<<<   БИБЛИОТЕКА   >>>


Сокровищница духовной мудрости

ПОИСК ФОРУМ

 

Самомнение

Ничто не производит так скоро... невидимую погибать, как самомнение и самоугодие (сщмч. Петр Дамаскин, 74, 150).

***

...Самомнение и самоугодие есть скрытая погибель, потому что мы возвращаемся при них назад и не замечаем того (сщмч. Петр Дамаскин, 75, 67).

***

Чем кто невнимательнее к себе, тем более почитает себя угодным Богу (прп. авва Исаия, 59, 66).

***

Пока жив, не верь себе, доколе не минуешь всех властей темных (прп. авва Исаия, 59, 92).

***

...Не будь напыщен гордым мнением о себе, дабы не впасть в руки врагов твоих (прп. авва Исаия, 59, 209).

***

Кто утверждается на собственном своем разуме и держит свою волю, тот привлекает к себе толпы бесов и не может быть от Духа (Божия), приносящего сердцу печаль (или сокрушение) (прп. авва Исаия, 89, 316).

***

Не высокомудрствуй, будто ты добр; ибо не можешь вверить себя врагам своим (прп. авва Исаия, 89, 348).

***

...Страшное кичение — думать, что ни в ком не имеешь нужды, но внимать только себе самому, как единственно способному присоветовать лучше (свт. Василий Великий, 6, 73).

***

...Кто ублажает и возвышает сам себя, того гораздо справедливее было бы назвать мнимым мудрецом и суемудрым, нежели великим по уму (свт. Василий Великий, 6, 283).

***

Если, разгордевшись, исполнились мы суетного о себе мнения и высокомерия, то впадаем в неизбежный суд диавола (свт. Василий Великий, 10, 129).

***

...Если будет тревожить тебя страсть самомнения, то скажи борющему тебя: «Иди от меня прочь, лукавый помысл. Что я за человек? И в какой преуспел я добродетели, что внушаешь мне подобные мысли? Святые камением побиени быша, претрени быша, искушены быша, убийством меча умроша (Евр. 11, 37). И что говорить о подобострастных мне человеках? Сам Владыка всяческих за нас Крест претерпе, о срамоте нерадив (ср.: Евр. 12, 2). А я, все время жизни своей проведя во грехах, какой дам ответ в день Суда?» И сим отгонишь от себя высокоумие (прп. Ефрем Сирин, 30, 551).

***

...Самомнение отнимает у человека большую часть того, что он есть... (свт. Григорий Богослов, 12, 48).

***

...Приверженный и рачительный раб должен суд о приверженности вверить Владыке, а не себя вместо Владыки делать судиею, восписывающим <воссылающим> похвалы житию своему (прп. Макарий Египетский, 67, 334).

***

...Когда человек подумает о себе: «Я уже свободен» и предастся нерадению, тогда кроющийся порок наступает на человека разбойнически, искушает его и низводит до преисподних земли (прп. Макарий Египетский, 67, 351).

***

...Самомнение есть ослепление души, никак ей не позволяющее познавать свою немощь (прп. Макарий Египетский, 67, 393).

***

...Самомнение — мерзость перед Господом. Оно и вначале изринуло человека из рая, когда, услышав сказанное: будете яко бози (Быт. 3, 5), доверчиво предался он этой суетной надежде (прп. Макарий Египетский, 67, 419).

***

Кто полагается на свою твердость, падет; кто же смиряет себя, вознесен будет (авва Евагрий, 89, 612).

***

Если ты имеешь много заслуг и не знаешь за собою ничего худого, но считаешь себя имеющим дерзновение, то всякая молитва твоя недействительна... (свт. Иоанн Златоуст, 44, 544).

***

...Признак крайнего безумия, возлюбленный, величать себя похвалами без всякой нужды и нужды настоятельной; это не значит говорить по Господу, а больше служит знаком глупости и лишает нас всякой награды за многие подвиги и труды (свт. Иоанн Златоуст, 45, 544).

***

...Великое зло — говорить о себе что-нибудь великое и дивное... (свт. Иоанн Златоуст, 45, 544).

***

Пусть кто-нибудь совершит бесчисленные подвиги и сотворит всякую добродетель; но если он станет высоко думать о себе, то будет самый жалкий и несчастный человек (свт. Иоанн Златоуст, 47, 326).

