<<<   БИБЛИОТЕКА   >>>


Сокровищница духовной мудрости

ПОИСК ФОРУМ

 

Страсти

Путь к бесстрастию

Обуздание же гнева, языка, чрева и сластолюбия весьма великой бывает помощью для души (прп. Антоний Великий, 90, 90).

***

Люби всякий подвиг телесный, и укротятся страсти (прп. авва Исаия, 60, 64).

***

...Если ум укрепится и решится последовать любви (к Богу и ближнему), то победит все страсти плотские и душевные (прп. авва Исаия, 60, 87).

***

Неосуждение ближнего бывает стеною для разумно борющихся со страстями (прп. авва Исаия, 60, 93).

***

Благие дела соделывают душу свободною от страстей (прп. авва Исаия, 60, 173).

***

Разумное о себе попечение отсекает страсти... (прп. авва Исаия, 90, 349).

***

...Воздержание чрева смиряет страсти (прп. авва Исаия, 90, 350).

***

Поучение в страхе (Божием) сохраняет душу от страстей... (прп. авва Исаия, 90, 350).

***

...Невозможно монаху противостоять страстям, не имея какой-либо из добродетелей (прп. авва Исаия, 90, 407).

***

Люби труд и самостеснение, чтобы утишились страсти твои (прп. авва Исаия, 90, 445).

***

Страсти суть волны; держась выше их, будешь надежным кормчим жизни (свт. Василий Великий, 8, 191).

***

...Телесные страсти в нас сильны, когда ум бездействен, благопокорны же, когда ум управляет и владеет телом (свт. Василий Великий, 9, 329).

***

...Обуздание страстей — безмятежность и тишина души... (свт. Василий Великий, 9, 333).

***

...Будьте не ленивы к посту и молитве, чтобы прийти в состояние побеждать плотские страсти... (прп. Ефрем Сирин, 31, 232).

***

Бегай вольности и смеха, ибо сие неприлично душе твоей. Кая часть верну с неверным (2 Кор. 6, 15). Подобным образом чревоугодие обуздывай воздержанием, сребролюбие — подвигами и нестяжательностью, многоглаголание — молчанием, нетерпение сидеть на месте — пребыванием в келье, леность — памятованием будущих благ, непокорность — смиренномудрием (прп. Ефрем Сирин, 32, 257).

***

Не учащай на городские улицы, чтобы не возвратиться оттуда преданным страсти (прп. Ефрем Сирин, 32, 631).

***

Когда страсть высится, тогда да будет усилен божественный глад, но да соразмеряется оный с силами объемлемого страстью, потому что такую страсть исцелит только продолжительный труд (прп. Ефрем Сирин, 33, 404—405).

***

...Мудрые, когда восстают страсти, не слушаются их, а изъявляют гнев на злые пожелания и делаются врагами самих себя... (прп. Макарий Египетский, 68, 136).

***

...По той причине, что стал ты выше сластолюбия, не имеешь уже права безотчетно предаваться другому роду страсти. Всякая страсть, пока будет страстью, есть падение; в замене же страстей одной другою нет никакой разности падений. Кто поползнулся от скользкости удовольствий, тот пал; и кто запнулся по гордости, также пал. Ни одного же рода падений не изберет для себя имеющий ум, но равно должен избегать всякого падения, пока оно будет падением (свт. Григорий Нисский, 18, 362—363).

***

...Поелику жизнь человеческая вещественна, а страсти из-за веществ, всякая же страсть имеет быстрый и неудержимый порыв к исполнению желания (потому что вещество тяжело и стремится вниз), то Господь не тех посему ублажает, которые живут вне действия на них страстей (в жизни вещественной невозможно всецело преуспеть в житии невещественном и бесстрастном); но возможным пределом добродетели в жизни человеческой называет кротость и говорит, что быть кротким достаточно для блаженства. Ибо естеству человеческому не узаконивает совершенного бесстрастия; правдивому Законоположнику и несвойственно повелевать то, чего не приемлет естество. Такое повеление уподоблялось бы распоряжению того, кто живущих в воде переселил бы на житие в воздух или, наоборот, все, что живет в воздухе — в воду. Напротив того, закону надлежит быть примененным к свойственной каждому и естественной силе. Поэтому блаженство сие повелевает умеренность и кротость, а не совершенное бесстрастие; потому что последнее вне естества, а в первом преуспевает добродетель. Посему, если бы блаженство предполагало неподвижность к пожеланию, то бесполезно было бы и ни к чему не служило в жизни сие благословение. Ибо кто, сопряженный с плотию и кровию, достиг бы такового? Теперь же сказано, что осуждается не тот, кто по какому-либо случаю вожделел, но тот, кто по предусмотрению привлек к себе страсть. Что происходит иногда подобное стремление, до этого и против воли доводит часто соединенная с естеством нашим немощь; но не увлекаться, наподобие потока, стремительностью страстей, а мужественно противостать такому расположению и страсть отразить рассудком, — это есть дело добродетельное.

