<<<   БИБЛИОТЕКА   >>>


Сокровищница духовной мудрости

ПОИСК ФОРУМ

 

Ересь

...Если кто злым учением растлевает веру Божию, за которую Иисус Христос распят... <то> такой человек, как скверный, пойдет в неугасимый огонь, равно как и тот, кто его слушает (сщмч. Игнатий Богоносец, 94, 276).

***

...Я предохраняю вас от зверей в человеческом образе, которых вам не только не должно принимать к себе, но, если возможно, и не встречаться с ними, а только молиться за них, — не раскаются ли они как-нибудь. Это, конечно, нелегко для них, но Иисус Христос, истинная жизнь наша, силен в этом (сщмч. Игнатий Богоносец, 94, 303).

***

Всякий, кто не признает, что Иисус Христос пришел во плоти, есть антихрист (ср.: 1 Ин. 4, 3). Кто не признает свидетельства крестного, тот от диавола; и кто слова Господни будет толковать по собственным похотям и говорить, что нет ни Воскресения, ни Суда, тот первенец сатаны. Потому, оставив суетные и ложные учения многих, обратимся к преданному изначала слову; будем бодрствовать в молитвах (ср.: 1 Петр. 4, 7), пребывать в постах; в молитвах будем просить Всевидящего Бога не ввести нас во искушение (ср.: Мф. 6, 13), как сказал Господь: дух бодр, но плоть немощна (ср.: Мф. 26, 41) (сщмч. Поликарп Смирнский, 94, 324).

***

...Никто не должен следовать за непокоривыми, не боящимися Бога и всецело отступающими от Церкви (сщмч. Киприан Карфагенский, 63, 245).

***

...Не от чего другого произошли ереси и родились расколы, как от того, что не оказывают повиновения священнику Божию... (сщмч. Киприан Карфагенский, 63, 254).

***

Блюдись разговаривать с еретиками, желая отстоять веру; чтоб яд скверных слов их как-нибудь не уязвил тебя (самого) (прп. авва Исаия, 89, 299).

***

Если встретишь книгу, которая слывет еретическою, не желай прочитать ее, чтоб не наполнить сердца своего ядом смертоносным... (прп. авва Исаия, 89, 299).

***

...Каждая ересь, имея отцом собственного измышления искони совратившегося и соделавшегося человекоубийцей и лжецом диавола, и стыдясь произнести ненавистное его имя, притворно принимает на себя прекрасное и превысшее всего Спасителево имя, собирает изречения Писаний, произносит слова, утаивает же истинный смысл, и наконец, прикрыв какою-то лестью свое изобретенное ею измышление, сама делается человекоубийцею введенных в заблуждение (свт. Афанасий Великий, 2, 14).

***

...Не внимайте... <еретикам>, потому что говорят не по правильному смыслу, но, как бы овчею одеждою, облекаясь словами, мудрствуют внутренно... подобно ересе-начальнику диаволу (свт. Афанасий Великий, 2, 20).

***

Земная пышность не последует за ними <еретиками> по смерти их; и когда сего Господа, Которого отреклись они, увидят сидящим на Престоле Отца Его и судящим живых и мертвых, тогда не возмогут призвать к себе на помощь кого-либо из обольстивших их ныне, потому что и их увидят судимыми и раскаивающимися в своих неправдах и в своем злочестии (свт. Афанасий Великий, 2, 319).

***

...Об имеющих превратные понятия о Боге никто да не думает, чтобы хвалебные псалмопения таковых были богоугодны (свт. Василий Великий, 6, 303).

***

Как во время моровых поветрий и те, которые со всею тщательностью берегут свое здоровье, занемогают наравне с прочими, заражаясь от одного обращения с больными, так и ныне все мы стали подобны друг другу; овладевшая нашими душами страсть к спорам всех увлекает в соревнование худому. От того у нас неумолимые и жестокие ценители неудач, непризнательные и неприязненные судьи успехов; и зло, кажется, укоренилось до того, что стали мы неразумнее бессловесных животных, ибо они, если одной породы, живут одним стадом, а у нас жестокая война с нашими домашними (свт. Василий Великий, 7, 300).

***

...Кто называет тварью или Сына, или Духа, или вообще низводит Духа в служебный и рабский чин, те далеки от истины, и надобно бегать общения с ними, уклоняться от их речей, как от яда смертоносного для душ (свт. Василий Великий, 10, 207).

***

Еретиков, кающихся при конце жизни, принимать надобно, но принимать, очевидно, не без рассуждения, а по изведании, точно ли истинное показывают покаяние, и имеют ли плоды, свидетельствующие о старании спастись (свт. Василий Великий, 11, 10).

***

Не сдружайся никогда с еретиками, не ешь и не пей с ними, не будь спутником их в дороге, не входи ни в дом, ни в собрание их, потому что у них нечисто все, что ни есть... (прп. Ефрем Сирин, 32, 371).

