<<<   БИБЛИОТЕКА   >>>


Сокровищница духовной мудрости

ПОИСК ФОРУМ

 

Страсти

Последствия действия страстей

Между помыслами есть много различия во всем, и одни из них безгрешны, а другие нет. — Так называемый прилог помысла, т. е. мысль о добром или злом, не заслуживает ни награды, ни порицания. Потом сочетание, т. е. беседа с помыслом, к соглашению с ним или отвержению его, заслуживает похвалу, если оно богоугодно, но малую, также и укоризну, если оно лукаво. После так называемая борьба, или побеждающая, или побеждаемая умом, — приносящая венец или мучение, когда исполнится на деле. Также и сосложение, т. е. преклонение души к явившемуся, соединенное с услаждением, отчего происходит пленение, насильно и против воли увлекающее сердце к исполнению на деле. Когда же страстный помысл долго остается в сердце, то образуется так называемая страсть, которая, привычкою к себе, произвольно увлекает душу и свойственно передает ее исполнению на деле. Такая страсть несомненно подлежит во всех или соразмерному покаянию, или будущей муке, говорит Лествичник, т. е. ради непокаяния, а не ради брани; ибо если бы было так, то без совершенного бесстрастия не могли бы многие получить прощения. ...Однако спастись и примириться с Богом всем возможно. И так разумный (делатель) отвергает лукавый прилог, — матерь зол, чтобы разом отсечь все происходящее от него злое, а благой прилог всегда должно быть готовым обращать в дело, чтобы тело и душа пришли в навык добродетели и освободились от страстей благодатию Христовою. Ибо мы вовсе ничего не имеем, чего бы ни получили от Него, и ничего не можем принести Ему, кроме одного только произволения, не имея которого не находим ни знания, ни силы к деланию доброго. И это есть дело человеколюбия Божия, чтобы мы не подверглись осуждению за праздность, ибо праздность есть напало всякого зла (ср.: Сир. 33, 28)... (сщмч. Петр Дамаскин, 75, 224—226).

***

Если желаем искренно приступить к Создателю нашему, то необходимо нам подвизаться об освобождении душ наших от страстей, по духовному закону. Ибо от наших злых дел, от услаждения страстями, от множества диавольских искушений ослабела наша умная сила, и замерли добрые движения душ наших; мы не можем уже познать красоту (и требования) нашей духовной природы, по причине страстей, в которые впадаем; и нет нам ни от кого спасения, кроме Господа нашего Иисуса Христа... (прп. Антоний Великий, 90, 32).

***

Ведение Бога и страх. Божий суть врачевство против страстей плоти. Почему, когда в душе есть неведение Бога, тогда страсти, оставаясь неисцеленными, портят душу. Она тогда растлевается от живущего в ней зла, как от долговременного вреда. Но Бог не виновен в этом, потому что Он даровал людям ведение и разум (прп. Антоний Великий, 90, 90).

***

Всех страстей спутник есть печаль (прп. авва Исаия, 60, 94).

***

Если ты немоществуешь страстями, остерегись позволять кому-либо открывать тебе страстные помыслы свои, как верному; ибо такое дело — пагуба для души твоей (прп. авва Исаия, 90, 314).

***

...Если мы побеждаемся страстями — гневом ли, или завистью, или человекоугодием, или тщеславием, или ненавистью, или другою какою страстью, то далеки мы от Бога (прп. авва Исаия, 90, 325).

***

...Греховные страсти и все неразумные движения обыкновенно производят в душах неумолкающую молву и неукротимый мятеж (свт. Василий Великий, 6, 34).

***

...Одинаковое расстройство происходит в душе и от печали, и от страха, и от удовольствия, и от похоти, как скоро рассудок одержим страстью (свт. Василий Великий, 6, 204).

***

...Все, делаемое по страсти, вредит некоторым образом душевной чистоте и препятствует божественной жизни (свт. Василий Великий, 9, 58).

***

...Нечистое зеркало не может принимать в себя отражения изображений; и душе, которая предзанята житейскими попечениями и омрачена страстями плотского мудрования, невозможно принять в себя озарений Святаго Духа (свт. Василий Великий, 11, 79).

