<<<   БИБЛИОТЕКА   >>>


Сокровищница духовной мудрости

ПОИСК ФОРУМ

 

Богородица

...Дева, силою Пребывающего в Ней, родила естественно, но ничего не потерпела. Печать девства не нарушена ни зачатием Христовым, ни рождением (прп. Ефрем Сирин, 31, 424).

***

Как купина на Хориве во пламени вмещала Бога, так Мария носила Христа во чреве (прп. Ефрем Сирин, 34, 223).

***

...Мария соделалась для нас небом — Божиим престолом, потому что в Нее низошло и в Ней вселилось высочайшее Божество. Чтобы нас возвеличить, умалилось в Ней Божество, не умаляясь, впрочем, в естестве Своем. В Ней облеклось Оно в ризу для нас же, чтобы нам доставить Ею спасение (прп. Ефрем Сирин, 34, 226).

***

Она — также новое небо, потому что в ней обитал Царь царей. В Ней воссиял Он, и пришел в мир, у Нее заимствовал образ, в Ее облекшись подобие.

Она — виноградная лоза, произрастившая Гроздь. Не по чину естества дала она Плод сей; н Ее облекшись образ, явился Плод из Нее.

Она — источник, потому что живая Вода истекла из Нее жаждущим, и вкусившие пития сего дают стократные плоды (прп. Ефрем Сирин, 34, 227).

***

...Мария — есть дщерь Света, потому что чрез Нее озарились светом и мир, и обитатели его, омраченные чрез Еву, виновницу всех зол (прп. Ефрем Сирин, 34, 287).

***

...Необходимо нам исповедовать, что Святая Приснодевственная Мария действительно есть Богородица, чтобы не впасть в их <еретиков> злохуление. Ибо отрицающие, что Святая Дева действительно есть Богородица, не суть уже верные, но ученики фарисеев и саддукеев; напитанные их закваскою, ослепили они очи ума своего, хуля Господа... (прп. Ефрем Сирин, 35, 471).

***

Если кто не признает Марию Богородицею, то он отлучен от Божества (свт. Григорий Богослов, 15, 197).

***

...О Нерастленной и Неискусобрачной невозможно в собственном смысле употребить слово «зачатие», потому что именования девство и плотское зачатие не соединимы в Одной и Той же. Но как Сын дан нам без отца, так и Отроча рождается без плотского зачатия. Дева как не познала, каким образом в теле Ее составилось богоприемное тело, так не ощутила рождения, потому что, по свидетельству пророчества, без болезней рождения было у Нее рождение. Исаия говорит: прежде неже приити труду, чревоболения избеже, и породи мужеск пол (ср.: Ис. 66, 7) (свт. Григорий Нисский, 20, 336).

***

Если бы Ты (Богородица) познала мужа, то не удостоилась бы послужить этому делу (Боговоплощения)... не потому, что брак был зло, но потому, что девство лучше; а пришествию Господа следовало быть торжественнее нашего, потому 410 оно — царское, царь же входит путем торжественнейшим. Ему надлежало и приобщиться рождению, и отличаться от нашего. Потому и устрояется то и другое: родиться из чрева — это общее с нами, а родиться без брака — это выше того, что бывает с нами; быть зачатым и носимым во чреве — это свойственно человеческой природе; а произойти зачатию без совокупления — это превосходнее человеческой природы (свт. Иоанн Златоуст, 47, 371).

***

...Дева <т. е. Ева> изгнала нас из рая, чрез Деву <Богородицу> мы обрели вечную жизнь; чем осуждены, тем и увенчаны (свт. Иоанн Златоуст, 49, 196).

***

(Христос) вышел из утробы, и утроба осталась девственной, потому что Тот, Кто без семени устроил Себе в Деве одушевленный храм, Сам и сохранил, как Бог, утробу целою (свт. Иоанн Златоуст, 52, 911).

***

...Дух Святый в чистом зеркале, в непорочном теле Девы засиял, образовал совершенного Человека не по закону природы, не во времени, не из человеческого семени, но одним видом, духовною и святою силою подвигнул Деву к рождению, неизъяснимо исткав в Ней зародыш, как бы какую ткань, для спасения людей (свт. Иоанн Златоуст, 52,913).