Посему блаженны не предающиеся вдруг страстным движениям души, но сдерживаемые разумом, — те, у кого помысл, подобно какой-то узде, останавливает порывы, не дозволяет душе вдаваться в бесчиние (свт. Григорий Нисский, 19, 382-384).

***

...Каждую из возмущающих нас страстей постараемся исправить, чтобы, воздерживаясь от злых и совершая добрые дела, могли мы в тот страшный день удостоиться человеколюбия Божия... (свт. Иоанн Златоуст, 48, 295).

***

...Если нас возмущает какая-нибудь страсть, но мы благочестивым умом представим себе будущий день Страшного Суда и будем иметь в виду не настоящие удовольствия, но последующие за ними мучения, то страсть тотчас отступит от нашей души и оставит ее (свт. Иоанн Златоуст, 48, 461).

***

...Кто освободился от страстей, <тот> пребывает в тихой пристани, наслаждается любомудрием и не подвергается никакой неприятности (свт. Иоанн Златоуст, 49, 33—34).

***

Когда наш нрав свободен от страсти, то он способен и к добродетели. Как тело, освободившись от горячки, укрепляется в силах, так и душа, если не предана страстям, делается сильною (свт. Иоанн Златоуст, 53, 418).

***

Тебе дано владычество над неразумными, чтобы ты властвовал над неразумной страстью (свт. Иоанн Златоуст, 53, 968).

***

...Если ты при взгляде на красивую женщину почувствуешь к ней страсть, то более не смотри на нее — и освободишься (от страсти) (свт. Иоанн Златоуст, 54, 544).

***

Небольшой огонь подчас уничтожает большой запас вещества; так, одна какая-либо добродетель прогоняет все страсти (свт. Иоанн Златоуст, 55, 965).

***

Не угасишь телесных страстей, если к плоти своей не приложишь врачевства подвижнических трудов, сокрушающих его страсти. Не угасишь и душевных страстей, если не исполнить прежде сердце твое плодами любви (прп. Нил Синайский, 91, 308).

***

...Возжигают в нас нечистые страсти, обновляют их, возвышают и размножают злые бесы; а размышления о Божественном слове, особенно с излиянием слез бывающие, умерщвляют их и истребляют, хотя бы они были закоренелы, и мало-помалу как бы не сущими делают пагубные греховные действия, душевные и телесные: только не поленимся молитвой и упованием, неослабными и неотступными, приседеть Господу (прп. Иоанн Карпафский, 92, 78).

***

...Телесные страсти не приходят в бездействие, и лукавые помыслы не оскудевают без пустыни (прп. Исаак Сирин, 59, 10).

***

Победившие в себе страсти добродетелями, хотя и бывают тревожимы помыслами... однако же не уступают над собою победы, потому что имеют силу, и ум их восторгается к благим и божественным памятованиям (прп. Исаак Сирин, 59, 31).

***

Кто возбраняет устам своим клеветать, тот хранит сердце свое от страстей. А кто хранит сердце свое от страстей, тот ежечасно зрит Господа (прп. Исаак Сирин, 59, 44).

***

Страсти искореняются и обращаются в бегство непрестанным погружением мысли в Боге (прп. Исаак Сирин, 59, 45).

***

Страсти не могут восстать на душу и смутить подвижника, если... сердце его не занимается житейским, разве только будет он ленив и нерадив к своему долгу (прп. Исаак Сирин, 59, 106).

***

Если приобучим себя к доброму размышлению, то будем стыдиться страстей, как скоро встретимся с ними (прп. Исаак Сирин, 59, 168).