***

Ужасен и весьма худ страстный навык: он как бы неразрешимыми узами связывает мысль, и узы сии всегда кажутся мне вожделенными... (прп. Ефрем Сирин, 31, 287).

***

...У кого сердце омрачено бурею помыслов и побеждено страстями, тот и человека не стыдится, и Бога не боится (прп. Ефрем Сирин, 32, 113).

***

Всего крепче благочестие, и всего бедственнее и злосчастнее жизнь, преданная страстям (прп. Ефрем Сирин, 33, 113-114).

***

Болезни не вдруг делаются неизлечимыми, но, получив недоброе начало от нерадения, переходят в безмерное повреждение. И страсти в душе возникают от малой причины, но если не бывают истребляемы, производят безмерную небрежность (прп. Ефрем Сирин, 33, 250).

***

Кто предан пьянству, чревоугодию, блуду и прочим страстям, тот подвергается душевной смерти от сих великих и лукавых страстей... (прп. Ефрем Сирин, 33, 281).

***

Как много разности в ядовитых животных, например, аспиде, скорпионе, драконе; но один у них яд, смертоносный для тех, к которым приближаются; так великое есть различие и между людьми в лукавстве, которым определяется деятельность, свойственная каждому, и в душу, которая входит в общение и сочетание с греховными внушениями, вливающая, например, тщеславие, гнев, лукавство, коварство, братоненавистничество, сребролюбие, блуд. Но одинаковым образом погибает человек от яда ли, чревоугодия или блуда (прп. Ефрем Сирин, 33, 399).

***

Страсти твои <душа> сделали тебя истуканом, погубили тебя и оставили (прп. Ефрем Сирин, 34, 324).

***

...Каждая в нас страсть, когда возобладает, делается властелином порабощенного и, подобно какому-то преобладателю, заняв твердыню души, через самих подчинившихся ей мучит подвластного, наши же помыслы в угодность себе употребляя на свою прислугу. Так раздражительность, гнев, страх, боязнь, дерзость, состояние печали и удовольствия, ненависть, ссора, бесчеловечие, жестокость, зависть, ласкательство, памятозлобие, нечувствительность и все страсти, представляющиеся против нас действующими, составляют список каких-то мучителей и властелинов, как пленника какого, власти своей порабощающих душу (свт. Григорий Нисский, 19, 396).

***

...Кто имеет грубый ум и смотрит долу и преклонился душою к телесным удовольствиям, как животные к корму, живет только для чрева и для того, что в связи с чревом, удалился от жизни Божией, чужд обетования заветов и ничего другого не считает благом, кроме телесных наслаждений: тот и всякий таковой во тьме ходит, как говорит Писание (см.: Ин. 12, 35); потому что делается изобретателем зол в сей жизни, в числе которых заключается и любостяжание, и необузданность страстей, и неумеренность в удовольствиях, всякое любоначалие и стремление к суетной славе и прочее скопище страстей, живущих вместе с человеком; потому что в сих пороках один как бы держится за другой и в кого входит один, в того, как бы влекомые какою-то естественною необходимостью, входят непременно и прочие.

Как в цепи, когда потянут первое звено, прочие не могут оставаться в покое вне кругового сцепления, но звено, находящееся на другом конце цепи, движется вместе с первым, потому что движение по порядку и связи от первого звена проходит через лежащие близ него: так переплетены и соединены между собою и страсти человеческие; когда одна из них возымеет силу, и все прочее скопище пороков входит в душу.

И если нужно описать тебе это злое сцепление, представь, что кто-нибудь по чувству какого-то удовольствия побежден страстью тщеславия; но за тщеславием следует вместе желание приобрести большее; ибо невозможно быть любостяжательным, если не руководи т этою страстью тщеславие. Далее, желание приобретать больше и иметь преимущество перед другими влечет за собою или гнев к равным, или гордость в отношении к низшим, или зависть к высшим; за завистью следует притворство, за ним — озлобление; а за последним — ненависть к людям; конец всего этого — осуждение, оканчивающееся геенной, тьмою и огнем (свт. Григорий Нисский, 24, 312—313).

