<<<   БИБЛИОТЕКА   >>>


Сокровищница духовной мудрости

ПОИСК ФОРУМ

 

Экклесиология

Вне ее <Церкви> нет жизни: дом Божий один, и никто не может где-либо спастись, как только в Церкви (сщмч. Киприан Карфагенский, 63, 107).

***

...Церковь Кафолическая одна, — она не должна быть ни рассекаема, ни разделяема, но должна быть совершенно сплочена и скреплена связью священников, взаимно к себе привязанных (сщмч. Киприан Карфагенский, 63, 307).

***

...Оставляющий Церковь Христову лишает себя наград, предопределенных Христом... (сщмч. Киприан Карфагенский, 64, 181).

***

Находящийся вне Церкви мог бы спастись только в том случае, если бы спасся кто-либо из находившихся вне ковчега Ноева... (сщмч. Киприан Карфагенский, 64, 181).

***

Тог не может уже иметь отцем Бога, кто не имеет матерью Церковь (сщмч. Киприан Карфагенский, 64,181).

***

Всяк отделяющийся от Церкви присоединяется к жене прелюбодейце и делается чуждым обетований Церкви... (сщмч. Киприан Карфагенский, 64, 181).

***

Не может быть мучеником, кто не находится в Церкви... (сщмч. Киприан Карфагенский, 64, 188).

***

...Не могут пребывать с Богом не восхотевшие быть единодушными в Церкви Божией... (сщмч. Киприан Карфагенский, 64, 189).

***

...В делах... церковных нужны не отборные слова, но Апостольские правила и старание не соблазнить даже единого от малых (ср.: Мф. 18, 6; Лк. 17, 2) в Церкви... (свт. Афанасий Великий, 1, 313).

***

...Как кости собственною твердостию ограждают мягкость плоти, так и в Церкви есть члены, которые по своей твердости могут носить на себе недостатки немощных. И как кости соединяются между собою в состав сросшимися жилами и связями, так и союз любви и мира может производить в Церкви Божией какое-то сращение и соединение костей духовных (свт. Василий Великий, 5, 268).

***

...Те, которые соделались равночестными отцам и подвижничеством добродетели, приобрели над всеми превосходство, суть сыны невесты Христовой <Церкви>, и матерью своею поставляются князи по всей земли (Пс. 44, 17) (свт. Василий Великий, 5, 289).

***

Вся Церковь есть Церковь кающихся, как нетрудно видеть имеющему разум; вся она есть Церковь погибающих, как постигает сие глубокий ум мудрых (прп. Ефрем Сирин, 33, 142).

***

...Духовный рай есть Церковь, в ней древо жизни святый жертвенник примирения, источающий жизнь верным, возлюбившим жизнь. Итак, обогащайтесь, насладитесь дарами, какие уготовал для вас Отец, и все единогласно взывайте: хвата Благому, Который по любви Своей раздробил нам Тело Свое, чтобы насладились мы им!., (прп. Ефрем Сирин, 33, 280—280).

***

Ты, <Господи>, основал на земле Святую Церковь по образу горнего Царства.

Ты создал ее любовию, насадил щедротами, с нею обручился духовно, стяжал ее страданием Своим. Но ненавистник человечества, по бесстыдной дерзости своей, нападает на нее в лице своих служителей (прп. Ефрем Сирин, 33, 315-316).

***

Церковь святых есть образ рая; в ней ежедневно собирается всеоживляющий плод и для пития влагается в точило грозд, исполненный животворного врачевства (прп. Ефрем Сирин, 34, 378).

***

Церковь... есть соль, осоляющая всю землю, предохраняющая ее от гнилости (прп. Ефрем Сирин, 34, 381).

***

...Небесная Церковь, будучи единою, неисчислима, и каждый в ней особенным образом украшен славою Духа (прп. Макарий Египетский, 67, 241).

***

...Тело (Церкви) подвержено большим болезням и напастям, нежели плоть наша; скорее ее повреждается и медленнее выздоравливает (свт. Иоанн Златоуст, 44, 453).

***

Не то одно удивительно, что Он <Господь> во всей вселенной устроил Свою Церковь, но и то, что сделал ее непреодолимою, и неопреодолимою тогда, как она испытывает столько враждебных нападений (свт. Иоанн Златоуст, 44, 635).

***

Никто не мог бы построить даже одну стену из камня и извести, подвергаясь гонению и встречая препятствия; а они <апостолы> устроили столько церквей по всей вселенной, подвергаясь ранам, узам, гонениям, ссылкам, отнятию имений, бичеваниям, задушению, сожжению, потоплению вместе с учениками, и устроили не из камней, но из душ и волей человеческих, что гораздо труднее построения из камней. Не все равно, построить ли стену или душу, столько времени бывшую во власти демонов, расположить к покаянию и от безумного неистовства обратить к целомудрию (свт. Иоанн Златоуст, 44, 639).

