<<<   БИБЛИОТЕКА   >>>


Сокровищница духовной мудрости

ПОИСК ФОРУМ

 

Смирение

Признаки истинного смирения

Смиренномудрие есть порождение ведения, а ведение — есть порождение искушений. Познавшему себя дается ведение всего. И повинующийся Богу покоряет себе всякое мудрование плоти; а после сего повинуется ему все, когда смирение воцарится в членах его (сщмч. Петр Дамаскин, 74, 22).

***

Смиренномудрый, когда бывает оскорблен, порицает и обвиняет себя самого, а не другого кого-либо, и потому терпит, ища освобождения от Бога, и, получив его, радуется и терпит с благодарением, и, приобретя в этом опытность, получает познание (сщмч. Петр Дамаскин, 74, 114).

***

Признаки смиренномудрия суть сии: когда имеющий всякую добродетель, телесную и душевную, считает себя тем более должником перед Богом, как много получивший, по благодати, будучи недостойным того. И если случится с ним какое-либо искушение, от демонов или от людей, считает себя достойным таковых и других больших, чтобы хотя немного освободиться от долга и получить облегчение от мучений, ожидающих его на суде. Если же не терпит искушений, то много скорбит и подвизается, ища, в чем бы понудить себя, и, когда найдет это, снова принимает как дар от Бога, и смиряется; не находя же, что мог бы воздать Благодетелю, всегда трудится и все более считает себя должником (сщмч. Петр Дамаскин, 74, 124—125).

***

Кто смиренномудр, тот должен иметь всякую добродетель и более как должник (во всем этом) поистине веровать, что он ниже всей твари. Если же он не таков, то это самое удостоверяет, что он хуже всей твари, хотя бы и думал, что ведет жизнь равноангельную, ибо и действительный ангел, при стольких добродетелях и премудрости, не мог угодить Творцу без смирения. Что же сказать после этого мнящему о себе, что он ангел, без смирения, — причины всех благ, существующих и имеющих быть, от которого рождается рассуждение, просвещающее концы, а без него — все мрачно. Она есть свет и называется светом, и потому мы, прежде всякого слова и начинания, нуждаемся в этом свете, чтобы могли видеть и прочее и удивляться. Удивляемся и Богу, как в первый и господственный день Он прежде сотворил свет, чтобы последовавшие создания не оставались невидимыми, как бы не существующие... (сщмч. Петр Дамаскин, 74, 145).

***

Смирение же состоит в том, чтобы человек считал себя грешником и думал, что он ничего доброго не делает перед Богом; чтобы прилежал молчанию и себя вменял ни во что; чтобы не упорствовал ни перед кем, настаивая на своем слове; чтобы отлагал свою волю, лицо опускал долу, смерть имел перед очами, остерегался лжи, пустых не произносил слов, настоятелю не возражал, терпеливо  сносил обиды и нудил себя благодушно переносить всякие притрудности и прискорбности. Постарайся, брат, соблюдать сии правила, чтобы не была бесплодною жизнь твоя (прп. Антоний Великий, 89, 108).

***

...Если подвизаемся добрым подвигом, то должно нам крайне смиряться перед Господом, чтобы Он, ведающий немощь нашу, покрывал нас десницею Своею и хранил; ибо, если вознесемся гордостью, Он отнимет покров Свой от нас, и мы погибнем (прп. Антоний Великий, 89, 135).

***

Божественная помощь, надежда, кротость, благая совесть, отвержение своей воли (и понуждение себя ко всему благому) суть признаки смиренномудрия... (прп. авва Исаия, 59, 40).

***

...Смирение не имеет даже языка, чтобы сказать о ком, что он нерадив или горд; не имеет очей, чтобы замечать чужие погрешности; не имеет ушей, чтобы слышать то, что не приносит пользы душе... (прп. авва Исаия, 59, 56).

***

Смирение состоит в том, когда человек считает себя грешником, не сделавшим ничего доброго перед Богом (прп. авва Исаия, 59, 109).

***

Могущий сносить жесткое слово (человека) грубого и неразумного, ради Бога и ради мира помыслов, — сей наречется сыном мира (прп. авва Исаия, 89, 371—372).

***

Смирение есть — думать о себе, что ты грешник и ничего доброго не делаешь перед Богом (прп. авва Исаия, 89, 382).

***

...Оставление воли своей для ближнего с разумом есть смирение (прп. авва Исаия, 89, 401).

