<<<   БИБЛИОТЕКА   >>>


А. П. Лопухин. Толковая Библия. 3 книга Ездры

ПОИСК ФОРУМ

 

Глава 12

Исчезновение последней головы орла и гибель всего его в пламени (1–3). Молитва Ездры об истолковании видения (4–9). Толкование видения (10–36). Повеление Бога написать все виденное, но сохранить его в тайне от народа (37–38). Обещание нового откровения (39). Просьбы пришедшего народа о возвращении Ездры в город для руководительства жизнью пленников (40–45) и согласие Ездры на это (46–51).

1 Когда лев говорил к орлу эти слова, я увидел, 
2 что не являлась более голова, которая оставалась вместе с четырьмя крыльями, которые перешли к ней и поднимались, чтобы царствовать, но которых царство было слабо и исполнено возмущений.

2. В Вульгате неожиданно вместо двух (XI:24; XII:29) говорится о четырех малых крыльях, перешедших под правую голову. Эта ошибка произошла вследствие пропуска. В рукописях латинского текста в данном месте идет речь сперва об исчезновении 4 малых крыльев, а далее о двух приютившихся под правою головою крыльях. Подобно тому, как прежде, отмечая гибель 12 больших крыльев (XI:22), автор попутно упоминает об исчезнувших вместе с ними двух придаточных, так и теперь, рассказав об уничтожении третьей головы, он присоединяет заметку о гибели примыкающих к 3 головам 4 малых крыльев, не менявших своего места. В восточных переводах мысль выражена с большей отчетливостью. «И вот голова, которая оставалась в живых, не появлялась более. И воспрянули два крыла, которые перешли к ней, и поднялись, чтобы царствовать, и царствование их было слабо и полно мятежей». Так как третья голова погибает от руки Мессии, а пришествие Мессии ожидается автором лишь в будущем, то нужно признать, что книга явилась в последние годы царствования Домициана (61 г.–96 г.), около 96 г. по Р. Х. Домициан не оставлял по себе преемников. Автор, переживший смутное время от смерти Нерона до воцарения Флавиев, предчувствовал возобновление его и изобразил в виде двух придаточных крыльев, правящих следом за третьей головой, вероятных претендентов на престол по смерти Домициана. Ко времени не позже 96 года приурочивают составление пророческой книги Ездры Гфререр (I, 88), Дильман (Herzogs Real-Encyklopedie В. XII. 1-te Aufl. und 2-te Aufl., 355), Визелер (281–283), Биссель (644), Рейс (736), Ширер (328), Вельгаузен (241–245), Гункель (352) и Лагранж; (497, 498, 500). Другие исследователи, как-то: Фолькмар (352–354), Ланген (130–134), Ренан (366–369), Гаусрат (84–86), Розенталь, Цеклер (446–447), Дильман в последнем своем труде (Ueber das Adlergesicht in der Apokalypse des Esra) и Клемен (242–243) склоняются к тому, что автор пережил смерть Домициана, павшего от меча преторианцев (Suetonius, Domitianus, 27. Dio Cassius, LVII, 15–17), так как толкование видения вполне согласно с историей говорит о смерти последней головы от меча (XII:27–28). Упадок власти и мятежи, характеризующие правление двух последних придаточных крыльев, действительно сильно давали себя чувствовать при Нерве (96 г.–98 г.). Дряхлый старик, опиравшийся не на войско, а на мирных граждан, бессилен был вдохнуть жизнь в разлагавшуюся греко-римскую империю. Наконец, в октябре 97 г. вспыхнул бунт преторианцев, после чего Нерва для спасения империи от волнений пригласил к себе в соправители Траяна. Незадолго до этого автор и сочинил свою книгу. Однако текст самого видения решительно говорит против такого взгляда. Явление Мессии, после обличительной речи Которого исчезает последняя голова, только ожидается автором в самом близком будущем. Для аллегорического понимания его в смысле очевидности для каждого близкого возмездия за пролитую братоубийцей кровь (Фолькмар) нет оснований. Еще более странным представляется взгляд Лике (в первом издании его книги, 1832 года) и Бальденшпергера, отодвигающих написание книги к царствованию Траяна. В правление его не могло возникнуть мысли о близкой гибели римского орла.