***

...Твердость ее <Церкви> зависит не от мира с царями, но от силы Божией (свт. Иоанн Златоуст, 44, 695).

***

Как ковчег спасал среди моря бывших внутри его, так и Церковь спасает всех блуждающих; но ковчег только спасал, а Церковь делает нечто большее, например, ковчег принял в себя бессловесных, — и спас их бессловесными; Церковь приняла неразумных людей и не только спасает их, но и преобразует; ковчег принял ворона и выпустил ворона; Церковь принимает ворона, а выпускает его голубем; принимает волка, а выпускает его овцой (свт. Иоанн Златоуст, 44, 860).

***

Церковь — не зрелище, чтобы в ней слушать нам для одного удовольствия; из нее выходить должно с назиданием, с каким-нибудь важным приобретением... Напрасно и попусту приходим сюда, если только на время получив наставление, выйдем без всякой от него пользы (свт. Иоанн Златоуст, 45, 32).

***

...В Церкви нет раба и свободного; но рабом Писание признает того, кто предан греху, ибо теорий грех — говорит оно — раб есть греха (Ин. 8, 34), — и того признает свободным, кто освобожден Божественною благодатию (свт. Иоанн Златоуст, 45, 486—487).

***

Вне Церкви стоит диавол; он не смеет войти в эту священную ограду, потому что где стадо Христово, там волк не показывается, но, боясь Пастыря, стоит вне (свт. Иоанн Златоуст, 45, 697).

***

Ты имеешь Церковь, приносящую жертвы, молитвы отцов, помощь Святаго Духа, службы в память мучеников, сонм святых и многое такое, что может воззвать тебя от греха к праведности... (свт. Иоанн Златоуст, 45, 773).

***

...Если грешен, не оставляй Церкви; и если праведен, также не оставляй ее, чтобы, имея всегда в памяти своей ведение Писаний, ты оставался праведным, помня о Царстве Небесном и тех благах, которые уготовал Бог любящим Его... (свт. Иоанн Златоуст, 45, 784).

***

Здесь <в Церкви> нет никаких волнений, нет никакого смятения, но благословение, молитвы, духовное собеседование, преселение на небо; отсюда вышел бы ты, получив залог Царства Небесного (свт. Иоанн Златоуст, 46, 53—54).

***

Быв часто разрушаема за имя Христово, она <Церковь> опять была восстановляема силою Христовою, потому что не апостольские только руки основали ее, но и изречение Владыки апостолов оградило ее новым и необыкновенным способом ограждения (свт. Иоанн Златоуст, 46, 62).

***

Пустив Церковь носиться по вселенной, как корабль по морю, Он <Христос> не уничтожил волнения, но избавил ее среди волнения, не утишил море, но обезопасил корабль, так как везде восставали народы, подобно яростным волнам, и злые духи нападали на нее, как буйные ветры, и со всех сторон поднималась буря, Он доставлял Церкви великую тишину... (свт. Иоанн Златоуст, 46, 63).

***

...Непрестанные гонения не только не потопили Церкви, но сами сокрушились о Церковь (свт. Иоанн Златоуст, 46, 63).

***

...Достоинство Церкви поддерживается тем, когда составляющие ее соблюдают между собою связь (какая должна быть между членами) тела... (свт. Иоанн Златоуст, 46, 144).

***

...Церковь, не связанная крепкими и нерасторжимыми узами любви, испытывает множество войн, усиливает гнев Божий и подает повод ко многим искушениям (свт. Иоанн Златоуст, 46, 202).

***

...Церковное училище есть дивная лечебница, лечебница не для тел, но для души. Она духовна и исцеляет не раны телесные, но грехи душевные, а для этих ран, грехов, врачевство — слово (свт. Иоанн Златоуст, 46, 365).

***

Церковью я называю не только место, но и нравы, не стены Церкви, но законы Церкви. Когда ты ищешь убежища в Церкви, то ищи его не в стенах, но в расположении души, потому что Церковь — не стена и кровля, но — вера и жизнь (свт. Иоанн Златоуст, 46, 409).

***

Таково величие Церкви: когда нападают на нее, она побеждает; когда злоумышляют против нее, она преодолевает; притесняемая, она прославляется; получает раны — и не изнемогает, среди ярости волн не утопает, в порывах бури не терпит кораблекрушения, в борьбе неодолима, в сражении непобедима (свт. Иоанн Златоуст, 46, 410).