***

Легче учить беса, нежели обращать сынов заблуждения. Бесы исповедовали и говорили: Ты еси Господь Сын Божий (Мк. 3, 11); напротив того, неверные упорно утверждают, что Он — не Сын Божий (прп. Ефрем Сирин, 34, 428).

***

...Удаляйся общения с раскольниками и еретиками, особенно же удаляйся ереси тех, которые единого Господа нашего Иисуса Христа разделяют надвое (прп. Ефрем Сирин, 35, 470).

***

<Уклоняющиеся> от истинной веры следуют заблуждениям других и делаются добровольными проповедниками учения демонов... (прп. Ефрем Сирин, 36, 330).

***

Много путей, которые ведут в бездну погибели. На сии-то пути растлитель увлекает образ Божий, чтоб чрез это найти какой-нибудь доступ, разделяя в нас мысли... (свт. Григорий Богослов, 17, 41).

***

Нет беды, если еретики отогрелись, и с весною осмеливаются выползать из нор... Очень знаю, что не долго пошипят, потом спрячутся, низложенные и истиною и временем; и тем скорее, чем с большим упованием предоставим все Богу (свт. Григорий Богослов, 17, 172).

***

...Мысль о Боге естественно вложена во всех людей, но по незнанию истинно сущего Бога бывает погрешность в предмете чествования; ибо одними чествуется истинное Божество, умопредставляемое в Отце, Сыне и Святом Духе; а другие заблудились в нелепых предположениях, примыслив досточтимое нечто в тварях; и вследствие этого уклонение от истины в малом открыло вход нечестию (свт. Григорий Нисский. 19, 421).

***

...Как составитель ядов делает яд удобоприемлемым для отравляемого, подсластив пагубу медом, и только дает яд, а уже яд сам, примешанный ко внутренностям, производит разрушение без всякого участия составителя яда; так нечто подобное... <делают и еретики>. Утонченными умствованиями, как бы ядом, <они подслащивают>... смертоносное учение... (свт. Григорий Нисский, 23, 287).

***

...Как скоро человеческое ничтожество начало безрассудно касаться непостижимого и давать силу догматов изобретениям собственного пустого мнения, то отсюда произошел длинный список враждующих против истины, и сами те, о которых идет речь, явились учителями лжи; представляя Божество чем-то описуемым, они почти явно творят из своего мнения идола, когда обожествляют смысл, являющийся в слове... (свт. Григорий Нисский, 23, 305).

***

Те грехи, которые относятся к мыслительной части души, отцами признаются тягчайшими и заслуживающими большого, более продолжительного и строгого исправления. Например, кто отрекся веры во Христа и оказался изменником, впавши или в иудейство, или идолопоклонство, или в иной какой-нибудь вид безбожия, тот если добровольно решился на это, а потом раскаялся, временем покаяния должен иметь все время жизни своей. Ибо таковый во время совершения таинственной молитвы никогда не удостаивается поклонения вместе с народом Богу, но должен молиться наедине, а от приобщения Святых Тайн должен быть отлучен совершенно. Но в час смерти своей да удостоится причастия Святыни.

Если же сверх чаяния случится ему остаться в живых, то опять он должен проводить жизнь под тем же осуждением, не сподобляясь Святых Тайн до самой смерти. А те, которые вынуждены были к тому пытками и жестокими мучениями, находятся под запрещением на определенное время. Святые отцы оказали такое человеколюбие потому, что не душа их подверглась падению, но слабость телесная не могла устоять против мучений... (свт. Григорий Нисский, 25, 429).

***

Речи еретиков — вестники смерти; кто принимает их, сгубит душу свою (авва Евагрий, 89, 613).

***

Сначала они <еретики> себя прикрывают; когда же приобретут смелость и получат полную свободу слова, тогда и изливают яд (свт. Иоанн Златоуст, 50, 482).

***

...Еретика убивать не должно, иначе это даст повод к непримиримой войне во вселенной... Господь не запрещает обуздывать еретиков, заграждать им уста, сдерживать их дерзость, нарушать их сходбища и заговоры, но запрещает их истреблять и убивать (свт. Иоанн Златоуст, 50, 483).

***

...Не будем скорбеть о том, что бывают ереси; бывали и лжехристы и злоумышляли против Христа... Но истина не затмевается и сияет везде. То же было и при пророках: являлись лжепророки, но (пророки) от сравнения с ними делались более светлыми. Так болезнь уясняет здоровье, тьма — свет, буря — тишину (свт. Иоанн Златоуст, 52, 403).

***

Не так оскорбляет Божество тот, кто называет тварь Богом, как тот, кто именует Бога тварью (свт. Иоанн Златоуст, 52, 955).

***

...Соблюдающие девство у еретиков подлежат тому же наказанию, какому и блудники (свт. Иоанн Златоуст, 54, 237).