3 И я видел, и вот они исчезли, и все тело орла сгорало, и ужаснулась земля, и я от тревоги, исступления ума и от великого страха пробудился и сказал духу моему: 

3. В следующем видении враги Мессии истребляются пламенем, выходящим из Его уст (XIII:10–11). У пророка Даниила (VII:1) четвертый зверь предается сожжению.

4 вот, ты причинил мне это тем, что испытываешь пути Всевышнего.

4. Автор сознает, что главным поводом к дарованию ему страшного видения, которое он только что созерцал, является его пытливый ум, с жадностью стремящийся проникнуть в пути Всевышнего. Ср. Дан VII:15–16.

5 Вот, я еще трепещу сердцем и весьма изнемог духом моим, и нет во мне нисколько силы от великого страха, которым я поражен в эту ночь.
6 Итак ныне я помолюсь Всевышнему, чтобы Он укрепил меня до конца.
7 И сказал я: Владыко Господи! если я обрел благодать пред очами Твоими, если Ты нашел меня праведным пред многими, и если молитва моя подлинно взошла пред лице Твое, 

7. Ср. VI:32.

8 укрепи меня и покажи мне, рабу Твоему, значение сего страшного видения, чтобы вполне успокоить душу мою: 

8. Пророк просит Бога утешить его мятущуюся душу вполне, объяснив смысл его сна. Видение жены, изображавшее славную будущность Сиона, успокаивало его только отчасти. Главный вопрос о том, каким образом низвергнуто будет иго римлян, раскрывается только в данном видении.

9 ибо Ты судил меня достойным, чтобы показать мне последние времена. И Он сказал мне:
10 Таково значение видения сего: 
11 орел, которого ты видел восходящим от моря, есть царство, показанное в видении Даниилу, брату твоему; 

11. XI:39.

12 но ему не было изъяснено то, что ныне Я изъясню тебе.

12. Толкование видения не отличается ясностью. Подобная же особенность сильно дает себя чувствовать и в книге пророка Даниила, служившей для автора образцом. Это обстоятельство побуждает при анализе видения отводить его толкованию лишь второстепенное место, особенно в виду некоторых противоречий, замечаемых между толкованием и текстом самого видения.

13 Вот, приходят дни, когда восстанет на земле царство более страшное, нежели все царства, бывшие прежде него.

13. XI:40–43.

14 В нем будут царствовать, один после другого, двенадцать царей.

14. XI:1.

15 Второй из них начнет царствовать, и удержит власть более продолжительное время, нежели прочие двенадцать.

15. XI:13–17.

16 Таково значение двенадцати крыльев, виденных тобою.
17 А что ты слышал говоривший голос, исходящий не от голов орла, но из средины тела его, 
18 это означает, что после времени того царства произойдут немалые распри, и царство подвергнется опасности падения; но оно не падет тогда и восстановится в первоначальное состояние свое.

17-18. XI:7–10. Латинский перевод относит смуты, угрожающие Риму падением, ко времени после правления 12 больших крыльев (post tempus regni illius). По восточным переводам они имеют место среди их царствования (inter tempus regni illius). Очевидно, автор намекает на волнения, раздиравшие империю по смерти Нерона до воцарения Веспасиана. Последний вернул Риму прежнее величие.

19 А что ты видел восемь малых подкрыльных перьев, соединенных с крыльями, это означает, 
20 что восстанут в царстве восемь царей, которых времена будут легки и годы скоротечны, и два из них погибнут.
21 Когда будет приближаться среднее время, четыре сохранятся до того времени, когда будет близок конец его; а два сохранятся до конца.

19-21. XI:11, 22–31; XII:2–3. Интерпункция должна быть исправлена. Выражение «когда будет приближаться среднее время» относится к двум первым малым крыльям. Под «средним временем» (tempus medium) разумеется период междуцарствия, о котором шла только что речь (XII:18, по эф. и арм. пер.). Четыре дальнейшие крыла предшествуют 3 головам (XI:24–31) и два последние следуют за ними.