***

Кто чужд всякого надмения, ничем человеческим не гордится, тот и сердцем сокрушен, и духом смирен (свт. Василий Великий, 5, 266).

***

Смиренномудрие, по определению Апостола, состоит в том, чтобы всех почитать превосходнейшими себя самого (см.: Флп. 2, 3) (свт. Василий Великий, 9, 260).

***

Во всем, что ни сделано нами доброго, душа причины успеха в деле должна приписывать Господу, нимало не думая, чтобы она в чем-либо добром успевала собственною силою. Ибо таким расположением, обыкновенно, производится в нас смиренномудрие (свт. Василий Великий, 9, 355).

***

...С большим тщанием надобно... смирять себя для очищения души и не допускать в нее того, что ненавистно Богу. Ибо в смиренной душе обитает Отец, и Сын, и Святой Дух (прп. Ефрем Сирин, 30, 50—51).

***

Высокоумие во всякое время домогается чести, а смиренномудрие в славе не превозносится, и в бесславии не беспокоится, потому что ожидает награды от Господа (прп. Ефрем Сирин, 30, 156).

***

Признак смиренномудрия — обеими руками удовлетворять потребности брата так, как бы и сам ты принимал пособие (прп. Ефрем Сирин, 30, 175).

***

Если двое новоначальных живут со старцем: кто из двоих больше перед Господом? — Тот, кто смиряет себя перед братом своим в страхе Божием (прп. Ефрем Сирин, 30, 206).

***

Смиренный не унижается в лишении и бедности и не оказывается надменным в благоденствии и славе, но постоянно пребывает в той же добродетели (прп. Ефрем Сирин, 30, 401).

***

Смиренный всеми силами стремится к благоговению (прп. Ефрем Сирин, 30, 401).

***

Смиренный почитает не только высших, но и низших себя (прп. Ефрем Сирин, 30, 401).

***

Смиренный не установляет собственной своей воли, прекословя истине, но повинуется истине... Смиренный не клевещет брату на брата (это сатанинское дело), но служит для них миротворцем, не воздавая злом за зло (прп. Ефрем Сирин, 30, 401).

***

Смиренный не завидует успеху ближнего, не радуется его сокрушению, а, напротив того, радуется с радующимися и плачет с плачущими (прп. Ефрем Сирин, 30, 401).

***

...Смирен же тот, кто делами проповедует добродетель (прп. Ефрем Сирин, 30, 401).

***

Смиренный не упрямится и не ленится, хотя бы и в полночь позвали его на дело... (прп. Ефрем Сирин, 30, 401—402).

***

Смиренный не знает ни досады, ни лукавства, но с простотою и непорочностию служит Господу во святыне, в мире и в радости духовной. Смиренный не упивается вином, не предается чревоугодию, боясь заповеди Господней... Смиренный ненавидит самолюбие, почему не домогается первенства... (прп. Ефрем Сирин, 30, 402).

***

...Плод страха Господня — смирение. Смирение же обнаруживается не в уничижении только перед старшими, но и в присвоении чести младшим (прп. Ефрем Сирин, 31, 295).

***

Отличительные черты и признаки человека, имеющего истинное смирение, суть следующие: почитать себя грешным паче хорошего перед Богом, укорять себя во всякое время, на всяком месте и за всякое дело, никого не хулить, и не находить на земле человека, который был бы гнуснее, или грешнее, или нерадивее его самого, но всех всегда хвалить и прославлять, никого никогда не осуждать, не уничижать и не оклеветывать, во всякое время молчать и без приказания или крайней нужды ничего не говорить; когда же спросят, и есть намерение, или крайняя нужда заставляет говорить и отвечать, тогда говорить тихо, спокойно, редко, как бы по принуждению и со стыдом; ни в чем не выставлять себя за меру, ни с кем не спорить ни о вере, ни о другом чем, но если говорит кто хорошо, сказать ему: да; а если худо, отвечать: сам знаешь; быть в подчинении и гнушаться своею волею, как чем-то пагубным; иметь взор поникший всегда в землю, иметь  перед глазами смерть свою, никогда не празднословить, не пустословить, не лгать, не противоречить высшему; с радостью переносить обиды, уничижения и утраты, ненавидеть покой и любить труд, никого не огорчать, не уязвлять ничью совесть. Таковы признаки истинного смирения; и блажен, кто имеет их, потому что здесь еще начинает именоваться домом и храмом Божиим, и Бог вселяется в нем, и делается он наследником Небесного Царства (прп. Ефрем Сирин, 32, 397).