***

Прежде всех страстей — самолюбие; прежде всех добродетелей — пренебрежение покоем (прп. Исаак Сирин, 59, 228).

***

...Человеку всегда должно отвращать мысль свою от страстей к естественному добру, какое Создателем вложено в природу (прп. Исаак Сирин, 59, 240).

***

Страсти суть дверь, заключенная перед лицом чистоты. Если не отворит кто этой заключенной двери, то не войдет он в непорочную и чистую область сердца (прп. Исаак Сирин, 59, 255).

***

...Кто деланием заповедей и трудными делами истинного жития препобедил страсти, тот пусть знает, что законно приобрел он душевное здравие... (прп. Исаак Сирин, 59, 260).

***

Если же отъяты от души будут страсти, то ум просвещается, и поставляется на первом месте естества, и не имеет нужды в вопросах, потому что ясно видит блага, обретаемые на своем месте (прп. Исаак Сирин, 59, 261).

***

Страсти отвращать лучше памятованием добродетелей, нежели сопротивлением... (прп. Исаак Сирин, 59, 310).

***

Находятся и такие, которые стараются остановить страсть, но по внушению другой страсти: один молчит по тщеславию, другой по человекоугодию или по иной какой-либо страсти; сии злым хотят исцелить злое. Но авва Пимен сказал, что зло никак не истребляет зла. Таковые принадлежат к действующим по страсти, хотя и сами себя обольщают... Иной радуется, когда его оскорбляют, но потому, что имеет в виду награду. Сей принадлежит к искореняющим страсть, но неразумно. Другой радуется, получая оскорбление, и думает, что он должен был претерпеть оскорбление, потому что сам он подал повод к тому; сей разумно искореняет страсть. Ибо принимать оскорбление, возлагать вину на себя и почитать (все) находящее на нас за наше собственное — есть дело разума... Другой не только радуется, когда его оскорбляют, и почитает виновным самого себя, но и сожалеет о смущении оскорбившего его. Бог да введет нас в таковое устроение (прп. авва Дорофей, 30, 121—122).

***

Скажу вам пример, кому подобен тот, кто действует по страсти и удовлетворяет ей. Он подобен человеку, который, будучи поражаем от врага своего стрелами, берет их и собственными руками вонзает в свое сердце. Сопротивляющийся страсти подобен осыпаемому стрелами врага своего, но облаченному в броню и потому не получающему ран. А искореняющий страсть подобен тому, кто, будучи осыпаем стрелами врага своего, сокрушает их или возвращает в сердца врагов... (прп. авва Дорофей, 30, 123).

***

...Попирай страсти, чтобы они не попрали тебя и насильственно не сделали тебе зла. Убегай от них, как серна от тенет (см.: Притч. 6, 5), чтобы они не закололи тебя, как ягненка. Не бойся их, они не имеют силы: Господь наш Иисус Христос расслабил их и сделал бессильными. Не предавайся сну: хотя они и полумертвы, но не спят; не будь нерадив, ибо они не нерадят (прп. авва Дорофей, 30, 216).

***

Все страсти препобеждает смирение, которое всякий приобретает трудом (прп. авва Дорофей, 30, 236).

***

...Возгорение и движение гнева и прочих страстей наших происходит от многих и различных причин. Посему и нельзя назначить против них одно врачевство. А такой даю совет, чтобы каждый из негодующих старательно изыскивал приличное средство для своего врачевания. Первым делом в этом врачевании да будет познание причины болезни, чтобы, нашедши оную, получить и надлежащий пластырь для своей болезни от Промысла Божия и от духовных врачей (прп. Иоанн Лествичник, 58, 93).

***

Если ты вооружаешься против какой-нибудь страсти, то возьми себе в помощь смиренномудрие... (прп. Иоанн Лествичник, 58, 174).

***

Злострадание (строгие подвиги телесные) и смирение спасают душу, и... от страстей избавляют ее (авва Фалассий, 92, 335).

