<<<   БИБЛИОТЕКА


А. П. Лопухин. Толковая Библия. Евангелие от Луки

ПОИСК ФОРУМ

 

Глава 24

1–12. Жены-мироносицы при гробе Христа. – 13–35. Явление Христа двум ученикам, шедшим в Эммаус. – 36–49. Явление Христа апостолам в вечер воскресения. – 50–53. Вознесение Христа на небо.

О воскресении Христа см. комментарии к Мф.28 и Мк.16. У евангелиста Луки, впрочем, несомненно была своя особая точка зрения, с какой он изображал этот важнейший факт в домостроительстве нашего спасения. Это видно из тех событий, на которых он останавливает внимание своих читателей. Именно, сначала он изображает путешествие жен-мироносиц ко гробу Христа и говорит, что Ангел сообщил им о воскресении Христа и что они в свою очередь передали об этом апостолам и другим ученикам, но не встретили со стороны их доверия к своему рассказу, только Петр поспешно отправился ко гробу и нашел там одни пелены, которыми ранее было окутано тело Христа (стихи 1–12). Затем он изображает два явления воскресшего Христа в день воскресения: 1) двум ученикам, шедшим в Эммаус (стихи 13–35), и 2) апостолам и другим ученикам, которых Христос убеждал в действительности Своего воскресения и которым разъяснил пророчества о необходимости Его смерти и воскресения, дав при этом обещание снабдить учеников силой Духа Святого для того, чтобы они могли выступить на проповедь Евангелия (стихи 36–49). Затем кратким сообщением о вознесении Христа евангелист Лука заканчивает свое Евангелие (стихи 50–53).

При ближайшем рассмотрении этого повествования оказывается, что евангелист Лука здесь, как и вообще во всем своем Евангелии, ограничивается сообщением важнейших фактов. Не упоминая о закрытии гроба камнем, он тем не менее сообщает (стих 2) о том, что жены «нашли камень» уже «отваленным от гроба». Из всех явлений Воскресшего он упоминает только о двух, хотя ему, как видно из 34-го стиха, было известно еще о явлении Воскресшего апостолу Петру. Но зато оба, описываемые евангелистом явления, такого рода, что на них можно обосновать твердую уверенность в истинности воскресения Христа. Это вполне соответствует цели Евангелия от Луки – дать христианам из язычников вообще, и, в частности, Феофилу, твердое основание для веры в сообщенные им учения или проповедь о Христе. Воскресение Христа, как известно (Деян.17:32; 1Кор.15), встречало себе мало веры в языческом обществе, и потому евангелисту Луке хотелось выставить на вид такие доказательства этого основного факта христианской веры, которые бы языческое общество могло признать действительно убедительными. Такими фактами и являются описанные выше явления Воскресшего Христа. Ученики, – хочет сказать своим рассказом евангелист Лука, – были чрезвычайно осторожны и не поверили женам, возвестившим им о воскресении Христа. Только тогда они оставили свои сомнения, когда им даны были самые действительные удостоверения в воскресении Христа Самим Спасителем – сначала двум только, а потом всем ученикам, собравшимся в Иерусалиме. Затем у евангелиста Луки проходит во всем повествовании о воскресении та мысль, что и страдание, и смерть, и воскресение Христа вполне согласны с бывшими о Нем пророчествами. Об этом говорит и Ангел женам (стих 7), и Сам Христос (стих 25 и сл., 44 и сл.). Таких указаний на исполнение Писания не находим ни у одного из других евангелистов. Очевидно, что Лука хотел дать этим, так сказать, историческое доказательство того, что Христос как ранее свидетельствовал о Себе как об обетованном Спасителе людей, так и в настоящем событии воскресения явился именно таким Спасителем обетованным.

1. В первый же день недели, очень рано, неся приготовленные ароматы, пришли они ко гробу, и вместе с ними некоторые другие;
2. но нашли камень отваленным от гроба.
3. И, войдя, не нашли тела Господа Иисуса.
4. Когда же недоумевали они о сем, вдруг предстали перед ними два мужа в одеждах блистающих.
5. И когда они были в страхе и наклонили лица свои к земле, сказали им: что вы ищете живого между мертвыми?
6. Его нет здесь: Он воскрес; вспомните, как Он говорил вам, когда был еще в Галилее,
7. сказывая, что Сыну Человеческому надлежит быть предану в руки человеков грешников, и быть распяту, и в третий день воскреснуть.
8. И вспомнили они слова Его;
9. и, возвратившись от гроба, возвестили все это одиннадцати и всем прочим.
10. То были Магдалина Мария, и Иоанна, и Мария, мать Иакова, и другие с ними, которые сказали о сем Апостолам.
11. И показались им слова их пустыми, и не поверили им.
12. Но Петр, встав, побежал ко гробу и, наклонившись, увидел только пелены лежащие, и пошел назад, дивясь сам в себе происшедшему.