***

Как мореходцы в виде нищи скрывают приманку и нечаянно уловляют рыб, так лукавые поборники ересей, красным словом прикрывая худые свои мысли, как удою, увлекают простодушных на смерть (прп. Исидор Пелусиот, 60, 71).

***

Много ересей порождал диавол и у язычников, хотя были ему подвластны, и водил он их туда и сюда, как хотел, — и у иудеев, хотя доводил их до того, что с неистовством предавались идолослужению и человекоубийствам. А если еще больше порождает у христиан, то никто да не дивится сему. Ибо до пришествия Христова во плоти видя, что все упоены пороком, и никто, так сказать, не был трезвен вполне, диавол мало рассевал семян любопрительности. Но когда снизошло с небеси спасительное Слово, Которое принесло нам уставы небесного жительства, а диаволу угрозами согрешающим указало ожидающее его наказание, ибо изрекло: идите в огнь, уготованный диаволу и аггелом его (ср.: Мф. 25, 41), тогда общий всех враг, видя, что и наш род спокойно и постепенно свергает с себя порок и приемлет добродетель, нечестие осуждает на изгнание, объемлет же благочестие, и услышав произнесенный на него приговор, сильнейшую воздвиг на нас бурю и породил ереси. Не имея более силы противостать благочестию, старается его именем приводить многих в нечестие, личиною благоговения пытается извратить истину, и нередко просиявших доблестною жизнью низлагает развращенными догматами. Ибо одно у него дело и об одном старание — всех в совокупности, насилием ли то, или подложными догматами, погрузить вместе с собою в пучину погибели. Посему, представляя сие в уме, пусть и ересеначальники, когда размыслят, что они паче всех готовы низринуться в величайшую опасность, перестанут посевать семена противления истине — и слушатели их не станут более раболепствовать им по одному предубеждению и подвизаться против истины, чтобы великая, слово и ум превосходящая заслуга Спасителева, сколько до них собственно касается, не оказалась недействительною. Но и те, которые хвалятся правыми догматами, изобличают же себя небрежностью жизни, да перестанут делать то, что показывает в них не истинных учеников благочестия, и с правою верою да срастворяют и доблестное житие, чтобы всем нам услышать о себе царское хвалебное провозглашение (прп. Исидор Пелусиот, 60, 354—355).

***

Ереси, как думаю, порождены двумя с трудом преодолеваемыми страстями, или любоначалием, или предубеждением. Одни, не желая быть в числе подчиненных, а другие, после предзанятых ими понятий, не соглашаясь учиться, посеяли семена нового учения, не желая оставаться при том, что утверждено (прп. Исидор Пелусиот, 62, 297).

***

Остерегайся читать учения еретические, потому что сие всего чаще вооружает на тебя духа хулы (прп. Исаак Сирин, 58, 282).

***

Ересь есть грех, совершаемый преимущественно в уме. Грех этот, будучи принят умом, сообщается духу, разливается на тело, оскверняет самое тело наше, имеющее способность принимать освящение от общения с Божественною благодатию и способность оскверняться и заражаться общением с падшими духами (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 82).

***

Ересь — более грех диавольский, нежели человеческий; она — дщерь диавола, его изобретение, — нечестие, близкое к идолопоклонству (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 483).

***

Однажды пришли в авве Пимену какие-то еретики и начали клеветать на архиепископа Александрийского, будто бы он принял рукоположение от священников. Старец молчал; потом позвал брата своею и сказал: «Предложи им трапезу, накорми их и отпусти с миром» (97, 205).

***

Однажды пришел к преподобному Макарию Египетскому еретик. Своим красноречием он смутил многих пустынников, а святого Макария обличал в неправоверии. Старец стал опровергать его, еретик же изворотливо возражал. Святой, видя опасность для братии, сказал: «Что нам препираться к соблазну слушателей, пойдем к гробницам, и кому даст Бог силу воскресить умершего, того вера угодна Ему». Это предложение с радостью было принято братией. Пришли на могилы. Преподобный Макарий предложил еретику воскресить умершего во имя Господа, но тот возразил: «Ты предложил, ты и начинай». Святой пал на землю и стал молиться. После продолжительной молитвы, возведя очи к небу, воскликнул: «Господи, яви нам, кто из нас обоих право верует, воскресив сего умершего!» И назвал имя одного, недавно погребенного брата. И тотчас послышался голос из могилы... Братия бросились разрывать могилу. Сняв с умершего погребальные пелены, вывели его из могилы живым. Увидев это, еретик, пораженный ужасом, бежал (99, 100—101).