22 А что ты видел три головы покоящиеся, это означает, 

22. XI:4.

23 что в последние дни царства Всевышний воздвигнет три царства и покорит им многие другие, и они будут владычествовать над землею и обитателями ее 

23. XI:32. Латинский перевод страдает туманностью вследствие того, что греческое слово βασιλείς (цари) принято было за βασιλείας (царства). Восточные тексты воспроизводят мысль автора в таком виде: «В самые последние дни его Всевышний воздвигнет трех царей, и те введут в нем много новшеств и будут владычествовать над землею».

24 с большим утеснением, нежели все прежде бывшие; поэтому они и названы головами орла, 
25 ибо они-то довершат беззакония его и положат конец ему.

25. XI:44 (лат. рукоп.). Автор поясняет, почему для трех царей, правление которых повлечет за собою конец четвертой мировой монархии, избран символ голов орла. Они «будут возглавлять» (recapitulabunt — перевод греческого άνακεφαλαιώσουσι) беззакония своих предшественников. Этот термин имеет апокалиптический характер. По еврейской эсхатологии при кончине мира рассеянное дотоле зло, равно как и добро, будет собрано вместе и достигнет полного завершения. В глазах евреев всякое иноземное иго было беззаконием. Тем сильнее это чувствовалось после разрушения Иерусалима и сожжения храма Титом (70 г. до Р. Х.). Религиозное чувство евреев больше всего оскорблялось культом императоров, окончательно развившимся при Флавиях. Веспасиан по смерти был объявлен богом. Титом была учреждена для этого целая коллегия жрецов, носивших название Флавиевых (Flaviales). Тит тоже был причислен к богам немедленно после кончины. Домициан еще при жизни провозгласил себя богом, позволив римским гражданам называть себя dominus и deus noster (Plinius . Panegiricus II. Suetonius . Domitianus 4, 5, 13). Дидрахма, жертвовавшаяся раньше евреями на свой храм, после его сожжения должна была отдаваться на Капитолийский храм, восстановленный Флавиями после пожара. При Домициане возле него был выстроен новый храм, посвященный дому Флавиев (gens Flavia).

26 А что ты видел, что большая голова не являлась более, это означает, что один из царей умрет на постели своей, впрочем с мучением, 

26. XI:33. Подробности исчезновения первой головы вполне соответствуют обстоятельствам смерти Веспасиана. К нему вполне применимо выражение книги, что он «умрет на ложи своем, но с учениями». Веспасиан умер внезапно от дизентерии (Suetonius . Vespasianus 24. Dio Cassius, LX–VI, 17. Aurelius Victor, 9). Евреи думали, что он погиб от той же мучительной болезни, которая свела в могилу Антиоха Епифана, и видели в этом карающую руку Промысла.

27 а двух остальных пожрет меч;
28 меч одного пожрет того, который с ним, но и он в последствие времени умрет от меча.

27-28. XI:35. Гибель третьей головы от меча выражает лишь общую мысль, что Домициана постигнет за братоубийство такая же насильственная смерть. Его убивает Мессия действием Своей речи.

29 А что ты видел, два подкрыльных пера перешли на голову, находящуюся с правой стороны, 

29. XI:24.

30 это те, которых Всевышний сохранил к концу царства, то есть царство скудное и исполненное беспокойств.

30. XII:2 (по вост. перевод.).

31 Лев, которого ты видел поднявшимся из леса и рыкающим, говорящим к орлу и обличающим его в неправдах его всеми словами его, которые ты слышал, 

31. XI:37–46.

32 это - Помазанник, сохраненный Всевышним к концу против них и нечестий их, Который обличит их и представит пред ними притеснения их.

32. В Вульгате и славянском переводе вместо Помазанника (Unctus) идет речь о ветре (ventus). Ошибка объясняется сходством в начертании соответствующих латинских слов. Переписчик представлял Мессию ветром, поднимающимся с моря и сметающим с лица земли беззаконников (XIII:27). Во всех восточных переводах отмечается происхождение Мессии из семени Давидова.

33 Он поставит их на суд живых и, обличив их, накажет их.
34 Он по милосердию избавит остаток народа Моего, тех, которые сохранились в пределах Моих, и обрадует их, доколе не придет конец, день суда, о котором Я сказал тебе вначале.

