<<<   БИБЛИОТЕКА   >>>


Сокровищница духовной мудрости

ПОИСК ФОРУМ

 

Самоотречение

...Каждый должен себя подчинить ближнему своему Бога ради (прп. авва Исаия, 59, 58).

***

Отречение же от себя состоит в совершенном забвении прошедшего и отказе от своих желаний (свт. Иоанн Златоуст, 52, 967).

***

Желай, чтобы дела твои устроялись не как тебе представляется, но как угодно сие Богу... (прп. Нил Синайский, 71, 189—190).

***

Начало умерщвления и душевной воли, и членов тела бывает прискорбно; средина иногда бывает с прискорбием, иногда без прискорбия, а конец уже без всякого ощущения и возбуждения скорби. Тогда в скорби и болезни сердечной бывает сей блаженный и живой мертвец, когда увидит, что исполняет свою волю; ибо страшит его бремя собственного осуждения (прп. Иоанн Лествичник, 57, 21).

***

Некоторые из имеющих дар рассуждения хорошо определили отвержение самого себя, сказав, что оно есть вражда на тело и брань противу чрева (прп. Иоанн Лествичник, 57, 115).

***

...Тот, кто оставил все свои вещи и деньги, избавился и от самых страстей сих, если не освободит при сем и ока души своей от воспоминаний житейских и помышлений худых, никогда не увидит умного Света, Господа нашего Иисуса Христа и Бога... (прп. Симеон Новый Богослов, 93, 12).

***

Оставим все земное — не богатство только, и золото, и другие вещи житейские, но и самое похотение к ним совершенно изгоним из душ наших. Возненавидим не только удовольствие тела, но и бессловесные движения его, и постараемся умертвить его трудами и подвигами: ибо через него возбуждаются похоти и приводятся в дело. И пока оно живо, по всей необходимости душа наша бывает мертвою — труднодвижною или и совсем неподвижною на всяку заповедь Божию... (прп. Симеон Новый Богослов, 93, 13).

***

Кто совершенно отрекся самочиния, тот всего, что почитает добрым, духовным и богоугодным, уже достиг, прежде нежели вступил в подвиг, потому что послушание есть неверование себе самому во всем добром, даже до конца жизни своей (патр. Каллист и ин. Игнатий, 93, 317).

***

При самоотвержении, при преданности воле Божией, самая смерть не страшна; верный раб Христов предает свою душу и вечную участь в руки Христа... (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 389).

***

У верующего во Христа обнажен против чувств сердечных меч Христов, и он насилует свое сердце, посекая мечом послушания Христу не только явные порочные стремления, но и те стремления, которые, по видимому кажутся добрыми, по самой же вещи противоречат Евангельским заповедям (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 503).

***

Что значит погубить душу свою ради Христа и Евангелия, что значит ненавидеть душу свою? Это — познать и признать падение и расстройство естества грехом; это — возненавидеть состояние, произведенное в нас падением, и умерщвлять его отвержением поведения по своим разумениям, по своей воле, по своим влечениям... (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 358).

***

Кто хочет быть истинным христианином, т. е. уверовать во Христа, усвоить себе Христа и быть усвоену Христом — тот должен отречься от себя (ср.: Мф. 16, 24) (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 180).

***

...Начало самоотвержения — в уме: покорившись Христу, он постепенно приведет к этой блаженной покорности и сердце, и тело... (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 494—495).

***

Видели мы одного старца, по имени Аммоний. У него были прекрасные келья, двор, колодезь и прочие необходимые вещи. Когда приходил к нему брат, желавший спасаться, и просил его найти ему келью для жилья, авва Аммоний тотчас выходил, приказав ему не выходить из своей кельи, пока он не найдет для него удобного жилища, и, оставив ему свою келью со всем, что в ней было, сам уходил далеко и поселялся в какой-нибудь малой келье (101, 201).

