<<<   БИБЛИОТЕКА   >>>


Сокровищница духовной мудрости

ПОИСК ФОРУМ

 

Терпение

Терпение... не только хранит доброе, но и предотвращает злое, благоугождая Духу Святому и прилепляясь к небесному и Божественному, оно, укрепленное своими доблестями, отражает дела плоти и тела, которыми препобеждая и увлекается душа (сщмч. Киприан Карфагенский, 65, 302).

***

...Как терпение есть благо Христово, так, напротив, нетерпение есть зло диавола, и как тот, в ком живет и обитает Христос, является терпеливым, так, напротив, всегда бывает нетерпелив тот, чьим умом владеет непотребство диавола (сщмч. Киприан Карфагенский, 65, 305).

***

Терпение... делает нас угодными Богу, и сохраняет нас для Бога. Оно умеряет гнев, обуздывает язык, управляет умом, хранит мир, поддерживает благочестие, укрощает порыв похоти, смягчает силу гнева, погашает пламень злобы, останавливает насилие богачей, одушевляет бедного в нищете, хранит блаженную непорочность в девах, многотрудную чистоту во вдовах, взаимную любовь между соединенными узами брака. Оно смиряет в счастье, укрепляет в несчастье, соделывает кроткими при обидах и поношениях. Оно учит скоро прощать согрешающим, много и долго умолять, если сам согрешаешь. Оно побеждает искушения, переносит преследования, совершает страдания и мученичества. Оно прочно утверждает основания нашей веры — высоко поднимает ростки надежды. Оно дает направления нашему шествию так, чтобы, идя по стезям терпения Христова, мы могли держаться и пути Христова. Оно соделывает то, что, подражая терпению Отца, мы неизменно пребываем чадами Божиими (сщмч. Киприан Карфагенский, 65, 306-307).

***

...Когда кто-либо переносит все постигающее его с радостию, то, что бы ни случилось с ним, все его успокаивает (сщмч. Петр Дамаскин, 75, 99).

***

Лучше терпением того, что нас постигает, прибегать к Богу, нежели по страху опасностей потерпеть отпадение, впасть в руки диавола и вечное отпадение, точнее же, мучение с ним навлечь на себя. Ибо нам предстоит одно из двух: или потерпеть первое и временное;, или второе и вечное. Праведных же ни одна из обеих опасностей вовсе не касается, ибо они с радостию (переносят) то, что нам кажется злополучием; любят (это) и, как нашедшие время к приобретению, приветствуют искушения и не получают от них язв. Тот обыкновенно не умирает от стрелы, в кого она пущена, но не поразила его, а тот погибает, кто получил от нее смертельную рану (сщмч. Петр Дамаскин, 75, 178—179).

***

Терпение служит укреплением для всех добродетелей. И ни одна из добродетелей без него не может устоять, ибо всякий обратившийся вспять не управлен есть в Царствии Божии (Лк. 9, 62) (сщмч. Петр Дамаскин, 76, 22).

***

Если кто-либо думает, что он причастен и всем добродетелям, но не претерпит до конца (ср.: Мф. 10, 22), то не избежит сетей диавольских и не будет управлен к достижению Царства Небесного. Ибо и те, которые уже здесь получили обручение (жизни вечной), имеют нужду в терпении, чтобы воспринять в будущем совершенную награду за подвиг (сщмч. Петр Дамаскин, 76, 22).

***

...Всякое дело прежде, нежели совершится, с терпением совершается, и совершенное терпением сохраняется, и без него не может устоять, да и не получает конца. Ибо если это дело хорошее, — терпение податель и хранитель его; если же худое — терпение подает (в нем) покой и великодушие, и не попускает искушаемому томиться малодушием, обручением геенны. Ему свойственно умерщвлять отчаяние, умерщвляющее душу. Оно научает душу утешать себя и не унывать от множества браней и скорбей (сщмч. Петр Дамаскин, 76, 23).

***

В мысленной же брани невозможно найти места, где бы ее не было; хотя бы и все творение прошел кто-либо, по куда ни пойдет, везде встретит брань. В пустыне — звери, и демоны, и прочие злополучия и страшилища. В безмолвии — демоны и искушения. Среди людей — демоны и люди искушающие. И нигде нет места без испытаний; потому без терпения и невозможно найти покой. Терпение же происходит от страха и веры и начинается с благоразумия (сщмч. Петр Дамаскин, 76, 24—25).

***

...Хорошо было бы, если бы кто, подобно святым, радовался в искушениях, как боголюбивый; если же мы не таковы, то изберем, по крайней мере, легкое <т. е. терпение> — ради предлежащей необходимости (сщмч. Петр Дамаскин, 76, 26).

***

Терпение есть как бы камень, неподвижно стоящий против ветров и волн житейских, и достигший его не изнемогает при наводнении и не возвращается назад; но и находя покой и радость, не увлекается самомнением, а всегда пребывает одинаковым и в благоденствии, и в злополучии; потому он и пребывает невредимым от сетей врага. Когда встретит бурю, терпит с радостию, ожидая конца; когда и тихая погода бывает, ожидает искушения до последнего издыхания, по слову великого Антония. Такой познает, что в этой жизни отнюдь ничего нет неизмененного, но все проходит, потому он и нимало не заботится о чем-либо земном, но предоставляет все Богу, ибо Он печется о нас (сщмч. Петр Дамаскин, 76, 26—27).

***

Тот же, кто желает наследовать Царство Небесное и не терпит постигающих его (скорбей), оказывается еще более неразумным, <чем непослушное дитя>. Ибо он создан по благодати, получил все существующее и надеется на будущее, вечное соцарствование Христу, удостоившему его, ничего незначащего, стольких и таких даров, чувственных и мысленных, так что и Пречестную Кровь Свою Христос благоволил пролить за него и ничего от него не требует, как только, чтобы он имел произволение принять Его блага, и более ничего. Это составляет Его единственное требование (сщмч. Петр Дамаскин, 76, 31).

***

...От плача и терпения рождается надежда и беспристрастие, от которых — умерщвление себя миру. И если человек будет пребывать в терпении, не отчаиваясь от того, что повсюду видит утеснение и смерть, но познавая, что это ему испытание и (источник) просвещения, и не будет дерзновенным, как бы достигший уже в меру (духовного возраста), то через многие слезы, скорби приходит он в состояние ясно видеть святые страдания Господни и много бывает ими утешаем и считает себя поистине ниже всех, видя, что столько благ изливается на него от благодати Божией (сщмч. Петр Дамаскин, 76, 45—46).

***

...Если подвизающийся пребывает в терпении, не надмеваясь и не отвращаясь от добродетели, то воздвигается и он от умерщвления тела и вещей к познанию существующего, ибо, по слову Апостола, телесными деланиями сраспинается он (Христу) телесно, и душевными — душевно (см.: Гал. 5, 24); потом спогребается Ему умерщвлением чувств и ведением (всего) по естеству и воскресает мысленно, ради бесстрастия, во Христе Иисусе Господе нашем (сщмч. Петр Дамаскин, 76, 69).

***

Когда какая-либо страсть принимает вид добродетели, время и опытность обыкновенно это обнаруживают, и когда опять добродетель уклоняется к страсти, время и опытность обыкновенно различают это через терпение; ибо если последнее не родится в душе от веры, то (она) вовсе не может иметь добродетели (сщмч. Петр Дамаскин, 76, 114—115).

***

Что бы ты ни делал, делай то с терпением, и Бог поможет тебе во всех делах твоих и во всем, что ни случится с тобою (прп. Антоний Великий, 90, 109).

***

Терпение нужно потому, что искушения для нас нужны... Никто без искушений не может войти в Царствие Небесное; не будь искушений, никто бы и не спасся (прп. Антоний Великий, 90, 133).

***

...Постарайся приобрести терпение... ибо терпением побеждается гнев... (прп. авва Исаия, 60, 83).

***

Научись... по причине нищеты не приниматься за худые дела и в самых тяжких злостраданиях не терять надежды, и не сидеть в праздности и бездействии, но прибегать к Богу, Который... подаст тому, кто возопиет к Нему от всего сердца (свт. Василий Великий, 5, 129).

***

...Не тот терпелив, у кого нет необходимого, но тот, кто, не имея недостатка в наслаждении, продолжает терпеть бедствие (свт. Василий Великий, 8, 260).

***

Как <человек> будет упражнять себя в долготерпении, когда нет противящегося его желаниям? (свт. Василий Великий, 9, 98).

***

Подлинно блажен человек, который приобрел долготерпение, потому что и Священное Писание хвалит его, говоря: долготерпелив муж мног в разуме (Притч. 14, 29)... (прп. Ефрем Сирин, 31, 10).

***

Долготерпеливый всегда в радости, в веселии, в восхищении; потому что надеется на Господа (прп. Ефрем Сирин, 31, 10).

***

Долготерпеливый далек от гнева, потому что все терпит (прп. Ефрем Сирин, 31, 10).

***

Долготерпеливый не скоро воспламеняется гневом, не прибегает к оскорблениям, не легко трогается пустыми речами; если обижен, не огорчается; сопротивляющимся не противится; во всяком деле тверд; не скоро вдается в обман, не склонен к раздражению, в скорбях радуется, свыкается со всяким добрым делом; людям, ничем не довольным, во всем угождает; когда приказывают ему, не противоречит; когда делают выговор, не хмурит лица; во всяком случае находит для себя врачевство в долготерпении (прп. Ефрем Сирин, 31, 10).

