<<<   БИБЛИОТЕКА   >>>


А. П. Лопухин. Толковая Библия. Евангелие от Луки

ПОИСК ФОРУМ

 

Глава 23

1–12. Христос у Пилата и Ирода. – 13–25. Осуждение Христа на распятие. – 26–32. Шествие Христа на Голгофу. – 33–43. Распятие Христа. – 44–56. Смерть и погребение Христа.

1. И поднялось все множество их, и повели Его к Пилату,

Следующая далее история суда над Христом у Пилата и Ирода почти всецело составлена самостоятельно евангелистом Лукой, только 3-й стих представляет собой повторение Мк.15:2.

«Поднялось все множество их», т. е. все члены синедриона, только что покончившие с допросом Христа; «и повели Его к Пилату» (см. Мф.27:2).

2. и начали обвинять Его, говоря: мы нашли, что Он развращает народ наш и запрещает давать подать кесарю, называя Себя Христом Царем.

Члены Синедриона обвиняют Христа перед Пилатом в притязаниях на достоинство Мессии, которого они представляют, чтобы быть понятными Пилату, как царя.

«Развращает наш народ», т. е. прежде всего сбивает его с истинного пути, отдаляя народ от нашего духовного водительства, и в то же время отклоняет народ от подчинения римской власти. Это обвинение, в первой его половине, конечно, было справедливо, потому что Господь действительно учил народ не слушать фарисеев и вообще своих вождей (Мф.15:14).

«Запрещает давать подать кесарю». Это была уже совершенная ложь (ср. Лк.20:25).

«Называя Себя Христом Царем» – точнее: «называя Себя Мессиею, царем». Второе слово должно было объяснить Пилату, что такое Мессия. Этим враги Христа думали заставить Пилата тотчас же поступить с Христом как с опасным политическим преступником.

3. Пилат спросил Его: Ты Царь Иудейский? Он сказал ему в ответ: ты говоришь.

Пилат, однако, по внешнему виду и вообще по первому впечатлению, какое произвел на него Христос, понял, что Он вовсе не Тот, за Кого Его выдают обвинители. На вопрос Пилата: «Ты Царь Иудейский?» Христос отвечает неопределенным выражением: «ты говоришь». Это выражение Пилат, очевидно, понял не как утвердительный ответ, а скорее, как отрицательный, он понял, что Христос вовсе не претендует на царский престол в Иудее. Если бы Пилат принял ответ Христа за согласие с обвинением, то он, конечно, тотчас же должен был начать следствие и суд над Ним, а между тем этого не сделал. Таким образом, выражение «ты говоришь» равносильно выражению: «ты видишь? Суди же сам, царь ли Я?..»1.

4. Пилат сказал первосвященникам и народу: я не нахожу никакой вины в этом человеке.

Пилат, поняв в указанном смысле слова Христа, объявляет первосвященникам и народу, что он вовсе не находит никакой вины за Христом. Евангелист Лука здесь замечает уже и о присутствии перед дворцом Пилата «народа».

5. Но они настаивали, говоря, что Он возмущает народ, уча по всей Иудее, начиная от Галилеи до сего места.

Но иудеи все сильнее настаивали или, правильнее, все больше горячились (ἐπίσχυον). Теперь они уже прямо говорят, что Христос «возмущает народ, уча по всей Иудее, начиная от Галилеи» и до Иерусалима. Очень может быть, что словом «Иудея» они обозначают всю иудейскую страну, а не только одну Иудейскую область (ср. Лк.1:5, 7:17).

6. Пилат, услышав о Галилее, спросил: разве Он Галилеянин?

Услышав о Галилее, т. е. услышав, что Христос начал Свою деятельность в Галилее.

7. И, узнав, что Он из области Иродовой, послал Его к Ироду, который в эти дни был также в Иерусалиме.