О путешествии жен ко гробу евангелист Лука передает согласно с Марком (Мк.16:1–8), но делает некоторые прибавления, а местами и опущения.

«Очень рано» (стих 1) – точнее: «самым ранним утром» (ὄρθρου βαθέος).

«И вместе с ними некоторые другие». У Тишендорфа, следующего здесь древнейшим кодексам, этого прибавления не имеется.

«Два мужа» (стих 4). Согласно Евангелию Марка, женам явился один Ангел, и притом в виде юноши, а не мужа. Тем не менее, здесь нет неразрешимого противоречия. Евангелист Марк говорит об одном, потому что, конечно, о воскресении Христа женам сказал один, а не два Ангела. Евангелист же Лука, говоря о двух говоривших Ангелах, желает дать наибольшее удостоверение в истинности возвещения о воскресении Христа, потому что два свидетеля лучше, чем один. Что касается того, что в Евангелии Марка Ангел показался мироносицам «юношей», а в Евангелии Луки Ангелы явились как «мужи», то это различие, собственно, и трудно иногда определить: одному известный человек кажется юношей, а другому – уже мужем. Евангелисты же могли сведения об этом явлении получить от различных мироносиц.

«Наклонили лица свои к земле» (стих 5). Это свидетельствовало о том, что мироносицы увидели в явившихся им мужах вестников Божиих.

«Что вы ищете», т. е. вы напрасно ищете.

«Живого», т. е. того, кто жив, а не мертв (ср. стих 23).

«Между мертвыми», т. е. в месте, где подобает находиться мертвым, – как будто бы Христос мог остаться там, где лежать и оставаться мог только обыкновенный умерший!

«Вспомните...» (стих 6). Евангелист Лука, очевидно, имеет здесь в виду слова Христа, приведенные выше (Лк.9:22, 18:32 и сл.). У него указание Ангела имеет более общее содержание, чем у Марка.

«Сыну Человеческому» (стих 7). Так Христос называл Себя только до воскресения (ср. стих 26).

«Человеков грешников», т. е. язычников (ср. Лк.18:32; Гал.2:15)1. У евангелиста Матфея это выражение имеет более общее значение (Мф.26:45).

«И в третий день воскреснуть...» (см. Мф.16:21).

«Возвестили» (стих 9). Здесь евангелист Лука согласен с Матфеем (Мф.28:8, 10). Евангелист Марк говорит иное (см. комментарии к Мк.16:8).

«То были Магдалина Мария...» (стих 10) Имена женщин, которые приводит здесь один евангелист Лука (Матфей и Марк имена этих мироносиц приводят ранее – см. Мк.15:40, 47; Мк.16:1, 6:3 и параллельные места Евангелия Матфея). При этом, согласно евангелисту Луке, были и другие женщины.

«Не поверили им» (стих 11; ср. Мк.16:11).

«Петр... побежал» (стих 12). Это упоминание о Петре не исключает возможности того, что с ним пошел и Иоанн (Ин.20:3; ср. стих 24).

«И пошел назад, дивясь сам в себе...» Правильнее: «и ушел к себе домой» (πρὸς ἑαυτόν – «к себе», зависит не от слова «дивясь», а от слова «пошел», – Евфимий Зигавин; ср. Ин.20:10).

13. В тот же день двое из них шли в селение, отстоящее стадий на шестьдесят от Иерусалима, называемое Эммаус;
14. и разговаривали между собою о всех сих событиях.

О путешествии двух учеников Христовых в Эммаус в день воскресения Христова и явлении им воскресшего Христа повествует один евангелист Лука. Евангелист Марк делает только намек на это явление (Мк.16:12–13).