***

Авва Коприй рассказывал: «Однажды я отправился в город. Там пришлось мне встретиться с учителем манихейским1, совращавшим народ. Я должен был его оспаривать, но он оказался чрезвычайно изворотливым. На меня напал страх, как бы не подать соблазна слушающим, и я воскликнул: «Кто из нас выйдет из пламени невредимым, вера того да будет признана истинною!» Слова эти понравились народу, и тотчас был разведен страшный огонь. «Постой, — вскричал еретик, — ты иди первым». Осенив себя крестным знамением во имя Христово, я вступил в середину пламени, и пламя рассеиваюсь по сторонам и убегало от меня... Так прошло с полчаса, и во славу Божию я остался невредим. Народ был поражен и восклицал: Дивен Бог во святых Своих (Пс. 67, 36). После сего толпа силой бросила еретика в костер. Пламя тотчас охватило его, и он выскочил полуобгорелый... Народ с позором изгнал его из города с криком: «Сжечь бы тебя живого, обманщик!» (99, 63—64).

***

При жизни святителя Иоанна Златоуста в Антиохии был один муж, ослепленный маркионитской2 ересью, который делал православным много зла. Однажды жена этого человека впала в жестокую болезнь, лечилась у многих лекарей, но ни один из них ей не помог. Тогда муж призвал еретиков-маркионитов в свой дом и стал умолять их, чтобы они помогли его жене своими молитвами. Еретики вняли мольбе и, как сказано, «с прилежанием многим моляхуся за ню беспрестанно, по три дня и более, и ничтоже успеша». После такой безуспешной молитвы жена сказала мужу: «Я слышала, что некий пресвитер, по имени Иоанн, живущий у епископа Флавиана, что ни попросит у Бога, все дает ему Бог, и этот Иоанн многие чудеса творит. Умоляю тебя, сведи меня к нему, чтобы он помолился обо мне. Маркиониты не помогли мне нисколько, из чего я заключаю, что вера их не есть правая, ибо если бы вера их была правая, то услышал бы Бог их моление обо мне».

Муж послушал жену, привел ее к православной церкви, но, как еретик, не смея внести жену в саму церковь, положил ее при дверях и послал сказать епископу и бывшему тогда пресвитером святителю Иоанну Златоусту, что он просит у них исцеления своей жены. Епископ и Иоанн пришли к церкви. Первый сказал супругам: «Если отречетесь от своей ереси и присоединитесь к Святой Соборной и Апостольской Церкви, то получите от Христа Господа исцеление». Муж и жена усердно обещали поступить именно так. Тогда Иоанн велел принести воды, епископ благословил ее, а Иоанн после этого возлил ее на болящую. Она тотчас же встала совершенно здоровой. Муж и жена, видя совершившееся над ними чудо, приняли Православие, и все православные жители города чрезвычайно обрадовались этому, а еретики были посрамлены... (112, 173—174).

***

Воспитанный в тиши и решивший жить в уединении, авва Афраат, как говорится, был далек от мирской суеты. Но, увидев жестокость еретической брани Ария, пренебрег собственной безопасностью и, оставив на время уединение, сделался предводителем сонма благочестивых (православных), всегда приобретавших победы жизни словом и чудесами, но никогда не побеждаемых.

Император Валент, увидев его, когда он шел к месту воинского учения, где тогда собрались почитатели Троицы, спросил, куда он направляет свой путь. Тот отвечал, что идет сотворить молитву за вселенную и за царство. Валент снова спросил: «Зачем же ты, избравший уединенную жизнь, оставил уединение, без опасения идешь на площадь?» Афраат, говоря обыкновенно притчами в подражание Господу, отвечал: «Скажи мне, государь, если бы я был девой и, будучи скрыт в каком-либо потаенном тереме, увидел, что огонь объял дом моего отца, что бы ты посоветовал мне делать? Сидеть в своем тереме и спокойно смотреть, как огонь истребляет дом? Но таким образом и я сделался бы жертвой пожара. Если же скажешь, что я должен был бежать, носить воду, тушить огонь, то не укоряй меня, когда я именно это и делаю. Если же ты укоряешь меня за то, что я оставил уединение, то не справедливее ли было бы тебе укорить себя за то, что ты внес огонь в дом Божий (император Валент всеми мерами насаждал арианство3, а не меня, вынужденного тушить этот огонь? Что необходимо идти на помощь отцовскому дому, в этом ты со мной согласен, а то, что Бог есть Отец наш, что Он ближе земных родителей, ясно даже и для совершенно не сведущего в вещах божественных. Итак, собирая питомцев благочестия и доставляя им божественную пищу, мы не удаляемся от цели и не делаем ничего против прежде принятого намерения».

Когда он сказал это, Валент замолчал, признав оправдание правильным (117, 100—101).

***

На расстоянии тридцати миль от киликийского города Эгов жили два столпника, в шести милях один от другого. Один из них принадлежал к Святой Кафолической и  Апостольской Церкви, а другой, долее пробывший на столпе близ селения Кассиодора, был последователем ереси Севера4. Еретик возводил на православного разнообразные обвинения, стараясь привлечь его к своей ереси. Распространяя о нем молву, он решил добиться его осуждения.

Православный подвижник, как бы озаренный свыше, просил еретика прислать ему частицу Причастия. Тот обрадовался, как будто уже совратил собрата в свою ересь, немедленно послал ему просимое, ничего не подозревая. Православный, взяв частицу, раскалил сосуд, положил ее туда, и она немедленно исчезла в жару пылающего сосуда.

