<<<   БИБЛИОТЕКА   >>>


Сокровищница духовной мудрости

ПОИСК ФОРУМ

 

Страдания

...Если пострадаю, буду отпущенником Иисуса и воскресну в Нем свободным (сщмч. Игнатий Богоносец, 94, 292).

***

Никакой пользы не принесут мне удовольствия мира, ни царства века сего. Лучше мне умереть за Иисуса Христа, нежели царствовать над всею землею (сщмч. Игнатий Богоносец, 94, 293).

***

...Кто не может потерпеть чувственную смерть за Христа, как Он потерпел ее (за нас), тот должен, по крайней мере, потерпеть ее мысленно — произволением, и будет он мученик совестью, когда не станет покоряться борющим его демонам или хотениям, но побеждать их, как святые мученики и преподобные отцы, из которых одни чувственно, а другие мысленно были мучениками (сщмч. Петр Дамаскин, 74, 149).

***

Насколько кто сострадает и подражает Христу в нищете Его, вкушая страданий и поношений Его, которые Он претерпел ради нас прежде распятия и погребения, настолько делается близким Ему и соучастником славы Его... (сщмч. Петр Дамаскин, 75, 38).

***

...Почти всякое здешнее злострадание приобретает нам вечные блага (свт. Василий Великий, 6, 251).

***

Надобно знать и исповедовать, что от Бога даются всякий благий дар и терпение самых страданий за Христа (свт. Василий Великий, 7, 361).

***

Всему должно радоваться, что ни постраждешь, даже до смерти, за имя Господне и заповеди Господни (свт. Василий Великий, 7, 374).

***

Христос — жизнь наша и спасение душ наших. Посему кто страждет за Христа, тот страждет за свое спасение и за жизнь свою (прп. Ефрем Сирин, 31, 208).

***

...Изменяется тело человеческое различными страданиями. Члены его делаются враждебными между собою, потому что сам человек бывает в противоборстве с друзьями; а сие противление учит его приобретать единомыслие и мир с ближними (прп. Ефрем Сирин, 31, 450).

***

...Посланы ли меч, или голод, или язва, или смерть, или другое что кажущееся скорбным, все сие посылается на землю для уцеломудрения и исправления, чтобы люди устремили ум свой к благочестию, потому что каждое поколение имеет нужду во вразумлении Господним посещением. Если и среди страхов иные остаются нечувствительными в деле благочестия, то, ежели вовсе не будет посещения Господня, не тем ли паче совратятся умом в безбожие и погибель? (прп. Ефрем Сирин, 32, 43).

***

...Поелику не предаются... <мудрые> смеху и радостям мира сего, то за страдания свои награждены будут райскими радостями и блаженством (прп. Ефрем Сирин, 33, 200).

***

Слово Господне благовествовало нам, что не имеет жизни в себе, кто не страждет ради Господа (прп. Ефрем Сирин, 33, 530—531).

***

...Страдать за Христа... самое блаженное дело, не только по причине будущих воздаяний, но и по причине настоящей славы и свободы, какую <мученики> приобрели себе своими бедствиями (свт. Григорий Богослов, 12, 115).

***

...Удивительно ли, что святые подвергаются страданиям? Сие нужно или для очищения даже малой нечистоты, или для испытания в добродетели и для искуса в  любомудрии, или для назидания более немощных, чтобы из примера их научались терпению и не унывали в страданиях (свт. Григорий Богослов, 13, 126—127).

***

...Любомудрие делается от страданий мужественнее и твердеет в бедствиях, как раскаленное железо в холодной воде (свт. Григорий Богослов, 13, 285—286).

***

...Страдать со Христом и за Христа вожделеннее, нежели наслаждаться с другими (свт. Григорий Богослов, 15, 177).

