<<<   БИБЛИОТЕКА   >>>


Сокровищница духовной мудрости

ПОИСК ФОРУМ

 

Царство Небесное

...Все раболепствующие страстям... страдают по нечувствию, а если иногда и восстают, то привычкою (к страстям) опять увлекаются; потому и говорит Господь: Царствие Небесное нудится (Мф. 11, 12), не по порядку естества, а по нашему навыку в страстях. Если же бы оно было таково по естеству, то никто не вошел бы в него, но имеющим произволение иго Господне благо и бремя легко (ср.: Мф. 11, 30), а не имеющим произволения тесна врата и прискорбен путь и нуждно Царствие (ср.: Лк. 13, 24) (сщмч. Петр Дамаскин, 75, 35).

***

Как мы не разумеем, сколько терпят воины и разбойники и как трудятся ради одного только хлеба; сколько странствуют путешественники и мореплаватели, и сколько труда переносят все люди без надежды на Царство Небесное, а часто и не достигая цели, для которой трудятся. Мы же ради Царства Небесного и вечных благ не хотим и немного потерпеть. Может быть, это и не было бы нам так трудно, если бы произволение наше склонялось к тому и не считало бы приобретение добродетелей тягостным и несносным, но скорее радостию и спокойствием, ради надежды, беспопечительности и чести, невольно последующей за добродетелию. (Ибо и противник стыдится ее и удивляется ей.) Конец, ее веселие и радость, и не только это, но беспристрастие и в самом себе имеет соединенную с ним радость, как и жизнь вещественная, в постыдных страстях, содержит в себе печаль, от каковой (плотской жизни) да избавимся мы и да достигнем невещественной и вечной жизни беспристрастием, рождающим умерщвление тела во Христе Иисусе, Господе нашем (сщмч. Петр Дамаскин, 75, 38-39).

***

...Если бы и над всей землей были мы господами и отреклись от всей земли, то и в этом опять не было бы ничего, равноценного Царству Небесному (прп. Антоний Великий, 89, 17).

***

...Царствие Божие есть истребление всякого греха (прп. авва Исаия, 59, 114).

***

Невозможно удостоиться Небесного Царства тем, которые не показали в себе, что Евангельская правда больше правды подзаконной (свт. Василий Великий, 7, 348).

***

Невозможно удостоиться Небесного Царства тем, которые во взаимном оказывании друг другу равной части не подражают детям (свт. Василий Великий, 7, 349).

***

Кто желает в Царстве Небесном удостоиться большей славы, тот должен любить здесь смирение и унижение перед другими (свт. Василий Великий, 7, 349).

***

...Если хочешь восхитить Царствие Божие, употреби принуждение, подклони выю свою под иго служения Христова, стяни ярем на вые своей; пусть гнетет он выю твою; истончай ее трудом добродетелей, в постах, в бдениях, в послушании, в безмолвии, в псалмопениях, в молитвах, в слезах, в рукоделии, в перенесении всякой скорби, наносимой тебе демонами и людьми (свт. Василий Великий, 9, 51).

***

Многими обителями у Отца Спаситель называет меры разумения водворяемых в оной стране, разумею же те различия и разности, с какими наслаждаются там, сообразно со своим разумением. Ибо Господь наименовал многие обители не по разности мест, но по степени дарования. Как лучами солнца чувственного наслаждается всякий, по мере чистоты зрительной силы и впечатления и как от одного светильника, освещающего один дом, каждый луч бывает различен, между тем как свет не делится на многое светильники, так в будущий век все праведные водворяются нераздельно, в единой радости. Но каждый в своей мере озаряется единым мысленным Солнцем и по степени достоинства почерпает радость и веселие, как бы в одном воздухе и месте, седалище, созерцании и образе. И никто не видит меры и высшего, и низшего, чтобы, смотря на превосходящую благодать другого и на свое лишение, не иметь в этом для себя причины к скорби и беспокойству. Да не будет сего там, где нет ни печали, ни воздыхания, но всякий, по данной ему благодати, в своей мере веселится внутренно, а по внешности у всех одно созерцание и одна радость! Кроме сих двух чинов, нет иного посредствующего чина, разумею же один Чин Горний, а другой дольний; средина же их — сие разнообразие в различии воздаяний (прп. Ефрем Сирин, 32, 19—20).

***

...Тысячи лет века сего то же в сравнении с вечным и нетленным миром, как если бы кто взял одну песчинку из всего множества морских песков. Так беспредельны, бесконечны и неизменны век праведных и Царство Небесное (прп. Ефрем Сирин, 32, 35).

***

Если желающие приобрести земное богатство терпят всякую опасность и напасть, кольми паче мы, желающие приобрести небесное богатство и наслаждаться вечно пребывающими утехами, обязаны ни во что ставить для себя всякое трудное дело и всякую опасность и отваживаться на искушения (прп. Ефрем Сирин, 32, 263).

***

Если можно было бы получить Царство без скорбей, без искушений, без терпеливого подвига в прочих добродетелях, то для чего попускал Бог святым терпеть столько опасностей, искушений и тесноты, а не дозволил всем жить в своеволии и роскоши? Если так рассуждаем и иные из неверных увидят, что таких держимся мыслей, то скажут: значит, что Бог наш прогневан был на святых. Ибо если можно царствовать на небе без скорбен и искушений, то для чего оставлял их в бедствиях, в теснотах, в опасностях и в многообразных искушениях? Какое великое бесстрашие! Какая великая небрежность! Какая великая изнеженность! Какое ожесточение! Плакать нам должно об ожесточении сердец наших и о том, что так далеки мы от упования и терпения святых. А мы, напротив того, осуждаем еще нередко право живущих за великую их скромность, смиренномудрие, нестяжательность и прочие добродетели и такое мужество в терпении называем часто уклонением от порядка и слабостью духа и обвиняем оное в лености (прп. Ефрем Сирин, 32, 275—276).