«Двое из них» – не из апостолов, а вообще из учеников Христовых, пребывающих в Иерусалиме (ср. стих 33), на которых есть намек в 9-м стихе в словах: «и всем прочим».

«Эммаус» – у Иосифа Флавия Аммаус («Иосиф Флавий». «Иудейская война», VII, 6, 6) – небольшое селение в 60 стадиях (1,5 геогр. мили) от Иерусалима к северо-западу, т. е. в трех часах пути (был еще город Эммаус, или Никополь, в долине Иудейской, но он находился в 176 стадиях от Иерусалима2. Из двух путешественников известно только имя одного – Клеопы (стих 18). В другом спутнике видели то какого-то неизвестного Аммаона (Амвросий Медиоланский), то Нафанаила (Епифаний), то Петра или Симона Зилота (Ориген, Кирилл) и, наконец, самого Луку (Феофилакт). Но все это одни предположения.

«И разговаривали», точнее: «и сами разговаривали» (καὶ αὐτοὶ ὡμίλουν). Евангелист, очевидно, хочет сказать, что их рассуждения были иного рода, чем те, какие вел с ними Христос, на пути подошедший к ним.

«Сих событиях». Каких? Только ли тех, что описаны в начале 25-й главы? Вероятнее всего, что евангелист имеет здесь в виду вообще события страданий и смерти Христа.

15. И когда они разговаривали и рассуждали между собою, и Сам Иисус, приблизившись, пошел с ними.
16. Но глаза их были удержаны, так что они не узнали Его.

«И Сам Иисус» (καὶ αὐτὸς Ἰησοῦς). Т.е. Сам Иисус лично, о Котором путники только что говорили друг с другом.

«Приблизившись» – вероятно, нагнав их.

«Глаза их были удержаны». Это было особое чудесное действие Божие (соответственное «открытию» глаз, о котором упомянуто в 31-м стихе). Евангелист Марк объясняет это несколько иначе (Мк.16:12), но его сообщение можно рассматривать как поясняющее это чудесное божественное действие: глаза учеников «были удержаны» (Лука), потому что Христос явился им в новом виде (Марк)3.

17. Он же сказал им: о чем это вы, идя, рассуждаете между собою, и отчего вы печальны?
18. Один из них, именем Клеопа, сказал Ему в ответ: неужели Ты один из пришедших в Иерусалим не знаешь о происшедшем в нем в эти дни?
19. И сказал им: о чем? Они сказали Ему: что было с Иисусом Назарянином, Который был пророк, сильный в деле и слове пред Богом и всем народом;
20. как предали Его первосвященники и начальники наши для осуждения на смерть и распяли Его.
21. А мы надеялись было, что Он есть Тот, Который должен избавить Израиля; но со всем тем, уже третий день ныне, как это произошло.
22. Но и некоторые женщины из наших изумили нас: они были рано у гроба
23. и не нашли тела Его и, придя, сказывали, что они видели и явление Ангелов, которые говорят, что Он жив.
24. И пошли некоторые из наших ко гробу и нашли так, как и женщины говорили, но Его не видели.

На вопрос Христа, о чем путники так горячо рассуждают и в чем причина печали, отражающейся на их лицах, они, вероятно, один вслед за другим, взаимно друг друга пополняя, рассказывают Христу о своих несбывшихся надеждах на Мессию. Но сначала (стих 18) только один из них выразил удивление по поводу того, что подошедший к ним незнакомец спрашивает их о том, что должно быть известно всякому бывшему на празднике в Иерусалиме (а незнакомец, по мнению Клеопы, возвращался именно с праздника Пасхи домой). Имя Клеопа сокращено из имени Клеопатр (Κλεοπάτρος). Это совсем не то, что имя Клопас у Ин.19:25. Там по нашим русскому и славянскому текстам оно обозначено неправильно: Клеопа.

«Неужели Ты... не знаешь...» (стих 18). Клеопа всецело занят мыслью о судьбе Христа, и потому он удивляется, что незнакомец еще спрашивает, о чем они рассуждают. «Конечно, – как бы говорит Клеопа, – о Христе! О чем же теперь еще можно рассуждать? И вопрос твой как будто бы показывает, что ты и не был в Иерусалиме, иначе ты и не спрашивал бы, о чем мы рассуждаем».