***

...Кто сознает в себе и бесчисленные совершенства, но, если только он не думает о себе, как о последнем между всеми, его совершенства не принесут ему никакой пользы (свт. Иоанн Златоуст, 47, 362).

***

Не мал и этот недостаток, когда кто считает себя мудрым и во всем полагается на свои суждения: отсюда и происходит вышесказанное, т. е. что называют доброе злым, а злое добрым... (свт. Иоанн Златоуст, 49, 70).

***

...Нет ничего презреннее и бесчестнее... человека надменного, славолюбивого и очень много о себе думающего (свт. Иоанн Златоуст, 50, 642).

***

Кто говорит о себе самом что-либо великое, тот делает собственное свидетельство подозрительным и нередко таким образом восстановляет против себя многих из слушателей... (свт. Иоанн Златоуст, 51, 85).

***

...Не возносись безумно выше того, что ты есть, и не думай больше, чем подобает человеческой природе; не надмевайся, если тебя хвалят, не ищи славы и не считай себя чем-то великим, потому что иначе будешь как птица, не имеющая опоры и носимая то туда, то сюда (свт. Иоанн Златоуст, 52, 968).

***

...Ты одобряешь себя, отвергаемый Богом; ты венчаешь себя в самохвальстве, но погубил венец свой через осуждение; ты хвалишь себя, как безгрешного, а оказался повинным во грехе; ты выдвигаешь себя, как исполнившего закон, а прикоснувшись к закону, оскорбил Законодателя; кричал перед всеми о своих добродетелях и превратил их в грехи (свт. Иоанн Златоуст, 54, 917).

***

Ради чего и почему, человек, ты много думаешь о себе? Спустись с тщетной твоей высоты, рассмотри ничтожность своей природы; ты земля и пепел, прах и пыль, дым и тень, трава и цвет травный. И живя с такою природою, ты высоко думаешь о себе, скажи мне? (свт. Иоанн Златоуст, 55, 600).

***

...Если богоугодный и боголюбивый мудр и сведущ, имеет созерцательную и деятельную добродетель, первую как душу, вторую как тело, то почему напрасно почитаем себя любомудрствующими, не заботясь о доблестной жизни и прилагая только попечение об одном краснословии? (прп. Исидор Пелусиот, 62, 90).

***

...Менее вредно нерадение, нежели сколько вредит обыкновенно самомнение... (прп. Нил Синайский, 72, 194).

***

Многие, полагаясь на себя по причине некоторых добродетелей и не ожидав, что войдут к ним осуждающие и расхищающие душу демоны, думали о себе высоко (прп. Нил Синайский, 73, 244).

***

...Полагающемуся на свой разум или на свое суждение невозможно повиноваться или последовать доброму делу ближнего (прп. авва Дорофей, 29, 188).

***

Если хочешь быть мудр и вместе скромен, а не рабствовать страсти самомнения, то всегда ищи в вещах, что скрыто от твоего разума, и, найдя, что многое и различное неизвестно тебе, ты подивишься своему невежеству, и смиришь свое мудрование. А познав свое ничтожество, познаешь многие великие и дивные вещи. Мечтание же о своих знаниях не дает успевать в познаниях (прп. Максим Исповедник, 91, 209—210).

***

Мнящий о себе, что достиг уже верха добродетелей, никак не станет уже искать неточной причины благ, одному себе приписывая силу преуспевать в добре, и сам себя за то лишая утверждения и ограждения спасения, т. е. Бога. А кто чувствует в себе естественную скудость сил на добро, тот не перестает спешно идти к Могущему воспомнить недостающее ему (прп. Максим Исповедник, 91, 273).

***

Внимай еще, как бы не пострадать чего из-за обильной радости духовной и умиления; а постраждешь, если подумаешь, что они суть плод собственного твоего труда, а не благодати Божией, потому что за это они взяты будут от тебя, — и ты много поищешь их в молитве, и не обрящешь, и узнаешь, какое потерял ты дарование благодати (старец Симеон Благоговейный, 93, 67).

***

Я, Господи, если бы и захотел почесть, что мое самомнение, бывшее причиною лишения Твоего благодатного утешения, произошло у меня от бесов, не могу тем извинить себя, ибо знаю, что с теплым усердием творящие волю Твою легко сопротивляются им (старец Симеон Благоговейный, 93, 67).