***

Еллины признавали, что матерь их богов, даже самых верховных, и зачинала и рождала вследствие похотения и несказанной страсти, потому что, как матерь таких богов, не оставила неизведанным и неприведенным в действие ни одного вида похотливости. О Той же, о Которой мы исповедуем, что соделалась Матерью воплотившегося Бога нашего, все поколения человеческие по самой истине признали, что единократно прияла Она единое зачатие без семени и посредствующего ему растления. Если же не веришь сказанному, то во всей истине уразумеешь из силы Рожденного; потому что слепым даровал Он прозрение, прокаженных очищал от язвы и болезни, немым, косноязычным и глухим сообщал способность ясно слышать и говорить, ходил по хребту морскому, укрощал надмение волн и стремительные приражения ветров, единым словом изгонял полчища и дружины демонов, многих мертвецов словом также призвал снова к жизни. Сии-то знамения Его Божества передали нам самовидцы оных, которые свидетельство свое в такой мере соблюли непричастным лести и угодливости, что описали и служившее к Его уничижению: гонения, поругания, метания камнями, заплевания, биения по ланитам, заушения, крест, гвозди и смерть. За сею-то смертью последовало вскоре Воскресение, которое указует, что пострадавший есть воплощенный Бог, и вместе проповедует, что рождшая есть Матерь воплотившегося Бога, если только подобные вещи по необходимости приемлют и подобные наименования (прп. Исидор Пелусиот, 61, 37— 38).

***

Зачатие Спасителя во плоти Девы было совершенно нелюбосластно, непорочно, нескверно, неукоризненно, чисто и нерастленно (прп. Нил Синайский, 72, 286).

***

От Пренепорочной Матери Своей Он (Господь) заимствовал пречистую плоть, а Ей даровал Божество вместо плоти, которую Она дала Ему. О предивный и пречудный обмен! (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 398).

***

...Дева-Матерь является единственной как бы границей между тварным и несотворенным (Божественным) естеством; и все ведящие Бога познают и Ее — как место невместимого; и все восхваляющие Бога воспоют и Ее после Бога. Она — причина и бывших прежде Нее (благословений и даров человеческому роду) и Предстательница настоящих и Ходатаица вечных. Она — основание пророков, начало апостолов, утверждение мучеников, фундамент учителей. Она — слава сущих на земле, радость сущих на небе, украшение всего создания. Она — начало, и источник, и корень, уготованный нам на небесах, надежды, которую да будет всем нам получить по молитвам Ее о нас, во славу Рожденного прежде веков от Отца, и в последние времена воплотившегося от Нее — Иисуса Христа, Господа нашего, Которому подобает всякая слава, честь и поклонение ныне и присно, и во веки веков (свт. Григорий Палама, 26, 144).

***

Когда увидишь икону Пресвятой Богородицы, обрати сердце свое к Ней, Царице Небесной, и возблагодари Ее за то, что Она явилась такою готовою на покорность воле Божией, что родила, <вскормила> и воспитала Избавителя мира, и что в невидимой брани нашей никогда не оскудевает Ее предстательство и помощь нам (прп. Никодим Святогорец, 70, 95).

***

Низошел Дух Святый на чистую Деву и еще Ее очистил... Чистая Дева соделалась Пречистою, чуждою всякой скверны помышляемой и ощущаемой, соделалась благодатно-чистою, Духоносною, Божественною Девою. В такой обновленный и богоукрашенный сосуд, стяжавший от действия в нем Святаго Духа способность и достоинство приять в себя Бога-Слово, низошло Слово-Бог, сделалось во утробе Девы и семенем, и плодом, вочеловечилось (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 394).

***

Как Богочеловек для племени спасающихся избранников заменил Собою Адама, и соделался их родоначальником, так Божия Матерь заменила для них собою Еву, соделалась их Матерью (свт. Игнатий Брянчанинов, 11, 404).

***

...Богоматерь была тем единственным словесным сосудом, в который Бог вселился самым существом Своим (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 404).

***

Сошествие Святаго Духа на Приснодеву совершилось дважды. В первый раз нисшел на нее Святый дух после благовестил, произнесенного архангелом Гавриилом, очистил Ее, чистую по человеческому понятию, соделал благодатно-чистою, способной принять в Себя Бога-слова и соделаться Его Матерью... Во второй раз нисшел Святый Дух па Деву в день Пятидесятницы... разрушил в Ней владычество вечной смерти и первородного греха, возвел Ее на высокую степень христианского совершенства, соделал Ее новым человеком по образу Господа Иисуса Христа (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 407—408).