***

У кого нет долготерпения, тот далек и от терпения, потому что не долготерпеливый удобно совращается с пути, готов к раздражению, скоро разгорячается и начинает ссору; если оскорблен, сам оскорбляет, если обижен, воздает обидой же, спорит о вещах, ни к чему не служащих; дела его и произведения его взвиваются, как листья ветром, он не тверд в словах, быстро перескакивает от одного к другому (прп. Ефрем Сирин, 31, 11).

***

У кого нет долготерпения, тот далек от твердости, потому что в скором времени изменяется. Он не приобрел себе рассудительности, дружится с порочным, делит время с злоязычным, помогает обидчику, не скрывает тайны, всякое слово готов вывести наружу. И что злополучнее этого? (прп. Ефрем Сирин, 31, 11).

***

Блажен тот... кто приобрел терпение, потому что у терпения есть упование, упование же не посрамляет (ср.: Рим. 5, 5) (прп. Ефрем Сирин, 31, 11).

***

Подлинно блажен и трекратно блажен тот, в ком есть терпение. Ибо претерпевый до конца, той спасен будет (ср.: Мф. 10, 22). И что лучше сего обетования? Благ Господь терпящим Его (Наум 1, 7)... (прп. Ефрем Сирин, 31, 11-12).

***

Терпение одно не бывает, но оно требуется во многих добродетелях. Терпеливый достигает всякой добродетели. В скорбях он радуется, в нуждах оказывается благоискусным, в искушениях восхищается. Он готов к послушанию, украшен долготерпением, исполнен любви. За оскорбления он благословляет, в ссорах хранит мир, в безмолвии мужествен, в псалмопении не ленив, к постам готов, в молитвах терпелив, в делах неукоризнен, в ответах прям, в исправлении поручения благопокорен, в жизни рачителен, в оказании услуг любезен, в обращении привлекателен, в общежитии с братством приятен, в совещаниях сладок, в бдениях не угрюм, в попечении о странных старателен, в хождении за немощными предупредителен; первый помощник в затруднительном положении, в мыслях трезвен, во всяком деле добр (прп. Ефрем Сирин, 31, 12).

***

Кто приобрел терпение, тот приобрел упование. Ибо он украшен всяким добрым делом. Почему с дерзновением возопиет ко Господу, говоря: терпя потерпех Господа, и внят ми (Пс. 39, 2) (прп. Ефрем Сирин, 31, 12).

***

Злополучен и жалок, кто не приобрел терпения. Таковым Божественное Писание угрожает горем. Горе, говорит, погубившим терпение (ср.: Сир. 2, 14). И действительно, действительно горе тому, в ком нет терпения. Он возметается как лист ветром, не переносит оскорбления, в скорбях впадает в беспечность. Его легко вовлечь в ссоры. Где нужно терпеть, там он ропщет. Где требуется послушание, там прекословит. В молитвах ленив, в бдениях расслаблен, в постах угрюм, в воздержании нерадив, в ответах медлителен, в делах неисправен, в лукавстве неодолим, в занятиях самоволен, в спорах мужествен, в безмолвии бессилен. Людям, достойным одобрения, он противник, и преуспевающим — соперник (прп. Ефрем Сирин, 31, 13).

***

В ком нет терпения, тот подвергается многим потерям, и не в состоянии стать добродетельным. Ибо терпением течем на предлежащий нам подвиг, говорит Апостол (ср.: Евр. 12, 1). В ком нет терпения, тот чужд всякого упования. Поэтому всякого... умоляю приобрести терпение, чтобы спастись (прп. Ефрем Сирин, 31, 13).

***

С веселием терпели они <святые> это <страдания> (см.: Евр. 11, 35—38), потому что прозирали в те блага, которые уготованы на небесах, иже око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша (1 Кор. 2, 9) (прп. Ефрем Сирин, 31, 71—72).

***

Кто терпеливо переносит, когда его злословят или обижают, тот подобен заключившему льва в зверинце... (прп. Ефрем Сирин, 31, 137).

***

Дарование терпения — от Господа, и любящим Его дарует оное, обладающие им избавятся от многих скорбей (прп. Ефрем Сирин, 31, 140).

***

Нет и меры терпению, если оно растворено смиренномудрием (прп. Ефрем Сирин, 31, 140).

***

Кто нашел путь долготерпения и незлобия, тот нашел путь жизни (прп. Ефрем Сирин, 31, 173).

***

Нет и меры терпению, если только оно срастворено любовию (прп. Ефрем Сирин, 31, 206).

***

Потерпи Господа в день скорби, чтобы покрыл тебя в день гнева (прп. Ефрем Сирин, 31, 210).

***

От того, что не терпим ради Господа быть в подчинении и уничижении, сами себя лишаем утешения праведных (прп. Ефрем Сирин, 31, 216).

***

Каждый должен, сколько нужно, терпеть недостатки ближнего, по упованию на Бога. Но горе тому, кого терпят и он не разумеет сего! (прп. Ефрем Сирин, 31, 495).

***

Будь долготерпелив, чтобы стать сильным и в благоразумии. Долготерпение — прекрасный дар, потому что изгоняет вспыльчивость, гнев и презрительность, приводит же душу в мирное состояние (прп. Ефрем Сирин, 31, 519).

***

...Терпение в искушениях возвеличивает всегда боголюбцев (прп. Ефрем Сирин, 32, 118).

***

...Будем терпеливы, чтобы сподобиться нам свободы праведных, представляя в уме Владыку всяческих, Который нас ради обнища, богат сый, да мы нищетою Его обогатимся (ср.: 2 Кор. 8, 9) (прп. Ефрем Сирин, 32, 131).

***

...Будем терпеть, потому что возложили упование не на человека, который не может спасти, но на Бога, спасающего надеющихся на Него... (прп. Ефрем Сирин, 32, 132-133).

***

...Все святые достигли обетований постоянным и долгим терпением. Поэтому будем каждый день побуждать себя, чтобы и нам с ними наследовать Царство Небесное (прп. Ефрем Сирин, 32, 135).

***

...Мы не терпим и малого злострадания; по неверию нашему удаляется от нас терпение (прп. Ефрем Сирин, 32, 136).

***

...В терпении истины препояшься благоговением, смиренномудрием и терпением (прп. Ефрем Сирин, 32, 153).

***

Если не терпишь заушения и удара, то как понесешь крест свой? Если креста не несешь, то как наследуешь на небесах славу?.. (прп. Ефрем Сирин, 32, 234).

***

Блаженны терпящие дня Господа и возгнушавшиеся прелестью века сего; ибо действительно наследуют они постоянную славу (прп. Ефрем Сирин, 32, 242).

***

Будем подобны наковальням: если и бьют нас, то не покажем на себе от бичей и искушений даже следов расслабления, нерадения и уныния. Принимая на себя удары, подвергаясь гонению, будем побеждать противника терпением (прп. Ефрем Сирин, 32, 530).

***

Мы часто не терпим, чтобы приразилось к нам и слово, произносимое братом; предавая забвению язвы свои, и явные и тайные, ведомые Богу, не можем перенести и снега, падающего из воздуха. Другие, претренные ради Бога, увенчались, а мы, хотя и без мучения можем стать мучениками, делаем противное и остаемся ни к чему непотребными, даже делаемся добычею мысленных оных зверей и лукавых бесов (прп. Ефрем Сирин, 33, 80).

***

Не приходи в нерадение от изнеможения, но имей в виду упование. Ибо где подвиги, там и награды, где брани, там и почести, где борьба, там и венец. Взирая на сие, умащай себя уроками терпения (прп. Ефрем Сирин, 33, 90).

***

Беден и окаянен, кто не приобрел терпения; потому что в ком нет терпения, тот колеблется ветром, не переносит обиды, малодушествует в скорбях, в подчинении — ропотник, в послушании — прекослов, в молитвах ленив, в ответах медлителен, в словопрениях мужествен (прп. Ефрем Сирин, 33, 368).

***

В ком нет терпения, тот терпит много ущерба; таковому нет и возможности прилепиться к добродетели, а, напротив того, достойным одобрения он противится, преуспевающим завидует (прп. Ефрем Сирин, 33, 368).

***

Если, будучи несчастным порождением греха, процветаешь, то знай, что блюдешься для конечных мучений. А если, будучи добродетельным, получишь в удел скорбную жизнь, то знай, что очищаешься, как золото в горниле. Или если, как новый Иов, изнемогаешь телом в борьбе с завистником, то для того, чтобы после подвига получить тебе победный венец. Посему и благоденствуя, не услаждай тем мысли, и в горестях не падай духом, все принимая с христоносным сердцем (свт. Григорий Богослов, 16, 119).

***

Обижай меня, бей, укоряй в подлости рода и нищете, попирай, притесняй; ты не долго будешь наносить мне обиды, а я все терплю для Бога и к Нему обращаю взоры, простираясь мыслью в жизнь последующую, там упокоиваюсь, но не знаю ничего дольнего и таким образом удобно избавляюсь от всякой скорби (свт. Григорий Богослов, 16, 194).

***

...Посрамляется сатана претерпевающими скорби и искушения, и раскаивается в том, что ни в чем не успел (прп. Макарий Египетский, 68, 196).

***

...Мудрый и богатый воцаряются благодатию не иначе, как при терпении, скорбях и многих трудах... (прп. Макарий Египетский, 68, 275).