Ирод Антипа управлял Галилеей и Переей (ср. Лк.3:1), и, посылая к нему Христа, как его поданного (Ирод в это время приехал в Иерусалим справлять праздник Пасхи, так как он исповедовал иудейскую веру), Пилат, вероятно, предполагал, что Ирод заинтересован в деле своего подданного.

8. Ирод, увидев Иисуса, очень обрадовался, ибо давно желал видеть Его, потому что много слышал о Нем, и надеялся увидеть от Него какое-нибудь чудо,
9. и предлагал Ему многие вопросы, но Он ничего не отвечал ему.

Легкомысленный Ирод, давно уже желавший увидеть Христа, чтобы посмотреть, как Он творит чудеса, предлагал Христу разные вопросы, но Христос не удостоил его никаким ответом, так как Ирод не стоил ответа – вопросы задавались из пустого любопытства.

10. Первосвященники же и книжники стояли и усильно обвиняли Его.
11. Но Ирод со своими воинами, уничижив Его и насмеявшись над Ним, одел Его в светлую одежду и отослал обратно к Пилату.
12. И сделались в тот день Пилат и Ирод друзьями между собою, ибо прежде были во вражде друг с другом.

Хотя первосвященники и здесь выставляли против Христа обвинения, однако и Ирод не нашел основания признать Христа виновным. Только в чувстве оскорбленного самолюбия, так как Христос не пожелал отвечать на его вопросы, он со своими воинами насмехался над Христом. Он велел облачить Его в блестящую одежду, похожую на ту, что носили обыкновенно цари – не в белую, какую в Риме носили кандидаты на общественные должности, а вообще изукрашенную, может быть, даже в пурпур. Этим он хотел показать Пилату, что такой «царь» не может быть им страшен. Евангелист Лука при этом отмечает, что Ирод и Пилат с этого времени стали друзьями, так как Ирод, по выражению Иустина мученика, послал Иисуса к Пилату на его усмотрение и этим проявил свое расположение о доверии к Пилату («Разговор с Трифоном-иудеем», 103).

Некоторые критики признают весь рассказ о суде над Христом у Ирода позднейшей вставкою, так как не находят возможности объяснить, почему все другие евангелисты вовсе не упоминают об этом суде. Но, собственно говоря, этот рассказ не приносит ничего особенного в течение процесса, который велся о Христе, и прочие евангелисты поэтому могли опустить его.

13. Пилат же, созвав первосвященников и начальников и народ,
14. сказал им: вы привели ко мне человека сего, как развращающего народ; и вот, я при вас исследовал и не нашел человека сего виновным ни в чем том, в чем вы обвиняете Его;
15. и Ирод также, ибо я посылал Его к нему; и ничего не найдено в Нем достойного смерти;
16. итак, наказав Его, отпущу.
17. А ему и нужно было для праздника отпустить им одного узника.
18. Но весь народ стал кричать: смерть Ему! а отпусти нам Варавву.
19. Варавва был посажен в темницу за произведенное в городе возмущение и убийство.
20. Пилат снова возвысил голос, желая отпустить Иисуса.
21. Но они кричали: распни, распни Его!
22. Он в третий раз сказал им: какое же зло сделал Он? я ничего достойного смерти не нашел в Нем; итак, наказав Его, отпущу.
23. Но они продолжали с великим криком требовать, чтобы Он был распят; и превозмог крик их и первосвященников.
24. И Пилат решил быть по прошению их,
25. и отпустил им посаженного за возмущение и убийство в темницу, которого они просили; а Иисуса предал в их волю.

Об осуждении Христа на распятие евангелист Лука говорит, по существу, то же, что и Марк (Мк.15:6–15), но с некоторыми изменениями и дополнениями. Так, он сообщает, что Пилат теперь сам созывает членов синедриона и народ, очевидно, для того, чтобы из среды народа могли выступить защитники Христа (стих 13).

«Я при вас исследовал» (стих 14). Это как будто противоречит показанию евангелиста Иоанна, который говорит, что Пилат допрашивал Христа наедине (Ин.18:33 и сл.). Но слова евангелиста Луки не означают, что допрос действительно происходил на крыльце дворца перед глазами всего народа. Пилат говорит только, что они сами видели, что допрос был, Пилат увел Христа внутрь дворца на глазах у них.

