<<<   БИБЛИОТЕКА   >>>


Сокровищница духовной мудрости

ПОИСК ФОРУМ

 

Воровство

...Много есть и еще, от чего должен воздерживаться раб Божий. Это — воровство и кража... пожелание чужого... подлинно, это есть зло для рабов Божиих... воздерживайся от этого и ты, чтобы тебе жить с Богом... (св. Ерм, 94, 190).

***

И хуже всего то, что ты грабишь и лихоимствуешь не потому, чтобы тебя угнетала нищета и понуждал голод, но для того, чтобы больше вызолотить узду у коня, кровлю на доме... (свт. Иоанн Златоуст, 53, 615).

***

...Переносить ради Бога расхищение имущества гораздо более значит, нежели благотворить. Потому , что это последнее есть плод (расположения) души и доброй воли, — оттого оно и легко, а то — наглость и насилие (свт. Иоанн Златоуст, 55, 561).

***

...Не в количестве похищенного и украденного состоит преступление, но в намерении ворующего (свт. Иоанн Златоуст, 55, 563).

***

Наши молитвы должны быть чисты, но молитвы не могут быть чистыми тогда, когда они истекают из души нечистой. Ничто не делает души столь нечистою, как любостяжание и хищение (свт. Иоанн Златоуст, 55, 801).

***

Один брат подделал ключ, отворил келью одного из старцев и взял его деньги. Старец же, обнаружив пропажу, написал хартию: «Господин брат, кто бы ты ни был, окажи любовь, оставь в следующий раз половину на мою нужду». И, разделив деньги на две части, положил хартию. Тот же, пришедши в другой раз и разорвав хартию, взял все деньги. Потом, спустя два года, он стал умирать, и душа его не выходила. Тогда призвал он старца и покаялся ему в содеянном, и по молитвам старца мирно отошел ко Господу (98, 370).

***

Авва Спиридон, будучи епископом города Тримифунта, продолжал также пасти овец. Однажды в полночь воры тайно подошли к овчарне, но были связаны невидимою силою. На рассвете авва пришел в овчарню и увидел воров со связанными руками. Сотворив молитву и наставя их на путь истинный, авва отпустил воров. Отпуская их, он подарил им овцу, сказав: чтобы люди не подумали, что вы даром стерегли овчарню... (97, 267).

***

Как-то разбойники приплыли на челнах к Красному острову на Новом озере. «Сыны беззакония, — грозно  сказал отшельник, преподобный Кирилл Новоезерский, при встрече с ними, вы забыли, что есть грозный суд правды Божией и па пустой остров явились для грабежа, и у пустынника думаете найти корысть? Что вы делаете? Все мое серебро в моей келье...»

Один из разбойников поспешил в келью преподобного, а на других вдруг напал мрак; скоро из кельи послышались жалобные вопли их товарища: он просил избавить его от двух юношей, которые нещадно его били... Ослепленные разбойники стали просить преподобного отпустить их с миром. Старец отпустил их со словами: «Вперед не злодействуйте, чтобы не быть в аду».

В другой раз воры сняли колокола у бедного храма обители и спешили переправиться на другой берег, но заблудились и должны были вернуться в обитель. «Зачем вы пришли сюда?» — спросил их преподобный Кирилл. Те пали к ногам его и просили прощения. «Еще не бывало того, — сказал Угодник Божий, — чтобы кто был счастлив чужим добром. Алчешь чужого — потеряешь свое. Вор не бывает богат, а бывает горбат. И с умом воровать — беды не миновать... Заработанный ломоть лучше краденого каравая. Помните эту народную мудрость». Затем велел накормить их и отпустил с миром (116, 147).

***

Авва Ссраиион рассказывал: «Когда я был молод... встав однажды от трапезы, по действию диавола, похитил я одну долю хлеба и съел ее тайно от моего аввы. И как я продолжал это делать некоторое время, то, преобладаемый уже страстью, не мог преодолеть себя, но только одна совесть меня осуждала, а сказать старцу я стыдился. Случилось же, по устроению человеколюбивого Бога, прийти некоторым людям к старцу ради душевной пользы. Старец сказал им: «Ничто столько не причиняет вреда монахам и радости демонам, как утаение помыслов от отцов духовных». Он говорил им и о воздержании. Я же, сокрушаясь о грехах, в страхе начал плакать, потом выбросил похищенный хлеб и, повергшись на землю, просил прощения. Старец сказал: «Чадо! Твоя исповедь освободила тебя от плена, и ты, произнося осуждение себе, убил в укрывательстве уязвляющего тебя демона». Вдруг нечистая сила, как огненное пламя, вышло из пазухи моей... и храмина наполнилась смрадом. Тогда старец сказал: «Знамение это свидетельствует о твоем освобождении» (98, 62—64).

***

Однажды авва Зенон проходил Палестину и, утомившись, сел для принятия пищи у огуречного огорода. Помысл говорил ему: «Возьми один огурец и съешь, ибо что в этом важного?» Но он отвечал своему помыслу: «Воры подвергаются наказанию; так испытай себя, можешь ли ты перенести наказание». Вставши, он пять дней простоял на жаре и, изнуренный жаром, сказал сам себе: «Не могу снести наказания», потом говорит своему помыслу: «Если не можешь, то не воруй и не ешь» (97, 81).