***

Перейди же отсюда к божественной борьбе моих подвижников; и ты, услышав или припомнив о них, придешь в ужас. С какими бесчисленными опасностями возрастили досточтимое и новое таинство Христово мы, удостоившиеся именоваться от Христова имени! Зависть многократно воспламеняла против нас многих врагов и гонителей Слова — этих дышащих яростью, свирепых зверей. Но мы никогда не уступали господствующей силе времени. Напротив того, если и оказывалось сколько-нибудь беспечности во время мира, если и оказывался кто худым в чем другом, то в этом все были укреплены Богом, горя пламенною ревностью, выдерживали дерзость врагов, побеждаемые со славою. Никто не ищет спасения с таким удовольствием, с каким шли мы на сии прекрасные опасности. Иной, как забаву, встречал огонь, меч, земные пропасти, голод, удавление, кровожадных зверей, растягивание и  вывертывание составов, избодение очей, жжение, расторжение, терзание членов, холод, погружение в глубину или во мрак, свержение с высоты, продолжительное зрение разнообразных мучений; а последнее (говорю это знающим) хуже всех злостраданий; потому что, когда страдание доведено до крайней его степени, тогда прекращается уже страх; непрестанно же ожидать — значит непрестанно страдать и вместо одной смерти умирать многими мучительными смертями. Не стану говорить об изгнаниях, об отнятии имуществ, о том, что надобно терпеть сие в глазах мужей, жен, товарищей, детей, друзей, что самого мужественного делает малодушным. И за что терпеть? Может быть, за один слог. Что говорю: за слог? За одно мановение, которое, послужив знаком отречения, могло бы спасти, хотя ко вреду. Короче сказать: мы стояли за Бога; а предавший Бога не может уже найти другого. Но к чему распространяться? Возведи очи свои окрест, обозри целую вселенную, которую объяло теперь спасительное Слово, привязавшее нас к Богу и соединившееся с нами через страдания, — соединение дивное и превысшее в Божиих законах! Сию-то вселенную, всю почти, осиявают, как звезды, открытыми алтарями, высоковерхими престолами, учениями, собраниями, стечениями целых семейств, песнопениями достойными подвигов, осиявают сии достославные победоносцы Закланного. И так велико благоговение к истине, что малая часть праха, какой-либо остаток давних костей, небольшая часть волос, отрывки одежды, один признак каплей крови иногда достаточны к чествованию целого мученика; даже месту мощей дается наименование: святые мощи, и оно получает равную силу, как бы находился в нем целый мученик. Чудное дело! Думаю, что одно воспоминание спасает. Что еще сказать о невероятном избавлении от  болезней и от демонов при гробницах, которые удостоились некогда вмещать в себя драгоценные мощи? И они отражают нападения духов. Таковы чудеса моих подвижников! (свт. Григорий Богослов, 16, 144).

***

Чем сильнее меня угнетают, тем более приближаюсь к Богу; страдания теснее соединяют меня с Богом; это для меня — преследующее воинство врагов, которое заставляет укрыться в стены (свт. Григорий Богослов, 16, 194).

***

...Желаю, чтобы ты и в самом страдании любомудрствовал, теперь-то особенно очистил свою мысль, показал, что ты выше уз и почитаешь болезнь наставлением в полезном, а это значит, что презираешь тело и все телесное, все, что скоротечно, непостоянно и скорогиблюще, всецело предаешься горнему, вместо настоящего живешь будущим, обращая здешнюю жизнь, как говорит Платон, в помышление о смерти, и по мере сил отрешая душу от тела, или, говоря по Платонову, от гроба. Если так любомудрствуешь и такое имеешь расположение духа... то и сам себе окажешь весьма великую пользу, и у нас отнимешь причину скорбеть о тебе, и многих научишь любомудрствовать в страданиях, а сверх того немалую получишь выгоду (если об этом заботишься сколько-нибудь), заставив всех удивляться тебе (свт. Григорий Богослов, 17, 279—280).

***

Не спрославились еще мы со Христом, потому что не страждем с Ним (прп. Макарий Египетский, 67, 187).

***

...Славен не тот только, кто терпит что-либо за Бога, но и тот, кто страждет неправедно, и переносит это мужественно, и благодарит Бога за таковое попущение... (свт. Иоанн Златоуст, 45, 90).

***

...Бог не оставляет человека, когда попускает ему страдать, но желает увенчать его и сделать более славным (свт. Иоанн Златоуст, 45, 287).