«Ибо я посылал Его к нему» (стих 15). Это место читается различно. Textus receptus: «я послал вас к нему». У Тишендорфа (согласно с большинством древних кодексов): «он (Ирод) послал Его (Христа) к нам» (Пилат, по римскому обычаю, как представитель императора, выражается о себе во множественном числе). Лучше, несомненно, последнее чтение, как более удостоверенное и в то же время более ясное. Чтение Textus receptus не может быть принято уже потому, что Пилат не посылал Ироду первосвященников. Наш русский перевод держится, очевидно, редакции, сохранившейся в древних сирийских переводах (ср. Меркс, 1905, с. 486–487).

«Не найдено в Нем достойного смерти» – точнее: и вот (оказалось по моему и Ирода расследованию), у Него (αὐτῷ – дательный падеж принадлежности при страдательном глаголе) нет ничего сделанного, что было бы достойно смертной казни.

«Итак, наказав Его, отпущу» (стих 16). Пилат хочет наказать Христа, чтобы дать некоторое удовлетворение злобе Его врагов. Это наказание не то, о котором говорит евангелист Марк (Мк.15:15), Марк упоминает о наказании, которое было совершено над Христом уже после осуждения Его на смерть. Пилат, очевидно, начал уже сдаваться, уступать врагам Христа. Согласно исследованию Меркса (1905, с. 488) само это наказание было очень тяжелое, именно, бичевание (употребленное здесь греческое слово παιδεύω равносильно еврейскому глаголу «рада», который в Талмуде означает очень жестокое наказание, кончающееся иногда смертью).

«А ему и нужно было...» (стих 17 и сл.). (См. Мф.27:15 и сл.; Мк.15:6–15).

26. И когда повели Его, то, захватив некоего Симона Киринеянина, шедшего с поля, возложили на него крест, чтобы нес за Иисусом.
27. И шло за Ним великое множество народа и женщин, которые плакали и рыдали о Нем.
28. Иисус же, обратившись к ним, сказал: дщери Иерусалимские! не плачьте обо Мне, но плачьте о себе и о детях ваших,
29. ибо приходят дни, в которые скажут: блаженны неплодные, и утробы неродившие, и сосцы непитавшие!
30. тогда начнут говорить горам: падите на нас! и холмам: покройте нас!
31. Ибо если с зеленеющим деревом это делают, то с сухим что будет?
32. Вели с Ним на смерть и двух злодеев.

Шествие Христа на Голгофу изображает так обстоятельно один евангелист Лука, только 26-й стих заимствован им у Марка (Мк.15:21). Евангелист Лука говорит, что за Христом шло немало «женщин, которые плакали» (ἐκόπτοντο; ср. Лк.8:52) и «рыдали о Нем», считая Его невинной жертвой злобы врагов. Господь, при виде этих знаков сочувствия, сказал им (впрочем, Меркc полагает, что в еврейском языке выражение «дочери Иерусалима» означало не одних женщин, а всех обитателей столицы), что их судьба также будет несчастна, даже еще бедственнее судьбы Христа (потому что Христа после смерти ожидает прославление, а их только мучительная и бесславная смерть). В особенности им тяжело будет смотреть на мучения, которым подвергнутся, очевидно, при разрушении Иерусалима их малые дети. В те дни будут считать счастливыми не имеющих детей и в ужасе будут обращаться к горам и холмам с мольбою, чтобы те поскорее упали на них и покончили их мучительное существование. Почему жители Иерусалима должны ожидать себе такой ужасной судьбы – это объясняет Господь в словах: «ибо если с зеленеющим деревом...» (стих 31). По обычному толкованию (см., например, у еп. Михаила в Толковом Евангелии) здесь Христос под «зеленеющим деревом» имеет в виду Себя, а под «сухим» – иудеев, которые будут истреблены римлянами. Но с таким толкованием нельзя согласиться, во-первых, потому, что у евангелиста Луки римляне вовсе не являются виновниками смерти Спасителя (в ней виновны только иудеи, которые, можно сказать, заставили Пилата произнести приговор над Христом), а во-вторых, если допустим, что римлян евангелист представляет «неправедным» судьею, осудившим Христа, то ведь это не может служить основанием к тому, чтобы надеяться, что этот «неправедный» судья, осудивший Праведника, отнесется также строго и к врагам Этого Праведника – нечестивым иудеям... Лучше поэтому принять толкование, предлагаемое Мерксом (1905, с. 491). Согласно ему, Господь говорит здесь о том развращении среди господствующих классов иудейского народа, которое повело за собою такую ужасную несправедливость по отношению ко Христу. Но чем дальше, тем это развращение будет больше. Чего же могут ожидать обыкновенные иудеи от таких начальников? Что придется испытать детям этих женщин, когда эти дети подрастут и станут под власть таких жестоких людей, как руководители иудейского народа?