«И сказал им: о чем?» (стих 19). Ревиль (т. 2, с. 321) ставит в некоторый укор Христу, что Он «притворялся» незнающим о событиях в Иерусалиме. Но Господь просто давал возможность путникам высказать все свои недоумения, чтобы потом их разрешить. Точно так же и далее, делая вид, что хочет уйти от них, Он этим самым давал им возможность проявить к Нему чувство расположения, которое в них пробудилось.

«Который был пророк», точнее: «выступил как пророк» (ἐγένετο). Путники не называют Христа Мессией – очевидно, смерть Христа повлекла за собой падение их надежд на Христа как на Мессию, но, тем не менее, они все же считают Его пророком (название почетное), Который показал себя таким и на делах, т. е. в чудесных знамениях, и на словах, т. е. в учении. И таким Он явил Себя и пред Богом, и пред народом, т. е. казался не только народу пророком, но и был таким в действительности («пред Богом», ср. Лк.1:6).

«Для осуждения на смерть» (стих 20; см. Лк.23:24).

«И распяли Его», так как это они были истинными виновниками смерти Христовой. Замечательно, что путники не вменяют ответственности за смерть Христа всему иудейскому народу, а считают виновными только представителей народа. И в самом деле, народ в целом, скорее, был на стороне Христа, и только толпа подученных иудеев поддерживала первосвященников в их требованиях, обращенных к Пилату.

«А мы надеялись...» (стих 21). Путники, как представители низших классов народа – не иерархии иудейской, – имели надежду на Христа как на Мессию-Царя, восстановителя политического могущества Израиля (ср. Деян.1:6).

«Уже третий день ныне...» Очевидно, путники имеют в мыслях предсказание Христа о том, что Он на третий день воскреснет4.

«Но и некоторые женщины...» (стих 22), т. е.: но хотя наши надежды на Иисуса как на Мессию пали, тем не менее, случилось обстоятельство, которое их снова несколько оживило: некоторые из наших, т. е. принадлежащих к обществу последователей Христа, женщин привели нас в изумление. Они ходили рано утром (в какой день – не сказано) ко гробу Христа и не нашли там Его тела. Сказывали они также нам, что видели и явление Ангелов, возвещающих, что Христос жив. После этого некоторые из наших, т. е. из учеников Христа (следовательно, не только апостол Петр, о котором упомянуто в 12-м стихе), ходили ко гробу и подтвердили, что тела Христова там действительно нет, но, тем не менее, Самого Христа, о Котором Ангелы возвестили женщинам как о живом, они не видели.

О явлении Самого Христа женщинам (Мф.28:9–10) путники ничего не говорят (см. комментарии к Мк.16:6).

25. Тогда Он сказал им: о, несмысленные и медлительные сердцем, чтобы веровать всему, что предсказывали пророки!
26. Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою?
27. И, начав от Моисея, из всех пророков изъяснял им сказанное о Нем во всем Писании.

«Тогда Он сказал им», точнее: и Он, со Своей стороны, после того как ученики обнаружили такую безутешность, сказал им.

«О, несмысленные», т. е. неспособные к уразумению (ἀνόητοι – относится к мыслительной способности), «и медлительные сердцем», т. е. неспособные к живым чувствованиям и слабые волею.

«Чтобы веровать всему» – не только отдельным пунктам, на которых останавливались пророки, а вообще всему изображенному у пророков ходу домостроительства спасения. У них, апостолов, нет такого обширного кругозора, при котором бы можно было дать ясный смысл каждому событию из жизни Христа и, в частности, понять смысл Его смерти.

«Не так ли надлежало...» Точнее: не это ли (именно что Он перенес) нужно было претерпеть Христу и потом войти в Свою славу (т. е. стать Царем славного Своего Мессианского Царства)?

«И начав от Моисея, из всех пророков изъяснял им» (ἀπὸ Μοϋσέως καὶ ἀπὸ πάντων τῶν προφητῶν), т. е. Христос начал Свои разъяснения истории домостроительства человеческого спасения с книг Моисея, а потом, покончив с ними, перешел к книгам пророческим и указывал в них места, относящиеся к Нему как к Мессии и, таким образом, обозрел все мессианские пророчества, находящиеся в Священном Писании. Вероятно, под пророческими книгами здесь евангелист понимает все остальные книги Ветхого Завета после книг Моисеевых, следовательно, и псалмы, пророчества которых Христос не мог здесь не привести, раз Он приводил их и раньше (см., например, Лк.20:42).