***

...Не только наносимые телу удары, но и страдание души приносит неизреченные венцы, и душевное страдание даже больше, чем телесное, если поражаемые переносят с благодарностью (свт. Иоанн Златоуст, 46, 591).

***

...Вознаграждения назначены не только за добродетели, но и за страдания, и вознаграждения очень великие, и за страдания не меньшие, чем за добродетели, а скорее иногда даже большие... (свт. Иоанн Златоуст, 46, 598).

***

...Страдания плоти служат и блестящим венцом для праведных, сияющим гораздо светлее солнца, и величайшей очистительной жертвой для согрешивших (свт. Иоанн Златоуст, 46, 616).

***

...Подобно тому, как огонь делает золото более чистым, когда соединится с ним, так и страдание, нападая на  золотые души, делает их более чистыми и испытанными (свт. Иоанн Златоуст, 46, 648).

***

Некоторые, потерпев наказание здесь, хотя и не избегнут тамошнего мучения, однако же потерпят наказание более легкое, уменьшив великость тамошних мучений здешними страданиями (свт. Иоанн Златоуст, 47, 243).

***

Страдание для того и было допущено, чтобы страждущие сделались более исправными и любомудрыми (свт. Иоанн Златоуст, 48, 356).

***

...Великое дело — благодарность, любомудрие, терпение среди таких страданий; это — высшая добродетель. За то и Иов был увенчан (свт. Иоанн Златоуст, 48, 399).

***

Если Тот, Кто знает ваши страдания и может отвратить их, однако же не отвращает, то, без сомнения, потому, что промышляет и печется о вас (свт. Иоанн Златоуст, 50, 93).

***

Когда ты показываешь в злостраданиях кротость, то вся победа Ему <Христу> принадлежит; а когда сам нападаешь и сражаешься, помрачаешь победу (свт. Иоанн Златоуст, 50, 363).

***

Кто страдает несправедливо и переносит великодушно, тот приобретает через это большее дерзновение у Бога (свт. Иоанн Златоуст, 50, 433).

***

...Многие соблазняются, когда видят некоторых угодных Богу людей в каком-либо бедствии, когда видят, например, что они подверглись болезни, или бедности, или чему-нибудь другому подобному; а того не знают, что такие страдания свойственны тем, которые особенно любезны Богу (свт. Иоанн Златоуст, 51, 412).

***

...Для того Он <Бог> попустил им <праведным> страдать, чтобы и Свою силу явить через это во всем свете, и их этими страданиями научить во всем любомудрствовать... Чтобы они, вместо великих страданий, пользуясь беззаботною жизнью, не сделались порочными, Он попускает им претерпевать скорби: скорбь есть великое благо (свт. Иоанн Златоуст, 52, 157).

***

Когда кто страдает для венцов, тогда не скорби, как, например, <апостолы> Павел или Петр; но когда кто терпит достойное наказание, тогда плачь, тогда скорби. Так поступали и пророки (свт. Иоанн Златоуст, 52, 381).

***

...Когда видишь, что кто-нибудь подает милостыню и совершает множество других добрых дел и таким образом сокрушает силу диавола, а между тем подвергается искушениям и бедствиям, не смущайся этим; потому он и подвергается искушениям и бедствиям, что сильно поражает диавола. Но для чего, скажешь, Бог попускает это? Для того, чтобы он удостоился больших венцов, а диавол получил сильнейшее поражение. Подлинно, когда он, делая добро и испытывая зло, за все благодарит Бога, тогда диавол и поражается (свт. Иоанн Златоуст, 53, 442).

***

Нет ничего лучше злострадания ради Христа. Я не столько ублажаю <апостола> Павла за то, что он был восхищен в рай, сколько за то, что был ввергнут в темницу (свт. Иоанн Златоуст, 54, 66).

***

Видишь ли, что страдание за врагов есть благоухание приятное и жертва угодная? Хотя бы ты и умер, и тогда будет жертва: вот что значит подражать Богу (свт. Иоанн Златоуст, 54, 144).

***

...Можно не радоваться среди страданий, когда кто страдает за грехи, но можно и веселиться среди бичеваний, когда кто страдает за Христа (свт. Иоанн Златоуст, 54, 479).