***

...Хороши бывают и страсти в руках ревнителей о добром и спасительном житии, когда, мудро отторгши их от плотского, употребляем к стяжанию небесного; именно: когда вожделение соделываем стремительным движением духовного возжелания Божественных благ; сластолюбие — живительным радованием под действием восхищения ума Божественными дарами; страх — предостерегательным тщанием о том, как бы не подвергнуться будущему мучению за прегрешения; печаль — раскаянием, направленным на исправление настоящего зла; и, коротко сказать, когда страстями этими будем пользоваться к уничтожению или предотвращению настоящего или ожидаемого зла, равно как к стяжанию и сохранению добродетели и ведения, подобно тому как мудрые врачи уничтожают или предотвращают сущее уже в теле повреждение от яда или имеющее проявиться телом ядовитого зверька ехидны (прп. Максим Исповедник, 92, 258—259).

***

Прирожденные телу страсти, разумом управляемые, не имеют ничего укорного, но когда допускается их движение без этого ограничения, тогда они наводят укор. Почему говорится, что отвержение должно быть таких страстей, коих движение естественно, но коих употребление бывает часто не по естеству, не бывая управляемо разумом (прп. Максим Исповедник, 92, 274).

***

Изгоняется из души страстность постом и молитвою, сладострастие — бдением и молчанием, пристрастие — безмолвием и вниманием. Бесстрастие же установляется памятью Божией (прп. Илия Екдик, 92, 429).

***

...Если ум наш не возвысится и не достигнет меры бесстрастия покаянием, слезами и духовным смирением, происходящим от слез, то нам невозможно быть свободными от... страстей. Мы будем уязвляемы непрестанно то одною, то другою страстию и снедаемы ими, как дикими зверями, и здесь, и по смерти за них не сподобимся Царствия Небесного, и ими же терзаемы будем всю вечность (прп. Симеон Новый Богослов, 78, 171).

***

...Кто хочет отсечь страсти или стяжать добродетели, тому подобает паче всякого другого добра и подвига, со всем усердием взыскать умиленного сокрушения, потому что без него никогда не увидать ему души своей чистою (прп. Симеон Новый Богослов, 78, 268).

***

...Если... кто хочет отсечь страсти, <тот> только плачем и слезами может отсечь их, и... кто хочет стяжать добродетели, только плачем может стяжать их, то явно, что кто не плачет каждодневно, тот ни страстей не отсек, ни добродетелей не стяжал, хотя, кажется, и проявляет их (прп. Симеон Новый Богослов, 78, 270).

***

Сделавшись самоделателями срамных дел плотских, в противность естеству служим похоти и гневу, плоть оскверняя срамными токами, а душу омрачая горечью гнева, и за то отчуждаемы бывая от Сына Божия. Почему надлежит нам осквернение нечистыми токами из тела очищать потоками слез, а омрачение души горечью гневною прогонять светом сокрушения и сладостной по Богу любви, и таким образом опять соединяться с Тем, от Кого прежде были ими отчуждены (прп. Никита Стифат, 94, 100).

***

...Когда умозрительная сила укротит похотную, тогда стихают и страсти подчресленные и подчревные (свт. Григорий Палама, 94, 270).

***

...Плотские страсти ничем другим не врачуются, как умерщвлением тела, споспешествуемым молитвою и смирением сердечным... (свт. Григорий Панама, 94, 270—271).

***

...Мы только действия и ветви страстей чувствуем, сил же их и корней познать не можем без просвещения от Святаго Духа. От того только тогда сознаем мы в себе страсти, когда они действуют, как же скоро они притихнут, нам думается, что мы достигли уже бесстрастия. Чем удостовериться можем, что страсти только притихли в сердце нашем, а не умерщвлены? Тем, что когда случится нам, успокоившимся на их счет, встретить предметы, которыми питаются скрывшиеся в нас страсти, особенно когда это бывает внезапно, то они тотчас оживают и дают чувствительно о себе знать своими, иной раз нелегкими движениями, так что, бывая ими смущены, дивимся сами, где они укрывались и как вдруг выросли (прп. Никодим Святогорец, 71, 170—171).

***

Соответственно очищению покаянием уменьшаются увлечения, но вместе они делаются утонченнее, неприметнее, обольщают и обманывают иногда мужей, исполненных Божественной благодати... (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 530).

***

...Того, кто дошел до покоя от страстей через борьбу не мысленную, а действительную, нечаянное нападение их не поколеблет (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 13).

 

Система Orphus Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter


<<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>>