***

Как телесные раны, быв растравляемы, делаются неудобоисцельными; так и страсти душевные, быв возбуждаемы и раздражаемы, обыкновенно более ожесточаются и принуждают преданных им более грешить; человека невнимательного к себе они склоняют к славолюбию, к надменности и к корыстолюбию, вовлекают в роскошь, расслабление и беспечность и мало-помалу в дальнейшие рождающиеся от них пороки (свт. Иоанн Златоуст, 45, 475).

***

...Не только о том, кто выпил много вина, но и о том, кто питает в душе другую страсть, можно сказать, что он сильно опьянен (свт. Иоанн Златоуст, 45, 742).

***

...О человеке, у которого душа в рабстве и в плену у страстей, несмотря на то что внешний вид его ничего такого не показывает, а (показывает) противное, скажу, что он более всех раб, потому что в нем глубоко гнездится греховная горячка, и насильственная власть страстей утвердилась в самой душе. А кто сбросил с себя эту власть <страстей>, не увлекается злыми пожеланиями и не страшится, не трепещет безрассудно нищеты, и бесславия, и прочих тягостей настоящей жизни, того, хоть он одет в рубище, сидит в тюрьме и закован в цепи, назову начальником, и свободным, и царственнее царей (свт. Иоанн Златоуст, 47, 359-360).

***

Все другие бедствия действуют отвне, а <страсти> рождаются внутри: отсюда и происходит особенно великое мучение. Хотя бы весь мир огорчал нас, но если мы не огорчаем сами себя, то ничто не будет для нас тяжким (свт. Иоанн Златоуст, 49, 16).

***

Страсти нарушают даже отдых, даруемый природой, и совершенно преодолевают силу сна своим жесточайшим насилием (свт. Иоанн Златоуст, 49, 34).

***

...Что несноснее и мучительнее состояния человека завидующего, строящего козни, домогающегося чужой собственности? Эти страсти терзают душу жесточе всякого палача (свт. Иоанн Златоуст, 49, 86).

***

Как пленник, хотя бы он обладал бесчисленными богатствами, по тому самому еще более подвергается нападению всех, так и преданный страстями бывает слабее паутины (свт. Иоанн Златоуст, 49, 249).

***

Страсти, которым мы подвергаемся, делают ум пустым, и потому происходит то, что способность говорить, которою нам следовало отличаться среди прочих, мы изменяем в болтливый нрав неразумных животных (свт. Иоанн Златоуст, 50, 301).

***

Подобно тому как обыкновенный огонь, охватывая вещество влажное и промокшее, разводит густой дым, так точно и сильная пламенная страсть, завладевая вялой и слабой душою, производит большой дым (свт. Иоанн Златоуст, 51, 23).

***

Когда лев сыт, тотчас оставляет попавшееся ему тело. А страсти никогда не насыщаются и не отстают, доколе уловленного ими человека не увлекут к диаволу (свт. Иоанн Златоуст, 51, 47).

***

Быть рабом чрева, быть одержиму страстью к богатству, гневаться, терзать, попирать ногами других, — свойственно не людям, а зверям. Впрочем, каждый зверь имеет, так сказать, свою особенную страсть, и притом по природе, а человек, свергший с себя власть разума, отторгшийся от жизни по Боге, предает себя всем страстям, и делается уже не зверем только, но каким-то чудовищем разновидным и разнохарактерным, и в самой природе своей уже не находит для себя извинения (свт. Иоанн Златоуст, 52, 21).

***

...Преданная страстям душа не может постигать ничего великого и благородного; но, как бы помраченная гноетечением из очей, страдает самой тяжкой слепотой (свт. Иоанн Златоуст, 52, 160).

***

Как силы телесные со временем мертвеют и теряют всякую чувствительность, так и душа, одержимая многими страстями, становится мертвой для добродетели. Тогда, что бы ты ни представлял ей, она ничего не чувствует; хотя бы угрожал наказанием или чем другим, она остается бесчувственной (свт. Иоанн Златоуст, 52, 363).

***

Разве, ты думаешь, не тяжкие узы — грехи и страсти? Ими связываются не только руки, но весь человек (свт. Иоанн Златоуст, 53, 464).

***

...Любовь к деньгам, служение гнусным страстям и всякий вообще грех обыкновенно делают старым всякого совершающего их, а ветхое и состарившееся близко к разрушению (свт. Иоанн Златоуст, 53, 601).