***

...Когда злосчастных, и уничиженных, и перенесших тысячи страданий и сохранивших веру Он <Бог> сподобит такой <неизреченной> славы, тогда обнаружится сила Его, — потому что хотя здесь верующие были, по-видимому, Им оставлены, однако там удостоятся великой славы. В этом-то особенно открывается вся слава и сила Божия (свт. Иоанн Златоуст, 54, 590).

***

О, какая честь быть воином Христовым! Вспомни, насколько важным считается у воинов находиться под начальством земных царей. Если же царскому воину свойственно переносить страдания, то не переносить страданий недостойно воина. Итак, не должно скорбеть, если терпишь страдания, — это ведь свойственно воину, — но следует скорбеть, если не терпишь их (свт. Иоанн Златоуст, 54, 780).

***

...Страдания — совершенство и средство ко спасению... Терпение страданий не есть знак отверженных (свт. Иоанн Златоуст, 55, 42).

***

...Страдающий за кого-нибудь не ему только приносит пользу, но и сам становится славнее и совершеннее (свт. Иоанн Златоуст, 55, 42).

***

...Не будем скорбеть, когда видим здесь грешников благоденствующими, и когда сами страждем, будем радоваться, потому что это изглаждает наши грехи (свт. Иоанн Златоуст, 55, 56).

***

Вожделеннее для меня пострадать за Христа, чем удостоиться чести от Христа (свт. Иоанн Златоуст, 55, 654).

***

Если бы нужно было каждодневно претерпевать тысячи смертей, даже самую геенну, за то, чтобы видеть пришествие Христа в славе Его и сопричислиться к хору святых, то неужели не следовало бы перенести все это?., (свт. Иоанн Златоуст, 55, 701).

***

Если не хочешь злострадать, не хоти и зло делать, потому что то первое неотступно следует за этим последним. Что кто сеет, то и пожнет. Так, когда мы, добровольно сея зло, против воли пожинаем (скорбное), то должны дивиться в сем правосудию Божию (прп. Исихий Иерусалимский, 90, 179).

***

Смирение и злострадание (подвижнические телесные лишения) освобождают человека от всякого греха, — то душевные отсекая страсти, а это — телесные (прп. Исихий Иерусалимский, 90, 182).

***

Слово Божие, соделавшись истинным человеком, в действительности исполнило все человеческое. Так и во время страданий отрекается от чаши, показывая, что надлежит не вдаваться самому в опасности, но когда настали они, встречать их терпеливо. Ибо и Христос отрекался от  Креста еще уготовляемого, но осужденный на Крест, подъяв его на рамена, восшел на него как победитель (прп. Исидор Пелусиот, 60, 170).

***

Как апостолы, укрепившись мужеством и великодушием и оградившись Божественною помощью, когда выдерживали столько браней, достаточным для себя утешением имели самый повод к подвигам, потому что все, что потерпели, не за свою, но за Господню терпели они славу, почему не вредила им и зависть, всегда причиняющая мучения добрым; так и мы, когда страждем, не за собственное свое неискусство, но за благочестие и правду, не должны смущаться. Ибо к украшению нашему, и прежде будущих венцов, достаточно самого повода к подвигам (прп. Исидор Пелусиот, 60, 319).

***

Великие преуспеяния обыкновенно с великими, а самые большие с наивеличайшими совершаются трудами; посему не думай, что, делая что-либо маловажное и ни к чему не годное, достигнешь самых великих наград, и не надейся, избрав безопасную и изнеженную жизнь, отличиться в первых рядах дружины. Победителем провозглашается, кто был в опасностях и воздвиг победные знамения. Если кто и жизнь кончит на брани, то нескончаемым пребудет в памяти и примет награды более нежели человеческие. Мужественный же вождь Христова воинства и страдания за Христа признает венцами, говоря: Вам дарова Бог не токмо еже в Него веровати, но и еже по Нем страдати (ср.: Флп. 1, 29), т. е. не упоминая о будущих благах, самые страдания, посредством которых входим в общение с Владыкою, суть самые великие награды и прекраснейшие венцы (прп. Исидор Пелусиот, 62, 8—9).