34. После истребления четвертой Данииловой монархии Бог осыпает Своими милостями уцелевших среди испытаний евреев: открывается четырехсотлетнее Царство Мессии (VII:27–29). Представленное выше историческое толкование видения орла в приложении к Римской империи за время от Юлия Цезаря до Домициана в настоящее время является общепринятым (Корроди, Лике в 1 издании своего труда, Гфререр, Дильман, Фолькмар, Эвальд, Ланген, Визелер, Кейль, Гаусрат, Ренан, Друммонд, Рейс, Биссель, Розенталь, Бальденшлергер, Цеклер, Томсон, Вельгаузен, Ширер, Гункель, Лагранж и Бертолет). Все другие значительно уступают ему, допуская целый ряд противоречий видению в существенных деталях. Шавров (114–133) применяет видение орла к сиро-египетской монархии, образовавшейся по смерти Александра Македонского. Иго ее тяготело над Израилем до Маккавеев, когда Иудея получила независимость. Пророческая книга Ездры появилась, по его мнению, при Симоне Праведном (143 г.–125 г. до Р. X.). Объединение двух царств в образе орла Шавров оправдывает тем, что оба они одинаково враждебно относились к Палестине и одно перед другим пытались подчинить ее себе. Под 12 большими крыльями разумеются 7 сирских царей: 1) Селевк I Никатор (312–232), 2) Антиох I Сотер (282–261), 3) Антиох II Феос (261–246), 4) Селевк II Каллиник (246–225), 5) Селевк III Керавн (225–231), 6) Антиох III Великий (223–187) и 7) Селевк IV Филопатор (187–176), и 5 египетских: 1) Птоломей I Лаг (324–284), 2) Птоломей II Филадельф (284–246), 3) Птоломей III Эвергет (246–221), 4) Птоломей IV Филопатор (221–204) и Птоломей V Епифан (204–180). Замечание пророка, что некоторые из 12 больших крыльев, хотя и поднимались, но не получали власти (XI:21), указывает на то, что они не владели Палестиной. Сирское царство, имевшее больший успех в борьбе за обладанием Палестиной, занимает в видении правую сторону орла; египетское — левую. За вторым крылом, выделяющимся долголетием, скрывается Птоломей Лаг (324–284). Три головы орла — это Антиох IV Епифан (176–164), Антиох V Евпатор (164–162) и Димитрий I Сотер (162–150). При Антиохе Епифане второй Иерусалимский храм был превращен в святилище Зевеса. Антиох IV умер от мучительной болезни (XII:26). После него претендентами на престол выступили Димитрий Сотер, сын Селевка Филопатора, и Антиох Евпатор, сын умершего. Первый одержал победу над вторым и заколол его мечом (XI:35), да и сам был впоследствии убит Александром Баласом (XII:28). Под видом 8 малых крыльев изображены лица, стоявшие во враждебных отношениях к 12 перечисленным выше царям. В двух первых из них можно видеть полководцев Александра, Антигона и его сына Димитрия. Оба они вели борьбу с Селевком Никатором и Птоломеем Лагом и одно время владели Палестиной (XI:22). Следующие 4 обозначают Илиодора, отравившего Селевка Филопатора с целью овладеть престолом, Димитрия Сотера, изображаемого кроме того под символом правой головы, и двух сыновей Птолемея Епифана, Птоломея VI Филометора (180–146) и Птоломея VII Фискона (146–117). Антиох Епифан, воспользовавшись малолетством своих племянников, захватил Египет и отнял у него возможность соперничества (XI:24–31). За двумя последними придаточными крыльями скрываются: самозванец Александр Балас (150–145), выдававший себя за сына Антиоха Епифана, и Димитрий II Никатор (145–144). При них Сирия потеряла прежнее значение, и в 143 году Иудея получила независимость. Вождем народа был признан первосвященник Симон, представленный в видении в виде льва, а также помазанника. Толкование Шаврова захватывает две монархии, тогда как видение говорит об одной (XI:39–40; XII:11). Вследствие этого Шавров вынужден допустить одновременное правление двух царей, сирийского и египетского, между тем как книга Ездры говорит, что 12 Царей будут править по одному (XI:8; XII:14). Подробности, сообщаемые в книге Ездры о продолжительности правления второго большого крыла (XI:16), оставляются Шавровым без внимания. В самом деле Птоломей Лаг царствовал далеко не в два раза больше, чем Селевк Никатор. Съедение среднею головой пятого и шестого придаточных крыльев Шавров понимает лишь в аллегорическом смысле. Симон Праведный далеко не играл той крупной роли, которая приписывается в видении Мессии. Об окончательной гибели сирийской и египетской монархии в его время не могло быть и речи. Гильгенфельд (Judische Apokalyptik, 217–221; Esra und Daniel, 43–57; Messias Judaeorum. 85–95) признает, что под четвертой Данииловой монархией может разуметься только греко-македонское владычество. Оно окончилось в половине I века до Р. X., когда Египет и Сирия были завоеваны Римом. В этом усматривали признак будущего конца. В виде трех голов изображены члены второго триумвирата. Юлий Цезарь разумеется под средней, Антоний под левой и Октавиан под правой. Слова книги о смерти средней головы на постели, но с мучениями, указывают будто бы на то, что смерть Цезаря произошла не на войне, а в мирное время. Равным образом, смерть от меча означает лишь поражение на войне, так как Антоний остался жив после битвы с Октавианом при Актее (30 г. до Р. X.). К 30 г. до Р. X. и относится появление пророческой книги Ездры. Не меньший произвол обнаруживает Гильгенфельд и в отношении к 12 большим и 8 малым крыльям. Сперва (Judische