28. И приблизились они к тому селению, в которое шли; и Он показывал им вид, что хочет идти далее.
29. Но они удерживали Его, говоря: останься с нами, потому что день уже склонился к вечеру. И Он вошел и остался с ними.
30. И когда Он возлежал с ними, то, взяв хлеб, благословил, преломил и подал им.
31. Тогда открылись у них глаза, и они узнали Его. Но Он стал невидим для них.

Когда путники приближались к Эммаусу, Христос, вероятно, стал с ними прощаться, показывая таким образом, что Он не остановится в Эммаусе. Таким способом Он побуждал путников пригласить Его остаться с ними, если они действительно чувствовали потребность в дальнейшей беседе с Ним. И действительно, они почувствовали, что не могут так скоро с Ним расстаться и стали удерживать Его своими просьбами остаться вместе с ними (у кого-нибудь из этих путников в Эммаусе, вероятно, был свой дом).

«И Он вошел» – вошел в селение.

«Взяв хлеб, благословил...» Христос поступает в этом случае не как гость, но как хозяин дома, по Своему обычаю, какого Он держался в кругу учеников (ср. Лк.9:16). Мнение некоторых отцов Церкви (свт. Иоанн Златоуст, блж. Августин) и католических толкователей, по которому Христос совершил в Эммаусе Евхаристию (причем католики пользуются стихами 30 и 35 для защиты учения о причащении под одним видом) не имеет здесь для себя никакого основания5.

«Тогда открылись у них глаза». Это выражение обозначает вновь появившуюся способность знать прежде недоступное для познания (ср. Быт.3:5, 7; Быт.21:19).

«Но Он стал невидим для них», т. е. неприметно для них удалился (вместо «для них» нужно переводить «от них», так как при первом переводе, который и не соответствует греческому выражению ἀπ́ αὐτῶν, может быть сделано предположение, что Христос все же оставался в доме, но только был невидим путниками).

32. И они сказали друг другу: не горело ли в нас сердце наше, когда Он говорил нам на дороге и когда изъяснял нам Писание?
33. И, встав в тот же час, возвратились в Иерусалим и нашли вместе одиннадцать Апостолов и бывших с ними,
34. которые говорили, что Господь истинно воскрес и явился Симону.
35. И они рассказывали о происшедшем на пути, и как Он был узнан ими в преломлении хлеба.

«Не горело ли в нас сердце наше...» Не была ли наша душа в необыкновенно сильном возбуждении (ср. Пс.38:4; Иер.20:9)? Путники жалеют о том, что они не догадались раньше, что с ними шел Христос. Они досадуют, как это могло с ними случиться, почему они не обратили внимания на голос своего сердца.

Обрадованные ученики, оставив трапезу, спешат в Иерусалим и идут к апостолам, которые сообщают им, что Христос действительно воскрес и уже явился Симону (об этом явлении рассказывается только у одного евангелиста Луки да еще у апостола Павла в 1Кор.15:5). Путники Эммаусские рассказали, со своей стороны, о бывшем им явлении Христа6.

36. Когда они говорили о сем, Сам Иисус стал посреди них и сказал им: мир вам.
37. Они, смутившись и испугавшись, подумали, что видят духа.
38. Но Он сказал им: что смущаетесь, и для чего такие мысли входят в сердца ваши?
39. Посмотрите на руки Мои и на ноги Мои; это Я Сам; осяжите Меня и рассмотрите; ибо дух плоти и костей не имеет, как видите у Меня.
40. И, сказав это, показал им руки и ноги.
41. Когда же они от радости еще не верили и дивились, Он сказал им: есть ли у вас здесь какая пища?
42. Они подали Ему часть печеной рыбы и сотового меда.
43. И, взяв, ел пред ними.
44. И сказал им: вот то, о чем Я вам говорил, еще быв с вами, что надлежит исполниться всему, написанному о Мне в законе Моисеевом и в пророках и псалмах.
45. Тогда отверз им ум к уразумению Писаний.
46. И сказал им: так написано, и так надлежало пострадать Христу, и воскреснуть из мертвых в третий день,
47. и проповедану быть во имя Его покаянию и прощению грехов во всех народах, начиная с Иерусалима.
48. Вы же свидетели сему.
49. И Я пошлю обетование Отца Моего на вас; вы же оставайтесь в городе Иерусалиме, доколе не облечетесь силою свыше.