«Вели с Ним на смерть и двух злодеев» (стих 32; ср. Мк.15:27).

33. И когда пришли на место, называемое Лобное, там распяли Его и злодеев, одного по правую, а другого по левую сторону.
34. Иисус же говорил: Отче! прости им, ибо не знают, что делают. И делили одежды Его, бросая жребий.
35. И стоял народ и смотрел. Насмехались же вместе с ними и начальники, говоря: других спасал; пусть спасет Себя Самого, если Он Христос, избранный Божий.
36. Также и воины ругались над Ним, подходя и поднося Ему уксус
37. и говоря: если Ты Царь Иудейский, спаси Себя Самого.
38. И была над Ним надпись, написанная словами греческими, римскими и еврейскими: Сей есть Царь Иудейский.
39. Один из повешенных злодеев злословил Его и говорил: если Ты Христос, спаси Себя и нас.
40. Другой же, напротив, унимал его и говорил: или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же?
41. и мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал.
42. И сказал Иисусу: помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое!
43. И сказал ему Иисус: истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю.

О распятии Христа евангелист Лука повествует, в сущности, согласно с Марком (Мк.15:22–32), но имеет и нечто особенное.

Лобное место (см. Мф.27:33).

«Говорил» (стих 34) – очевидно, в то время как Его распинали.

«Прости им», т. е. не солдатам, бывшим только исполнителями казни, а первосвященникам и начальникам иудейским, истинным виновникам смерти Христовой.

«Не знают, что делают». Господь несколько смягчает вину Своих врагов: они, конечно, не знали, что умерщвляют действительного Мессию (ср. 1Кор.2:8).

«Насмехались же вместе с ними и начальники» (стих 35; ἐξεμυκτήριζον; ср. Лк.16:14), т. е. в то время как народ смотрел с любопытством на распятие Христа, начальники даже насмехались над Христом.

«Если Он» (по-гречески – εί οὗτος) – выражение насмешки и презрения: «вот этот».

«Избранный Божий» (ср. Лк.9:35).

«И воины ругались...» (стихи 36–37). Об этом замечает один евангелист Лука, прибавляя, что насмешки свои они, между прочим, выражали в предложении распятому Христу уксуса. Нечто подобное говорит и евангелист Марк (Мк.15:36). Из всего характера повествования евангелиста Луки о смерти Христа можно выводить заключение, что это были не римские, а иудейские солдаты, по всей вероятности, из числа служивших при храме.

«И была над Ним надпись» (стих 38). И помещение этой надписи евангелист Лука очевидно понимает как издевательство над Христом.

«Один из повешенных...» (стих 39). Евангелист Лука здесь обстоятельнее изображает дело, чем первые два евангелиста, согласно которым злословили Господа вообще распятые разбойники (Мк.15:32; Мф.27:44).