Apokalyptik) он видел в них Птолемеев, правивших египетской монархией. Первую группу составляют: 1) Александр Македонский (336–323), 2) Птоломей I Лаг (323–283), 3) Птоломей II Филадельф (385–247), 4) Птоломей III Эвергет (247–222), 5) Птоломей IV Филопатор (222–206), 6) Птоломей V Епифан (204–181), 7) Птоломей VI Филометор (181–146), 8) Птоломей VII Фискон (146–117), 9) Клеопатра I (130–89), 10) Птоломей VII Латир (117–107, 86–81), 11) Птоломей IX (Александр I 107–69), 12) Птоломей X (Александр II 81), 13) Птоломей XI (Александр III 80) и 14) Птоломей XII Авлет или Дионисий Младший (80–51). Птоломей X и Птоломей XI, царствовавшие всего по несколько дней, должны быть отнесены к малым крыльям, исчезающим одновременно с 12 большими. Под двумя малыми крыльями, перешедшими под правую голову, вероятно разумеются два сына Фискона, Птоломей I Аппион, правивший до 96 г., Киреной и Птоломей I, правивший до 58 г. Кипром. Владения обоих были захвачены римлянами. Правая голова в данном месте лишь символ римской власти. За следующими 4 придаточными крыльями скрываются: дочь Птоломея Авлета Вероника (58–55) и его сын Птоломей XIII (51–47), затем Птоломей XIV (47–44) и Клеопатра II (51–31). При Клеопатре, в 47 г. до Р. X., Египет сделался римской провинцией. В этом толковании особенно бросается искусственность, с какой включены в число малых крыльев правители Кирены и Кипра, ради того лишь, чтобы восполнить недостающую цифру. Чувствуя сам слабость данного толкования, Гильгенфельд (Esra und Daniel; Messias Judaeorum) применил тот же метод к дому Селевкидов. Но так как здесь имен оказалось больше, чем было нужно, то ему пришлось некоторых выбросить. Во всех подобных случаях он опирается на перечни сирских царей, даваемые различными историками. Селевкиды перечисляются им в таком порядке: 1) Александр Македонский (336–323), 2) Селевк I Никатор (323–280), 3) Антиох I Сотер (280–261), 4) Антиох II Феос (261–246), 5) Селевк II Каллиник (246–229), 6) Селевк III Керавн (227–224), 7) Антиох III Великий (234–187), 8) Селевк IV Филопатр (187–175), 9) Антиох IV Епифан (175–163), 10) Димитрий I Сотер (162–150), 11) Димитрий II Никатор (146–138, 128–125) и 12) Антиох VII Сидет (137–128) соответствуют 12 большим крыльям. К ним примыкают два малых крыла — Антиох VIII Грип (125–96) и Антиох IX Кизический (113–95), непрестанно воевавшие между собою. На среднее время (tempos medium, XII:21) между исчезновением больших и двух малых крыльев и пробуждением голов падает царствование сына Грипа, Селевка VI (95–93), сына Антиоха IX Кизического, Антиоха X Евсевия (93), другого сына Грипа, Димитрия Евхера и, наконец, сына Евсевия, Антиоха XIII Асийского или сына Грипа, Филиппа. В 64 году до Р. X. Селевкиды навсегда потеряли престол. В этом смысле следует понимать слова книги о съедении двух малых крыльев средней головой. Два малых крыла, отделившиеся от остальных, обозначают побочную линию Селевкидов, пережившую гибель Антония; это сын Грипа, Филипп, которому в 57 г. предлагали занять египетский престол, муж Вероники, Селевк Кивиозакт, принимавший участие в правлении или брат Антиоха XIII Асийского. Можно еще видеть здесь указание на царей Коммагены Антиоха и Митридата, причисливших себя к Селевкидам. Сама сложность приемов, к каким вынужден прибегать Гильгенфельд, говорит против его мнения. Трудно признать автора таким знатоком истории, каким представляет его Гильгенфельд. Непонятно и то, почему автор, живший по его мнению в Египте, берется за историю сирской монархии. В обеих теориях Гильгенфельда не выдержаны: единство монархии, изображаемой под символам орла, долголетие второго крыла, более чем вдвое превышающее время правления его преемников, и точные сведения книги о смерти первой и второй головы, ни в каком случае не допускающие аллегорического толкования. Лоранс (Gfrцrer. Prophetae Veteres Pseudepgraphi, 162–166), Ван-дер-Улис (179–189), Лике (во 2 издании своей книги 196–209) прилагают видение орла к истории Рима от Ромула до Юлия Цезаря. Под тремя головами они разумеют Суллу, Помпея и Цезаря. Сулла, представленный под образом средней головы, умер согласно с книгой Ездры от мучительной болезни (XII:26). В замечании книги, что правая голова убивает левую (XII:26), содержится намек на победу Юлия Цезаря над Помпеем. Книга пророка Ездры написана по их мнению или при жизни Цезаря (Лике), или вскоре после его убийства (Ван-дер-Улис), или, наконец, после смерти Антония, между 28 и 25 гг. до Р. X. (Лоранс). Ранее этот взгляд был высказан Землером (Vorzfugliche theologische Briefe. Ьpsiae, 1781. Т. I. S. 134–195) и Фогелем (Commentatio de conjectures usu in crisi Novi Testamenti. Altonij, 1795. P. 50–51), не пытавшимися разгадать видение целиком. Лоранc подбирает из римской истории за время от основания Рима до Цезаря 20 имен царей и искателей власти и разбивает их на 2 группы. В первую из них, соответствующую 12 большим крыльям, входят 7 римских царей: 1) Ромул, 2) Нума Помпилий, 3) Тулл Гостилий 4) Анк Марций, 5) Тарквиний I Старший, 6) Сервий Туллий и 7) Тарквиний II Гордый, а затем пять более крупных искателей престола: децемвир Аппий Клавдий, Спурий Мелий, Марк Манлий, Тиверий Гракх и Кай Гракх. 