Затем, взяв частицу Святого Причастия Православной Церкви, он сделал то же самое, и мгновенно раскаленный сосуд охладился, а Святое Причастие осталось целым и невредимым. Он благоговейно его хранил (102, 29—30).

***

Старец, великий перед Богом, по имени Кириак, жил в лавре Каламонской около священного Иордана. Однажды пришел к нему из страны Дора брат, по имени Феофан, и спросил старца о блудных помыслах. Старец начал наставлять его речами о целомудрии и чистоте. Брат, получив от этих наставлений великую пользу, воскликнул: «Отец мой, в моей стране я нахожусь в общении с несторианами5. Не будь этого — я бы остался с тобой!»

Услыхав имя Нестория, старец глубоко опечалился о погибели брата и стал убеждать его и молить, чтобы он оставил эту пагубную ересь и присоединился к Святой Кафолической и Апостольской Церкви: «Невозможно спастись, если не будешь право мыслить и веровать, что Пресвятая Дева Мария есть истинная Богородица». «Отче, — возражал брат, — да ведь все ереси говорят точно так же: если не будешь в общении с нами, не получишь спасения. Не знаю, несчастный, как мне и поступить. Помолись Господу, чтобы Он явно показал мне, какая вера истинная».

Старец радостно выслушал слова брата. «Оставайся в моей келье, — сказал он. - Я уповаю на Бога, Он, по Своему милосердию, откроет тебе истину». И, оставив брата в своей пещере, старец отправился к Мертвому морю и стал молиться. И точно, на другой день около девятого часа брат видит, что явился к нему кто-то, страшный по виду, и говорит: «Пойди и познай истину!» Взяв его, повел в место мрачное, смрадное, испускающее пламя, и показывает ему в пламени Нестория и Феодора, Евтихия и Аполлинария, Евагрия и Дидима, Диоскора и Севера, Ария и Оригена и других. И говорит явившийся брату: «Вот место, что уготовано еретикам и тем, кто нечестиво учит о Пресвятой Богородице, равно как и тем, кто следует их учению. Если тебе нравится это место, оставайся при своем учении. Если же не хочешь такого наказания, обратись к Святой Кафолической Церкви, к которой принадлежит и наставлявший тебя старец. Если бы и всеми добродетелями украсился человек, но коль он неправо верует, то попадет в это место». При этих словах брат пришел в себя. Когда старец возвратился, брат рассказал ему все, что видел, и в скором времени присоединился к Святой Кафолической и Апостольской Церкви. Оставшись в Каламоне при старце, он прожил с ним несколько лет и скончался в мире (102, 26—27).

***

В Келлиях был некто авва Иаков-младший. Его отец по плоти был ему и отцом духовным. В Келлиях было две церкви, одна — для православных, к которой и он принадлежал, а другая — для апосхистов6. Авва Иаков имел благодать смиренномудрия, за что был любим всеми, как православными, так и апосхистами. Православные говорили ему: «Смотри, авва Иаков, чтобы не обольстили тебя апосхисты и не увлекли в общение с собой!» И апосхисты также говорили ему: «Знай, авва Иаков, что ты, сообщаясь с дифизитами7, губишь свою душу, ибо они — несториане и клевещут на истину!» Авва Иаков, как человек простой, находился в затруднении, случная, что говорили ему с обеих сторон. Наконец, овладело им беспокойство, и он пошел молиться Богу. Заключился в келье, которая была в уединении вне Лавры, и надел на себя погребальные одежды, как бы перед смертью. Египетские отцы имеют обыкновение сберегать до смерти левитон и куколь, в которых принимают святой монашеский образ, и в них погребаться. В продолжение жизни они надевают их только по воскресным дням для приобщения Святых Тайн и тотчас же после этого снимают.

Авва Иаков, уединившись в келье и стоя на молитве перед Богом, настолько изнурил себя постом, что,  наконец, пал на землю и лежал распростертым. Он рассказывал, что в эти дни много пострадал от демонов, особенно в мыслях. По прошествии сорока дней Иаков видит, что к нему входит Отрок с веселым лицом и говорит ему: «Авва Иаков, что ты здесь делаешь?» Иаков вдруг осиялся светом. Он почувствовал в себе силу от видения Отрока и отвечал ему: «Господи, Ты знаешь, что со мной делается! Одни говорят мне: «Не оставляй Церкви (Православной)». Другие говорят мне: «Дифизиты тебя прельщают». Недоумевая и не зная, что делать, я решился на такой подвиг». Господь отвечает ему: «Хорошо там, где ты». И тотчас при этих словах авва Иаков увидел себя перед дверьми Святой церкви Православных последователей Халкидонского Собора» (97, 276-277).