Это явление, о котором упоминает также евангелист Марк (Мк.16:14 и сл.), есть то же самое, которое евангелист Иоанн изображает как разделенное на два: первое, бывшее десяти ученикам, без Фомы, и второе, имевшее место 8 дней спустя после первого, бывшее для уверения Фомы. Евангелист Лука соединяет оба эти явления в одно, потому что они одинаковы по свойству и цели.

«Сам Иисус стал посреди них» (стих 36). Здесь слово «Иисус» в древнейших кодексах не читается. Появление Христа, очевидно, было столь же чудесно по своей внезапности, как и Его исчезновение, о котором сказано в 31-м стихе, и этой неожиданностью появления можно отчасти объяснить испуг, который почувствовали ученики.

«Духа» (стих 37), т. е. выходца из загробного мира, имеющего только видимость тела (то же, что «призрак» в Мф.14:26).

«Что смущаетесь», т. е. чем вы смущены (τί τεταραγμένοι ἐστέ) «и для чего такие мысли...» т. е. почему в вашей душе появляются такие мысли? (стих 38). Господь высказывает Свое удивление по поводу того, что апостолы не приняли Его тотчас же за Того, Кто Он есть на самом деле.

«Посмотрите на руки Мои и на ноги Мои; это Я Сам» (стих 39). Прежде всего Господь выводит учеников из смущения тем, что убеждает их в тождестве Своей личности с Тем, Кто был их Учителем и Господом. «Посмотрите», что (ὅτι – «что» в русском тексте пропущено) «это Я Сам». Если Он при этом им указывает на руки и ноги Свои, то, очевидно, потому, что на них были знаки от гвоздей, и эти знаки удостоверяли в том, что пред ними стоял действительно их Господь, Который был распят на кресте.

«Осяжите Меня...» Здесь Господь имеет другую цель. Так как апостолы боялись, что перед ними находился только «дух», то Христос приглашает их убедиться в противном: у Него есть плоть и кости.

«Когда же они от радости еще не верили...» (стих 41). Неожиданная радость нередко заставляет человека усомниться в истинности события, послужившего источником радостного возбуждения.

«И, взяв, ел пред ними» (стих 43). Здесь, как показывает сама цель действия Христа, не может быть и речи о том способе вкушения, какой в Священном Писании приписывается Ангелам (Быт.18:8), это было действительное, а не кажущееся вкушение. В книге Деяний сказано об апостолах, что они «ели и пили» со Христом «по воскресении Его из мертвых» (Деян.10:41), следовательно, одинаковым образом вкушали пищу и они, и Христос.

«И сказал им» (стих 44). Многие толкователи полагают (см. например, у Кейля), что между 43-м и 44-м стихами должен быть промежуток во времени, что в 44-м стихе начинается или рассказ о новом явлении Христа, или же изложение всех речей Христовых, сказанных Им по воскресении. Но нет сомнения, что изображенное до 44-го стиха явление Христа остановилось бы, так сказать, незавершенным, если бы Христос тогда не сообщил апостолам тех разъяснений, какие идут именно с 44-го стиха. Поэтому правильнее будет полагать, что пока евангелист изображает еще явление, имевшее место в вечер воскресения.

«Вот то, о чем Я говорил» (стих 44), т. е. вот как осуществились Мои слова, сказанные вам раньше, – слова о том, «что надлежит исполниться...» (ср. Лк.18:31 и сл.; Лк.22:37).

«Еще быв с вами». Теперь Христос уже не находится постоянно с апостолами и прежнее общение их с Ним уже невозможно. Если Христос теперь и является апостолам, то только для того, чтобы убедить их в истинности Своего воскресения.

«В законе Моисеевом и в пророках и псалмах». Под «законом» у иудеев понимались книги Моисеевы, под «пророками» – книги Иисуса Навина, Судей, Царств и в собственном смысле пророческие книги, исключая книгу Даниила, под «псалмами» – вероятно, все остальные канонические книги Ветхого Завета (т.н. «кетувим» – писания), названные здесь «псалмами» потому, что Господь, очевидно, имел в виду, что в книге Псалмов находится о Нем пророчеств более, чем во всех остальных книгах этого последнего, третьего, раздела Библии. (Заметить нужно, что артикль находится только перед выражением νόμῳ Μωϋσεώς – «в законе Моисеевом», это показывает, что Христос рассматривает все книги как одно целое.)