8 малых крыльев составляют лица, пытавшиеся захватить в свои руки власть: трибун Сульпиций, Марий Старший, Цинна, Марий Младший, Карбон, Серторий, Лепид и Антоний. Ван-дер-Улис и Лике устраняют допущенное Лорансом в объяснении больших крыльев соединение царей и защитников республиканского строя. Они утверждают что цифровым данным видения нельзя придавать строгого значения. По мнению первого, автор пророческой книги Ездры увеличил Даниилово число рогов у четвертого зверя с целью показать, что всех правителей Рима больше 11. В выборе взятого им числа он мог руководиться устройством крыльев у орла. Древняя орнитология у каждого орлиного крыла насчитывала 6 групп перьев, управляющих его полетом. Автор соединил со своею цифрою мысль о значительном, но не бесконечном количестве римских правителей и вместе с тем о полноте их власти. При объяснении частностей Ван-дер-Улис заменяет числа введении орла числами из Даниилова видения четвертого зверя. Он принимает 11 больших крыльев. Исчезновение двух малых крыльев одновременно с ними свидетельствует будто бы о том, что автор знал не всех римских правителей, а лишь 9. Остающиеся 6 малых крыльев намекают на Мария Старшего, Цинну Мария Младшего, Карбона, Антония и Лепида. Лике сближает число больших крыльев с легендой об аустициях которыми воспользовались Ромул и Рем при основании города. Это были 12 Коршунов. Лике допускает возможность того, что под последним из малых крыльев разумеется Октавиан до провозглашения его императором. Главный недостаток теории Лоранса, Ван-дер-Улиса и Лике в том, что мировой характер четвертой Данииловой монархии в ней не выдержан. До завоевания Палестины Помпеем римская история не представляла для еврея никакого интереса. Чтобы объяснить ту полноту, с какой автор рисует историю Рима за самый темный период, нужно допустить, что он изучал ее по Ливию. Нельзя признать цифровые данные видения одним подражанием книге Даниила: автор обращается со своим образцом весьма свободно, опуская в нем самую главную подробность, появление одиннадцатого рога, истребляющего все остальные. Для толкования гибели левой головы от меча в смысле поражения Помпея на войне нет оснований. Гутшмид (II, 240–258) и Ле-Ир (Ler-Hir . Etudes bibliques, I, 184–192) распространяют видение орла на историю Римской империи от Юлия Цезаря до начала III века. Ранее этот взгляд высказывался Корроди (цит. Lаurence. Gfrorer . Prophetae Veteres psendepigraphe 161 ) и Гартвигом (Apologie der Apokalypse. Ф. IV. Chemnitij, 1783. S. 211–212). Под тремя головами они разумеют Септимия Севера (193–211) и двух его сыновей, Гету (211–212) и Каракаллу (211–217). Каракалла умертвил Гету, вместе с которым они воцарились по смерти отца, но и сам впоследствии был убит Макрином (XII:27–28). Остальных императоров Гутшмид и Ле-Ир подразделяют на две группы в зависимости от продолжительности их царствования. 6 больших крыльев по правую сторону орла соответствуют 6 императорам из дома Юлиев; под видом больших крыльев, лежащих налево, представлены Веспасиан (69–79), Домициан (81–96), Траян (98–117), Адриан (117–138), Антоний Пий (138–161) и Марк Аврелий (161–180). Первые 2 малых крыла означают Тита (79–81) и Нерву (96–98), следующие 4 Коммода (180–192), Пертинакса (193), Дидия Юлиана (193) и Песценния Нигера (193–194) и, наконец, последние 2, убийцу Каракаллы Макрина (216–217) и его сына, Диадумениана, убитого в 218 г. Незадолго до этого события и составлено было видение орла. Оно представляет позднейшую интерполяцию в книге, явившейся согласно с Гильгенфельдом в 31 г. до Р. X. Ле-Ир вносит в перечень своего предшественника незначительные изменения. Он объединяет царствования Марка Аврелия и Коммода по примеру Климента Александрийского. Взамен его он называет Клодия Альбина, бывшего соправителем Септимия Севера (194–197). Несостоятельность этого взгляда вытекает из того, что видение орла составляет существенную часть книги, тесно связанную с предшествующим видением жены и дальнейшим видением мужа. В подборе имен чувствуется тот же самый произвол, который отличает кропотливые построения Гильгенфельда, — Гальба, Отток и Вителлий совсем опущены, так как оказываются лишними. Кай Калигула помещен в числе больших крыльев на правой стороне, хотя занимал престол всего 3 года. Гутшмид нарушает принятый им критерий, по которому императоры причисляются к большим или малым крыльям, относя Коммода к малым крыльям вопреки его двенадцатилетнему правлению. Не выдерживает рассматриваемое объяснение и тех хронологических указаний, какие даются в видении о малых крыльях. Тит и Нерва правили не перед временем междуцарствия (XII:21), а тогда уже, когда Веспасиан обеспечил спокойствие империи. Замечание об участии правой и левой головы в съедении третьей пары малых крыльев не подходит к Гете и Каракалле. Оба не принимали ни малейшего участия в низложении их отцом Дидия Юлиана и Песценния Нигера. Приурочивать происхождение всей книги к началу 3 века (Гартвиг) препятствует то обстоятельство, что Климент Александрийский, умерший в 217 г., приводит выдержку из пророческой книги Ездры, как Боговдохновенного произведения. Отсюда очевидно, что она явилась задолго до третьего века, когда увлечение эсхатологией уже исчезло, и подобное произведение не могло привлечь к себе внимание читателей.