***

Приснодева превыше всех святых человеков, как по той причине, что соделалась Матерью Богочеловека, так и по той причине, что Она была самою постоянною, самою внимательною слышательницею и исполнительницею учения, возвещенного Богочеловеком (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 423).

***

Как заменил Господь Адама Собою, так заменил Он Еву Богоматерью. Ева, будучи сотворена девою, преступила заповедь Божию и не могла удержать в себе святого ощущения девственности... Богоматерь, будучи зачата и рождена во грехе праотцев, приготовила Себя целомудренною и богоугодною жизнью в сосуд Божий (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 425).

***

Богоматерь в третий день по блаженном успении Своем воскресла и ныне жительствует на небесах душою и телом. Она не только жительствует на небесах, Она царствует на небесах... Ей даны особенная власть и особенное дерзновение ходатайствовать пред Богом о человечестве. Святая Церковь, обращаясь с прошениями ко всем величайшим угодникам Божиим, ко всем Ангелам и Архангелам, говорит им: «Молите Бога о нас», к одной Богоматери она употребляет слова: «Спаси нас» (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 428).

***

Меня давно как-то спрашивала одна красавица: «За что так высоко чествуют Матерь Божию, не только выше всех святых людей, но даже Ангелов и Архангелов?» Я ответил: «За то, что ни Ангелы с Архангелами, ни Херувимы, ни Серафимы не имели такого тесного и существенного участия в устроении нашего спасения, как Она». Устроение нашего спасения именуется воплощенным  Домостроительством. Надлежало Сыну Божию и Богу восприять в Свое лице естество человеческое, и без сего не могло быть устроено наше спасение... Естество сие взято из Приснодевы через наитие Святаго Духа и осенение силы Вышнего. Ангелы же и Архангелы служат при воплощении внешно, не входя внутрь существа дела воплощения: тогда как Божия Матерь в самое существо его входит. За то и чествуется нише всех тварей... В силу сего же существенного участия и воплощении, и заступление Ее за нас сильнее всех (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 82, 57).

*********

На Елеонской горе жил затворник, великий подвижник. Диавол сильно обуревал его блудными помыслами. Старец, потеряв терпение, воскликнул: «Когда же, наконец, ты оставишь меня в покое? Отступи хотя бы в старости!» Тогда диавол видимым образом стал пред ним и сказал: «Поклянись мне, что никому не откроешь того, что скажу тебе, и я перестану нападать на тебя». Старец поклялся, и тогда диавол сказал: «Перестань поклоняться образу Пресвятой Богородицы с Превечным Младенцем, Господом Иисусом Христом, и я отступлю от тебя», «Дай мне подумать», — ответил подвижник.

На следующий день старец обо всем рассказал авве Феодору Илиотскому, живущему в лавре Фаран. Авва ответил подвижнику, что нет гибельнее и страшнее греха, как отречься от поклонения Господу нашему Иисусу Христу и Его Матери, но успокоил его, сказав, что нет греха, которого не прощает Господь.

Затворник не отрекся от поклонения Пресвятой Богородице и каждый день продолжал молиться Ей. Вскоре диавол вновь явился затворнику и стал обличать его в  нарушении клятвы, но услышал ответ: «Не тебе уличать меня. Ты первый клятвопреступник и виновник зла, и слушать тебя не хочу» (103, 59—60).

***

В Александрии жил некогда христолюбивый и благоговейный муж с женой и маленькой дочерью. Он принимал странников и омывал ноги монахам. Однажды, когда он отправлялся по делам в Константинополь, жена спросила его: «Кому ты поручаешь меня и дочь?» «Владычице нашей Богородице», - ответил он. Оставив в доме раба, он уехал. В его отсутствие диавол внушил рабу убить хозяйку с дочерью и с награбленным имуществом бежать. С ножом в руках направился он в горницу, где госпожа сидела за рукоделием, но около дверей внезапно был поражен слепотой и не мог сдвинуться с места. Долго промучившись, он стал звать свою госпожу на помощь, надеясь хотя бы таким образом довершить свое злое намерение, но госпожа не приблизилась к нему. Тогда в ярости и отчаянии раб ударил ножом себя, и, когда сбежались люди, он, будучи еще жив, поведал им о своем замысле и его исходе (113, 709-710).

***

У одной вдовы турки отняли двух малолетних детей и бросили их в темницу. Несчастная мать, заливаясь слезами, в молитве просила о помощи Заступницу нашу Богородицу.