***

...Для христианина не будет никакой пользы, если он, имея веру и дар крещения, окажется подвержен всем страстям; в таком случае и обида будет больше, и стыд сильнее (свт. Иоанн Златоуст, 53, 613).

***

Как бурные ветры, падая на тихое море, возмущают его все с самого дна, так что песок смешивается с волнами, — так и страсти, вторгаясь в душу, превращают в ней все вверх дном и ослепляют ее мыслительную способность, особенно страсть к славе... (свт. Иоанн Златоуст, 55, 850).

***

...Как горячка сначала не особенно сильно мучает жаждой болеющих ею, а когда усилится и повысит жар, заставляет уже испытывать невыносимую жажду, и хотя бы кто-нибудь дал им без меры напиться, он не потушит, а только разожжет жар, так точно бывает и со страстью: если в самом начале, когда она вторгается в нашу душу, мы не воспрепятствуем ей и не заключим перед нею дверей, то, войдя, она причиняет уже допустившим ее неисцелимую болезнь (свт. Иоанн Златоуст, 56, 499).

***

...Страсти, получив начало в бессловесной нашей части, не дозволяют уму действовать словесно и вникать в Божие слово (прп. Нил Синайский, 72, 182).

***

...Страсть, когда приходит в движение, в обладаемом ею держит его рассудок связанным... (прп. Нил Синайский, 73, 94).

***

Когда ослабевает под чревом гнездящаяся страсть, явно, что изнемогает она от оскудения сосуда, под которым таится, т. е. чрева (прп. Нил Синайский, 74, 135).

***

Для чего демонам желается возбуждать в нас своим воздействием чревоугодие, блуд, сребролюбие, гнев, злопамятство и прочие страсти? Для того, чтобы ум, одебелев от них, не мог молиться как должно; ибо страсти неразумной части нашей, начав действовать (пришедши в движение), не позволяют уму действовать разумно (прп. Нил Синайский, 91, 229).

***

Когда видишь, что лежащее внутри тебя пришло в сильное движение и влечет безмолвствующий ум к страсти, то знай, что некогда прежде ум сам был тем занят, привел то в действие и вложил то в сердце (прп. Марк Подвижник, 90, 535-536).

***

...<От> служения чувствам сердце рассеивается, утрачивая в себе услаждение Богом... (прп. Исаак Сирин, 59, 11).

***

...У кого сердце сокрушено страстями, у того ими же и язык приводится в движение... (прп. Исаак Сирин, 59, 48).

***

...Душе быть доступною страстям — полезно для уязвления совести; пребывать же в страстях — нагло и бесстыдно (прп. Исаак Сирин, 59, 304).

***

Кто любит поводы к страстям, гот невольно и нехотя становится подручным и порабощается страстям (прп. Исаак Сирин, 59, 358).

***

Страсти служат преградой сокровенным добродетелям души (прп. Исаак Сирин, 59, 363).

***

...Если у кого-нибудь хотя одна страсть обратилась в навык, то он подлежит муке, и случается, что иной совершает десять добрых дел и имеет один злой навык, то и это одно, происходящее от злого навыка, превозмогает десять добрых (дел). Орел — если весь будет вне сети, но запутается в ней одним когтем, то через эту малость низлагается вся сила его; ибо не в сети ли он уже, хотя и весь находится вне ее, когда удерживается в ней одним когтем? Не может ли ловец схватить его, лишь только захочет? Так и душа: если хотя одну только страсть обратит себе в навык, то враг, когда ни вздумает, низлагает ее, ибо она находится в его руках, по причине той страсти (прп. авва Дорофей, 30, 135).

***

...Душа, находясь в теле сем, хотя и ведет борьбу от страстей, но имеет и некоторое утешение от того, что человек ест, пьет, спит, беседует, ходит с любезными друзьями своими. Когда же выйдет из тела, она остается одна со страстьми своими и потому всегда мучится ими; занятая ими, она опаляется их мятежом и терзается ими, так что она даже не может вспомнить Бога, ибо самое памятование о Боге утешает душу, как и в псалме сказано: помянух Бога, и возвеселихся (Пс. 76, 4), но и сего не позволяют ей страсти (прп. авва Дорофей, 30, 138).