«Если ты Христос...» Правильнее: «не Ты ли Мессия? (οὐχὶ σὺ εἶ ὁ Χριστός) Спаси в таком случае Себя и нас».

«Или ты не боишься Бога» (стих 40), т. е. ужели в тебе нет страха пред Богом – если уже ты не способен и в этот час покаяться, – ведь ты осужден также на смерть, как и Тот, над Кем ты насмехаешься! Говорящий, очевидно, сам каялся в том деле, которое привело его на крест (ср. стих 41).

«Помяни меня, Господи» (стих 42), т. е. вспомни обо мне (воскреси меня и прими в Свое Мессианское Царство), когда Ты придешь на землю в Своем царском величии (ср. Мф.16:28). Покаявшийся разбойник, очевидно, слышал учение Господа о Своем втором пришествии на суд для основания славного Своего Царства, и теперь впечатление от слышанного до того ожило под влиянием мысли о скорой смерти, что он уверовал во Христа как в Мессию. Конечно, при этом ему помогла и благодать Божия, таинственно располагающая сердца людей к вере во Христа.

«Ныне же будешь со Мною в раю» (стих 43). Вместо далекой награды в будущем земном Своем славном Царстве Господь обещает уверовавшему в Него разбойнику скорейшую награду: ныне же они оба, Христос и разбойник, умрут (иногда распятые оставались живыми по нескольку дней), и оба вместе войдут в рай. Этот рай (ὁ παράδεισος), как можно выводить из притчи о богатом и Лазаре (Лк.16:23), находился, по верованию иудеев, в «шеоле» и был блаженным местопребыванием праведных душ до дня воскресения. Его не нужно смешивать с «небесный раем», о котором говорит апостол Павел (2Кор.12:4) и Апокалипсис (Откр.2:7)2. Но представляет ли ответ Христа обещание удовлетворить просьбу разбойника? Некоторые толкователи утверждают, что разбойник получил не то, что просил. Но это неправда. Господь именно дает понять разбойнику, что его просьба будет исполнена, так как если душа разбойника пойдет в рай, то, значит, ему обеспечено этим участие в воскресении праведных и в будущем славном Мессианском Царстве.

44. Было же около шестого часа дня, и сделалась тьма по всей земле до часа девятого:
45. и померкло солнце, и завеса в храме раздралась по средине.
46. Иисус, возгласив громким голосом, сказал: Отче! в руки Твои предаю дух Мой. И, сие сказав, испустил дух.
47. Сотник же, видев происходившее, прославил Бога и сказал: истинно человек этот был праведник.
48. И весь народ, сшедшийся на сие зрелище, видя происходившее, возвращался, бия себя в грудь.
49. Все же, знавшие Его, и женщины, следовавшие за Ним из Галилеи, стояли вдали и смотрели на это.
50. Тогда некто, именем Иосиф, член совета, человек добрый и правдивый,
51. не участвовавший в совете и в деле их; из Аримафеи, города Иудейского, ожидавший также Царствия Божия,
52. пришел к Пилату и просил тела Иисусова;
53. и, сняв его, обвил плащаницею и положил его в гробе, высеченном в скале, где еще никто не был положен.
54. День тот был пятница, и наступала суббота.
55. Последовали также и женщины, пришедшие с Иисусом из Галилеи, и смотрели гроб, и как полагалось тело Его;
56. возвратившись же, приготовили благовония и масти; и в субботу остались в покое по заповеди.

О смерти и погребении Христа евангелист Лука говорит согласно, в общем, с Марком (Мк.15:33–47), впрочем, делает заимствования иногда и из другого ему известного источника.

«И померкло солнце» (стих 45). Согласно Евангелию Луки, тьма, наступившая около шестого часа, произошла от затмения солнца, которое, очевидно, было чудесным, так как во время полнолуния, – а тогда было именно полнолуние, – обыкновенно солнечных затмений не бывает (Меркс, 1905, с. 504).