***

Не удаляйся от Церкви, потому что нет ничего сильнее Церкви. Твоя надежда — Церковь, твое спасение — Церковь, твое убежище — Церковь. Она выше неба, обширнее земли. Она никогда не стареет, но всегда цветет... (свт. Иоанн Златоуст, 46, 415).

***

Небо и земля прейдут, словеса же Моя не прейдут (ср.: Мф. 24, 35). И весьма справедливо, потому что для Бога Церковь вожделеннее неба. Небесного тела не принял Он, а плоть Церкви принял. Небо для Церкви, а не Церковь для неба (свт. Иоанн Златоуст, 46, 445).

***

...Разве Церковь — в стенах? Церковь — во множестве верующих. Вот сколько твердых столпов, не железом связанных, но скрепленных верою! (свт. Иоанн Златоуст, 46, 445).

***

Нет ничего сильнее Церкви Христовой. Кто с ней захочет бороться, тот неизбежно погубит свои силы: это все равно что ополчиться войной против неба (свт. Иоанн Златоуст, 46, 449).

***

Когда ты воюешь с человеком, ты можешь победить или быть побежденным, а Церковь победить никакая сила не может. Церковь — Божия, а Бог всего сильнее (свт. Иоанн Златоуст, 46, 449—450).

***

Церковь превзошла своим блеском блеск солнца, а ее гонители объяты вечным мраком (свт. Иоанн Златоуст, 46, 450).

***

По Слову Божиему Церковь непоколебима: врата ада не одолеют ей (Мф. 16, 18). Кто нападает на нее, тот губит самого себя, а Церковь является сильнейшею; кто нападает на нее, тот разрушает собственные силы (свт. Иоанн Златоуст, 46, 462).

***

...Благодать Духа возделывает Церковь, поэтому последняя неразрушима (свт. Иоанн Златоуст, 46, 866).

***

...Для Бога весьма вожделенна Церковь, не стенами охраняемая, но ограждаемая верою. Ради этой Церкви утверждено небо, излилось море, распростерт воздух, основана земля, насажден рай, дан закон, посылались пророки, совершались чудеса, разделялось и соединялось море... падала манна и внезапно приготовлялась трапеза... (свт. Иоанн Златоуст, 46, 866).

***

Церковь есть духовная лечебница, и приходящие сюда должны получать соответствующие врачевства, прилагать их к своим ранам и с этим уходить отсюда (свт. Иоанн Златоуст, 47, 2).

***

Входя в церковь, никто не вноси сюда с собою житейских забот, чтобы возвратиться отсюда домой с достойною за труды наградою (свт. Иоанн Златоуст, 47, 313).

***

Церковь Божия есть духовное торжище и вместе врачебница душ: следовательно, мы должны, подобно пришедшим на торжище, собрать в ней много добра и с ним-то возвратиться домой; должны, подобно входящим в лечебницу, взять здесь приличные болезням нашим врачевства и с ними уже выйти отсюда (свт. Иоанн Златоуст, 47, 337).

***

...Молитва Церкви так сильна, что, если бы мы были безгласнее даже камней, она сделает язык наш легче всякого пера (свт. Иоанн Златоуст, 47, 734).

***

...В этом собрании <в Церкви> участвуем не мы одни, но и пророки, и апостолы, а что всего важнее — среди нас находится Сам Владыка всего — Иисус (см.: Мф. 18, 20) (свт. Иоанн Златоуст, 47, 757—758).

***

...Внутри ее <Церкви> находится только тот, кто имеет расположение духа, достойное пребывания здесь, а тот, кто приходит в это священное собрание с развращенными нравами, хотя и входит сюда телом, извержен (отсюда)... (свт. Иоанн Златоуст, 47, 854—855).

***

...Хотя церквей по числу и много, но по существу они составляют одну Церковь, которая и называется святою, как тело Святого во святых (свт. Иоанн Златоуст, 48, 928).

***

Ничто так не делает нашей жизни радостною, как веселие в Церкви. В Церкви сохраняется радость радующихся, в Церкви утешение для унывающих, в Церкви веселие для скорбящих, в Церкви успокоение для изнуренных, в Церкви отдохновение для утружденных (свт. Иоанн Златоуст, 49, 380).

***

Церковь есть море благочестия, не волнами изобилующее, но исполненное веры (свт. Иоанн Златоуст, 49, 731).

***

У нас ладья учения не подвергается кораблекрушению, не разбивается, не тревожится, не обуревается, но, как в тихую пристань, стремится в души любящих Господа (свт. Иоанн Златоуст, 49, 731—732).

