный Мартиниан стал постником и удалился в пустыню с восемнадцати лет. Прожив в ней двадцать пять лет, он однажды перенес такое искушение от диавола: некоторая блудница, надев на себя нищенскую одежду, пошла на гору, где жил преподобный Мартиниан. Подошедши к келии его, она стала плакать и просить спасти ее от зверей. Преподобный впустил ее и спросил: «Кто ты и зачем пришла сюда?» Блудница ответила: «Ненавидя тебя и всех монахов, а равно и постническое житие, пришла я соблазнить тебя на грех». Преподобный ужаснулся, но, придя в себя, так победил диавола: собрал хвороста, зажег его и, когда он разгорелся, вошел в огонь со словами: «Убогий Мартиниан! Ну что же, если можешь перенести огонь геенский, сотвори грех». Опаленный огнем, вышел святой из костра и благословил трепещущую блудницу оставить грех и уйти в монастырь. Исцелившись от ран, он отплыл на один остров, где пробыл десять лет. Тут искушение повторилось: во время бури потерпел крушение корабль и одна девица была выброшена в полночь на остров. Преподобный приютил ее, но, опасаясь соблазна, сам бросился в море, говоря: «Не может сено ужиться с огнем». Отнесенный дельфинами на землю, он обошел много стран, постоянно восклицая: «Бегай, Мартиниан, чтобы не постигла тебя напасть!» (103, 484).

***

Один старец рассказал: «Пришлось быть нам в монастыре Пентуклы. Там был старец Конон. Сперва в качестве пресвитера он служил при совершении Таинства крещения, он помазывал и крестил приходивших к нему. Всякий раз, как приходилось ему помазывать женщину, он приходил в смущение и даже по этой причине вознамерился уйти из монастыря. Но тогда явился ему святой Иоанн Креститель и сказал: «Будь тверд и терпи, и я избавлю тебя от этой брани». Однажды пришла к нему для крещения девица-персианка. Она была так прекрасна собой, что пресвитер не решался помазать ее святым елеем. Она прожила два дня...

Между тем пресвитер Конон, взяв свою мантию, удалился со словами: «Я не могу более здесь оставаться». Но едва взошел на холмы, как вдруг встретил его святой Иоанн Креститель и кротко сказал ему: «Возвратись в монастырь, я избавлю тебя от брани». С гневом ответил авва Конон: «Будь уверен, ни за что не вернусь. Ты не раз обещал мне это и не исполнил своего обещания». Тогда святой Иоанн посадил его на один из холмов, раскрыв его одежды, трижды осенил его крестным знамением. «Поверь мне, пресвитер Конон, — сказал Креститель, — я желал, чтобы ты получил награду за эту брань, но так как ты не захотел, я избавлю тебя от брани, но вместе с тем ты лишаешься и награды за подвиг». Возвратившись назад, пресвитер Конон, помазав елеем, крестил персианку, даже не заметив, что она женщина. После того в течение двенадцати лет пресвитер совершал помазание и крещение без всякого нечистого возбуждения плоти, даже не замечая, что перед ним женщины» (99, б—7).

***

Ученик некоторого святого старца был борим духом любодеяния, но при помощи благодати Божией мужественно противостоял скверным и нечистым помышлениям сердца своего, очень прилежа посту, молитве и рукоделию. Блаженный старец, видя усиленный подвиг его, сказал ему: «Хочешь, сын мой, я помолюсь Господу, чтобы Он отъял у тебя брань?» Ученик ответил: «Отец, хотя я и тружусь, но вижу и чувствую в себе благой плод: по причине этой брани я пощусь более, и более упражняюсь в бдениях и молитвах. Но молю тебя, помолись Милосердному Господу, чтобы дал мне силу выдержать брань и подвизаться законно». Старец сказал: «Ты верно понял, что этою невидимою бранью с духами посредством терпения совершается вечное спасение твоей души» (101, 424).

***

Поведали братья, что они шли однажды в селение, посланные аввою, и на старшего из них нападал бес до пяти раз, чтобы ввергнуть его в грех блуда. Брат подвизался против помысла в течение нескольких часов, отражая его молитвою. Когда братья возвратились, лицо искушаемого брата было смущено, он упал в ноги отцу и сказал: «Помолись, авва, я впал в блуд» и рассказал о случившемся. Прозорливый старец увидел на голове брата пять венцов и сказал ему: «Ободрись, венцы свидетельствуют, что ты не был побежден, но победил, не исполнив на деле того, на что влачил тебя помысл» (101, 425).

***

Некоторого брата беспокоила страсть любодеяния: днем и ночью он ощущал в сердце своем как бы жало огненное. Но брат боролся, не уступая помыслам и не соглашаясь с ними. По прошествии многого времени отступила от него страсть, не преодолев его по причине трезвения его. И немедленно воссиял свет в сердце его (101, 475).

***

Один брат был сильно искушаем демонами блуда, ибо четыре демона, преобразясь в вид красивой женщины, в течение двадцати дней усиливались вовлечь его в постыдное смешение. Но так как он мужественно подвизался и остался непобедимым, то Бог, видя его подвиг, даровал ему то, что впредь он уже не имел плотского разжжения (94, 106).

 

Система Orphus Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter


<<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>>