***

Один монах, живший в монастыре святого Феодосия, хотя и был православный, но, по своей простоте, мало обращая внимание на различия вер, часто выходил из кельи и отправлялся в церкви либо египтян, либо армян и других еретиков и там постоянно до конца выстаивал их службы, нисколько не думая о том, что это грешно. Этому иноку однажды явился Ангел и спросил его: «Скажи мне, старец, когда ты умрешь, то какой обряд погребения ты хотел бы, чтобы совершался над тобой: египетский, армянский, какой другой еретической секты или православный?» Старец отвечал: «Не знаю». Тогда Ангел сказал ему: «Так размысли о себе, через три недели я приду к тебе, и тогда мне скажешь». После явления Ангела инок пошел за советом к одному прозорливому старцу и передал ему слова Ангела. Тот, выслушав их, внимательно посмотрел на гостя и сказал: «Да уж не ходишь ли ты в церкви  иноверных?» «Да, — отвечал инок, — где застану пение, там и слушаю его — армянское ли, египетское или другое какое еретическое — мне все равно». Прозорливец тогда воскликнул: «Горе тебе, брат, хотя ты и считаешь себя православным! Горе тебе будет за твое хождение в церкви к тем, которых отметают правила Соборов и святых отцев! Образумься скорее, и когда придет к тебе Ангел, тотчас скажи ему: «С этого времени хочу быть православным!» Прошло три недели, и Ангел действительно явился иноку и спросил: «Ну что ты размыслил о себе?» «Да, хочу быть православным», — отвечал монах. «Хорошо ты это сделал, — сказал ему Ангел, — ибо теперь только и освободил свою душу от муки». После этих слов Ангела монах тут же скончался (112, 231—232).

***

Византийский император Валент, по вере еретик-арианин, закрыл православные церкви в своем государстве, отдал их во власть ариан и приказал изгнать всех православных епископов. Те сказали царю: «Прежде чем привести в исполнение свое повеление относительно нас, позволь Василию Великому войти в собеседование о вере с арианами. Если они победят Василия, то мы беспрекословно покоримся тебе».

Валент согласился и пригласил Василия в Никею. Василий, сказав Валенту, что его с арианами рассудит Бог, велел запереть двери одной из церквей и призвал ариан: «Хотите убедиться, чья вера правая? Если по вашей молитве эти двери отверзутся сами собой, будем знать, что правда на вашей стороне. Если же отверзутся по нашей молитве, то тогда все должны будут признать, что православно веруем мы, а не вы». Ариане согласились, с утра до вечера молились они об отверзении дверей, но «не бысть, как сказано, ни гласа, ни послушания».

Настала очередь православных. Святой Василий с клиром и православным народом подошел к церкви, преклонил колена и стал молиться. «И внезапу бысть гром велик, и отверзошася двери церковныя». Все ужаснулись и прославили Бога. Валент повелел возвратить церкви православным, наградил Василия великими дарами и отпустил с миром (112, 333—334).

***

В Константинополе были два брата, серебряники по ремеслу, родом сирийцы. Однажды старший брат говорит младшему: «Пойдем, побываем в Сирии и приобретем во владение родительский дом». — «Зачем уходить обоим, можно ли нам бросить свое дело?» С общего согласия решили, что отправится младший брат. Спустя немного времени после его отъезда оставшийся в Константинополе видит сон. Благолепный старец говорит ему: «Знаешь ли, что твой брат впал в блуд с женой корчемника?» Проснувшись, он был очень огорчен и сказал сам себе: «Это я виноват, зачем отпустил его одного?»

Спустя какое-то время снова видит во сне того же мужа, который говорит те же слова: «Знаешь ли, что твой брат впал в блуд с женой корчемника?» И снова почувствовал он великую печаль. Но вот в третий раз явившийся говорит ему: «Знаешь ли, что брат твой покинул законную жену и связался с женой корчемника?» Тогда срочно написал он из Константинополя брату в Сирию: «Тотчас же бросай все и возвращайся в Византию».

Получив письмо, тот, оставив все, явился к брату. Он повел его в храм и начал горько укорять: «Хорошо ли, что ты впал в блуд с женой корчемника?» Тот, выслушав брата, начал клясться именем Бога Вседержителя: «Я не понимаю, что ты говоришь, я не предавался распутству, не вступал ни с кем в незаконную связь и никого не знал, кроме законной жены». Старший брат, выслушав это, спросил: «Не сотворил ли ты еще чего либо более тяжкого?» Тот отрекался: «Ничего не сделал я незаконного. Правда, я встретил в нашем селении монахов из секты Севера и, не зная, что это худо, имел с ними общение. Но другого ничего за собой не знаю».

Тогда старший брат понял, что блуд означает измену Святой Кафолической Церкви. Брат впал в ересь акефала Севера, поистине корчемника, опозорил себя и унизил высоту Православия» (102, 179—180).