***

Если нисколько не страдать в настоящей жизни — выше жребия человеческого, то лучше страдать несправедливо, нежели справедливо. Ибо одно свойственно любомудрым, а другое — злодеям, одно — благоискусным, другое — делающим на удачу; и одно служит причиною венцов, а другое — воздаянием за грехи, одно делает должником Бога, другое есть уплата долгов (прп. Исидор Пелусиот, 62, 304—305).

***

Одних и тех же страданий не одни и те же непременно корни, и не все наказания имеют здесь началом грехи. Напротив того, одни наказываются за грехи, а другие страждут для испытания, чтобы одни несли казнь, другие показали опыты добродетели (прп. Исидор Пелусиот, 62, 313-314).

***

...Мы, справедливо возводя душевное око к иному состоянию жизни, в точности знаем, что любители добродетели, когда жестоко страждут, достойны не оплакивания, но ублажения и прославления, потому что через сие уготовляются им блистательнейшие венцы славы (прп. Исидор Пелусиот, 62, 359).

***

Никто не может причинить вред верной душе; но все, что ни постраждет она, вменится ей во благо (прп. Зосима, 91, 119).

***

Если кто потерпит какое-либо посрамление за истину Христову, то он во сто крат прославится от многих (прп. Марк Подвижник, 69, 14).

***

Как за сеющими в слезах следуют рукояти радования, так и за злостраданием ради Бога последует радость... (прп. Исаак Сирин, 58, 277).

***

Если душа не вкусит с ведением страданий Христовых, то не будет иметь общения со Христом (прп. Исаак Сирин, 58, 295).

***

Святые если и страдают, то страдают за имя Божие, или для того, чтобы обнаружились добродетели их на пользу многим, или для того, чтобы умножились их венцы и награда их от Бога (прп. авва Дорофей, 29, 94).

***

Всякий грех делается для сласти; всякое же прощение бывает ради злострадания и печали (авва Фалассий, 91, 301).

***

Если Бог страждет плотию, быв человек, то кто не порадуется, когда страдает, имея Бога соучастником в страдании? Ибо спострадание Ему виновно бывает Царствия. Истинен сказавший: с Ним страждем, да и с Ним прославимся (Рим. 8, 17) (прп. Максим Исповедник, 91, 251).

***

Страждущий за попрание Божией благодати, если познает цель врачующего его Божественного Промышления, то и случившуюся прискорбность с благодарностью приемлет радуясь, и грех, за который наказуется, охотно исправляет... (прп. Максим Исповедник, 91, 261—262).

***

При произвольном злострадании (подвигах самоумерщвления) должно покорно принимать и непроизвольное, состоящее в клеветах, потерях и болезнях. Не приемлющий покорно сих последних, но бывающий недоволен ими и ропотлив подобен тому, кто желает всегда вкушать хлеб свой без соли (прп. Илия Екдик, 91, 427).

***

Многие восходят на крест злострадания (произвольных телесных лишений); но немногие приемлют гвозди его (пригвождают себя на нем навсегда). Многие бывают рабами произвольного послушания; на посрамление же произвольно предают себя только те, которые отрешились от честолюбия (прп. Илия Екдик, 91, 440).

***

Как же думаешь ты быть общником славы <Господней>... когда не хочешь быть общником поносной смерти Его? Поистине всуе подвизаешься ты, если не хочешь истинно взять на себя Креста Христова... (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 460).