***

...Если кто не позаботится наперед долгим молением, с милостынею, постом и бдением, познать себя самого и свою немощность, то он не может познать и того, что без духовного отца, руководителя и учителя, нельзя человеку соблюсти, как должно, заповеди Божии, жить вполне добродетельно и не быть уловлену сетьми диавольскими; а кто этого не познает, тому как избежать притязательного самомнения, что он не имеет нужды в научении, совете, внушении и помощи со стороны других? И остается он исполненным гордости, не сознавая, что ничего не знает, и пребывает в глубине неведения, или, вернее сказать, погибели. И этого самого не может он понять, что находится в числе гибнущих, так как это неведение то имеет свойство, что бывает каким-то густым покрывалом на умных очах души, и не дает им видеть ясно истину, когда любит мир и вещи мирские. Ибо поскольку ум удаляется от памятования о Боге, о смерти и о будущем суде и не помышляет о благах, уготованных праведникам, и о муках, ожидающих грешников, — вечном огне, кромешной тьме и скрежете зубов, но всецело весь предан бывает заботам житейским и призрачным благам мира, богатству, славе, утехам, всему прочему, что в мире люди считают славным и светлым, — поколику ум предан бывает всему такому, потолику он более и более грубеет, расстраивается, омрачается и некоторым образом весь покрывается непроницаемым покровом; следствием чего бывает выпадение из круга его познания заповедей Божиих и совершенное о них забвение (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 107—108).

***

Великое зло, когда кто впадает в самомнение, думает, что знает, когда не знает, или что имеет, когда не имеет: ибо, думая, что знает или что имеет, не заботится уже познавать и стяжавать и остается ни при чем (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 244).

***

Всякий, мнящийся быти мудрым, потому что прошел все науки и сведущ во внешней мудрости, никогда не сподобится проникнуть в тайны Божии и увидеть их, если прежде не смирится и не сделается в чувствах сердца своего буиим, вместе с самомнением отвергая и приобретенную ученость (прп. Симеон Новый Богослов, 93, 38).

***

Равное зло есть и перед Богом, и перед людьми, во Христе живущими, как то, когда кто страстен делами, так и то, когда кто надменен в добродетелях духом самомнения (прп. Никита Стифат, 93, 92).

***

Напыщенный и в самомнении умом прельщающийся никогда во свете смирения не улучит благодати умиления, ради коего даруется свет премудрости Божией тем, кои сокрушены сердцем, как написано: во свете Твоем узрим свет (Пс. 35, 10). Его покрывает ночь страстей, в коей расхаживают все дубравные звери человеческого естества и скимны самомнения, — бесы, говорю, тщеславия и блуда, рыкая, ищут, кого поглотить и воврещи в чрево отчаяния (прп. Никита Стифат, 93, 105).

***

Для живущего по-человечески и увлекаемого духом самомнения жизнь настоящая бывает морем зол, погружая умную часть его души в море сластных утех и удовольствий, и троечастность его неистово поражая свирепыми волнами страстей, под действием духа злобы. Ему угрожает страшная опасность крайнего отчаяния, пока ладья его и кормило душевное сокрушаются сластьми плотскими и кормчий — ум остается во глубине греха и в смерти духовной; если море зол не укроет наконец волны свои в глубине смирения, море сластей не превратит своих течений в обильные дожди слез и не преложится в сладость светоносного умиления (прп. Никита Стифат, 93, 105-106).

***

Если он <человек>, уразумев кознь вражью <самомнение>, укроется в крепость смирения, зазрев себя (или в чувстве презрения к себе), то избегает бедственности гордыни и вводится в пристань спасения (прп. Никита Стифат, 93, 136).

***

...Они <бесы> не могут равнодушно видеть, как человек прелагается в ангельское естество; почему не ленятся тайно пускать в него стрелу самомнения... (прп. Никита Стифат, 93, 136).

***

Ничто другое поистине так не расстроивает состояния безмолвия и не лишает его Божественной помощи, как следующие главные страсти: дерзость, чревоугодие, многоглаголание и суетная забота, надмение и госпожа страстей — самомнение. Кто охотно попускает себе с ними свыкаться, тот с продолжением времени омрачаясь все более и более, делается наконец совсем обуморенным (прп. Григорий Синаит, 93, 202).