***

Этот дом <Церковь> есть духовная лечебница, устроенная для того, чтобы в ней врачевали мы те раны, которые получаем отвне (в мире), а не для того, чтобы выходить отсюда с новыми ранами (свт. Иоанн Златоуст, 51, 20).

***

Как от бездействия рождается леность, так и от упражнения появляется усердие. Поэтому, хотя бы ты был исполнен бесчисленным множеством грехов, хотя бы ты был нечист, — не убегай от здешнего собрания <церковного>.

Но что же, скажешь, если я слушаю, но не исполняю? Не малое приобретение и это — признать себя достойным сожаления. Небесполезен этот страх; небесплодна и эта боязнь. Если только будешь сокрушаться о том, что, слушая, не исполняешь, то непременно придешь когда-нибудь и к исполнению. Кто беседует с Богом и слушает беседу Божию, тому невозможно не получить никакой пользы (свт. Иоанн Златоуст, 51, 350—351).

***

...Разделение всего более подрывает Церковь, это — диавольское оружие, им все ниспровергается. Пока единение соблюдается в тете (Церкви), до тех пор диавол не может иметь доступа, но от разделения происходит соблазн. Отчего же разделение? От учений, противных учению (апостолов). Откуда же такие учения? От служения чреву и прочим страстям (свт. Иоанн Златоуст, 52, 852—853).

***

...Имя Церкви — это имя не разделения, но единения и согласия. <...> Так и находящиеся в различных местах, когда имеют не различных господ, а только одного, от мест не теряют согласия, потому что один Господь соединяет их (свт. Иоанн Златоуст, 53, 8—9).

***

Церковь устроена не для того, чтобы собирающиеся в ней разделялись, но чтобы разделенные соединялись, как показывает и самое слово собрание (см.: 1 Кор. 11, 17—18) (свт. Иоанн Златоуст, 53, 271).

***

Как наше тело есть нечто единое, хотя состоит из многих членов, так и в Церкви все мы составляем нечто единое; хотя она состоит из многих членов, но эти многие суть одно тело (свт. Иоанн Златоуст, 53, 297—298).

***

Если же скажешь, что членов много и они различны, то знай, что это самое и удивительно и составляет особенность тела, а именно, что в нем многое и различное составляет одно; а если бы не было множества, то не было бы так удивительно и чудно, что тело одно, или, лучше, тогда не было бы и тела (свт. Иоанн Златоуст, 53, 299).

***

В Церкви должно жить, как в одном доме; как составляющие одно тело, — все должны быть расположены друг к другу, поскольку и Крещение одно, и Трапеза одна, и источник один, и творение одно, и Отец один (свт. Иоанн Златоуст, 53, 633).

***

Как при постройке здания не все камни получают одно назначение, но один годится для угла, а не для основания, другой для основания, а не для угла, так, без сомнения, и в теле Церкви. Равным образом и в нашем теле каждый может увидеть то же самое, однако же один член терпит другого, и мы не требуем всего от каждого из них, потому что из совокупности разнообразного состоит и тело, и здание... Исполняйте все вместе совокупными силами, терпя недостатки один другого. Так, например, тот вспыльчив, а ты сонлив: сноси же в таком случае его бурные порывы, чтобы и он сносил твою вялость. Таким образом, и он не согрешит, когда встретит снисхождение к себе с твоей стороны, да и ты не погрешишь, раз брат твой терпит в тебе то, что для него тяжело. Итак, подавая друг другу руку помощи, когда угрожает опасность падения, исполняйте закон общими силами, восполняя каждый недостатки ближнего своим терпением. Если же не будете так поступать, а всякий станет судить дела ближнего, то вы никогда не достигнете того, чего должны достигать. Подобно тому как и по отношению к телу, если кто станет требовать от всех членов его одинакового служения, тело ни в каком случае не устоит, так и между братиями произойдет великая вражда, если мы от каждого будем требовать всего (свт. Иоанн Златоуст, 53, 808).

***

...Ничто так не оскорбляет Бога, как разделения в Церкви. Хотя бы мы совершили тысячу добрых дел, подвергнемся осуждению не меньше тех, которые терзали тело Его, если будем расторгать целость Церкви. Первое совершено было для пользы всего мира, хотя и не с тем намерением; а последнее не доставляет никому никакой пользы, напротив, составляет великий вред (свт. Иоанн Златоуст, 54, 102).

***

Вратами адовыми Слово Божие (см.: Мф. 16, 18) назвало мучительство безбожников и хулы еретические, так как, всему этому противовосстав, Божия Церковь с одними борется, а другими не преодолевается (прп. Исидор Пелусиот, 60, 146).