35 Таков сон, виденный тобою, и таково значение его.
36 Ты один был достоин знать эту тайну Всевышнего.
37 Все это, виденное тобою, напиши в книге и положи в сокровенном месте; 
38 и научи этому мудрых из народа твоего, которых сердца признаешь способными принять и хранить сии тайны.

37-38. Дарованное Ездре откровение не должно делаться достоянием всего народа, так как далеко не все способны понять его. Пророку повелевается увековечить его, предав его письмени, и положить книгу в сокровенном месте. Подобный пример два раза встречается в книге Даниила (VIII:26; XII:4). Xарактерной чертой всей апокалиптической литературы является известный покров таинственности которым окутывалась книга. Так как каждый апокалипсис обычно приписывался лицу, жившему несколько веков, а часто даже тысячелетий тому назад, то надо было более или менее правдоподобно объяснить читателю, почему книга так долго была совершенно неведома и только недавно пущена в обращение. Сложилось убеждение, что откровения о последних днях мира назначались лишь для мудрых из народа, которыми сохранялись в глубокой тайне от остальных, или должны были лежать в сокровенном месте до самого последнего времени.

39 А ты пребудь здесь еще семь дней, чтобы тебе показано было, что Всевышнему угодно будет показать тебе. И отошел от меня.
40 Когда по истечении семи дней весь народ услышал, что я не возвратился в город, собрались все от малого до большого и, придя ко мне, говорили мне: 
41 чем согрешили мы против тебя? И чем обидели тебя, что ты, оставив нас, сидишь на этом месте?