***

...Нет смиренномудрия, чтобы грешнику почитать себя грешником: ибо смиренномудрие состоит в том, чтобы, сознавая в себе многое и великое, не воображать о себе ничего великого... (прп. Ефрем Сирин, 32, 408—409).

***

Вот смиренномудрие — быть высоким по заслугам и унижать себя в уме (прп. Ефрем Сирин, 32, 409).

***

Разве не знаешь, что смирение не столько познается в мелочах (ибо тогда может оно быть только напоказ и иметь ложный вид добродетели), сколько испытывается в делах важных? По мне, смиренномудр не тот, кто о себе говорит мало, при немногих и редко, и не тот, кто униженно обращается с низшим себя; но тот, кто скромно говорит о Боге, кто знает, что сказать, о чем помолчать, в чем признать свое неведение; кто уступает слово имеющему власть говорить и соглашается, что есть люди, которые его духовнее и более преуспели в умозрении. Стыдно одежду и пищу выбрать не дорогую, а дешевую, доказывать смирение и сознание собственной немощи мозолями на коленях, потоками слез, также постничеством, бдением, возлежанием на голой земле, трудом и всякими знаками унижения, но касательно учения о Боге быть самовластным и самоуправным, ни в чем никому не уступать, поднимать бровь перед всяким законодателем, тогда как здесь смирение не только похвально, но и безопасно (свт. Григорий Богослов, 14, 150—151).

***

Иметь смиренномудрие значит не думать о себе и того, чего бы заслуживал... (свт. Григорий Богослов, 16, 339).

***

...Если же ты носишь в совести великое бремя грехов и при этом признаешь себя последним из всех, то ты будешь иметь великое дерзновение перед Богом, хотя еще нет смиренномудрия в том, чтобы грешник считал себя грешником. Смиренномудрие состоит в том, чтобы, сознавая за собою много великого, ничего великого о себе не думать... (свт. Иоанн Златоуст, 44, 544).

***

...Смиренномудрие бывает тогда, когда равный повинуется равному (свт. Иоанн Златоуст, 44, 595).

***

В том-то и состоит истинное смиренномудрие, чтобы смиряться во всем и называть себя меньшим (свт. Иоанн Златоуст, 45, 324).

***

...Смиренномудрие разумею не то, что на словах и на языке, а то, что в сердце, от души, в совести, — что видеть может один Бог (свт. Иоанн Златоуст, 46, 147).

***

Есть много видов смирения; конечно, иногда приобретается смирение путем скорбей, и несчастий, и притеснений от людей. Но истинное смирение бывает тогда, когда мы обращаемся от грехов наших... (свт. Иоанн Златоуст, 48, 823).

***

Смиренный же будет благодарить Бога не за блага только, но и за то, что считается противным; и что бы он ни терпел, он не будет думать, что потерпел незаслуженно. Так и мы, чем более преуспеем в добродетели, тем более станем смирять самих себя, потому что и это составляет великую добродетель (свт. Иоанн Златоуст, 50, 291).

***

...Смиренный не уловляется никакою страстию; его не может возмутить ни гнев, ни любовь к славе, ни зависть, ни ревность. А что может быть выше души, чуждой этих страстей? (свт. Иоанн Златоуст, 50, 670).

***

Ты смиренномудрствуешь, имея высокие заслуги? Смирение нисколько тебе не вредит: в очах Божиих ты остаешься таким, каков ты на самом деле. Если ты смиряешь себя, не ожидая удара судьбы, тогда и уничижение — откуда бы оно тебя ни постигло — не будет для тебя неожиданностью: ты выступишь на борьбу готовым (свт. Иоанн Златоуст, 51, 767).

***

Иные бывают смиренны со смиренными и надменны с надменными; это — не смиренномудрие. Другие бывают не таковы, но относительно каждого лица в разное время наблюдают и смирение, и важность; это преимущественно и есть смиренномудрие (свт. Иоанн Златоуст, 52, 383).

***

Смиренномудрый и при величии своем не думает о себе много, зная свое смирение, а ничтожный и при малости своей много о себе воображает (свт. Иоанн Златоуст, 53, 12).

***

Кто называет себя землею и пеплом, тот высок, потому что говорит это по смиренномудрию; а кто не почитает себя землею и пеплом, но превозносится и высокомудрствует, тот низок, потому что малое почитает великим (свт. Иоанн Златоуст, 53, 12).