***

...Церковь есть собрание святых, совокупленное правою верою и доблестным житием. <...> Церковь составляется из непорочных душ... (прп. Исидор Пелусиот, 61, 34).

***

...Церковь была воюема, но не одолеваема, напротив того, оказалась восторжествовавшею над покушавшимися ее уничтожить. Итак, чему же дивиться, если и святые терпят здесь нападения? Сии брани делают их победы славнейшими и добычи досточестнейшими (прп. Исидор Пелусиот, 61, 77-78).

***

...<Господь> имел опочить человеческою смертию на Кресте, чтобы из святого Его ребра, прободенного копьем и источившего кровь и воду, была создана духовная невеста Его, т. е. Вселенская Церковь (прп. Нил Синайский, 72, 269).

***

...Церковь с помощию веры расширяет крут своих умозрений и Божественных понятий (прп. Нил Синайский, 72, 286).

***

Как в вечных обителях Бог каждому святому дает подобающую ему часть... так и в теле Церкви каждый причитается в такой член Христов, каким быть достоин (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 386—387).

***

Поелику же Церковь есть Тело Христово и невеста Христова, и мир вышний, и храм Божий, члены же тела сего суть все святые, а между тем они не все еще родились и благоугодными показали себя, то явно, что Тело Христово еще не есть целое вполне, что не наполнился еще и вышний мир, т. е. не весь еще сонм людей вошел в Церковь Божию. Но и доныне есть еще в мире много неверующих, которые имеют уверовать во Христа, есть много грешников, которые имеют покаяться, есть много непокоривых, которые имеют покориться Христу; многие еще имеют родиться и благоугодить Богу, прежде чем вострубит последняя труба. Итак, надлежит родиться всем предуведанным от Бога и наполниться превысшему сего мира миру Церкви первородных, Иерусалиму Небесному; и тогда совершится полнота Тела Христова, приняв в себя всех предопределенных от Бога быть сообразными образу Сына Его, кои суть сыны света и дня. Таковые все суть предопределенные, и преднаписанные, и в число спасенных включенные и имеют соединиться и сочетаться с Телом Христовым, которое тогда сделается всецело полным и совершенным Телом Христовым, и не будет уже у него ни одного недоставать члена (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 390—391).

***

Как мысленные чины Небесных Сил освещаются Богом по порядку, так что Божественное светолитие проникает из первого чиноначалия во второе, из этого в третье и так во все, так и святые, будучи освещаемы святыми Ангелами, связуемы и соединяемы союзом Святаго Духа, делаются равночестными с ними и подобными им. Затем святые, которые являются из рода в род, от времени до времени, после святых, предшествовавших им, посредством исполнения заповедей Божиих прицепляются к ним — к тем прежним и, получая благодать Божию, осияваются подобно им, — все же последовательно составляют таким образом некую златую цепь, каждый будучи особым звеном сей цепи, соединяющимся с предыдущим посредством веры, добрых дел и любви, — цепь, которая, утверждаясь в Боге, неудоборазрываема есть... (прп. Симеон Новый Богослов, 93, 51).

***

Говорит божественный Апостол: тело Христово мы есмы и уди от части (ср.: 1 Кор. 12, 27); и опять: едино тело, един дух есте (ср.: Еф. 4, 4). Как тело без духа мертво и бесчувственно, так и умертвившийся страстьми через небрежение о заповедях по крещении бывает бездействен, как непросвещаемый Святым Духом и благодатию Христовою: ибо хотя он имеет Духа по вере и возрождению, но Он в нем бездействен и недвижим по душевной мертвости. Душа у нас одна, а членов тела много, но она все их держит, животворит и движет, — те, однако же, которые способны принимать жизнь; те же, которые по какой-либо случайной немощи иссохли, как мертвые и неподвижные, хотя держит в себе, но безжизненными и бесчувственными. Так и Дух Христов, весь во всех членах Христовых пребывая, тс из них, кои могут быть причастны жизни, движет и животворит; но и те, кои неспособны к сему по немощности, человеколюбно удерживает, как собственные. Таким образом, всякий верный, хотя по вере причастен сыноположения духовного, бывает, однако же, бездействен и непросвещен по причине нерадения и неверия, лишаясь света и жизни Иисусовой, так что хотя всякий верный, как член Христов, имеет Духа Христова, но иной остается бездейственным и недвижимым, как неспособный к причастию благодати (прп. Григорий Синаит, 93, 212-213).