41. Подобно тому, как после первого видения к пророку приходит вождь народа Фалтиил (V:16–19), так и теперь весь народ от мала до велика собирается к Ездре и умоляет его вернуться в город. Весь вводный эпизод характеризует высокую роль Ездры для иудеев в плену. Он единственный пророк, и народ предпочел бы сделаться жертвою огня, истребившего Иерусалим, чем потерять его.

42 Ты один из всего народа остался нам, как гроздь от винограда, как светильник в темном месте и как пристань и корабль, спасенный от бури.

42. Текст Вульгаты нуждается в исправлении. «Ты один остался у нас из всех пророков, как гроздь от винограда, как светильник в темном месте и как гавань для корабля, спасшегося от бури». Значение пророка сравнивается с значением гавани, где находит себе безопасный приют и спасение корабль, застигнутый бурей.

43 Неужели мало бедствий, приключившихся нам?
44 Если ты оставишь нас, то лучше было бы для нас сгореть, когда горел Сион.
45 Ибо мы не лучше тех, которые умерли там. И плакали они с громким воплем. Отвечая им, я сказал: 

44-45. Автор вспоминает сожжение Иерусалима Титом и выражает благоговение перед его защитниками, погибшими в пламени.

46 надейся, Израиль, и не скорби, дом Иакова; 
47 ибо помнит о вас Всевышний, и Крепкий не забыл вас в напасти.
48 И я не оставил вас и не ушел от вас, но пришел на это место, чтобы помолиться о разоренном Сионе и просить милосердия уничиженной святыне вашей.
49 Теперь идите каждый в дом свой, и я приду к вам после сих дней.
50 И пошел народ, как я сказал ему, в город, 
51 а я оставался в поле в продолжение семи дней, как повелено мне, и питался в те дни только цветами полевыми, и трава была мне пищею.

 

Система Orphus Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter


<<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>>