***

Один из старцев Скита послал ученика своего в Египет привести верблюда, чтобы отвезти сделанные им корзины. Когда ученик вел верблюда, другой старец, встретившись с ним, сказал: «Если бы я знал, брат, что ты идешь в Египет, то я попросил бы тебя привести и для меня другого верблюда». Брат передал это своему старцу. Тот, движимый великою любовию, сказал ученику: «Пойди, сын мой, отведи верблюда к нему и скажи, что мы еще не готовы: исполни нужду твою. Ты же пойди с этим верблюдом в Египет и снова приведи к нам его, чтоб отвезти и наши сосуды». Брат поступил так, как было приказано ему. Он пошел к другому старцу и сказал: «Отец мой говорит: так как мы еще не готовы, то возьми верблюда и исполни твою нужду». Старец навьючил верблюда и пошел в Египет. Там, когда он снял с верблюда поклажу, брат взял верблюда, чтобы опять отвести его в Скит. Отправляясь в путь, он сказал старцу: «Помолись о мне». Старец спросил его: «А куда ты идешь?» «Иду в Скит, — отвечал брат, — чтобы привезти сюда и наши корзины». Старец, услышав это, пришел в умиление, пожалел о случившемся и сказал со слезами: «Простите меня, сладчайшие! Любовь ваша похитила плод у меня» (106, 468)

***

Один старец, когда сделал свои корзины и уже перевязал их веревками для отправки, услышал, что его сосед говорил: «Что же мне делать? Торговый день приблизился, а мне нечем связать корзины». Старец немедленно развязал собственные корзины, а веревки принес к соседу, говоря: «Вот! Эти излишние у меня. Возьми и перевяжи ими корзины твои». По великой любви он сделал так, чтобы дело брата было окончено; его же собственное дело осталось незаконченым (106, 468—469).

***

Как-то один милостивый старец, не имевший своей собственности, придя в одно селение, увидел на рынке мертвого нищего без всякой одежды. На самом же старце, по заповеди Евангельской, была одна срачица да еще на плечах небольшая епанча. Кроме этого одеяния, он ничего не имел. Под мышкой старец всегда носил Евангелие, для испытания себя в послушании Слову Божию и для того, чтобы исполнять его самим делом. Этот муж вел такую чудную и неукоризненную жизнь, что будто земной ангел свято шел небесным путем. Итак, когда увидал он мертвое тело, тотчас же снял с себя епанчу и прикрыл ею мертвеца.

Отойдя немного, он встретился с нищим, совершенно раздетым, остановился и начал размышлять: «Зачем я, отрекшись от мира, одеваюсь в одежду, тогда как мой брат мерзнет от стужи? Если я попущу ему умереть, то, конечно, буду причиной смерти ближнего. Что ж? Разорвать ли мне свою одежду и разделить на части, или всю ее отдать тому, который сотворен по образу Божиему? Но какая польза будет от того, если я разорву ее по частям?» Рассудив таким образом, он сказал: «Неужели я потерплю какой вред, когда сделаю больше, чем повелено?» И этот добрый подвижник усердно и скоро позвал бедняка в сени одного дома, надел на него свою срачицу и отпустил его, а сам остался нагим, закрылся руками и присел. У него оставалось Слово Божие, которое делает людей богатыми.

В это время, по Промыслу Божиему, мимо проезжал один блюститель порядка со своим товарищем. Он узнал старца и сказал своему товарищу: «Посмотри, не авва ли Виссарион этот старец». Тот отвечал: «В самом деле, он». Тогда блюститель порядка сошел с коня и спросил святого: «Кто раздел тебя?» Авва протянул руку с Евангелием и сказал: «Вот оно меня раздело!» Блюститель порядка немедленно снял с себя одежду и сказал: «Вот тебе, совершенный воин!» Святой взял ее и тотчас тайно удалился из мира, неся с собой как бы малую монашескую одежду (107, 509-510).

 

Система Orphus Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter


<<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>>