Однажды детям явилась Пресвятая Богородица в облике их матери и вывела их из темницы. Она привела их в один из монастырей в Неаполе и сказала: «Успевайте, дети, в подвигах духовной жизни, и прощайте» - и, благословив, стала невидима. Игумен монастыря, видя над детьми покров Самой Богородицы, поручил их одному из старцев для обучения Священному Писанию и правилам иноческой жизни. Со временем мальчики были пострижены в иночество...

Между тем мать их сама решила оставить мир и, по тайному водительству Промысла, удалилась в Неаполь, где и вступила в женскую обитель. Мать и дети ничего не шали друг о друге.

Однажды, по случаю храмового праздника, в мужскую обитель в числе прочих пришла и мать (теперь носившая имя Евдокия). После Литургии один из братьев случайно назвал другого брага мирским именем. Евдокия невольно вздохнула, вспомнив имя своего сына, и стала всматриваться в них. Сердце ее сильно забилось, она подошла к инокам и назвала их по имени. Дети узнали мать и припали к ее груди. Слезы благодарности текли из их глаз. Мать выслушала рассказ детей об их освобождении и поняла, какую нежную заботу проявляет о несчастных Небесная наша Покровительница (95, 282—284).

***

В царствование Иустина был некий еврей в Константинополе. Своего единственного сына он отдал учиться в Софийское училище. Однажды сосудохранитель призвал детей вкусить церковные хлебцы, мальчик-еврей вкушал со всеми. Когда его отец (он был стекловаром) узнал об этом, то взбесился, как зверь, и бросил сына в пылающую стеклянную печь. Мать подбежала к печи и вынула сына неопаленным. Мальчик рассказал матери, что некая Жена, облаченная в порфиру, пришла и погасила пламень, говоря: «Не бойся, мальчик». Мать пошла к Патриарху и просила о крещении. Патриарх представил ее царю. Царь призвал отца и убеждал его креститься и стать христианином, но, не успев в этом, приказал казнить за сыноубийство. Жену же и отрока Патриарх крестил. Она стала певчей, а отрок чтецом (108, 47).

***

Летом 1395 года, при нашествии Тамерлана на Русь, Великий князь Василий Димитриевич, собрав войско у Коломны, повелел принести из Владимира чудотворную икону Божией Матери. Вся Москва встречала икону, и со слезами молила Заступницу о помощи. В это время Тамерлан спал в своем шатре. Во сне видит он высокую гору, а с горы спускаются к нему святители с золотыми жезлами. Над ними в воздухе, в несказанном величии, в сиянии ярких лучей, стоит лучезарная Дева. Тьмы Ангелов окружают Ее, а в руках у них огненные мечи... Тамерлан в ужасе проснулся и созвал мудрецов и старейшин. «Эта Дева, — сказали они, — Заступница русских, Матерь христианского Бога. Ее сила неодолима». Тамерлан повернул войско. «Бежал Тамерлан, — говорит летописец, — гонимый силою Пресвятой Девы» (105, 6—7).

***

В царствование Феодора Иоанновича на Русь одновременно напали: король шведский на Новгород и крымский царевич Нарадын со своим братом на Москву. Большая часть русского войска пошла к Новгороду, на отражение же крымских татар сил почти не было. Царь Феодор Иоаннович вошел в Благовещенский собор, взял образ Пречистой Богородицы, именуемый «Донская», и с крестным ходом обошел Кремль и ряды своих воинов. Молитва благочестивою царя была услышана. Ночью он получил откровение от Царицы Небесной, что силою Сына Ее и Бога враг будет побежден.

***

На другое утро татары напали на русских. Сутки шел бой, но вдруг царевича Нарадына объял великий страх, и он, гонимый невидимой силою Божией, обратился в бегство. Через некоторое время он вновь пошел на Москву, и снова десницею Сына Божия, по молитвам Матери Его, был побежден. В благодарность Царице Небесной на месте, где стоял Ее образ, устроена церковь и основан мужской монастырь (113, 914).