***

При жизни святого Андрея, Христа ради юродивого, в Царьграде жил лютый грешник, обкрадывавший мертвецов. Однажды, узнав о погребении в уединенном месте девицы, дочери вельможи, он отправился к ее могиле с целью снять с нее драгоценные одежды. На пути встретил его святой Андрей и, предузнав о нечестивом деле, начат уговаривать его не делать этого, в противном же случае угрожал Божиим наказанием. Вместо того, чтобы послушаться святого, тот только посмеялся над ним и пошел, куда задумал. Отвалив камень от пещеры, в которой была погребена девица, он раскрыл ее гроб, снял с нее саван, затем драгоценную одежду и, наконец, не устыдился и совсем обнажить ее — взял последнюю рубашку. Но в то самое время, когда он заканчивал свое гнусное дело, повелением Божиим умершая встала из гроба и правой рукой ударила его по лицу, и он тотчас же лишился зрения. «Окаянный! — сказала она. — Хоть бы из-за стыда ты оставил мне последнюю из одежд. Но теперь не будешь красть никогда! И с этого дня узнаешь, что есть Бог, жив Иисус Христос, есть Суд и будет воздаяние по смерти». Ослепший вор после этого волей неволей оставил свое ремесло и начал кормиться подаянием. Часто жестоко он упрекал себя за свою прежнюю жизнь. «Будь ты проклята, — говаривал он иногда, — моя ненасытная жадность, ради тебя я получил эту ужасную слепоту. Худо тому, кто живет и праздности и занимается воровством» (113, 101 —102).

***

Однажды три старца-слепца вели беседу между собой, и один из них спрашивает другого: «Как ты ослеп?» «В молодости я был матросом, — отвечал собеседник. — Мы плыли из Африки, и в море у меня вдруг разболелись глаза так, что не мог и ходить. Потом на глазах появились бельма, и я ослеп». «А ты как ослеп?» — спросил тот же слепец другого товарища по несчастью. «Я был стекольщиком, отливал стекла. Брызги попали мне в глаза, и я ослеп». «Ну, а ты сам каким образом потерял зрение?» — спросили оба слепца первою. «Сказать вам по правде, — отвечал тот, — в молодости я ненавидел труд, к тому же был и мот. Дошло до того, что мне нечего было есть, и я принялся за воровство. Однажды, уже совершив много преступлений, я остановился на площади. Смотрю — хоронят покойника, роскошно одетого. Иду за процессией, чтобы заметить место погребения. Обошли церковь святого Иоанна и, положив покойника в склепе, разошлись. Тогда я, оставшись один, вошел в склеп. Сняв с покойника все одежды, оставил на нем только один саван. Я уже собирался выйти, как дурная привычка будто шепнула мне: «Прихвати и саван, он из дорогой материи». Я и вернулся себе на горе! Как только снял и саван, совершенно обнажив мертвеца, он вдруг встал прямо передо мной, простер обе руки. Ощупав пальцами мое лицо, он вырвал мне глаза. Тогда я, несчастный, бросив все, с большой горестью выбежал из могилы. Так л ослеп» (103, 71—72).

***

В одном селе жил благочестивый крестьянин, который неопустительно каждый праздник посещал храм Божий. Где бы он ни был, услышав звон церковного колокола, собирал своих детей и вместе с ними шел в церковь, а жене приказывал не медлить дома с приготовлением пищи, но спешить к богослужению.

Однажды, в день памяти святителя Николая, хозяйка так торопилась закончить свои дела, что в суете забыла запереть дверь. В это время мимо дома проходил известный всему селу вор. Заметив незапертую дверь, он вошел в дом и начал собирать все, что было для него ценным. Он связал все вещи и уже собрался уходить, как вдруг через закрытую дверь вошел сам святитель Николай в полном архиерейском облачении. Грозно взирая на вора, он воскликнул; «Как?! Люди, любящие Бога, ушли в храм и забыли запереть свою хижину, а ты воспользовался этим, чтобы похитить их достояние, приобретенное тяжкими трудами?» При этих словах святитель ударил вора по щеке, и тот сразу же ослеп. Он начал бродить по дому, чтобы найти дверь, и никак не мог выйти.

Хозяева вернулись из храма и заметили, что в доме кто-то ходит. Когда они вошли, то увидели хорошо знакомого вора, который с плачем рассказал о явлении ему святителя Николая и о наказании за воровство.

Вор, к радости всего села, был осужден на поселение в Сибирь. Заключенные шли мимо храма, где была икона святителя Николая Чудотворца. Зайдя в церковь и упав на колени перед иконой, вор с горьким покаянным плачем стал просить прощения у Угодника Божиего, обещал не возвращаться к прежней жизни. Прикладываясь к иконе, он ощутил, что вновь видит свет (50, 121 —123).

 

Система Orphus Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter


<<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>>