***

Брат просил авву Олимпия, пресвитера лавры аввы Герасима: «Скажи мне что-нибудь». «Не будь с еретиками, — отвечал тот, — и воздерживай язык и чрево. И где бы ты ни был, говори себе непрестанно: я — пришлец» (102, 18).

***

Когда отступник от Православия униатский епископ Ипатий Поцей совершал соборне с другими униатскими епископами Литургию в монастыре Святителя Николая, то влитое в потир вино превратилось в воду. Отступники от православной веры старались объяснить это явление недосмотром священника, совершавшего проскомидию, и поспешили опять влить в потир вино. Но Бог и на этот раз изобличил нечестивых изменников святой веры: после вторичного вливания вина потир распался, и вино пролилось на землю, к великому ужасу всех присутствующих при богослужении. Все ясно увидели, что епископы их (т. е. униатские и римско-католические) — еретики, и, вследствие этого чуда, снова возвратились в лоно Православной церкви (111, 165).

***

Один старец пришел к авве Лоту, жившему близ небольшою озера Арсеноитского, и просил у него себе келью. Авва Лот дал ему келью. Старец этот был нездоров, и авва Лот покоил его. Если кто приходил посетить авву Лота, авва посылал того и к больному старцу. А тот начал предлагать приходящим учение Оригена8. Это оскорбило авву Лота. Он говорил: «Не подумали бы отцы, что и мы тех же мнений держимся». Выслать же старца из этого места он боялся ради заповеди. Итак, авва Лот встал, пошел к авве Арсению и рассказал ему о старце. Авва Арсений говорит ему: «Не выгоняй его, но только скажи ему: вот, — что дал Бог — ешь, пей, сколько хочешь, только не проповедуй такого учения. Если захочет — исправится, а если не захочет, то сам будет просить, чтобы ему оставить это место. И тогда ты не будешь этому причиной».

Возвратившись, авва Лот так и сделал. Старец, выслушав Лота, не захотел исправиться, а стал просить: «Ради Господа вышли меня отсюда — для меня пустыня  несносна». И старец, собравшись, удалился, напутствуемый любовью (97, 135).

***

Но особенно поразительный случай, ясно доказывающий превосходство Православной веры над латинскою, имел место в Молдо-Влахии. Когда воевода Михаил, после изгнания своего брата, принял власть в Молдо-Влахии, он первым делом отправился в столицу Молдо-Влахийской земли Белград и решил построить там православную церковь. Но латинские ксендзы, равно как граждане и бояре латинской веры, воспротивились этому желанию воеводы, говоря, что вера их самая правая, и что они не желают иметь в своем городе церкви чуждой веры. При этом они предложили открыть прение для доказательства превосходства их веры перед православною.

Но воевода сказал им: «Словопрение может быть бесконечно; но, если Богу будет угодно, мы и другим способом убедимся, чья вера более правая: идем посреди города, и пусть принесут чистой воды; мой архиерей со своими иереями освятит ее, и ваш пусть сделает то же; затем сосуды с освященною водою, запечатав моею и вашими печатями, вы храните в вашей великой церкви в продолжение сорока дней, запечатав и церковные двери. И чья вода, по прошествии означенного срока, окажется неиспорченною и свежею, как будто она сейчас же взята из источника, будет служить знаком, что и вера тех более правая».

Латиняне охотно согласились на предложение воеводы, и на другой же день обе спорящие стороны торжественно освятили воду и поступили с нею так, как предлагал воевода. После этого как православные, так и латиняне ежедневно в церквах совершали усердные молитвы и  несли строгий пост. По прошествии двадцати пяти дней православный епископ, по внушению Божию, пришел к воеводе и сказал ему: «Призови латинян и их иереев и не жди назначенного сорокадневного срока; идем в церковь, и ты узришь благодать Божию и будешь свидетелем, что верные рабы Божии, уповающие на Него, не будут постыжены». Совет был принят, и многие из православных и католиков последовали к церкви, с дверей которой были сняты печати, и все вошли в нее.

Тут православный епископ благоговейно опустился на колена и громко произнес следующую молитву: «Боже, Единый в Троице Святой славимый и поклоняемый! Яко же древле праведнаго Твоего Илии во извещении Твоея истины услышал еси огнем и посрамил еси злочестивых, тако и ныне услыши ми, недостойнаго раба Твоего, и всех предстоящих верных раб Твоих, не ради достоинства нашего, его же не имамы, но славы ради имени Твоего святаго и утверждения ради истинныя, яже в Тя, веры нашея; яви неотъемлемую благодать Святаго Духа от воды сея неистлением ея, да увидят вси предстоящие, яко в единой точию восточной греческой Твоей Соборной Церкви истинная есть вера и действительная благодать Святаго Духа: Ты бо един еси благословляяй и освящаяй всяческая, Боже наш, и Тебе славу возсылаем, Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно и во веки веков, аминь».