***

В 1170 году князь Андрей Суздальский, собрав большое войско, послал на Новгород сына своего Романа. К ним присоединились князь Мстислав и еще семьдесят князей. С огромными силами приступили они к Новгороду. Новгородцы, не видя ниоткуда помощи, всю надежду возложили на Господа Иисуса Христа и на Его Пречистую Матерь. Архиепископ Иоанн, молясь пред образом Спасителя, услышал голос: «Пойди в церковь, что на Ильинской улице, возьми там образ Пресвятой Богородицы и поставь его на городские стены против врагов, и узришь спасение города». Утром святитель объявил об этом народу и, вошедши в церковь, пал пред образом Богоматери. Во время молитвы образ сам подвигся со своего места, и все в умилении воскликнули: «Господи, помилуй!» Икону вынесли на стены и поставили на указанное место. Воины, увидя святыню, выпустили в осажденных тысячи стрел. Но в это время, о, чудо! вдруг икона обращается лицом к городу и на глазах Богоматери появляются слезы. И разгневался Господь на сопротивных, и тьма покрыла вражеские войска, воины в ужасе стали поражать друг друга. Новгород был спасен (113, 222—223).

***

Летом 1675 года хан Нурредин подступил к обители Почаевской и осаждал ее в течение трех суток, угрожая совершенным разорением. Насельники обители горячо молились Матери Божией и припадали к раке блаженного Иова. 23 июля братия стали петь акафист, и лишь только запели первый кондак «Взбранной Воеводе», над церковью явились Сама Пречистая Богородица, небесные Ангелы с обнаженными мечами и преподобный Иов, молящийся Богородице. Татары подумали, что видят привидение, и пустили в них стрелы, но стрелы, возвращаясь, ранили стрелков. Воины пришли в ужас и в панике стали поражать друг друга. Они оставили свое оружие и спаслись бегством (110, 182).

***

Однажды, глубокой ночью, преподобный Сергий совершал свое келейное правило и пред иконою Богоматери пел акафист, что делал, по своему обычаю, ежедневно... Окончив молитву, он сел, и вдруг его святая душа ощутила приближение небесного явления. Он сказал своему ученику, преподобному Михею: «Бодрствуй, чадо: мы будем иметь в сей час чудесное посещение». Едва сказал он это, послышался голос: «Се Пречистая грядет!»... Тогда старец поспешно вышел в сени; здесь осиял его свет паче солнечного, и он узрел Преблагословенную Деву, сопровождаемую апостолами Петром и Иоанном Богословом... Преподобный Сергий пал ниц, но Благая Матерь прикоснулась к нему рукою и ободрила его словами: «Не бойся, избранниче Мой. Я пришла посетить тебя. Услышана молитва твоя об учениках твоих, не скорби больше и об обители твоей: отныне она будет иметь изобилие во всем, и не только при жизни твоей, но и по отшествии твоем к Богу. Я неотступна буду от места сего и всегда буду покрывать его»... Сказала так и стала невидима... (116, 250).

***

Соловецкому пустыннику Феофану в сонном видении явилась Жена, сияющая благолепием, с двумя светозарными мужами и ободряла его, убеждая не малодушествовать и не бояться бесовских нападений. Еще видение продолжалось, как явилось полчище бесов с угрозою погубить пустынника, но, узрев Явившуюся, бесы содрогнулись и возопили: «Горе нам! Покрывающая его пришла сюда; если бы не Она, мы давно погубили бы этого инока». Сказав это, они исчезли. Это видение утешило старца надеждою на помощь Богоматери. Каждый день он клал сто поклонов, произнося Богородичную молитву (114, 151).

***

Однажды у себя в келье преподобный Елеазар совершал, по своему обыкновению, краткую молитву Иисусову и полагал поклоны. Потом стал читать молитву ко Пресвятой Богородице, говоря: «Пресвятая Госпоже, Владычице Богородице, спаси меня грешного!» Внезапно является пред ним Пресвятая Богородица в сиянии небесной славы, имея три светлые звезды: одну на голове и две на раменах. Царица Небесная произнесла: «Елеазар, не переставай призывать Меня в своих молитвах, и Я буду помогать тебе до исхода души твоей» (114, 98).

***

24 июля 1921 года в городе Глухове на конце Путильской улицы начался пожар. Стояла сухая жаркая погода, дул сильный ветер, огонь быстро охватил два квартала. Одновременно загорелись постройки и на Терещенской улице. Горели окраины, но вот ветер переменил направление, и пожар стал угрожать городу. Поднялась паника. По распоряжению благочинного, отца Герасима, на место пожара был перенесен чудотворный образ Рождества Пресвятой Богородицы из Глинской пустыни. Когда икону обнесли вокруг места пожара, огонь как бы потерял силу и перестал распространяться, хотя ветер не утихал (96, 15).