***

Несется Святая Церковь по волнам житейского моря и пребывает превыше волн его Божественным учением, содержа в недре своем истинное богопознание, истинное познание о человеке, о добре и зле, о мире вещественном и временном, о мире духовном и вечном. Все истинные христиане по всей вселенной принадлежат единой истинной Церкви и, содержа ее учение в полноте и чистоте, составляют то собрание кораблей, которое проплывает житейское море, не погружаясь в темных глубинах его (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 363).

***

Православие есть истинное богопознание и богопочитание, православие есть поклонение Богу Духом и Истиною, православие есть прославление Бога истинным познанием Его и поклонением Ему... (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 78).

***

В неприкосновенной целости хранится откровенное учение Божие, единственно и исключительно в лоне Православной Восточной Церкви (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 85).

***

Духовный чертог, в котором хранится и из которого неоскудно преподается духовное сокровище — истинная вера, есть Единая Святая Православная Церковь (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 207).

***

...В недре Ветхозаветной Церкви было только преобразование спасения — в недре Новозаветной <Церкви> обильно и преизобильно преподается самое спасение (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 219).

***

...Вне неуклонного послушания Церкви нет ни истинного смирения, ни истинного духовного разума; там обширная область, темное царство лжи и производимого ею самообольщения (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 446).

***

Церковь есть дом спасения, или сосуд благодатных средств, и двор спасаемых (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 88, 68).

***

Церковь — двор спасаемых: все верующие — одно тело с одним духом (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 88, 69).

***

Ревнуй же всею ревностию о том, чтобы пребыть в единении с <Церковью> — и себя подвесть под один с нею дух (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 88, 70).

***

Недалеко от киликийского города Эги жили два столпника. Один из них принадлежал ко Святой Кафолической и Апостольской Церкви, а другой был последователем ереси Севера. Еретик возводил на православного разнообразные обвинения, стараясь о том, чтобы привлечь его к своей ереси. Распространяя о нем молву, он решил добиться его осуждения. Православный подвижник, как свыше озаренный, просил еретика прислать ему частицу причастия. Тот обрадовался, как будто уже совратил собрата в свою ересь, и немедленно послал ему просимое, ничего не подозревая. Православный, приняв частицу, присланную еретиком, раскалил сосуд и положил в него эту частицу, и она немедленно исчезла в жару пылающего сосуда. Затем, взяв частицу Святого Причастия Православной Церкви, он сделал то же самое, и мгновенно раскаленный сосуд охладел, и Святое Причастие осталось целым и невредимым. Он благоговейно хранил его и показывал его всем, кто приходил к нему (102, 38—39).

***

Жил в Каламонской лавре, близ священного Иордана, один великий старец по имени Кириак. Однажды пришел к нему за духовным советом и помощью брат чужестранец, по имени Феофан. Получив от беседы со старцем великую пользу, брат воскликнул: «Отец мой, в моей стране я нахожусь в общении с несторианами. Не будь этого, я бы навсегда остался с тобой!» Услыхав имя Нестория, старец глубоко опечалился о погибели брата и стал убеждать его и молить, чтобы он оставил эту пагубную ересь и присоединился к Святой Кафолической и Апостольской Церкви.

— Невозможно спастись, если не будешь православным и веровать, что Пресвятая Дева Мария есть истинная Богородица.

— Отче, — возразил брат, — да все ереси говорят точно так же: если не будешь в общении с нами, не получишь спасения. Не знаю, как мне и поступить. Помолись, отче, чтобы Господь явно показал тебе, какая вера истинная.

Старец радостно выслушал слова брата.

— Оставайся в моей келье — сказал он, — я имею упование на Бога, что Он по Своему милосердию откроет тебе истину. И, оставив брата в своей пещере, старец пошел к Мертвому морю и стал молиться о нем.

И точно, на другой день, около девятого часа, брат видит, что кто-то явился к нему, страшный по виду, и говорит: «Поди и познай истину!» — и, взяв его, ведет в место мрачное и смрадное и испускавшее пламя и показывает ему в пламени Нестория и Феодора, Евтихия и Аполлинария, Евагрия и Дидима, Диоскора и Севера, Ария и других. И говорит явившийся брату: «Вот место, уготованное еретикам и тем, кто нечестиво' учит о Пресвятой Богородице, равно как и тем, кто следует их учению. Если тебе нравится это место, оставайся при своем учении. Коли же не желаешь вкусить такого наказания, обратись к Святой Кафолической Церкви, к которой принадлежит и наставлявший тебя старец. Я говорю тебе: хотя бы и всеми добродетелями украсился человек, но если он неправо верует, он попадет в это место». При этих словах брат пришел в себя. Когда старец возвратился, брат рассказал все, что видел, и в скором времени присоединился к Святой Кафолической Апостольской Церкви. Оставшись в Каламоне при старце, он прожил с ним несколько лет и скончался в мире (102, 32).