***

...Кто намеревается соделаться подобным Христу... тому преимущественно надлежит благодушно и терпеливо переносить встречающиеся скорби, будут ли то телесные болезни, или обиды и укоризны от людей, или также и козни от невидимых врагов (прп. Макарий Египетский, 68, 449).

***

Если хотим легко претерпевать всякую скорбь и искушения, то да будет для нас вожделенною и всегда перед очами нашими преднаписуемою смерть за Христа (прп. Макарий Египетский, 68, 453).

***

Душа же благоразумная и в бедствиях, и в скорби не теряет надежды, но владеет, чем обладала, и что ни было бы ей нанесено, среди тысячи искушений, все претерпевая, говорит: «Если и умру, не оставлю Его» (прп. Макарий Египетский, 90, 251).

***

Не указывай мне на такого, который обижен и терпит, ибо случается терпеть и по бессилию; но на такого, который в отношении к равносильным и к тем, кому он мог бы мстить, показал бы терпение... (свт. Иоанн Златоуст, 45, 137).

***

...Если и мы покажем терпение, подобное терпению праведных, если и мы покажем искусство, соразмерное с добродетельною их жизнию, то получим блага, уготованные святым, любящим Бога... (свт. Иоанн Златоуст, 45, 866-867).

***

Если у нас недостает терпения слушать слова о добродетели, то кто поверит нам, что мы подымем самые труды добродетели? (свт. Иоанн Златоуст, 47, 113).

***

...Показав, что терпение скорбей сопровождается славою, знаменитостию и радостию, он <апостол Павел> говорит о другом величайшем их следствии, о некотором величайшем и дивном плоде их... Ведяще, говорит он, яко скорбь терпение соделовает, терпение же искусство, искусство же упование, упование же не посрамит (Рим. 5, 3—5). Что значит: ведяще, яко скорбь терпение соделовает? От этого происходит тот величайший плод, что человек, подвергающийся скорбям, делается более крепким (свт. Иоанн Златоуст, 47, 156).

***

...Не будем никогда падать духом, представляя, сколько пользы от терпения... (свт. Иоанн Златоуст, 47, 164).

***

Имей терпение, чтобы ты был услышан, потому что хотя Бог иногда и отсрочивает подаяние, но делает это не по ненависти и отвращению, а желая медленностию подаяния постоянно удерживать тебя при Себе... (свт. Иоанн Златоуст, 47, 328).

***

Он <Господь> говорит: аще кто ударит тя в десную ланиту, обрати ему и другую (ср.: Мф. 3, 59). Не сказал: только перенеси обиду благодушно и с кротостию, но: пойди еще дальше в любомудрии, будь готов терпеть больше, чем сколько хочется обидчику; великостию твоего терпения победи дерзкую наглость его, пусть он удивится необычайной кротости твоей и с тем отойдет прочь... (свт. Иоанн Златоуст, 47, 362).

***

...Терпение, при надлежащей степени развития, делает своих питомцев испытанными, мужественными и решительно непобедимыми (свт. Иоанн Златоуст, 47, 707).

***

Немаловажное дело — не обращать внимания на тех, которые злословят, насмехаются и Издеваются... (свт. Иоанн Златоуст, 48, 216).

***

Бог не только избавляет от скорби тех, кто старается великодушно переносить посылаемые на них искушения, но и в самых скорбях доставляет такое утешение, что мы совершенно забываем их и получаем великое множество благ (свт. Иоанн Златоуст, 48, 507).

***

...Удостоиться претерпеть что-либо ради Христа — величайшая благодать, венец совершенный и награда, не меньшая будущего воздаяния! Это знают те, которые умеют искренно и пламенно любить Христа (свт. Иоанн Златоуст, 48, 825).

***

...Обижаемые и все великодушно переносящие преклоняют и Бога к милосердию, и всех людей к состраданию им, к похвалам и благорасположению (свт. Иоанн Златоуст, 52, 276).

***

...С чем сообразно, что тогда как Христос претерпел за тебя столь многое, ты часто не переносишь даже слов! Он подвергается оплеванию, а ты украшаешься дорогими одеждами и перстнями, и если не от всех слышишь похвалы, то считаешь и жизнь не в жизнь. Он терпит поношение, переносит насмешки и позорные удары по ланитам; а ты хочешь, чтобы тебя все почитали, и не переносишь поношения Христова (свт. Иоанн Златоуст, 52, 563—564).

***

...Раскаленное железо, опущенное в воду, так скоро не потеряет своей теплоты, как человек вспыльчивый, если встретится с душою терпеливою (свт. Иоанн Златоуст, 53, 68).

***

...Ты хочешь получить блаженство там? Потерпи здесь ради Христа; ничто не может сравняться с этим блаженством (свт. Иоанн Златоуст, 53, 148).

***

Нет ничего постыднее гнева, ничего бесчестнее, ничего ужаснее, ничего неприятнее, ничего вреднее его. Говорю это не к тому, чтобы мы были кротки только в отношении к мужам, но чтобы ты терпел, если бы и жена досаждала тебе словами (свт. Иоанн Златоуст, 53, 151).

***

Но как можно, скажешь, терпеть, когда меня оскорбляют? А как невозможно, скажи мне? Разве слова наносят нам раны? Или (делают) шрамы на теле? Какой же нам от них вред? Нет, если захотим, мы можем терпеть... (свт. Иоанн Златоуст, 53, 433).

***

Он <человек> терпит зло и переносит его великодушно, а это есть великое приобретение; терпение зла заслуживает отпущения грехов, есть подвиг любомудрия, есть училище добродетели (свт. Иоанн Златоуст, 53, 444).

***

Терпение — это корень всех благ, мать благочестия, отпрыск веселия, плод неувядающий, башня непреоборимая, гавань, не тревожимая бурями (свт. Иоанн Златоуст, 53, 941).

***

...Когда мы злостраждем, он <диавол> делается пленником и терпит зло, между тем как хочет сделать его сам (свт. Иоанн Златоуст, 54, 686).

***

Для меня доблестнее терпеть зло за Христа, чем принимать от Него почести. Это — великая честь, это — слава, выше которой нет ничего (свт. Иоанн Златоуст, 55, 66).

***

Если Он <Христос>, соделавшись для меня рабом и ни во что вменивши славу, ничего не считал для Себя столько славным, как распинаться за меня, то чего не должен я претерпеть? (свт. Иоанн Златоуст, 55, 66).

***

...Дивные святые... всегда исполнены великой благодати, а особенно тогда, когда подвергаются опасности за Христа, когда делаются узниками (за Него) (свт. Иоанн Златоуст, 55, 84).

***

Если у тебя нет терпения по отношению к твоему ближнему, то как будет терпеть тебя Бог? (свт. Иоанн Златоуст, 55, 86).

***

Нужно... переносить все с долготерпением, потому что это и значит веровать (свт. Иоанн Златоуст, 56, 99).

***

Стрела же диавола есть порочное пожелание. В особенности гнев — это огонь, это пламень, который схватывает, умерщвляет, сожигает. Но мы будем угашать его долготерпением, воздержанием. Как раскаленное железо, будучи опущено в воду, теряет жар свой, так и гнев, попав в душу человека долготерпеливого, нисколько не вредит долготерпеливому, а, напротив, приносит пользу, так что он становится еще крепче. Ничто не может равняться с долготерпением. Такой человек никогда не оскорбляется; но как адамантовые тела не разбиваются, так и эти души; они выше стрел. Долготерпеливый высок и так высок, что удар стрелы не достигает до него... Будем же приобретать это долготерпение, от которого происходит в сохраняющих его великое благоразумие... (свт. Иоанн Златоуст, 56, 188).

***

...Зло, которому подвергаешься от других, переноси мужественно, потому что терпение — великое оружие в искушениях (свт. Иоанн Златоуст, 56, 249).

***

...Ничто столько не пристыжает делающих зло, как если мы мужественно переносим наносимые (оскорбления) и не мстим ни словом, ни делом; это и нас умудряет, уготовляя нам большую награду, и им приносит пользу (свт. Иоанн Златоуст, 56, 249).

***

...Нужно, в виду венца, который приготовляет Бог для хороших и добрых, быть стойким и кротко терпеть гневающихся (свт. Иоанн Златоуст, 56, 392).

***

Жизнь праведных блестяща; но как она делается блестящею, если не через терпение? Приобрев, возлюби его... как мать мужества... (свт. Иоанн Златоуст, 56, 446).

***

...Тот, кто терпит что-нибудь несправедливо и мужественно переносит обиду, приобретает через это большое дерзновение перед Богом (свт. Иоанн Златоуст, 56, 630).

***

...Блаженного Иова то особенно показало чистым, то прославило, что во время испытания, болезни, бедности сохранил твердый, непоколебимый дух, что принес Богу слова благодарности, принес эту духовную жертву (свт. Иоанн Златоуст, 56, 1027).

***

Ничто не может служить... таким свидетельством о совершенной разумности, как долготерпение (свт. Иоанн Златоуст, 56, 1114).

***

Ничто так не сильно, как долготерпение; такой <т. е. долготерпеливый> не терпит ни от кого бедствия, так как бесстрастен по душе (свт. Иоанн Златоуст, 56, 1121).

***

Ты не должен ожидать своего терпения от добродетели других, т. е. что будто ты приобретешь его только тогда, когда никто не будет огорчать тебя, что, впрочем, не в твоей власти, но лучше приобретай его своим смирением и великодушием, кои в твоей власти (прп. Иоанн Кассиан, 57, 48).