***

...Без <терпения и смирения> вступивший в безмолвие будет всегда совоспитанницею своему нерадению иметь самомнение, от коих размножаются пленения и парения, ввергающие нас в расслабление (прп. Григорий Синаит, 93, 203).

***

Горе, в Царские Божественные Чертоги, нет другого кратчайшего пути восхождения малою лествицею добродетелей, как умерщвление пяти противных послушанию страстей, именно: преслушания, прекословия, самоугодия, оправдания и пагубного высокого о себе мнения (прп. Григорий Синаит, 93, 209).

***

Ведать подобает, что и сам дух гордостного самомнения дает предсказания иногда в тех, кои не тщательно внимают сердцу (прп. Григорий Синаит, 93, 215).

***

Если же кто мечтает достигнуть высокого с самомнением, не истинное, а сатанинское имея желание, то такого удобно опутывает он <диавол> сетями своими, как раба своего (прп. Григорий Синаит, 93, 225).

***

...Кто право живет и безукоризненно обращается со всеми, удаляясь от человекоугодия и высокоумия, тому, хотя бы и бесчисленные против него поднял искушения весь бесовский полк, это не повредит, как говорят святые отцы. Которые же самонадеянно и самовольно действуют, эти вреду удобно предаются. Почему безмолвствующий должен всегда держать царский путь. Ибо излишество во всем сопровождается обычно самомнением, а за этим последует прелесть (прп. Григорий Синаит, 93, 226).

***

Прекословие и спорливость происходят от самомнения, сожительницы неверия и высокоумия; как напротив, непрекословие и неспорливость происходят от верного и смиренномудрого настроения (патр. Каллист и ин. Игнатий, 93, 318—319).

***

...Как может благодать, для просвещения и помощи, войти в того человека, который думает о себе, что он есть нечто великое, что сам все знает и не нуждается ни в чьей сторонней помощи? (прп. Никодим Святогорец, 70, 18).

***

Эта, однако же, духовная немощь наша <самомнение>, весьма трудно притом замечаемая и сознаваемая, паче всего в нас противна Богу, как первое исчадие нашей самости и самолюбия и источник, корень и причина всех страстей и всех наших падений и непотребств. Она затворяет ту дверь в уме или духе, через которую одну обыкновенно входит в нас благодать Божия, не давая благодати сей внити внутрь и возобитать в человеке (прп. Никодим Святогорец, 70, 18).

***

Чтобы избегать тебе, сколько можешь... сердечного самомнения и действовать без всякого на себя надеяния, а с единым упованием на Бога, всякий раз настраивайся так, чтобы сознание и чувство своей немощности у тебя предшествовало созерцанию всемогущества Божия, а то и другое предшествовало каждому деянию твоему (прп. Никодим Святогорец, 70, 25).

***

...Добрые дела наши, если строго их разберем, не дадут нам открыть уста для восхваления себя перед другими, или для трубления внутри перед собой. Если же мы приведем при этом на память все дела свои неодобрительные — пустые, суетные, бесполезные, вредные, богопротивные, каковых, конечно, найдется не мало; то что тогда должны почувствовать? Может быть, скажет кто: взвесь ту и другую сторону, и какая перетянет, по той и суди себя. Но такого рода прием в этом случае неуместен. Дела идут изнутри. Если есть дела недобрые, то, значит, внутреннее наше не в добром порядке; а оно-то и определяет нашу цену перед Богом — самую существенную цену. Если оно не может быть одобрено, то и весь человек недостоин одобрения (прп. Никодим Святогорец, 70, 146).

***

...Мнящий о себе, что он исполнен благодати, никогда не получит благодати; мнящий о себе, что он свят, никогда не достигнет святости (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 248).

***

Самомнение и гордость в сущности состоят в отвержении Бога и в поклонении самому себе. Они — утонченное, труднопонимаемое и трудноотвергаемое идолопоклонство (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 25).

***

Какой страшный недуг душевный — самомнение! Оно в делах человеческих лишает гордого помощи и совета ближних, а в деле Божием, в деле спасения, оно... лишает... дара Божия, принесенного с неба Сыном Божиим... лишает Божественного откровения и соединенного с принятием этого откровения, блаженнейшего общения с Богом (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 170).