В Келлиях был некто авва Иаков младший, у которого отец по плоти был и отцом духовным. В Келлиях было две церкви, одна для православных, к которой он и принадлежал, а другая для апосхистов. Авва Иаков имел благодать смиренномудрия, за что и был любим всеми, как православными, так и апосхистами. Православные говорили ему: «Смотри, авва Иаков, чтобы не обольстили тебя апосхисты и не увлекли в общение с собою». И апосхисты также ему говорили: «Знай, авва Иаков, что ты с дифизитами погубляешь душу свою, ибо они несториане и клевещут на истину!» Авва Иаков, как человек простой, находился в затруднении, слушая, что говорили ему с обеих сторон. Наконец, овладело им беспокойство, и он, заключившись в келье и надев на себя погребальные одежды, как бы перед смертью, наложил на себя подвиг сугубого поста и молитвы, дабы Господь Сам открыл и разрешил это недоумение. Рассказывал он потом, что в эти дни много пострадал от демонов, особенно в уме. По прошествии сорока дней старец видит, что к нему входит отрок с веселым лицом и говорит: «Авва Иаков! Что ты здесь делаешь?» Иаков вдруг осиян был светом и, почувствовав силу в себе от видения отрока, отвечал ему: «Господи, Ты знаешь, что со мною делается! Одни говорят мне — не оставляй Церкви Православной, другие же — дифизиты тебя прельщают. Находясь в затруднении, я решился на такой подвиг». Господь отвечает ему: «Хорошо там, где ты», — и тотчас при сем слове авва Иаков увидел себя перед дверьми святой церкви православных последователей Халкидонского Собора (97, 276-277).

***

Один монах, живший в монастыре святого Феодосия, хотя и был православный, но по своей простоте мало обращал внимания на различие вер, часто выходил из кельи и отправлялся в церкви или египтян, или армян, или других еретиков и там до конца выстаивал их службы, нисколько не думая о том, что это грешно. Однажды ему явился Ангел и спросил: «Скажи мне, старец, когда ты умрешь, то как хочешь, чтобы над тобою был совершен обряд погребения: по-египетски ли, или по-армянски, или по другой какой еретической секте, или по-православному?» Старец отвечал: «Не знаю». Тогда Ангел сказал ему: «Так размысли о себе, через три недели я приду к тебе, и тогда мне скажешь». Инок пошел за советом к одному прозорливому старцу и передал ему слова Ангела. Тот, внимательно выслушав, сказал: «Да уж не ходишь ли ты к церквам иноверных?» «Да, — отвечал инок, — где застану пение, там и слушаю его — армянское ли оно, египетское ли, или другое какое еретическое, мне все равно». Тогда прозорливец воскликнул: «Горе тебе, брат, будет за твое хождение в церкви тех, которые отметают правила Соборов и святых отцов! Образумься скорее и, когда придет к тебе Ангел, тотчас скажи ему: отселе хочу быть православным!» Прошло три недели, и Ангел действительно явился иноку и спросит: «Ну, что ты размыслил о себе?» «Да, хочу быть православным», — отвечал старец. «Хорошо ты это сделал, — сказал ему Ангел, — ибо теперь только и освободил душу свою от муки». И после сих слов старец скончался (112, 231-232).

***

Греческий царь Валент, по вере арианин, закрыл в своем государстве православные церкви, отдал их во власть ариан и приказал изгнать всех православных епископов. Последние сказали царю: «Прежде чем привести в исполнение свое повеление относительно нас, позволь Василию Великому войти в собеседование о вере с арианами. Если они на оном победят Василия, то мы все беспрекословно покоримся тебе». Царь согласился и призвал святого Василия Великого в Никею. Василий, сказав Валенту, что пусть его с арианами Бог рассудит, поступил так: он повелел запереть двери одной из церквей и сказал арианам: «Хотите ли рассудить, чья вера правая, через эти двери?» Если по молитве вашей они отверзутся сами собой, будем знать, что правда на вашей стороне; если отверзутся по молитве нашей, то тогда все должны будут признать, что православно веруем мы, а не вы». Ариане согласились, с утра до вечера они молились об отверзении дверей, но «не бысть ни гласа, ни послушания».

Затем настала очередь православных. Святой Василий с клиром и народом подошел к церкви, преклонил колена и стал молиться. «И внезапу бысть гром ваш к, и отверзошася двери церковные». Все ужаснулись и прославили Бога. Царь повелел возвратить церкви православным, наградил святого Василия великими дарами и отпустил его с миром (112, 333-334).