***

...Цель терпения состоит не в том, чтобы гневаться только справедливо, а в том, чтобы вовсе не гневаться (прп. Иоанн Кассиан, 57, 112).

***

...Творец всех Бог, лучше всех зная врачевство для своего творения, и что не в других, а в нас самих заключаются корни зла и причины оскорблений, заповедал не оставлять сообщества братии, не избегать тех, которых мы оскорбили или которые нас оскорбили, а повелел смягчаться, зная, что совершенство сердца приобретается не столько удалением от людей, сколько добродетелью терпения. Если терпение будет твердо укреплено, то может сохранить нас мирными даже и с ненавидящими мир; если же не будет оно приобретено, то постоянно будем в несогласии даже и с совершенными и лучшими нас. Ибо случаи смущений, из-за которых спешим оставить тех, с которыми имеем соотношение, не могут не быть в сообращении с людьми, и потому не избегаем, а только переменяем причины печали, по которым уклоняемся от первых (людей) (прп. Иоанн Кассиан, 57, 116).

***

...Как начало нашего обращения и веры, так и терпение в страданиях даруются нам от Господа (прп. авва Пафнутий, 57, 218).

***

...Терпение, с коим подъемлются находящие искушения, состоит не столько в нашей крепости, сколько в милосердии и утешении Божием... (прп. авва Пафнутий, 57, 220).

***

...Каково то, что мы иногда считаем себя терпеливыми, потому что, оскорбляемые, презираем отвечать, но возмущенным досадною молчаливостию братиям выражаем насмешку движением и действием язвительным, так что молчаливым видом еще более возбуждаем их на гнев, нежели как могли бы раздражить сердитые злословия, и считаем себя менее виновными перед Богом, потому что устами не произнесли ничего такого, что на суде человеческом могло бы навлечь замечание или осудить нас? Как будто у Бога вменяются в вину только слова, а не воля особенно, и вменяется в порок только дело греха, а не желание и намерение, или на суде будет исследовано только то, что всякий сделал словом, а не то, что старался сделать молчанием. Ибо не одно качество причиненного возмущения, но и намерение раздражающего виновно. И потому на праведном суде нашего Судии будет спрошено не то, как возбудилась ссора, а по чьей вине возгорелась, и будет взято в рассмотрение расположение ко греху, а не образ совершения его. Ибо какая разность в том, мечом ли кто сам убил брата, или каким-либо обманом довел его до смерти, когда известно, что тот погиб по его обману или вине? Как будто достаточно не толкать своею рукою слепого в пропасть, тогда как так же виновен и тот, кто наклонившегося и уже падающего в яму презрел, когда мог бы поднять его; или как будто тот один виновен в преступлении, (сто своею рукою поймал кого-либо в сеть, а не тот, кто приготовил или растянул сеть, или по крайней мере не хотел отнять ее, когда мог. Итак, нет никакой пользы молчать таким образом, если мы выказываем молчание для того, чтобы делать молчанием то, что можно было сделать злословием, производя такие действия, которыми и тот, кого следовало бы нам уврачевать, воспламеняется сильнейшим гневом, и мы, сверх всего этого, хвалимся вредом его и погибелью; как будто мы от этого самого не становимся еще виновнее, что захотели приобрести себе славу от погибели брага. Такое молчание одинаково будет вредно тому и другому, потому что как увеличивает скорбь в сердце другого, так не допускает прекратиться и в его собственном <...> Часто притворное терпение сильнее воспламеняет гнев, нежели слово, и лукавая молчаливость превосходит оскорбления колкими словами, и легче переносятся раны врагов, нежели коварные ласки льстецов... (прп. авва Иосиф, 57, 459—460).

***

Не неизвестен нам род безрассудства, который скрывается в некоторых братиях под личиною притворного терпения, для которых мало того, чтобы произвести ссору, они еще подстрекательными словами раздражают, чтобы их ударили; когда получат легкий удар, то подставляют другую часть тела для удара, как будто этим совершеннее исполнят заповедь Евангелия: если кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую (Мф. 5, 39). Они вовсе не знают силы и намерения Священного Писания, потому что думают, что будто они упражняются в евангельском терпении по страсти гнева. Для совершенного пресечения этого запрещается не только взаимное мщение и вызывание на побои, но и повелевается гнев бьющего укрощать перенесением удвоенной обиды (прп. авва Иосиф, 57, 461).

***

Истинного терпения и благодушия ни приобресть, ни сохранить нельзя без сердечного смирения. Если оно будет происходить из этого источника, то не будет иметь нужды ни в пособии кельи, ни в удалении в пустыню. Ибо оно не нуждается во внешних пособиях, когда внутри основывается на добродетели смирения, т. е. родительницы и охранительницы его. Если же мы возмущаемся от оскорблений других, то значит, что в нас нет основания смирения, прочно утвержденного; посему здание наше сотрясается и от малой бури до опасности падения. Ибо не то терпение бывает похвально и удивительно, если неуязвляемо никакими стрелами врагов будет сохранять спокойствие; но то будет славно, когда при нападении на него бури искушений останется непоколебимым. Ибо чем более кто удручается и сокрушается несчастьями, тот тем лучше укрепляется и тем более изощряется, чем более ударов получает. Ибо всякий знает, что терпение состоит в перенесении страданий, и терпеливым должен называться только тот, кто без ропота переносит все наносимые ему оскорбления (прп. авва Пиаммон, 57, 506).

***

...Для приобретения постоянного и твердого терпения надобно постоянно и непоколебимо держаться той мысли, что нам, которым законом Божиим запрещается не только мщение за обиды, но и злопамятность, под предлогом вреда или оскорбления нельзя возмущаться гневом. Ибо какая потеря может приключиться душе важнее, как через внезапное ослепление от возмущения лишившись истинного и вечного света, быть удаленным от созерцания Того, Кто кроток и смирен сердцем? Что, спрашиваю, гибельнее или что безобразнее, как лишиться суждения, правила честности, правой рассудительности и в здравом смысле и трезвому делать то, чего без вины не допустил бы даже и пьяный и лишившийся смысла? Итак, кто взвесит этот и другой, тому подобный, вред от гнева, тот не только все роды ущербов, но и обиды и наказания, какие могут быть нанесены от жестоких людей, терпеливо перенесет, рассуждая, что нет ничего вреднее гнева, драгоценнее спокойствия души и всегдашней чистоты сердца, для которой должны быть пренебрегаемы выгоды не только плотских вещей, но и тех, которые кажутся духовными, если иначе не могут быть приобретены или совершены, как с нарушением этого спокойствия (прп. авва Иоанн, 57, 527).

***

...Мужественно потерпи человека неразумного; ибо приятно сохранять равнодушие при людях не мудрых тому, кто мудр о Господе (прп. Исидор Пелусиот, 61, 187).

***

Кто хочет одержать блистательную победу, тому надлежит не только мужественно переносить оскорбления и обиды, но даже обижающему уступать больше, нежели что хочет он взять, и избытком собственной своей щедрости простираться за пределы лукавого его пожелания. А если кажется это тебе странным, то решение на это принесем с небес и оттуда прочтем этот закон. Не сказал Спаситель: аще тя кто ударит в десную ланиту (Мф. 5, 39), перенеси это мужественно и успокойся (и без заповеди исполняли это иные прославившиеся любомудрием и водившиеся в жизни законом врожденным), но присовокупил повеление — подставлять ударяющему и другую ланиту с готовностью принять удар. Вот блистательная победа! Первое любомудренно, а последнее преестественно и небесно (прп. Исидор Пелусиот, 61, 285—286).

***

...Переноси сие <поношение> великодушно, представляя в уме, что делано было иудеями со Владыкой, когда самая земля содрогалась и колебалась, как бы стараясь убежать, чтобы не видеть того, на что отваживались против Бога, хотя касались плоти (прп. Исидор Пелусиот, 61, 395).

***

Царь всего премирного и земного сошел с небес и принес нам знамения небесного жития, которые и предложил на борьбу, противоположную олимпийским ратоборствам. Ибо там увенчивается кто наносит удары и одолевает, а здесь удостаивается провозглашения кто приемлет и терпит удары. Там за удар воздающий ударом, а здесь подставляющий и другую ланиту восхваляется на ангельском зрелище, потому что победою признается не отмщение, но любомудрие. Новый это закон венцов, потому что новый способ борений (прп. Исидор Пелусиот, 62, 175).

***

Тех, которые не хотят переносить обиды любомудренно, два побуждения должны обратить к любомудрию: первое, что обидчиков ничто так не печалит, как уступчивость обиженных; и второе, что ничем не можно так наказать их, как добродетельным житием... Посему если тот, кто упражняется в добродетели и ведет себя уступчиво, наносит врагам самые решительные удары, то почему же не ценим высоко сих предохранительных оружий? А если кто уделяет прощение низложенным ненавистью, и молится о том, чтобы избавились они от этого безумия, и не только не хочет мстить, но даже оказывает сострадание к отдавшимся в плен пороку, то он действительно умеет... любомудрствовать (прп. Исидор Пелусиот, 62, 220).