***

Тем... которые в следовании Ему <Господу> подвергли свою жизнь опасности, Господь воздает жизнь вечную... Господь Сам Себя предал на смерть за нас; нас же, не ради Себя, но ради нас самих же увещевает быть готовыми на смерть; и показывая, что это именно ради нас самих, Он присовокупляет: Иже бо аще хощет душу свою спасти, погубит ю, а иже погубит душу свою Мене ради и Евангелия, той спасет ю (ср: Мк. 8, 35). Что же означают эти слова: иже бо аще хощет спасти... погубит, и иже погубит... спасет? — Человек сугуб: внешний, имею в виду — тело, и внутренний наш человек, именно — душа. Посему, когда внешний наш человек предаст себя на смерть, этим он губит свою душу, обитающую в нем; когда же за Христа и за Евангелие он таким образом погубит ее, тогда-то воистину спасет и приобретет ее, доставив ей небесную и вечную жизнь, и в всеобщем Воскресении имея ее таковой, благодаря ей и сам, имею в виду — и по плоти, он станет таким же, небесным и вечным. Любящий же свою душу, но по причине любви к привременному этому веку и к тем вещам, которые принадлежат сему веку, не готовый таким образом (т. е. за Христа и Евангелие) погубить ее, нанесет ущерб своей душе, лишив ее истинной жизни, и сам вместе с нею подвергнется каре, предав ее, увы, на вечное мучение. И как бы оплакивая такого человека и показывая весь ужас положения, Всемилостивый Владыка говорит: Кая бо польза человеку, аще мир весь приобрящет, душу же свою отщетит; или что даст человек измену за душу свою (Мф. 16, 26). Ибо не снидет с ним (в гроб) слава его, ни иная какая из почитаемых в веке сем почестей и услаждений, которые он предпочел спасительной (для его души) смерти (за Христа и Евангелие). Какую же вещь он нашел бы среди вещей века сего, которая была бы выкупом за разумную душу, для которой и весь мир не равнозначущ?.. (свт. Григорий Палама, 26, 114).

***

...Страдания на теле, перенесенные ради Христа, и следы, оставленные ими, стали для возымевшего их как бы окнами, пропускающими невечерний свет, и, при сиянии оного света, познаются как дело Божественной красоты или, лучше сказать, сияния, а не отражают неприглядность ран; не говоря уже о том, что они не идут вразрез с бесстрастием, но более принадлежат бессмертию (свт. Григорий Палама, 26, 185).

***

Мученики терпели напасти от человеков... Чем разнообразнее и тяжелее был подвиг их, тем... большее получали дерзновение к Богу. Иноки терпят напасти от злых духов. Чем большие напасти наносит им диавол, тем большую славу они получат в будущем веке от Бога, тем большего утешения они сподобятся от Святаго Духа здесь, во время земного странствования, среди самых страданий своих (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 351—352).

***

Несправедливости от Бога никакие не происходят, но попускаются они Богом — во благо тем, на кого попускаются (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 87, 273).

***

...Всякая неправда и всякая напраслина венец готовят. Но тому, на кого они падают, перетерпеть их надо (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 87, 273).

***

В <Царствие Божие>... нельзя взойти без страданий. Туда дорога одна — крест, произвольный или непроизвольный (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 82, 239).

***

Один праведный пустынножитель, заметив, что его больной ученик частыми вздохами изъявлял нетерпение, сказал ему: «Не малодушествуй, сын мой! Тело твое, изнуренное недугом, может быть спасительным врачевством для твоей души. Если ты по делам твоим подобен железу, то огонь страдания очистит тебя от ржавчины, если же ты — золото, то этот огонь придаст блеска твоей добродетели» (116, 79).

***

Авва Палладий вспоминал: «За восемь месяцев до своего успения авва Вениамин заболел водянкой. Тело его так распухло, что по своим страданиям он стал подобен Иову нашего времени. Епископ Диоскор, бывший тогда пресвитером горы Нитрийской, обратившись ко мне и блаженному Евагрию, сказал: «Пойдите посмотрите на нового Иова, который при такой неисцельной болезни сохраняет необыкновенное благодушие». Придя, мы взглянули на его тело: оно так распухло, что рукой нельзя было обхватить его мизинец. Не в силах смотреть на это, мы отвели свои глаза. Тогда блаженный Вениамин сказал: «Помолитесь, чада, чтобы не сделался болен мой внутренний человек. А от этого тела не вижу вреда». В те восемь месяцев он постоянно сидел на стуле огромной ширины, потому что лечь в постель не мог. И в таком состоянии он еще врачевал других от различных болезней» (101, 38).

***

Авва Петр, ученик аввы Исайи, говорил, что когда он посетил его в болезни и нашел его весьма страждущим, тот, видя печаль о нем, сказал: «Что это за страдание, когда есть надежда на упокоение! Но меня объемлет страх при мысли, если я отвержен буду от лица Божия, и никто уже не явится на помощь мне, и не будет надежды на упокоение» (98, 41).