***

...Признаком того, что кто-либо добровольно исполняет страсть, служит его смущение в то время, когда его обличают или исправляют в ней. А без смущения переносить обличение, то есть вразумление, есть признак того, что кто-либо был побежден страстью, или исполнял ее по неведению (прп. авва Дорофей, 30, 190).

***

...Страсти, одна другую рождая и одна другою укрепляясь, низвергают в бездну (прп. Иоанн Лествичник, 58, 94).

***

...Знак совершенного порабощения страстям состоит в том, что человек скоро повинуется почти всему, тайно всеваемому от бесов (прп. Иоанн Лествичник, 58, 244).

***

...Не действуйте по страстям, ибо действующие по страстям умирают вечной смертью (прп. Феодор Студит, 93, 180).

***

...Лучше отдану быть зверям, чем пагубным страстям, потому что там только тело гибнет, а здесь и душа, и тело (прп. Феодор Студит, 93, 483).

***

Что по страсти сделано нами, о том и воспоминания страстьми возмущают душу (свт. Феодор Едесский, 92, 321).

***

...Одна страсть, нашедши в тебе себе место и укоренившись до навыка, в тот же дом приводит и прочие страсти; ибо хотя страсти соперничают одна против другой, равно как и виновники их бесы, но погибели нашей все согласно ищут (свт. Феодор Едесский, 92, 337).

***

Страсть несомненно подлежит или равносильному (противовесному) покаянию, или будущей муке (прп. Филофей Синайский, 92, 418).

***

Ум страстный не может войти в тесную молитвенную дверь, если прежде не оставит сластолюбивых попечений своих о чувственном, но всегда будет лишь мучиться бесплодно, вращаясь в тени его (попечения) (прп. Илия Екдик, 92, 429).

***

...Похоть страстей поистине есть тьма, и совершение постыдных грехов — глубокая ночь... (прп. Симеон Новый Богослов, 79, 68).

***

Пока имеем мы в себе вещества страстей и причины их самоохотно лелеем, не произволяя оттрясти их, до тех пор сила их превозмогает над нами, приемля власть на то от нас же самих (прп. Никита Стифат, 94, 86).

***

Яд жала греха к смерти есть страстный навык душевный; ибо неудобоизменим и неудобопреложим нрав того, кто произвольно окачествовался страстями (прп. Григорий Синаит, 94, 193).

***

...Страстями умертвивший естественные силы душевные, соделывает их бесчувственными к действу и причастию таинств Духа (прп. Григорий Синаит, 94, 200).

***

...Всякая страсть, из-за крайней нечистоты, называется свиноподобной. Свиньями являются те, которые валяются в грязи страстей... (свт. Григорий Палама, 26, 37).

***

...Уму, пока он страстен, невозможно соединиться с Богом. Почему, пока он таков бывает, молясь, не улучает он милости Божией (свт. Григорий Палама, 94, 300).

***

...Мрак страстных помыслов очернил у него <человека> зеркало души, внутри которого должен бы зреться Христос — Умное Солнце (Феолипт, митр. Филадельфийский, 94, 163).

***

Страсти — эти нравственные недуги человека — служат основной причиной развлечения при молитве (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 262).

***

...Смущение и недоумение при открывшемся действии страсти служит доказательством, что человек не познал самого себя (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 524).

***

Если ты подчинился одной страсти, то через подчинение этой одной страсти ты подчинился и всем прочим страстям (свт. Игнатий Брянчанинов, 40, 212).

***

Когда одна какая-либо убийственная страсть возобладает человеком, тогда прочие страсти умолкают в нем, диавол перестает наносить ему брани и искушения... (свт. Игнатий Брянчанинов, 43, 286).

***

Непокой духа и страсти портят кровь — и существенно вредят здоровью (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 154).

***

...Страсть помрачает смысл — и он <человек> не видит и всего безобразия, и всей пагубности подобного поведения (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 84, 106).

***

Больше всего тиранят сердце страсти. Не будь страстей — встречались бы, конечно, неприятности, — но они никогда не мучили бы так сердце, как мучают страсти (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 88, 28—29).

***

...Если построже рассмотреть, то найдем, что и все наши тревоги и боли сердца — от страстей (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 88, 29).

 

Система Orphus Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter


<<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>>