«Тогда отверз им ум к уразумению Писаний» (стих 45). По мнению некоторых толкователей (например, еп. Михаила), Господь совершил это посредством чудесного внезапного озарения, а потом и посредством Своего истолкования Писаний в течение сорока дней до вознесения. С последним нельзя согласиться, потому что здесь идет речь пока только о явлении Христа в вечер воскресения. Первое же предположение не заключает в себе ничего невероятного.

«Так написано» (стих 46), т. е. таким именно способом, на какой Я указывал вам, когда вводил вас в уразумение Писания.

«Пострадать Христу, и воскреснуть...» Это и следующие выражения (стих 47) представляет собой краткую формулировку ветхозаветных пророчеств о Мессии.

«Во имя Его» (стих 47), т. е. в силу того, что Он Своею смертью и воскресением осуществил все пророчества о Нем как о Мессии – Спасителе и Искупителе, и могло быть возвещено прощение кающимся грешникам (в греческом тексте стоит ἐπὶ τῷ ὀνόματι αὐτοῦ – «на имени», но лучше читать с Тишендорфом εἰς τὸ ὄνομα – «во имя»).

«Начиная с Иерусалима». Иерусалим, как столица теократии, должен быть точкой отправления для проповеди о Христе (ср. Ис.2:3, 40:9; Деян.1:8).

«Свидетели сему» (стих 48), т. е. всему, соделанному Христом, и свидетели Его страданий, смерти и воскресения.

«И» се, «Я пошлю» (стих 49) – точнее: «и вот Я посылаю» (настоящее время ἀποστέλλω обозначает событие, которое должно совершиться в самом скором времени).

«Обетование Отца Моего на вас», т. е. что обещал Мой Отец через пророков, именно, излияние Святого Духа (Иоил.2:28 и сл.; Ис.44:1 сл.; Иез.36:27; ср. Деян.2:16 и сл.).

«Вы же оставайтесь в городе Иерусалиме». Если 49-й стих соединять с предшествующей речью Христа, то выходит, что апостолы не должны были оставлять Иерусалима до сошествия на них Святого Духа. Так как в таком случае вовсе устраняются явления Христа, бывшие в Галилее, о которых сообщают евангелисты Матфей и Иоанн, то некоторые толкователи видели здесь начало описания последнего явления Христа ученикам, бывшего в день вознесения. Таким образом, между 48-м и 49-м стихами полагают промежуток в 40 дней. Ввиду того, что иного способа соглашения евангельских повествований не находится – другие способы примирения не заслуживают доверия, – остается принять именно такое предположение, что с 49-го стиха начинается описание последнего явления Христа апостолам. Значит, евангелист Лука в своем Евангелии описывает только два явления Христа апостолам: первое – в день воскресения (стихи 36–48) и последнее – в день вознесения (стихи 49–51).

«Доколе не облечетесь силою свыше». Образ облечения указывает на снаряжение в путь, может быть, воина, надевающего свое вооружение: апостолы – тоже воины Христовы! «Сила свыше» – благодать Святого Духа, которая и есть новая сила, получаемая через Святого Духа (ср. Деян.1:8; Лк.1:35).

50. И вывел их вон из города до Вифании и, подняв руки Свои, благословил их.
51. И, когда благословлял их, стал отдаляться от них и возноситься на небо.
52. Они поклонились Ему и возвратились в Иерусалим с великою радостью.
53. И пребывали всегда в храме, прославляя и благословляя Бога. Аминь.

Евангелист Лука заключает свое Евангелие кратким описанием события вознесения Христа на небо. Это событие совершилось в тот день (40-й по воскресении; ср. Деян.1:3), когда Господь говорил ученикам то, что изложено в самом кратком виде в 49-м стихе (на это указывает частица δέ, в русском тексте – «и», стих 50).

«До Вифании», т. е. до того места, где начинается дорога в Вифанию. Это место находится на горе Елеон (ср. Деян.1:12).

«Подняв руки Свои» – символическое действие благословения (ср. Лев.9:22).