***

Не обращайся с одним смиренно, а с другим дерзко; сохраняй смирение со всяким, друг ли он твой, или враг, знатный или ничтожный человек: в этом состоит смирение (свт. Иоанн Златоуст, 54, 85).

***

...Смиренномудрие — когда кто делает это <служит другим> для угождения Богу и уничижается, чтобы  совершить что-либо великое и достойное похвалы (свт. Иоанн Златоуст, 54, 264).

***

Что ж такое смиренномудрие? Смиренно думать о себе; а смиренно думает не тот, кто по необходимости уничижен, но кто сам себя уничижает (свт. Иоанн Златоуст, 54, 267).

***

Когда кто-нибудь, имея возможность думать о себе высоко, думает смиренно, то он смиренномудр. Если же кто, не имея такой возможности, думает смиренно, тот еще не смиренномудр (свт. Иоанн Златоуст, 54, 267—268).

***

Если необходимость заставляет смириться против воли, то это дело не ума и воли, а необходимости; смиренномудрие же потому так и называется, что оно есть усмирение мысли (свт. Иоанн Златоуст, 54, 268).

***

Кто не сознает в себе ничего доброго, скромен в словах, снисходителен, лучше же сказать, признателен, тот... еще не смиренномудр. Кто смиренномудрствует после многих преспеяний, тот умеет вести себя в собственном смысле скромно (прп. Исидор Пелусиот, 61, 17).

***

Смиренномудрие есть не осуждение совести, но признание благодати Божией и Его милосердия (прп. Марк Подвижник, 69, 39).

***

Предел смиренномудрия — решительное забвение своих добрых дел (блж. Диадох, 91, 7).

***

Как душа непознаваема и невидима телесными очами, так и смиренномудрый не познается среди людей (прп. Исаак Сирин, 58, 214).

***

Не всякий безмолвник смиренномудр, но всякий смиренномудрый — безмолвник (прп. Исаак Сирин, 58, 215).

***

...Истинно смиренномудр, кто имеет в сокровенности нечто достойное гордости, но не гордится, и в помысле своем вменяет это в прах (прп. Исаак Сирин, 58, 237).

***

Совершенство смирения в том, чтобы с радостью сносить ложные обвинения (прп. Исаак Сирин, 58, 307).

***

Если хочешь узнать, смиренномудр ли ты, то испытай себя... не приходишь ли ты в смятение, когда тебя обвиняют (прп. Исаак Сирин, 58, 308).

***

Истинное смирение есть порождение ведения, а истинное ведение есть порождение искушений (прп. Исаак Сирин, 58, 367).

***

Человек, достигший того, чтобы познать меру своей немощи, достиг совершенства смирения (прп. Исаак Сирин, 58, 396).

***

Кто в сердце своем приобрел смирение, тот мертв стал для мира и, омертвевший для мира, омертвел для страстей (прп. Исаак Сирин, 58, 412).

***

Кто несмыслен, тот не имеет смирения. И кто не имеет смирения, тот не будет смыслен. Не смиренномудр, кто не мирен; и немирный не смиренномудр... (прп. Исаак Сирин, 58, 416).

***

...Не презирать даяния ближнего есть (дело) смиренномудрия; и должно принимать оное (даяние) с благодарностью, хотя бы оно и было мало и незначительно (прп. авва Дорофей, 29, 189).

***

...Кто соединяет смирение с трудом, тот скоро достигает (цели). Имеющий смирение с самоуничижением также достигнет, ибо самоуничижение заменяет труд. А кто имеет одно только смирение, тот хотя и успевает, но не так скоро. Желающий приобрести истинное смирение отнюдь ни в каком случае не должен почитать себя чем-нибудь. В сем состоит истинное смирение (прп. Варсануфий, 29, 234).

***

Смирение состоит в том, чтобы ни в каком случае не почитать себя за нечто, во всем отсекать свою волю, повиноваться всем и без смущения переносить то, что постигает нас отвне. Таково истинное смирение, в котором не находит себе места тщеславие. Смиренномудрый не должен стараться выказывать свое смирение на словах, но довольно для него говорить: «прости меня» или «помолись о мне». Не должно также самому собою вызываться на исполнение низких дел, ибо и то и другое ведет к тщеславию, препятствует преуспеянию и более делает вреда, нежели пользы; но когда повелят что-либо, не противоречить, а исполнять с послушанием — вот что приводит к преуспеянию (прп. Варсануфий, 29, 235—236).

***

Не тот показывает смиренномудрие, кто охуждает сам себя... но тот, кто, будучи укорен другим, не уменьшает к нему любви (прп. Иоанн Лествичник, 57, 145).