«Отче! в руки Твои предаю дух Мой» (стих 46). Только один евангелист Лука приводит это восклицание Христа, представляющее собой повторение, в несколько измененном виде, слов 30-го псалма (Пс.30:6). Господь умирает с полным сознанием, и Сам предает Свой дух Богу, так как совершил все Ему порученное дело искупления.

«Видев происходившее» (стих 47), т. е. слыша предсмертное восклицание Христа и услышав Его последний вздох, а не увидев раздрание завесы (стих 45), что было и невозможно для него.

«Прославил Бога». Прославил самим делом, через свое исповедание (ср. Ин.9:24). Однако евангелист Лука влагает в уста сотника только исповедание праведности, т. е. невиновности Христа, а не признание Его Сыном Божиим, хотя бы и не в собственном смысле этого слова (ср. Мк.15:39).

«Народ» (стих 48), который раньше, будучи возбуждаем первосвященниками, требовал Христу казни (стихи 4–5, 13, 18, 21, 23), теперь обнаруживает раскаяние, бьет себя в грудь (ср. Лк.8:52), этим признавая себя виновным в распятии Христа (ср. Лк.18:13). Причиной такой перемены, происшедшей с народом, было то, что он видел происшедшее, т. е. все, что было при распятии, и, в частности, внезапное потемнение солнца (стих 45)3.

«Знавшие Его» (стих 49) – это ученики и другие последователи Христа, не ходившие, однако, за Ним, а также и женщины, пришедшие за Ним из Галилеи (ср. Лк.8:2 и сл.). Они опасались близко подойти ко кресту, чтобы не навлечь на себя каких-либо подозрений (распятых иногда тайно похищали с крестом их родственники и друзья).

«Не участвовавший в совете и в деле их» (стих 51), т. е. несогласный с решением Синедриона и образом действий членов Синедриона по отношению ко Христу.

«И наступала суббота» (стих 54). Суббота наступала с вечера пятницы, около шести часов вечера, с захождением солнца. Таким образом, погребение Христа совершено было перед самым наступлением субботы.

«Последовали также и женщины» (стих 55), конечно, последовали за Иосифом с Голгофы на место погребения Христа.

«Возвратившись же, приготовили благовония и масти» (стих 56). Согласно Евангелию Марка, они приобрели ароматы позднее (Мк.16:1). Евангелист Лука здесь точнее определит время этой покупки4.

 

Примечания:

1 Некоторые критики (например, Меркс, 1905, S. 479) стараются здесь найти доказательство той мысли, что Христос вообще не претендовал на достоинство Мессии, которое Ему было приписано уже в более позднее время (ibidem, S. 481). Но они не обращают внимания на то, что Господь не хочет признать Себя в ответе Пилату только царем, а о Мессианстве Его Пилат и не спрашивал. Притом и о царском-то достоинстве Пилат предлагает Христу вопрос, понимая «царство» чисто в политическом смысле, так что, собственно, Христос здесь не отрицает Своего Царственного достоинства в особом высшем смысле, какое утверждено было за ним еще Ангелом при возвещении о Его рождении (Лк.1:32–33).

2 Кейль вместе с Шенкелем понимают, впрочем, здесь небесный рай, не находя никаких оснований для предположения и существования временного рая в «шеоле». Но в таком случае становится непонятным выражение «ныне же будешь...». В небесный рай помилованный разбойник не мог попасть в тот же день...

3 В некоторых древних сирийских переводах после слова «возвращались» прибавлено: «говоря: горе вам, что случилось ныне по грехам нашим. Ибо приблизилось опустошение Иерусалима». Но, вероятно, эти слова взяты из апокрифического Евангелия Петра, где они приводятся в таком виде: «горе грехам нашим, ибо приблизилось осуждение и гибель Иерусалиму» (Меркс, 1905, S. 505).

4 Таким образом, смерть Христа последовала, по нашему счету, около трех часов дня, погребение – около шести часов вечера, путешествие же Иосифа к Пилату имело место между тремя и шестью часами.

 

Система Orphus Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter


<<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>>