***

Большая часть людей невольно терпеть худое почитают величайшим признаком недостатка в мужестве, а произвольно допускать, чтобы обижали нас, — признаком кротости и любомудрия. А умеющие правильно судить о делах, лучше же сказать, верующие в Священное Писание, и невольно терпящего обиду, но переносящего это любомудренно, не лишают ни наград ни похвал, наипаче же по приговору <апостола> Павла, который говорит: и разграбление имений ваших с радостию приясте, ведяще имети себе имение на небесех пребывающее и лучшее (Евр. 10, 34). Если же скажешь: что мог бы сделать обижаемый сильнейшим? — Отвечу: кричать, браниться, проклинать, волочить по судам и не давать покоя. Посему, кто может сделать все это, но не делает, того справедливо будет если не включить в число произвольно избравших для себя, чтобы их обижали, то сопричислить к ним. Если же надлежит усилить доказательство и выразиться с точностью, то, может быть, такой и превзойдет их. Ибо им желание потерпеть обиду приносит великое утешение; потому что и не терпели бы обиды, если бы не захотели. А кто не хотел, но вытерпел и не сделал ничего такого, чем бы мог отмстить обидевшему, тому, как показавшему опыт крайнего любомудрия, да соплетен будет венец более светлый (прп. Исидор Пелусиот, 62, 257).

***

...Справедливое дело — не быть обиженным, но дело любомудренное — обиженному переносить сие терпеливо (прп. Исидор Пелусиот, 62, 326).

***

Весьма точно знаю, что переносить оскорбления и обиды — и здесь доставляет нам доброе о нас мнение, и там принесет наивеличайшую похвалу. А что быть признательным к тому, кто обижает и оскорбляет и тем как бы побуждает к большему любомудрию, особенно когда, делая это часто, величается тем (не хочу сказать, будто бы из чужих бедствий намереваюсь соплетать себе венцы), — это дело самое великое... (прп. Исидор Пелусиот, 63, 389).

***

Кто переносит печальное, тот сподобится и радостного; и кто терпит неприятности, тот не будет лишен и приятного (прп. Нил Синайский, 72, 190).

***

Если чем обижен, прибегай к терпению, и вред перейдет на обидевших (прп. Нил Синайский, 73, 239).

***

В терпении упражняйся и прежде нужды, чтобы в нужде всеоружие его найти готовым (прп. Нил Синайский, 73, 242).

***

Терпеть зло — блаженное дело... ибо кто терпит, тот наследник Христов... (прп. Нил Синайский, 73, 250).

***

Терпи скорби, потому что в них, как розы в терниях, зарождаются и созревают добродетели (прп. Нил Синайский, 73, 275).

***

Иисус Христос пострадал как человек и повелел терпеть нам как Слово и Советодатель (прп. Нил Синайский, 73, 348).

***

<Терпение> есть мир во время браней, тишина во время бури, безопасность среди наветов и опасностей... (прп. Нил Синайский, 74, 227).

***

...Сам диавол, ополчившийся со всем своим воинством и злоухищрением, не возможет повредить тому, кто о Христе приобрел терпение (прп. Нил Синайский, 74, 227).

***

Что тверже и сильнее терпения, разумею терпение по Богу, — эту царицу добродетелей, основание доблестных дел, неволненную пристань? (прп. Нил Синайский, 74, 227).

***

...При терпении, где и не ожидали, обретем утешение (прп. Нил Синайский, 74, 247).

***

...Мы возвеселимся за то, что ныне были смиряемы и подвергались бесчисленным озлоблениям (прп. Нил Синайский, 74, 259).

***

Перенести же с кротостью и любомудрием какое-либо тяжкое и неожиданное бедствие выше всех преспеяний и даже самой милостыни (прп. Нил Синайский, 74, 381).

***

Если не вооружится кто прекрасным терпением, то делается удоболовимым для сатаны... (прп. Нил Синайский, 74, 382).

***

Но иди путем терпения, переноси благодушно неправые потери в имуществе, благодари за обесчещение, — и вот ты ученик святых апостолов... (прп. Зосима, 92, 114).

***

Не всем принадлежит терпеть бесчестие за имя Христово, не всем, но только святым и чистым... дело же подобных нам людей есть с благодарностью принимать бесчестие, исповедуя, что справедливо терпим за худые дела наши (прп. Зосима, 92, 114).

***

Никто не может причинить вред верной душе; по все, что ни постраждает она, вменится ей во благо (прп. Зосима, 92, 119).

***

Верный, при всех тягостях своих пребывающий верным, и с уверенностью чающий воздаяний за терпение свое, — великое из того почерпает утешение; а неверный, не имеющий веры получить что от Господа, какое может иметь утешение? Сидит и тлеет в помыслах, хотя малое встретит что скорбное, разглагольствуя в себе: он мне сказал; но и я имею нечто сказать ему, — злопамятствует и замышляет вещи невозможные, которых он совсем бессилен произвести в дело (прп. Зосима, 92, 119—120).

***

Обижаемый людьми избегает греха и получает равное скорби заступление (прп. Марк Подвижник, 70, 12).

***

Муж долготерпеливый изобилует разумом, равно как и преклоняющий слух свой к словам премудрости (прп. Марк Подвижник, 70, 21).

***

Когда потерпишь какое-либо бесчестие от людей, разумей, что это послано от Бога к славе твоей... когда она придет, будешь верен и избежишь осуждения (прп. Марк Подвижник, 70, 34).

***

Страх геенны и любовь Царствия подают терпение в скорбях (прп. Марк Подвижник, 70, 42).

***

Если хотим легко претерпеть всякую скорбь и искушения, то да будет для нас вожделенной и всегда перед очами нашими преднаписуемой смерть за Христа (прп. Марк Подвижник, 70, 453).

***

Доброе убо есть дело претерпевать насилие от хотящих онеправдовать нас, и молиться о них, чтобы ради их покаяния, а не ради возвращения ими нам того, что они у нас похитили, отпущено было им прегрешение лихоимства. Ибо правда Божия хочет, чтобы мы самого лихоимца, а не олихоимствованное им некогда прияли свободным от греха через покаяние (блж. Диадох, 92, 42).

***

С благою волею претерпи и уничижение и смирение, чтобы иметь тебе дерзновение перед Богом (прп. Исаак Сирин, 59, 277).

***

...Кто со смиренномудрием терпит взводимые на него обвинения, тот достиг совершенства, и ему удивляются святые ангелы (прп. Исаак Сирин, 59, 292).

***

Кто хочет преуспеть в сей добродетели, т. е. терпеть обиду и быть великодушным, тому нужно удалиться от своих родных и соделаться странником, потому что в отечестве своем невозможно преуспеть в этой добродетели. Одним великим и сильным свойственно переносить страдания ее среди родных... (прп. Исаак Сирин, 59, 301).

***

Без отвращения сноси зловоние от недужных и особливо — убогих: потому что и ты обложен телом (прп. Исаак Сирин, 59, 308).

***

...Покажи врагу терпение свое и опытность свою в малом, чтобы не искал у тебя великого (прп. Исаак Сирин, 59, 372).

***

Терпение есть матерь утешения и некая сила, обыкновенно порождаемая широтою сердца (прп. Исаак Сирин, 59, 385).

***

По мере смиренномудрия дается... терпение в бедствиях... (прп. Исаак Сирин, 59, 385).

***

Если терпение возрастает в душах наших — это признак, что прияли мы в тайне благодать утешения. Сила терпения крепче радостных мыслей, овладевающих сердцем (прп. Исаак Сирин, 59, 403).

***

Не тогда можем мы называться терпеливыми, когда мужественно переносим поругание от отца <духовного>, но когда от всякого человека и презрения, и уязвления переносим с терпением, ибо от отца мы все сносим из почтения, стыдясь, и по долгу нашему (прп. Иоанн Лествичник, 58, 47).

***

...Поистине дело великих — терпеть поругания от своих. Но да не приводит вас в ужас сказанное мною; никто никогда не мог одним шагом взойти на верх лестницы (прп. Иоанн Лествичник, 58, 177).

***

Если ты приобретешь жезл терпения, то адские псы скорее перестанут бесстыдствовать перед тобою (прп. Иоанн Лествичник, 58, 229).

***

Терпеливый есть непадающий делатель, который и через падения одерживает победу (прп. Иоанн Лествичник, 58, 229).

***

Терпение есть предназначение себе и ожидание ежедневной скорби (прп. Иоанн Лествичник, 58, 229).

***

...Верхом терпения справедливо называется то, если человек, находясь в утеснении, считает себя имеющим отраду (прп. Иоанн Лествичник, 58, 243—244).

***

...Глубина долготерпения показывается в человеке, когда он пребывает в равном спокойствии: и в присутствии, и в отсутствии злословящих (прп. Иоанн Лествичник, 58, 244).

***

Где является страх геенны, там терпение всяких трудов и скорбей (прп. Иоанн Лествичник, 58, 259).

***

Переноси терпеливо удары печальных и душераздирательных случайностей, ибо таковыми очистить тебя хочет Божие промышление (авва Фалассий, 92, 292).

***

Терпение есть трудолюбие души (желание преутруждать душу); где же есть такое трудолюбие, там изгнано сластолюбие (авва Фалассий, 92, 301).

***

Благодушное перенесение страшных напраслин рождает незлобие; терпение же до конца искореняет из души все худое (авва Фалассий, 92, 304).

***

Терпение стоит на душевном желании самоутруждения, состоит же оно в подъятии произвольных трудов и невольных искушений (авва Фалассий, 92, 304).

***

Кому дарована вера, от того требуется воздержание, которое, утвердившись, рождает терпение, поддерживающее трудолюбивый навык (авва Фалассий, 92, 314).