***

Когда святой великомученик Феодор Стратилат был распят на кресте и, кроме того, терпел еще и другие мучения, то, изнемогая и духом, и телом, наконец воскликнул: «Господи, Господи, Ты мне предрек, что Ты со мной, зачем же ныне оставил меня? Вот пришло время помощи! Помоги мне, поскольку я переношу все эти страдания ради Тебя и из любви к Тебе терплю такое мучение. Укрепи меня, Господи, или возьми мою душу, ибо более не могу терпеть». Сказав это, мученик умолк. Мучитель Ликиний заключил, что святой уже умер и, отдав повеление оставить тело на кресте до утра, ушел с места казни. В полночь же явился Ангел, снял тело святого с креста, облобызал его и сказал: «Радуйся, Феодор, воин Христов! Дерзай и укрепляйся именем Христа, Истинного Бога, Он с тобой. И зачем ты говорил, что Он оставил тебя? Докончи свой подвиг и придешь к Господу взять уготованный тебе венец». Сказав это, Ангел стал невидим, а святой стал хвалить и благодарить Бога (112, 742).

***

Преподобный Антоний Новый за все годы своего пребывания в пустыне не носил обуви. Придя жить в  обитель, он скоро износил одежду и обувь. Между тем наступила зима, Антоний страдал от мороза. Игумен видел это, но не давал ему одежды, желая доставить ему духовную опытность и духовное преуспеяние. Особенно тягостно от мороза было ногам. Братия, видя его в такой нужде и в таком страдании, соболезновали ему: кто подстилал овечью кожу под ноги, кто подавал ему сандалии, чтобы он обулся в них. Но доблестный страдалец и гражданин Вышнего Иерусалима, Антоний ничего не принимал. Он взирал на настоятеля и говорил братии: «Я точно знаю, что отец наш видит мою нужду, и на него возлагаю все мое попечение. Когда Бог возвестит ему, тогда он даст мне нужное за мое смирение». Миновала лютая зима, наступило и прошло лето, потом осень. Антоний оставался полуобнаженным. Игумен не обращал на его нужды никакого внимания. Видя себя в такой наготе и страдании, побежденный бесовскими помыслами, Антоний пришел однажды к игумену и сказал ему: «Владыко! Если монастырь так беден, что не может снабдить меня необходимым, то позволь мне спросить нужное у моих знакомых». Блаженный пастырь, услышав это, отвечал: «Монастырь мой питает всю братию о Христе, неужели тебя одного не может пропитать и одеть? Сначала мы слышали о тебе, что ты подвижник и терпеливо переносишь телесные страдания, теперь же я не вижу в тебе ничего того, о чем все говорили. Ты расточил все свое имение ради Бога, вдался в подвиги и нищету, безмолвствовал в пустыне много лет, терпя доблестно наготу тела и всякую нужду. Придя же к нам, ты оказался малодушным и нетерпеливым. Подвергнувшись ничтожным лишениям с целью духовного образования, ты немедленно начал искать успокоения, подобно проводящим нерадивую жизнь, нисколько не имеющим в виду великое мздовоздаяние Христа, Бога нашего». Страдалец Христов Антоний, выслушивая эти жестокие слова игумена, стоял и молчал, подражая Христову смирению. Осыпав его всевозможными укоризнами и досаждениями, отец прогнал его. Антоний вышел от игумена молча и ежедневно умывал себя слезами, удручая тело различными подвигами (106, 76—77).

***

Некто из старцев был очень болен, страдая внутренним кровотечением. Один брат сделал похлебку, опустил в нее смоквы, принес старцу и просил его вкусить, говоря: «Покушай, это будет очень тебе полезно». Старец посмотрел на него пристально и сказал: «Истину говорю: желал бы я, чтобы Бог попустил мне страдать в этой болезни еще тридцать лет». И не согласился, будучи так серьезно болен, хотя бы немного вкусить приятной пищи (106, 483).

 

Система Orphus Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter


<<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>>