После этой молитвы епископ при пении: «Господь Просвещение мое и Спаситель мой, кого убоюся», — открыл сосуд с освященною водою и, посмотрев на воду, нашел ее еще более чистою и светлою, чем она была в первый день, когда ее принесли из источника; кроме того, от нее исходил весьма пряный и благовонный запах. Возблагодарив Бога, прославившего Святую церковь Православную, епископ обратился ко всем присутствовавшим с такими  словами: «Подойдите и посмотрите, как после стольких дней вода сия, благодатию Святаго Духа, осталась совершенно не испорченною, и убеждайтесь, что православная наша вера есть свята и истинна».

Открыли свой сосуд и латиняне, но оказалось, что вода в нем до того испортилась, что смрад от нее распространился по всей церкви. С ужасом и удивлением сказали латиняне: «Истинна есть вера православная, которую исповедует воевода; пусть строит церковь своей веры в нашем городе, так как за сопротивление наше этому его желанию Бог разгневался на нас и чудесно показал нашу неправоту». Так посрамлены были латиняне с их священниками, из которых многие после этого чуда обратились в Православие. Воевода же с своим епископом, священниками, боярами и войском, исполненные великою радостию и веселием, возвратились во дворец воеводский, славя и благодаря Бога за чудо. И тут же решено было приступить к устройству православной церкви (111, 165—166).

***

Авва Феодор говорил: «Если ты будешь иметь с кем-нибудь дружбу и случится ему впасть в искушение блуда, то, если можешь, подай ему руку и подними его; если же он впадет в ересь и, несмотря на твои убеждения, не обратится, то скорей отсекай его от себя, чтобы, если замедлишь, и самому тебе не упасть с ним в яму» (97, 282).

 

Примечания:

1. Манихейство — возникло в III в. в Персии. Основателем секты признается Манес (216—ок. 277), родом вавилонянин. Его заблуждении произошли от смешения древней персидской религии Зороастра с христианскими понятиями. Основные положения манихейства: 1) признание двух вечных царств света и тьмы; 2) борьба между ними; 3) происхождение мира из смешении света и тьмы, 4) необходимость освобождения частиц света из области тьмы; 5) это совершается при помощи Христа и Святого Духа; 6) признание в человеке двух душ: доброй и злой и т.п.

2. Маркиониты — секта, основанная Маркианом, судовладельцем из Синомы. Учение является разновидностью гностицизма. Его последователи оспаривали человеческую природу Иисуса Христа, отвергали Ветхий Завет и отрицали отождествление Ягве с христианским Богом-Отцом.

3. Арианство ересь, основанная александрийским пресвитером Арнем, которая придерживалась понятия о том, что Христос не сотворен из божественной материи, а является лишь превосходнейшим творением Бога-Отца, а потому не «единосущен» Богу-Отцу, а лишь «подобосущен» Ему. Арианство осуждено как ересь на I Вселенском (Никейском) Соборе в 325 г. Идеи арианства впоследствии были восприняты рядом протестантских сект.

4. Север, или Севир — Александрийский патриарх с 512 по 519 гг. Один из наиболее ревностных противников IV Вселенского (Халкидонского) Собора (451). Он придерживался умеренного монофизитства, утверждавшего, что во Христе существует сложная природа, в которой человеческая и божественная сущности могут быть различимы только в уме человека.

5. Несторианство — ересь, возникшая в V в., получившая название от Нестория. архиепископа Константинопольского (428—431) Он утверждал, что ипостась Бога-Слова вселилась в человека Иисуса и обитала в нем как в храме. Этим понятием нарушалось личное или ипостасное единство Богочеловека. Деву Марию он называл не Богородицей, а Христродицей, полагая, что человек не может родить Бога. Ересь несторианства была обличена свт. Кириллом Александрийским и осуждена на III Вселенском Соборе в 431 г.

6. Апосхисты — раскольники; здесь имеются ввиду монофизиты, которые в противоположность дифизтам исповедуют во Христе только одну Божественную природу.

7. Дифизиты — православные, исповедующие две природы во Христе, как божественную, так и человеческую.

8. Ориген — александрийский пресвитер, философ-босослов, родился ок. 185 г. Преподавал в александрийской школе риторику и грамматику. Написал около 6000 трудов, в том числе толкования: Псалтири, книг Иеремии, евангелистов Матфея и Иоанна и др. Оригена нельзя считать христианским мыслителем в строгом понимании этого слова. Некоторые его творения не соответствуют православному вероучению и осуждены впоследствии. Основные заблуждения учения Оригена состояли в том, что он считал:
1) душа Христа, была одной из многих душ, сотворенных Богом и стремящейся соединиться с Ним, прежде воплощения и рождения Христа от Девы Марии:
2) признавал всеобщее восстановление падшей твари, в том числе и демонов:
3) признавал предсуществование и падение душ;
4) наказание демонов и нечестивых людей временно и что оно будет иметь конец, и проч. На V Вселенском Соборе в 553 г. Ориген был обвинен в ереси.

 

Система Orphus Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter


<<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>>