***

Прославляет Бога в себе... тот... кто ради Бога из-за заповедей терпеливо переносит страдания и труды (прп. Максим Исповедник, 92, 243).

***

Страждущий за попрание Божией благодати, если познает цель врачующего его Божественного промышления, то и случившуюся прискорбность с благодарностью приемлет, радуясь, и грех, за который наказуется, охотно исправляет, а кто нечувствительным остается к таким врачевательным намерениям, тот и данной ему благодати праведно лишается и предается смятению страстей, оставлен будучи в дело приводить то, к чему внутри имел расположение и стремление (прп. Максим Исповедник, 92, 261—262).

***

Долготерпелив тот, кто ждет до конца искушения и получает похвалу за претерпенное (прп. Максим Исповедник, 92, 314).

***

Кто благодушно переносит... злострадания... тот настоящий делатель Божий... (прп. Феодор Студит, 93, 40).

***

Переносите же мужественно все тяжелое и прискорбное, и будьте во всем воздержанны (прп. Феодор Студит, 93, 80).

***

...Если порвется... крепость терпения, поскорее исправляйте это через восстановление силы ума (прп. Феодор Студит, 93, 138).

***

...Будем перенося переносить благодушно все трудное и неприятное, чтобы по правде петь с Давидом: терпя потерпех Господа... (Пс. 39, 2) (прп. Феодор Студит, 93, 163).

***

Держитесь терпения, подъемля всякий труд в делах рук ваших... и во всяком... мастерстве и послушании (прп. Феодор Студит, 93, 215).

***

...Блаженны вы и треблаженны, претерпевая все... ради Бога (прп. Феодор Студит, 93, 292).

***

...Если здесь <на земле> не потерпим тесноты и не постенаем, то не встретим простора и веселия и в будущем веке (прп. Феодор Студит, 93, 299).

***

...Терпение есть величайшая из добродетелей добродетель; за терпение мученики украшены небесными диадемами... (прп. Феодор Студит, 93, 466).

***

Вращаясь в кругу... добродетелей, душа делает недосягаемым для стрел искушений свое охранилище, которое есть терпение (прп. Илия Екдик, 92, 424).

***

...Бог наш не именуется Богом праздного бездействия и утех, а Богом терпения и долготерпения. Он действенно производит терпение и благодушие в тех, кои предают Ему себя самих, чтобы они одержали победу дивную и новую, подобную той, какую одержал Христос Господь. Быв распят и вкусив смерть, Он победил убийц Своих и мир и теперь уделяет от победной силы Своей и тем, которые страждут за Него и через них побеждает снова тех же убийц и мир. Сие таинство надобно знать всякому христианину, чтобы не оказался кто всуе верующим во Христа, яко не ведающий таинства христианства (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 331).

***

Если... он <христианин> забудет о благодати и подумает, что сам своею силою вынес бремя испытания и терпения, а не силою благодати Божией, то теряет благодать и остается обнаженным от нее, и диавол, находя его обнаженным от Божественной благодати, помыкает им, куда хочет и как хочет... (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 331).

***

Верующий без роптания переносит всякое искушение, будучи уверен, что за такое терпение получит венец нетленный... (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 436).

***

...Говорит Господь: В терпении вашем стяжите души ваши (Лк. 21, 19). — Не сказал: в посте вашем, или в бдении вашем. Терпение же... разумею то, которое бывает по Богу, и есть царица добродетелей и основание мужественных доблестей. Оно есть само в себе — мир в бранях, отишие в бурю и непоколебимое утверждение дня стяжавших его. Кто стяжал его во Христе Иисусе, тому не могут вредить ни оружия, ни копья, ни воинства напускаемые, ни самое полчище бесов, ни фаланги сопротивных сил (прп. Григорий Синаит, 94, 195—196).

***

Хотя терпение следует само собою за любовью, ибо любы вся покрывает (ср.: 1 Кор. 13, 7), но мы научаемся с самопринуждением добре совершать дело терпения, чтобы через него достигнуть любви (свт. Григорий Палама, 94, 295).

***

Всякую же беду, находящую совне, принимай мужественно, потому что она дает повод к спасительному терпению, за которое на небесах дарованы будут покой и отрада (Феолипт, митр. Филадельфийский, 94, 175).

***

Приобрети терпение — этот непоколебимый столп души против находящих на тебя напастей (прп. Максим Грек, 69, 13).

***

По отношению ко всемогущей и всесвятой воле Божией не может быть иных соответствующих чувств в человеке, кроме неограниченного благоговения и столько же неограниченной покорности. Из этих чувств, когда они сделаются достоянием человека, составляется терпение (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 331).

***

Христианин, желающий быть последователем Господа нашего Иисуса Христа, и соделаться по благодати сыном Божиим, рожденным от Духа, прежде всего должен положить себе за правило... благодушное терпение всех скорбей: и телесных страданий, и обид от человеков, и наветов от демонов, и самого восстания собственных страстей своих (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 350).

***

Желающий умереть за Христа какой напасти, какого оскорбления не претерпит великодушно? (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 354).

***

Терпеливое несение креста своего есть истинное зрение и сознание греха своего. В этом сознании нет никакого самообольщения (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 356—357).

***

В постоянном уповании на Бога надо великодушно претерпевать скорби от страстей, возникающих из падшего естества, от братии — человеков, от врагов — демонов... (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 518).

***

Тот только может узреть плод Духа на древе души своей, кто возлелеял этот плод святый, нежный, многим и мужественным терпением!.. (свт. Игнатий Брянчанинов, 40, 9).

***

Место и жизнь бесскорбные — когда сердце обрящет смирение и смирением войдет в терпение (свт. Игнатий Брянчанинов, 40, 50).

***

Крест — терпение в Господе всех огорчений и напастей, которые будут попущены Промыслом Божиим (свт. Игнатий Брянчанинов, 40, 106).

***

Терпение скорбей с благодарением Богу, с признанием себя достойными скорби, с признанием попущенной скорби именно тем спасительным врачевством, в котором нуждаемся для исцеления, есть знамение истинного покаяния (свт. Игнатий Брянчанинов, 40, 298).

***

Благодушное терпение скорбей есть деятельное, живое сознание своей греховности! Благодушное терпение скорбей есть деятельное, живое познание и исповедание Искупителя! Благодушное терпение скорбей есть последование Господу нашему Иисусу Христу (свт. Игнатий Брянчанинов, 42, 371).

***

Признайте и исповедуйте Бога правителем мира; благоговейно с самоотвержением покоритесь и предайтесь воле Его: из этого сознания, из этой покорности прозябнет в душах ваших святое терпение (свт. Игнатий Брянчанинов, 43, 85).

***

Взятие креста своего, т. е. благодушное терпение скорбей, основывается на самоотвержении. Без самоотвержения оно невозможно... Самоотвержение основывается на вере; во Христа. Этот закон духовный предъявлен Христом (см.: Мф. 17, 24) (свт. Игнатий Брянчанинов, 43, 151).

***

Опытный земледелец не предается унынию и малодушию, когда увидит, что нива его покрывается плевелами: с терпением, постоянством и трудом он исторгает и исторгает их (свт. Игнатий Брянчанинов, 43, 435).

***

Совершенство терпения — благодушно терпеть, а паче с радостью, и благодарить Бога за обстоятельства, терпеть заставляющие, как за благо прямое и существенное (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 81, 214).

***

Восставьте веру, что, терпя напраслину, вы причастными становитесь чина мучеников, и радуйтесь тому (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 81, 214).

***

Терпение во всяком деле и во всяком служении требуется, и без него нигде ни в чем успеха не бывает (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 82, 10).

***

Поминайте положение мучеников, которые иногда, будучи измучены, оставляемы были в темнице на несколько лет, — на пять, десять, двадцать. Но покорно терпели и благодушествовали, имея рай перед глазами... за терпение (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 82, 114).

***

Что для вас особенно потребно — есть терпение благодушное и Богу покорное. Как только покажется в вашей душе такое расположение, тотчас вы вступите на путь спасения — в рай (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 82, 114).

***

Терпеть все тяжело, что ни случится терпеть... Между тем сильнее восставляйте веру, что все от Господа... Он единое имеет в намерении — спасение наше. Принимайте же все как живительное врачевство, хотя и горькое, но полезное (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 82, 203).

***

...Колесница, на коей туда <в Царствие Небесное> достигают, есть терпение. А терпеть как, когда нет прискорбностей? Вот они и посылаются (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 9).

***

Мирное терпение — могущественное средство (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 42).

***

Ударение в ланиту не буквально только надо понимать... <но> всякий вообще поступок ближнего, которым, как нам кажется, не отдано нам должного внимания и почета, которым чувствуем себя униженными, от которого страдает... гонор наш (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 235).

***

...Если мелочи... не умели мы перетерпеть, куда же потерпеть нам больше? (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 235).

***

...Надо всякий случай неприятный претерпевать, не пропуская, и претерпевать с радостью, без нарушения мирных отношений (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 235).

***

Первый предмет терпения есть — терпение себя, хотя никто почти не обращает на это внимания... (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 84, 43).

***

Ни один акт терпения не пропадает даром, но всякий имеет позади себя свою награду или здесь, или там (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 84, 151).

***

Терпение всюду потребно, как воздух для дыхания и соль для пищи... (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 84, 161).

***

Терпением все можно преодолеть (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 85, 51).