***

Сестра моя, воспитанная родителями в любви к Богу и благочестии, вспоминал афонский иеросхимонах Арсений, весьма любила храм Божий и ко всякой святыне относилась с глубоким благоговением. Достигнув семнадцати лет, она во всех делах помогала матери. Однажды она заметила, что прислуга небрежно относится к древней иконе, хранившейся в нашем доме. Краска на ней вся осыпалась, отчего и видеть изображение было затруднительно. Домашняя работница, по небрежности к святыне, употребляла икону для покрытия горшков с молоком, хотя ей и было сделано запрещение, но она продолжала свое. Видя это, сестра очень опечалилась и унесла икону к себе. В первую же ночь сестра видит себя идущей в светелку, которая вся  наполнена гнетом. Свет исходил от ветхой иконы. Она вошла в комнату, и на ее глазах лик на Казанской иконе Божией Матери начал проясняться. Когда лик проявился, послышался голос: «Благочестивая и благонравная девица, за проявленную к Моей иконе любовь, умолила Я Сына Своего и Бога о даровании тебе радости душевной и здравия телесного. Ты вскоре соединишься браком с единонравным тебе юношей, а Я во все дни жизни твоей буду Хранительницею дома твоего. В память Моего явления тебе попроси родителей, чтобы они на этой древней доске написали Меня так, как ты Меня видишь, и да будет эта икона тебе в благословение на твое супружество». Все так и произошло, и покров Царицы Небесной всегда был над этим благочестивым домом... (115, 50).

***

Одна бедная благочестивая девушка, после Бога, больше всего любила свою мать. Однажды она получила известие, что мать ее при смерти и просит приехать. У девушки не было денег на дорогу, но она, хотя и была портнихой, отнесла в ломбард свою швейную машинку и заложила ее за десять рублей.

К великой своей радости, она застала мать еще в живых. Мать благословила ее и вскоре скончалась. Дочь похоронила ее по-христиански и вскоре вернулась домой. Она обошла всех своих знакомых, прося взаймы денег, чтобы выкупить машинку, но денег ни у кого не было. Не имея никакой надежды, кроме как на Богородицу, Покровительницу бедных, она пошла в храм к иконе Божией Матери «Знамение». Со слезами стала она просить Заступницу всех скорбящих помочь ей в ее нужде.

Выйдя из храма, девушка увидела, как два хорошо одетых господина у вокзального подъезда садились в экипаж. Один из них выронил свой бумажник. Между тем лошадь тронулась, и карета поехала. Девушка, подняв бумажник, с криком бросилась догонять экипаж, но за топотом лошадей ее голос не был услышан. Только спустя некоторое время, с помощью шедших кпереди людей, ей удалось остановить карету. Девушка подбежала к неизвестным ей господам и отдала бумажник. Владелец бумажника, изумившись потере и неожиданной находке, сказал: «Милая девушка, вы обладаете ангельской добротой и честностью. Здесь шесть тысяч рублей. По закону вы имеете право на получение одной трети найденных вами денег, вот они, возьмите». Он тут же отсчитал ей четыре пятисотенных бумажки и вручил со словами: «Желаю, чтобы эти деньги, приобретенные вами честностью, помогли вам в жизни». Затем он вручил ей свою карточку со словами: «Если вам когда-нибудь нужна будет помощь, приходите ко мне. Всегда буду рад вам помочь». Девушка поблагодарила своего благодетеля и тут же вернулась в храм, чтобы поблагодарить Помощницу и Заступницу (115, 117—119).

***

...Прасковья Димитриевна Ильинская, по ее словам, от природы имела слабые легкие. После замужества ее здоровье расстроилось настолько, что от горлового кровотечения она сделалась совершенно неспособной к труду. Врачи посоветовали ей поехать в Крым на лечение, но, не имея средств, она не могла воспользоваться этим предложением. Воспитательница ее, Морозова, все расходы взяла на себя, и через неделю больная была уже в Крыму. Главврач, осмотрев ее, сказал, что здоровье ее очень плохое и что она проживет не больше недели. «В ту же ночь, — рассказывает больная, — я вижу сон: будто бы я нахожусь в своей квартире, в Москве. И вдруг простенок между окон исчез, открылось бесконечное пространство, наполненное неописуемым светом. В этом свете я вижу в воздухе Иверскую икону Божией Матери, которая до этого висела в простенке. Перед иконой было множество страждущих людей. Вдруг слышу голос: «Что тебе, раба Моя?» «Матерь Божия, — восклицаю я, — прошу себе милости Твоей и здоровья телесного, а детям моим Твоего благословения на спасение их душ». Матерь Божия сказала: «Да будет тебе по вере твоей» — и стала невидима. Наутро во время обхода профессор, к великому удивлению всех, объявил меня совершенно здоровою. Через три дня меня выписали, и я, неожиданно для мужа и родных, вернулась домой в полном здравии» (115, 108).