«Стал отдаляться от них и возноситься на небо» (см. Мк.16:19). Евангелист Лука так кратко говорит о вознесении на небо, вероятно, потому, что имел уже в виду более обстоятельно изобразить это событие в книге Деяний, что и сделал (Деян.1:1–12)7.

«Поклонились Ему». Здесь «поклонение», очевидно, понимается как религиозное действие: по отношению к возносившемуся Христу оно иным и быть не могло (ср. Ин.4:23).

«С великою радостью». Эта радость объясняется тем, что апостолы теперь уже сами видели, что Христос вознесся на небо. Тут устранялась возможность всяких сомнений и страхов, которые возникали в них по поводу воскресения Христа, которое видеть они не были удостоены.

«Всегда в храме». Конечно, здесь разумеется храм Иерусалимский, а не сионская горница (как предполагает еп. Михаил). Даже и после сошествия Святого Духа апостолы, как благочестивые израильтяне, ежедневно посещали храм (Деян.2:46, 3:1).

 

Примечания:

1 Впрочем, Меркс (1905) (на основании сравнения разных древних кодексов и параллельных мест из Евангелия, S. 517–519) находит возможным видеть здесь и указание на иудейских грешников, т. е. на первосвященников.

2 Гейки говорил: «Дорога к Эммаусу проходила по горам и долинам, становившимся более и более пустынными по мере удаления от Иерусалима. Сам Эммаус находился над ложбиной, через которую протекала речка и распространяла там зелень и красоту. Виноградники и масличные деревья, посаженные на террасах по склону горы, и белые и красные цветы миндалин, теперь расцветавших в долинах, делали конец путешествия приятно противоположным его началу» (Гейки. «Жизнь Христа», ч. 4-я, с. 276).

3 На вопрос: почему Христос не хотел, чтобы ученики узнали Его сразу, блаженный Феофилакт говорит: «Для того, чтобы они открыли все свои недоумения, обнаружили свою рану и потом уже приняли лекарство», «чтобы научить их из Моисея и пророков:»

4 Греческий текст этого места довольно непонятен. Τρίτην ταύτην ἡμέραν ἄγει σήμερον – уже третий день ныне. К чему относится здесь глагол ἄγει? Некоторые относят его к слову αὐτός – Он, но тут получается совершенно нескладное выражение: «Он (Христос) ведет уже третий день». Поэтому лучше на основании исследования Меркса (1906, S. 526–528) читать это место так: καὶ ἰδοὺ τρεῖς ἡμέραι – и вот три дня: В Синайском кодексе глагол ἄγει также опущен. Слово σήμερον – «ныне» опущено и у Тишендорфа.

5 То, что Господь «благословил и разделил хлеб», еще не может служить признаком совершения здесь Евхаристии. Во-первых, здесь употреблено выражение εὐλογεῖν, а не εὐχαριστεῖν, как в Лк.22:19, где сообщается об учреждении Евхаристии, а потом, главное, Господь не предлагает здесь «Своего Тела» и «Своей Крови», тогда как именно это, собственно, и отличало Евхаристию от обыкновенной трапезы. Притом все дело здесь, кажется, ограничилось только благословением и подачей ученикам преломленного хлеба, который ученики, очевидно, даже и не вкусили, так как тогда же, в самый момент принятия хлеба, у них открылись глаза и они узнали Христа, Который сейчас же незаметно исчез.

6 Стихи 34–35 Меркс (1905, S. 533 и сл.) считает вставкой, потому что заявление 11-ти, во-первых, несогласно с тем, что сказано в этой главе до сих пор, а во-вторых, несогласно и с тем, что сказано об их душевном состоянии, в каком они находились, увидев Господа (стих 37). Если они уже знали о воскресении Христа, могли ли они испугаться, увидев Его и принять за «дух»? Но что касается внезапного перехода от уверенности в воскресении Христа к страху, то это не представляет психологической невозможности для апостолов, которые еще сами-то и не видели Христа. А с первой половиной главы здесь противоречия нет, потому что здесь изображаются уже совершенно новые обстоятельства, неизвестные Эммаусским путникам.

7 Тишендорф исключает из текста слова: «и возноситься на небо» и «они поклонились Ему». Но он поступает в этом случае неосновательно, потому что очень многие древние кодексы эти выражения у себя имеют. См. Меркс (1905, S. 544–545).

 

Система Orphus Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter


<<<   СОДЕРЖАНИЕ