***

Неизбежно переходить со ступени на ступень и идти шаг за шагом. Оттого основной характер жизни терпение — терпение труда делания и преодоления трудностей (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 85, 69).

***

Терпение в жизни что фон в картине: всюду оно требуется. Но настоящее терпение есть дар Божий и подается ищущим и, хоть через силу, напрягающимся удерживать его при смущениях, неурядицах и нападках (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 85, 207).

***

Дух истинного терпения — предание себя в волю Божию всецело, с готовностью все принимать как от руки Господней... (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 85, 207).

***

Некоторый старец безмолвствовал в пустыне. Келья его стояла далеко от воды, за двадцать миль. Однажды, идя за водой, он устал и подумал: «Что за нужда мне переносить этот труд? Перемешусь и буду жить близ этой воды». Когда он так размышлял, то оглянулся назад и увидел кого-то, следующего за ним и отмечающего следы. Старец спросил его: «Кто ты?» «Я — Ангел Господень, — отвечал тот, — послан исчислять шаги твои, чтобы за каждый шаг ты получил мздовоздаяние». Старец, услышав это, немедленно укрепился духом и уже терпеливо переносил отдаленность своей кельи от воды (107, 493).

***

Сказал некий старец: «Когда попустится искушение человеку, то со всех сторон умножаются напасти». При этом старец рассказал следующее: «Один брат безмолвствовал в келье, и нашло на него искушение: никто не хотел принимать его в келью к себе: если кто встречался с ним, отворачивался и на приветствие не отвечал; если же он нуждался в хлебе — никто не давал ему. Когда возвращались братия с жатвы, никто не приглашал его, как это было в обычае, к трапезе. Однажды он пришел с жатвы, и не было у него ни одного хлеба в келье; но брат принес, как приносили во всех подобных случаях благодарение Богу. Бог, видя терпение его, отъял искушение, и вот кто-то постучался в двери. Это был неизвестный человек из Египта, он привел верблюда, навьюченного хлебами. Брат, увидя это, заплакал и сказал: «Господи! Недостоин я потерпеть и малой напасти». По прошествии искушения братия вновь стали приветливыми к нему и в кельях, и в церкви и начали приглашать к себе для утешения пищей» (107, 485—486).

***

Братия пришли к одному старцу, безмолвствовавшему в пустынном месте, и увидели вне монастыря мальчиков, которые пасли скот и очень громко кричали. Повидавшись со старцем, исповедав ему свои помышления и, ощутив душевную пользу от его наставления, братия спросили его: «Авва! Почему ты позволяешь этим мальчикам быть близ тебя и кричать?» Старец отвечал: «Поверьте мне, братия, бывают дни, что порываюсь запретить им, но останавливаю себя, думая, что если я не снесу этого малого беспокойства, то как снесу большие искушения, если попустит их Бог на меня? По этой причине ничего не говорю им, чтобы укрепился во мне навык терпеливо переносить случающееся» (107, 516—517).

***

Авва Иеракс жил в Нитрийской пустыне. Однажды пришли к нему бесы в образе ангелов; искушая его, они сказали ему: «Еще пятьдесят лет тебе жить: как выдержишь такое продолжительное время в этой страшной пустыне?» Он отвечал им: «Огорчили вы меня, назначив мне жить немного лет: я приготовился к терпению на двести лет». Услышав это, бесы убежали, испуская вопли (107, 304).

***

О святом авве Пиоре и о его терпении рассказывали братия: «На месте, где он жил, авва Пиор выкопал колодец и нашел воду самую горькую; но, несмотря на это, оставался там до самой смерти и употреблял только эту горькую воду; и в этом-то открылось терпение этого мужественного воина Христова. Многие из монахов, мужи опытнейшие, по смерти Пиора хотели остаться в его келье, но не могли прожить и одного года. Ибо там и вода чрезвычайно горька, и место очень страшно и лишено всяких удобств жизни».

Таковы были дивные чудеса аввы Пиора, крепкого столпа терпения, и таков конец добродетели его; за горькую воду он теперь с великою духовною радостью вкушает из вечного потока сладости (102, 227—228).

***

Один из старцев заболел и в течение многих дней не мог употреблять никакой пищи. Ученик его убедительно просил его, чтобы он позволил приготовить для него немного киселя. Старец согласился. У них был сосуд с медом и другой подобный сосуд с маслом льняным. Масло это уже испортилось и не годилось ни для какого употребления, разве для лампады. Брат же по ошибке положил в приготовленную им пищу масло, полагая, что кладет мед. Старец отведал и, не сказав ничего, молча стал есть. Когда была подана третья порция, старец сказал ученику: «Сын, я не хочу более есть». Ученик, желая, чтобы он еще поел, сказал: «Авва, кисель хорош, и я поем его». С этими словами он отведал и понял сделанную им ошибку. Брат пал к ногам старца, говоря: «Увы мне, авва! Я убил тебя!» Старец отвечал ему: «Не огорчайся, если бы благоугодно было Богу, чтобы я вкусил хорошей пищи, то ты положил бы меду, а не того, что положил» (107, 457—458).

***

Один брат, живший в Келлиях, возмущался от уединения. Пошел он к авве Феодору Фермейскому и рассказал ему это. Старец сказал ему: «Пойди, усмиряй свои помыслы, неси послушание и живи с другими». Он ушел в гору и жил там с людьми. Но потом опять пришел к старцу и сказал: «Не нахожу покоя и среди людей». Старец отвечал ему: «Если ты ни один, ни с другими не находишь покоя, то зачем ты пошел в монашество? Не для того ли, чтобы переносить скорби? А сколько лет, скажи мне, находишься ты в монастыре?» «Восемь лет», — отвечал брат. Старец сказал ему: «Я уже семьдесят лет в иноческом образе все терплю и ни один день не находил покоя, а ты через восемь лет хочешь иметь покой!» (99, 20—21).

***

Некто Стефан, родом из Ливии, около шестидесяти лет жил между Мармарикою и Арестом. Достигнув высокого совершенства в подвижничестве и в познании сердца человеческого, он удостоился такой благодати, что всякий, у кого была какая-нибудь печаль, побеседовав с ним, отходил от него уже без печали. Аммоний и Евагрий рассказывали о нем следующее: «Пришли мы к нему в такое время, когда у него открывалась в самом опасном месте ужасная болезнь — рак. При нас лечил его какой-то врач. Предоставив в его распоряжение свое тело, святой муж работал руками, плел корзины и разговаривал с нами. При отсечении зараженных частей, он оставался неподвижен и проявлял такое терпение, как будто резали чье-нибудь чужое тело или как будто у него отсекали не члены, а волосы, казалось, он совсем не чувствовал боли. Так укрепляла его помощь Божия! Когда же мы об этом скорбели и недоумевали о том, что муж такой высокой жизни впал в тяжелую болезнь и подвергался лечению, блаженный Стефан, уразумев наши помыслы, сказал нам: «Не соблазняйтесь этим, дети, Бог ничего не делает ко вреду, но все для нашей пользы. Видно, Господь нашел эти члены достойными наказания, а в таком случае лучше им здесь пострадать, нежели по отшествии из этой жизни». Так вразумив нас и этими словами укрепив в терпении, он научил нас мужественно переносить скорби» (102, 101—103).

***

Авва Павел Комит и Тимофей, его брат, жили в Скиту и по разным случаям ссорились друг с другом. Авва Павел говорит однажды: «Долго ли нам жить так?» Авва Тимофей отвечает: «Сделай любовь — когда я буду оскорблять тебя, потерпи меня, а когда ты станешь оскорблять меня, то я буду терпеть». И так делая, они были покойны в остальные дни (99, 50).

***

Меньший брат аввы Пимена завел знакомство с некоторыми монахами из других келий, в противность желанию Пимена. Пимен пошел к авве Аммону и сказал ему: «Мой брат Паисий завел знакомство с посторонними лицами, отчего я не имею покоя». Авва Аммон отвечал ему: «Пимен! И еще ли ты жив? Пойди, терпи, пребывай в келье твоей и имей в сердце твоем, что протек уже год, как ты в могиле» (107, 319).

***

Некий брат жил в общежитии в послушании и был любим пятью братиями, а не любим только одним. Вследствие нерасположения этого брата он вышел из того монастыря и перешел в другой. Здесь возлюбили его восемь братий, а два возненавидели. Он вышел из этого монастыря и вступил в третий, в котором семь братий были расположены к нему, а пять нерасположены. Брат убежал и оттуда. Он пришел еще к одному монастырю и прежде, нежели войти в него, сел и стал рассуждал сам с собою: «Если я буду повиноваться своему помыслу, то не хватит мест во вселенной для перемещений моих, почему отныне даю обещание все терпеть». Потом он вынул бумагу и написал на ней: «Ты вышел из нескольких монастырей, не терпя ропота и укорений; здесь будут делать тебе неприятностей больше, нежели в тех монастырях. Вспомни все побудившее тебя уйти; все это ты найдешь и здесь: будешь ли терпеть?» В ответ он написал: «Во имя Иисуса Христа, Сына Божиего, буду терпеть». Записку он свил в свиток, вложил в свой пояс и, помолившись, вошел в монастырь.