***

Жили некогда двое супругов, еще довольно молодых. Они были из благородного сословия и имели немалое состояние. В первые годы их супружества они были счастливы, по потом все изменилось. Сначала муж любил свою жену. Она и достойна была любви, так как была не только прекрасна видом, но и кротка, послушна и отменно благочестива. Каждый день, утром и вечером, она усердно молилась богу как о своем собственном спасении, так и о спасении своего мужа, и всячески старалась, чтобы их жизнь шла по святым заповедям Божиим. Но врагу рода человеческого ненавистно было такое благочестие, и ему удалось охладить в муже любовь к благочестивой жене. Он стал скучать в обществе кроткой и тихой супруги; ему стали нравиться другие женщины, которые не походили на нее и отличались живым, непокорным характером и разгульным нравом. Все чаще и чаще он оставлял жену в доме, а сам искал развлечений и удовольствий на стороне; когда же приходил домой, то капризничал, старался отыскать у жены непорядок в хозяйстве, осыпал ее упреками и бранными словами.

На беду случилось, что богатство супругов, сначала очень большое, стало уменьшаться, а потом пришло в полное разорение. Но это горе не сблизило мужа с женою, он только еще больше возненавидел ее.

Свое несчастье они переносили по-разному: муж ходил по городу, вертелся около знакомых богачей, ожидая от них помощи, выпрашивал в долг денег у людей, которые не успели узнать о его разорении.

Жена же все время проводила в молитве. Она молилась о возвращении к ним не прежнего богатства, но прежнего согласия и прежней любви. Тысячи раз падала она пред иконой Богоматери, умоляя Ее возвратить ей сердце мужа.

Однажды муж сидел в трактире, и к нему подошел какой-то человек с хитрым взглядом и начал вкрадчиво говорить ему: «Ты раньше был богат, а теперь разорился. Но не сетуй о потерянном богатстве: у тебя есть средство снова обогатиться. Если ты сделаешь то, о чем я тебя попрошу, то очень скоро станешь богаче прежнего. Пожертвуй мне свою жену, это для тебя ничего не стоит, потому что ты ее не любишь. Между тем, я хочу приобрести ее в свою собственность». «Для чего она нужна тебе и что ты будешь с нею делать?» — спросил муж. «Что тебе за дело до этого, — отвечал незнакомец. - Если бы даже я умертвил ее, не все ли тебе равно? Поскольку раз в день ты, бранясь, посылаешь ее к самому диаволу или в ад  кромешный? Итак, не все ли тебе равно, что я стану делать с ней, когда она будет моей рабой!»

Муж не вдруг решился, дело было слишком необычно, да и жену стало как будто жалко. Но потом он подумал, что, может быть, незнакомец не в силах будет исполнить своего обещания; и еще, что от денег можно после отказаться; и немного помедлив, подписал условие. Незнакомец сказал, что деньги закопаны в загородном месте, и муж должен идти с ним туда уже завтра, и что, получив там деньги, муж обязан передать ему ночью, на том же месте, свою жену, и не вдруг, а через два месяца.

На следующий день незнакомец и муж отправились за город, долго шли, зашли в лесную чащу; здесь незнакомец указал место, велел мужу копать землю и сам помогал ему. Скоро докопались они до колодца, где было великое множество золота и дорогих каменьев. Все это было вручено мужу.

Прошло два месяца, муж из доставшихся ему сокровищ заплатил долги, выкупил свои прежние дома и имения и снова зажил в богатстве и почете. Но вот наступил день, когда он должен был передать свою жену незнакомцу.

С наступлением сумерек он приказал жене одеться и идти с ним. Она, не ожидая ничего хорошего, стала умолять, чтобы он оставил ее дома, но, боясь его, покорилась.