***

Когда начнет в нас процветать священный грозд смирения, тогда мы, хотя и с трудом, возненавидим всякую славу и похвалу человеческую, отгоняя от себя раздражительность и гнев (прп. Иоанн Лествичник, 57, 163).

***

Кто с добродетелью смиренномудрия соединился браком, тот кроток, приветлив... милосерд, паче же всего тих, благопокорлив, беспечален, бодр, неленостен... бесстрастен... (прп. Иоанн Лествичник, 57, 165).

***

В том, кто совокупляется со смирением, не бывает ни следа ненависти, ни вида прекословия, ни вони непокорства, разве только где дело идет о вере (прп. Иоанн Лествичник, 57, 165).

***

Если помысл наш уже не хвалится природными дарованиями, то это знак начинающегося здравия... (прп. Иоанн Лествичник, 57, 166—167).

***

...Если в истинном чувстве души будем думать, что каждый ближний наш превосходнее нас, то милость Божия недалека от нас (прп. Иоанн Лествичник, 57, 168).

***

...Глубочайшего смиренномудрия признак, когда человек ради уничижения в некоторых случаях принимает на себя такие вины, каких и нет в нем (прп. Иоанн Лествичник, 57, 170).

***

Птицы боятся и вида ястреба, а делатели смирения — и гласа прекословия (прп. Иоанн Лествичник, 57, 171).

***

Смиренномудрый всегда гнушается воли своей, как погрешительной, даже и в прошениях своих ко Господу... (прп. Иоанн Лествичник, 57, 172).

***

...Для смиренного тягость и жало — верить самому себе: как гордому трудно последовать словам и мнению других (прп. Иоанн Лествичник, 57, 172).

***

Боящийся Господа имеет смиренномудрие всегдашним своим собеседником, и по его напоминаниям восходит к любви и благодарению Бога (прп. Максим Исповедник, 91, 169).

***

...В <смирении> — мудрость, разум, благоговение, воздержание, безмолвие, и всякое другое добро и есть, и видится, и славится (прп. Феодор Студит, 92, 89).

***

Истинное боговедение с богобоязненностью рождают смиренномудрый нрав, а смиренномудрие порождает нрав кроткий; кротость же и смирение, в нрав обратившиеся, приближают к Богу. Эти две добродетели слияны одна с другой и показывают человека богобоязненного, и по мере смирения и кротости, в какой имеет их богобоязненный человек, явно бывает, сколько близок он к Богу, как, напротив, гордость и гневливость показывают, как далек человек от Бога (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 272).

***

...Кто имеет смирение, тот все скорбное переносит с радостью, и сердце его нимало не уязвляется... Смирен и тот, кто хотя уязвляется немного... но не допускает себя до смущения и за это малое чувство уязвления сердца оскорблением, т. е. что опечалился немного, а не с радостью принял случившееся, осуждает себя и укоряет; и, вошедши в келью свою и себя самого рассуждая, сокрушается и плачет, и, припадая к Богу, исповедуется Ему как бы погубивший все труды свои (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 204).

***

Если бы мы имели смирение, то не презирали бы рабов Божиих (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 233).

***

Одобрение миром смиреннословия уже служит осуждением ему. Господь заповедал совершать все добродетели втайне, а смиреннословие есть вынаружение смирения напоказ человекам (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 314).

***

Смирение не видит себя смиренным. Напротив того, оно видит в себе множество гордости... (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 536).

***

Смирение никогда не гневается, не человекоугодничает, не предается печали, ничего не страшится (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 539).

***

Смириться — значит сознать свое падение, свою греховность, по причине которых человек сделался существом отверженным, лишенным всякого достоинства... (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 27).

***

<Смиренномудрие> есть правильное понятие человека о человечестве: следовательно, оно есть правильное понятие человека о самом себе... (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 170).

***

Смирение есть Христов образ мыслей и тот сердечный залог, происходящий от этого образа мыслей, которыми умерщвляются в сердце и извергаются из него все страсти (свт. Игнатий Брянчанинов, 42, 358).

***

...Простота есть неразлучная черта смирения, почему, когда нет простоты, нет и смирения (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 87).

***

Главная черта смирения — чувствовать, что я ничто и если есть что, все то Божие (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 87).

***

Чувство благодарения за внутреннее добро, с помощью Божией, есть тоже проявление смирения как самоуничижение за свое худо (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 84, 64).

 

Система Orphus Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter


<<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>>