По прошествии некоторого времени он услышал о ропоте братий на него; огорчившись, брат вынул записку и прочитал написанный в ней обет свой: «Во имя Иисуса Христа, Сына Божиего, буду терпеть». При этом он говорил себе: «Ты дал обещание Богу, проси же у Него помощи». Таким образом брат получал утешение. Невидимый враг, возмущенный терпением брата, внушил прочим монахам мысль узнать, что же он читает так утешающее его. Они начали говорить: «Пришелец — монах-волшебник». Вскоре они пошли к игумену и сказали: «Мы не может жить с этим братом: он колдун, носит в поясе обаяние; если хочешь оставить его в монастыре, то отпусти нас». Игумен был муж духовный и, зная смирение брата, он понял, что все было сказано по зависти, внушенной диаволом, и потому отвечал монахам: «Пойдите помолитесь, и я помолюсь, а по истечении трех дней дам ответ вам».

Как-то ночью, когда брат спал, игумен расстегнул его пояс и прочитал записку, потом положил ее на место. По истечении трех дней монахи пришли к игумену и спросили его: «Скажи нам, как ты хочешь постулат!, с этим волхвом?» Игумен, обратился к братии и спросил: «В чем приносили вы жалобу на него?» Монахи отвечали: «Он волхв, у него в поясе колдовство». Брат отвечал: «Я согрешил, простите меня». Игумен сказал на это: «Возьмите у него колдовство его». Брат не хотел расстегивать своего пояса, но записку все-таки вынули. Игумен отдал ее диакону и велел прочитать вслух, говоря: «Да постыдится диавол, учащий человеков колдовству!» Когда же было прочитано написанное в записке: «Во имя Иисуса Христа, Сына Божиего, буду терпеть», тогда постыжены были братия. Они поклонились игумену до земли, говоря: «Мы согрешили, прости нас». Игумен сказал им: «Что кланяетесь вы мне? Поклонитесь Богу и поклонитесь в ноги брату этому». А брату сказал: «Помолись Богу за них, чтобы им прощен был этот грех» (107, 432—434).

***

Был в Скиту некий старец, сильный в телесном подвиге, но несведущий в рассматривании помыслов. Он пошел к авве Иоанну Колову спросить его о недуге забвения. Выслушав наставление, старец возвратился в свою келью и забыл сказанное ему аввою Иоанном. Опять пошел он к авве, спросил его о том же, выслушал то же поучение, возвратился в свою хижину и опять забыл сказанное ему. Таким образом много раз ходил он к Иоанну и каждый раз по возвращении был побеждаем забвением. После этого, увидевшись со старцем, он сказал ему: «Знаешь ли, авва, я опять забыл, что говорил ты мне, но чтобы не беспокоить тебя, я уже не приходил к тебе». Тогда авва Иоанн ответил ему: «Зажги свечу». Он зажег. Авва Иоанн сказал ему: «Принеси еще других свечей и зажги от нее». Когда старец сделал это, авва Иоанн спросил его: «Убавился ли свет от первой свечи?» — «Нет». — «Если и весь Скит обратится ко мне, то не умалит благодати Христовой. Приходи ко мне, когда хочешь, без всякого сомнения». За терпение обоих Бог отъял забвение от сердца старца. Таков был образ действий скитских отцов: они споспешествовали преуспеянию тех, которые стремились к нему и понуждали себя к добродетели (107, 291).

***

Двенадцать лет авва Иоанн Фивейский служил больному старцу авве Аммою. Хотя Иоанн много трудился для старца, по старец в течение всех двенадцати лет ни разу не сказал ему: «Спасайся». Когда же настало время кончины аввы Аммоя и собрались к нему старцы, он взял Иоанна за руку и сказал ему: «Ты спасен! Ты спасен!» И, обратившись к старцам, присовокупил: «Это ангел, не человек» (107, 67).

***

Один старец был подвергнут страсти пьянства. Ежедневно выделывал он по циновке и продавал ее, а деньги, вырученные за нее, пропивал. К старцу присоединился на жительство некоторый брат, который также выделывал по циновке ежедневно. Старец брал и эту циновку, продавал и пропивал деньги, а брату приносил самое малое количество хлеба уже поздно вечером. Так поступал старец в течение трех лет, и брат не говорил ему ничего. По прошествии трех лет брат подумал: «Я наг и терплю большой недостаток в хлебе, встану, уйду отсюда». Другое помышление говорило в нем: «Куда мне идти? Останусь здесь. Я вступил в общение со старцем ради Бога». Когда он помыслил это, немедленно явился ему Ангел Господень и сказал: «Никуда не ходи, потому что завтра придем за тобою». При наступлении назначенного дня брат просил старца: «Не уходи сегодня никуда, потому что за мною придут мои и возьмут меня». Когда настал час, в который старец имел обычай уходить в селение, он сказал брату: «Не придут сегодня, сын мой, потому, что уже поздно». Брат отвечал: «Непременно придут», — и посреди эти переговоров брат мирно скончался. Старец заплакал, говоря: «Увы мне, сын мой! Много лет живу я в нерадении, а ты в короткое время спас душу свою терпением». С этого дня старец начал весьма трезвую и добродетельную жизнь (107, 520—521).

***

Близ Александрии жил один старец, отличавшийся самым неуживчивым характером. Один молодой инок, услышав о нем, сказал сам в себе: «Господи, много я грешен перед Тобою, но, чтобы загладить мои грехи, пойду к вспыльчивому старцу, буду работать ему и постараюсь с терпением переносить все, что он мне ни сделает». Как сказал инок, так и поступил; пошел жить к старцу, который досаждал ему каждый день. Бог, видя терпение инока, после шести лет его жизни со старцем показал ему следующее: увидел инок некоторого страшного мужа, который держал большой свиток и сказал иноку: «Вот, половину твоего долга Бог изгладил; позаботься, чтобы изглажено было и остальное».

Должно заметить, что неподалеку от инока жил другой прозорливый старец, который слышал всегда, как ворчливый старец сердился, постоянно оскорблял своего ученика и, несмотря на его мольбы, не прощал. И обыкновенно, когда прозорливый старец встречал молодого инока, то спрашивал: «Ну как, сын мой? Как прошел нынешний день? Не добыли ли мы чего сегодня? Не изгладили ли чего из свитка?» Молодой инок, зная прозорливость старца, ничего не скрывал от него и потому всегда отвечал: «Да, отче, немного потрудились». Когда же день проходил спокойно и инок не был ни оскорблен, ни заплеван, ни выгнан вон, тогда он с плачем говорил прозорливому старцу: «Горе, авва! Зол был нынешний день, ибо в покое его провели и не добыли ничего».

Прошло еще шесть лет, и терпеливый инок скончался. После его смерти прозорливый старец увидел его причтенным к лику мучеников и молящимся о своем строптивом учителе. «Господи, — говорил инок, — как Ты помиловал меня ради моего старца, так и его, помилуй ради щедрот Твоих и ради меня, раба Твоего». И молитва отшедшего была услышана, ибо через некоторое время взял Господь и старца в место покойно. Вот какое дерзновение имеют к Богу те, которые ради Его скорби терпят (113, 858—859).

***

Один старец имел у себя доброго ученика, но по своему малодушию выгнал его из кельи и выбросил ему милоть. Брат не отходил от кельи и сидел за дверью. Старец, отворив дверь и, увидев его сидящим там, поклонился ему и сказал: «Отец мой! Долготерпеливое смирение твое победило мое малодушие. Войди сюда, и отныне ты будешь старцем и отцом, а я младшим учеником» (98, 245—246).

***

Ненавидящий добро диавол вложил некогда в сердце великого князя Иоанна Васильевича ненависть против брата своего Андрея Васильевича Угличского и чад его Иоанна и Димитрия. Он велел их скованных отправить в Переяславль, затем на Белоозеро и наконец в Вологду, где в темнице в цепях пробыли они многие годы.

Один из гонимых, благоверный князь Иоанн, вооружившись мужеством, не только сам без ропота сносил не заслуженное тяжкое наказание, но имел столько силы, что утешал еще и брата своего Димитрия и говорил ему: «Не скорби, брат, от темницы и от уз сих; это Сам Бог, желая подать полезное душам нашим, вложил в сердце дяди нашему так поступить с нами; воля Божия была устроить это для того, чтобы мы к свету сему суетному не прилеплялись. Помолимся же Господу, чтобы Он милость Свою нам послал и дал нам силы с радостью претерпеть нашу скорбь во имя Его и избавил нас ею от вечной муки».

Своим благоразумием и долготерпением князь Иоанн, проведший в узах тридцать два года, стяжал себе умиление и слезы, а затем перед смертью, приняв монашество, в темнице уже радовался и веселился, и, когда скончался, Господь прославил его: от тела его исходило благоухание, а мощи и доныне, приходящим с верою, подают исцеление (113, 696-697).

***

Лет сорок тому назад в больнице обители преподобного Сергия на смертном одре лежал иеромонах Артемий, который по своим дарованиям был истинным украшением Сергиевой обители. По неисповедимому Божиему Промыслу отец Артемий тяжко заболел. Все тело его покрылось ранами, так что даже белье на него надеть было невозможно. Он лежал на клеенчатом тюфяке, смазанном прованским маслом, и совершенно обнаженным. Его покрывала лишь одна простыня. Страдания отца Артемия в течение трех лет были неописуемы. На выражения ему со стороны братии искреннего сожаления он всегда с какой-то райскою улыбкою отвечал: «Нет, мне надо еще больше страдать за свое недостоинство перед Богом». Из его уст не слышны были никому жалобы на тяжесть креста. С покорностью воле Божией он терпел свой крест до последнего своего вздоха и мирно скончался смертью праведника (115, 63).

 

Система Orphus Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter


<<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>>