Они молча шли по городским улицам, направляясь к окраине города. По дороге им встретился храм. Двери его были еще открыты; жена попросила отпустить ее в храм помолиться пред иконой Пречистой Богородицы. Мужу не понравилась эта просьба: ему стыдно было, идучи на такое дело, заходить в церковь; однако он подумал, что в последний раз можно сделать ей угодное: «Иди в храм, а я подожду тебя на улице, да смотри, возвращайся скорее».

Жена, вошедши в храм, упала перед иконой Божией Матери и стала просить Заступницу рода христианского, чтобы Она защитила от восстающих на нее зол. Женщина с таким усердием молилась, что и забыла, что на улице ожидает ее муж. Молитва принесла ей успокоение и радость, и, по Божиему Промыслу, она заснула перед иконой спокойным и отрадным сном.

Между тем муж с нетерпением ждал ее на улице. И вот он видит, что по ступеням храма к нему сходит Жена, покрывшая лицо покровом, как бы от ночного холода или от нескромных взоров. Он молча пошел вперед, а Жена тихо шла за ним. Он думал, что его спутница станет тревожиться и расспрашивать, куда же он ведет ее. Но Она шла спокойной поступью, как будто знала все, что будет. Вновь муж пожалел жену, которая никогда ни в чем не прекословила ему и которую он предавал неизвестному человеку, не имевшему добрых намерений.

Наконец они пришли на место. Была полночь. Послышались шаги незнакомца, и он показался при свете месяца. Муж подошел к нему, сказав, что жена уже здесь. Теперь, добавил он, нужно уничтожить их договор, так как он полностью выполнен. Незнакомец охотно вернул мужу бумагу и направился к Жене, которую считал уже своей собственностью.

«А, усердная молитвенница! — сказал он, злобствуя и радуясь, — теперь ты в моей власти». Говоря это, он дерзко приблизился к Ней. Но в то же мгновение, как будто прикоснувшись к огню и опалившись, метнулся в сторону и страшно вскрикнул. Тут покрывало на голове у Жены распахнулось, и Она устремила на незнакомца взор, полный царственного величия и гнева.

Незнакомец, заслоняясь от этого взора, закричал в ужасе: «Матерь Иисуса! Кто призвал Ее, зачем Она здесь? Разве Она может быть под моею властию? Я сторговал жену этого негодяя, которая досаждает мне своим благочестием и которую погубить была надежда. Мог ли я думать, что вместо нее придет сюда Матерь Христа? Проклятый обманщик, ты обещал мне свою жену, а Кого привел вместо нее?»

Он бросился было на трепещущего мужа и хотел разорвать его на части. Но взгляд Богоматери лишил его силы: он упал на землю и исчез. В то же время стала невидима и Пресвятая Дева. Муж остался один и долго не мог прийти в себя от (праха: так вот кому хотел он продать свою жену, и вот в Ком нашла она помощь и заступление! Он очутился в содружестве с диаволом, а жена его под покровом Царицы Небесной. Таков плод его злобы и таков плод ее кротости и благочестия. О, как он низок перед той, которую спасти явилась Сама Матерь Божия!

Он вернулся в город. Между тем наступило время утренней службы. Церковный сторож, войдя в храм, заметил молодую женщину, лежащую перед иконой Богородицы. На лице женщины были следы от обильных слез и вместе с тем тихая, радостная улыбка. Она пробыла тут целую ночь. Когда сторож разбудил ее, она, как будто вспомнив что-то, ничего не говоря, выбежала из храма.

В это время ее муж подходил к храму. Она, трепеща от робости, бросилась к нему, не смея взглянуть ему в лицо, не зная, как вымолить прощение.

«Прости, прости меня, дорогой мой! Я не знаю, как это все случилось. Я молилась, и какое-то забытье нашло на меня, я уснула... меня заперли в церкви, и я пробыла тут всю ночь».

Так говорила она, не надеясь на прощение, ожидая бранных слов и ударов. Но перед ней стоял уже другой человек, не тот, что вчера.

«Нет, не ты предо мною виновна, а я без конца виновен пред тобою». И сказав это, он с горькими слезами поведал ей все свои преступления, свое гнусное намерение продать ее и, наконец, чудное явление Богоматери, устрашившее диавола и образумившее его.

Через несколько минут супруги, примиренные и счастливые, приносили в том же храме благодарную молитву Божией Матери, Которая избавила от зла, вернула им прежнюю любовь и согласие. Не желая неправедного богатства, они раздали нищим свое имение, и стали жить своими трудами, угождая Богу молитвой и добрыми делами (112, 180—182).

 

Система Orphus Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter


<<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>>