***

Авва Феодул рассказывал: «Есть здесь недалеко от Фара гостиница. При ней был и гостиник. Однажды он попросил меня прийти и на несколько дней заменить его. Придя в гостиницу, я нашел остановившегося там инока, родом сирийца. Он не имел ничего, кроме власяницы, плаща и нескольких хлебов. Стоя постоянно в одном углу, он день и ночь проводил в песнословии и ни с кем не говорил. Настал воскресный день. Я подхожу к нему и говорю: «Брат, ты не сходишь ли ко Святой Софии, чтобы причаститься Святых Божественных Тайн?» «Нет!» — отвечал он. «Отчего?» — спрашиваю. — «Я принадлежу к последователям Севера и не состою в общении с Церковью». Услышав, что он не принадлежит к Святой Кафолической Церкви, а вместе с тем видя его прекрасное поведение и добродетель, я ушел со слезами в свою келью и, пав на лицо свое перед Богом, три дня молился со слезами: «Господи Христе, Боже наш, преклонивый небеса по неизреченному и бесконечному человеколюбию и сошедший нашего ради спасения, воплотивыйся от Владычицы и Приснодевы Марии, открой мне: кто истинно и прямо верует, мы ли, чада Церкви, или последователи Севера?» На третий день кто-то, незримый, сказал мне: «Иди, Феодул, и увидишь веру его». Придя утром, я сел против него, надеясь увидеть что-либо по слову, бывшему ко мне. Я сидел около часа, пристально смотря на него. Он стоял и пел песнопения на сирийском языке. И вот — Бог мне свидетель! — вижу голубя, парящего над головою его, почерневшего как бы от сажи в трубе и истрепанного; а почерневший голубь обозначает веру их». Вот что, обливаясь слезами и глубоко вздыхая, поведал нам этот поистине блаженный муж (102, 128—129).

***

Пресвитер Анастасий, ризничий церкви Святого Воскресения Христа, Бога нашего, рассказывал нам, что однажды, в ночь под воскресенье, жена патриция Германа, Космиана, пожелала поклониться Святому Гробу Господа нашего Иисуса Христа. Она уже приблизилась к вратам святилища, и тут навстречу ей явилась Сама Владычица Пресвятая Богородица, в сопровождении других жен.

— Ты не наша, поэтому и не входи сюда, — сказала Богоматерь.

Космиана действительно принадлежала к секте Севера.

На настойчивые се мольбы о дозволении поклониться Святому Гробу, Богоматерь отвечала: «Поверь мне, жено, что ты не войдешь сюда, если не присоединишься к нам».

Поняв, что уклонение в ересь возбраняет ей доступ к святыне до тех пор, пока она не обратится к Святой Кафолической и Апостольской Церкви, Космиана тотчас позвала диакона. Когда диакон пришел со Святою Чашею, она причастилась Святых Тела и Крови Великого Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, а затем удостоилась поклониться и Святому Гробу Господню (102, 63—64).

***

Авва Феодор рассказывал: «Жили в Константинополе два брата, родом сирийцы. Однажды старший брат говорит младшему: «Пойдем в Сирию и приобретем во владение родительский дом». С общего согласия они порешили, что отправится младший брат.

Спустя немного времени, оставшийся в Константинополе, старший брат видит сон: благолепный старец говорит ему: «Знаешь ли ты, что твой брат впал в блуд с женою корчемника?» Проснувшись, он был весьма огорчен и говорил сам себе: «Это я виноват, зачем отпустил его одного?» Через некоторое время этот же сон повторился дважды... И немедленно он пишет из Константинополя в Сирию к брату: «Тотчас же бросай все и возвращайся в Византию». Получив письмо, тот, оставив все, явился. Старший брат тут же ведет его в церковь и начинает горько укорять: «Хорошо ли это, что ты впал в блуд с женою корчемника?» Тот, выслушав, начал клясться именем Бога Вседержителя: «Я не понимаю, что ты говоришь, я не предавался распутству, не вступал ни с кем в незаконную связь и никого не знал, кроме законной жены». И снова старший брат спрашивает: «Не сотворил ли ты еще чего более тяжкого?» Тот, отрекаясь, повторяет: «Ничего я не сделал незаконного. Правда, я нашел в нашем селении монахов из секты Севера и, не зная, что это худо, имел с ними общение. Но другого ничего за собой не знаю». Тогда старший брат объяснил, что блуд и означает измену Святой Кафолической Церкви. Брат впал в ересь акефала Севера, поистине корчемника, опозорил себя и унизил высоту православия (102, 228).

 

Система Orphus Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter


<<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>>