***

Тщеславные, гордые понятия, из которых составляется самомнение, разрушают в человеке тот духовный престол, на который обыкновенно восседает Святой Дух, разрушает то единственное условие, которое привлекает к человеку милость Божию (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 348).

***

Самомнение есть недуг духа нашего, непримечаемый не внимающими своему спасению, но недуг столько сильный и важный, что он поставляет человека, по душе, его в числе духов отверженных, враждебных Богу (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 380).

***

Самомнение вскоре начинает проявляться в тайном осуждении ближних, в явном расположении поучать их (свт. Игнатий Брянчанинов, 42, 103).

***

Преуспевшим в самомнении демоны начинают являться в виде ангелов Света, в виде мучеников и преподобных, даже в виде Божией Матери и Самого Христа, ублажают их на жительство, обещают им венцы небесные, этим возводят на высоту самомнения и гордыни. Такая высота есть вместе и погибельная пропасть (свт. Игнатий Брянчанинов, 42, 347).

***

Самомнительный, признающий в себе какое-нибудь достоинство, не может отразить бесовского обольщения извне, будучи объят и окован им внутри (свт. Игнатий Брянчанинов, 42, 379).

***

Самонадеянность и самомнение всегда соединены с тонким, часто непримечаемым, презрением ближних (свт. Игнатий Брянчанинов, 42, 433).

***

Коль скоро начнут показываться помыслы, что вы хороши... знайте, что вы сбиваетесь с дороги... (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 81, 175).

***

Как только на себя саму склонится у вас мысль, благодать умалится и, если не опомнитесь, совсем перестанет действовать, тогда плач и вопль мног (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 81, 207).

***

Не забывайте блюсти себя от самоцена. Это тоненькая змейка и не заметишь, как проскользнет... и надмит сердце... (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 81, 219).

***

Этот бес <самомнения> хитрее всех бесов и успевает пролезть в душу в самую незаметнейшую скважину.

Засядет там и все сгубит (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 81, 240).

***

Возьмите меч или держите всегда — смирения и уничижения, и безжалостно отсекайте, и непрестанно отсекайте главу первому злодею нашему <самоцену> (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 82, 155).

***

Большая нам беда от чувства праведности. Зарубите себе на памяти, что коль скоро придет сие чувство, хотя в слабой мере, значит дело ваше пошло криво... (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 82, 179—180).

***

От самоцена самомнение; ради самомнения благодать отходит: ибо мерзок Господу всяк высокосердый (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 84, 80).

*********

Диавол ожесточил сердце Евагрия, как сердце фараона, и он, будто пылкий юноша, впал в самомнение и колебался душой, ни с кем не говоря ни слова, переменил одежду, и ум его обуяло ораторское тщеславие. Но Бог, Который удерживает всех нас от гибели, поверг его в беду: послав на него горячку и тяжкую болезнь в продолжение шести месяцев, измождил его плоть, которая препятствовала ему быть добродетельным. Когда врачи уже сомневались в его выздоровлении, не находили способа вылечить его, блаженная Мелания сказала: «Не нравится мне, сын мой, твоя долгая болезнь. Скажи мне, что у тебя на душе, ибо не эта твоя настоящая болезнь». Он признался ей во всем. Блаженная сказала ему: «Дай мне перед Богом слово, что ты решишься вести монашескую жизнь, и хотя я грешница, но помолюсь Господу, чтобы дано было тебе время обращения и продолжение жизни». Он согласился. Когда она помолилась, он в несколько дней выздоровел. По выздоровлении получил от нее иноческое одеяние и отправился на Нитрийскую гору, что в Египте, где прожил два года, а на третий удалился в пустыню (101, 223).

***

Монах Ирон пятьдесят лет провел в пустыне и превзошел всех живущих в ней иноков своим равноангельским житием. Но гордость погубила и такого подвижника. Он вообразил, что соседние с ним иноки держатся не такого устава, какого бы, по его мнению, следовало держаться. И стал относиться к ним с презрением. Диавол, заметив зародившееся в старце самомнение, не замедлил приложить старание, чтобы погубить его, и достиг своего. Он явился ему в образе светлого ангела, а самообольщенный монах принял его за действительно такового. Диавол предложил старцу броситься в колодец, говоря, что-де за святую жизнь ему от этого вреда не будет. Старец послушался, и... вытащили его из колодца едва живым. На третий день он скончался (112, 371).

 

Система Orphus Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter


<<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>>