***

...Поелику всякому желательно не трудясь достигнуть блага и овладеть им, то пусть знают, что на пути к благу предлежат великое поприще и борьба и что из многих достигали оного немногие. Посему только победившие выходили в сретение Царю мирному и кроткому, охотно благодеющему человекам. Ибо таковые отныне будут наследовать землю обетования и войдут в пристань упокоения, и во град святый, и в покой праведников. Как есть это видимое небо, называемое твердию, так превыше его есть другое, светозарное небо, где полки Ангелов. Но оно невидимо телесным очам и есть нерукотворенная скиния, в которой совершают службу святые Ангелы. Ибо все сие божественно, неизреченно и светоносно; потому что духовно и самостоятельно, принадлежит не сему веку, но иному миру, где нет пи ночи, ни браней, ни геенны, ни лукавых духов. Поелику не всякому, кто бы ни был, позволяется внутренним оком видеть небесное, то для сего, подобно некоей завесе, оставлена твердь, чтобы и им можно было не просто всех созерцать, но только тех, которые чисты сердцем и освящены в уме, и одних сограждан и сотаинников святым. А когда завеса будет отнята, тогда открыто будет праведным, что ожидает избранных. Но многие, принадлежа уже к избравшим благую часть и находясь под влиянием Благого и Животворного Духа, по неопытности подумали о себе, что достигли они совершенства, и, после сего став беспечными, подверглись нашествию и наветам лукавых духов, как иные воины, почитая себя победившими врагов и бросив уже оружие, проводят время в беспечности, а между тем враги, сделав засаду, нападают на них внезапно и одних убивают, а других берут в плен, — так и грех, сперва похитив у них ум и потом наведя на мысль о собственном их совершенстве, располагает ими по произволу, связав их собственною своею волею и снова возобладав над их похотями (прп. Ефрем Сирин, 32, 317).

***

...Пребывание Царствия внутри нас что иное означает, как не небесное веселие духа, действенно производимое в душе достойной? (прп. Ефрем Сирин, 32, 341).

***

Желаешь ли стать небесным? Не ищи того, что на земле, но пренебрегай сим и подвизайся, как совершенный, и как совершенный возлюби Царство Небесное. Не рассуждай, говоря так: «Долго и тяжко время подвига, а я малодушен и немощен и не в силах подвизаться». Прими во внимание слова прекрасного и доброго совета; выразумей, что скажу тебе, христолюбивый брат. Если намереваешься идти в другую дальнюю сторону, то не в один час можно тебе будет перейти весь путь, но пойдешь, ежедневно высчитывая остающуюся длину пути, и с продолжением времени, после немалого труда, достигнешь страны, в которую идешь или чаешь прийти. Таково и Царство Небесное, и райские утехи: постом, воздержанием, бдением и любовию достигает туда каждый; ото пути, ведущие на небо к Богу. Не убойся положить начало доброго пути, вводящего в жизнь; пожелай только идти сим путем; и если окажешься готовым, тотчас благоустроится перед тобою путь, и, шествуя радостно, будешь давать себе роздыхи, и проводить их с приятностию, потому что стопы души твоей будут укрепляться после каждого роздыха. Чтобы не встретить тебе затруднения на пути, ведущем в жизнь, Господь ради тебя Сам стал путем жизни для желающих в радости идти к Отцу Светов (прп. Ефрем Сирин, 32, 375—376).

***

Царство Небесное принадлежит не беспечным возлежащим и почивающим, не входящим в корчемницы, не роскошествующим и смеющимся, но плачущим, и кающимся, и вопиющим к Нему <Богу> день и ночь; они будут утешены Утешителем (прп. Ефрем Сирин, 32, 402).

***

Сам рай вожделевает принять тебя, как собрата твоего, разбойника, и отверзает широкую дверь свою ключом крестного знамения (прп. Ефрем Сирин, 33, 136).

***

Вот, проложены стези к горним, уготован путь в рай. Но сначала шествия и до конца теснятся вокруг все страсти и искушения, и даже при вратах Царствия всякие злострадания нападают на идущих твердо (прп. Ефрем Сирин, 33, 218).

***

Если идешь путем к Царству, то сам себя ничем не обременяй, ибо неугодно Богу, чтобы вошел ты в чертог Его обремененный ношею... Если идешь к Царству, то сбрось с себя все излишнее. Разве будет чего недоставать тебе в Царстве и надобно брать это с собою? Будь благоразумен. К трапезе Своей призывает тебя Бог; сбрось с себя всякое бремя.

Соберись в путь без бремени и иди с Богом в Царство Его. Он ищет тебя, чтобы с Ним шел ты и с Ним вселился в чертог Его.

Смотри, Царствие Божие внутри тебя, грешник. Войди в самого себя; ищи там Царства и без труда найдешь Его.

Не гоняйся за приобретением имения, вырвись из сетей похотений, из тенет греха, из дебри лихоимства... Войди в самого себя, живи в себе, в тишине своей внутренности, с умеренною и чистою душою, с покойным и смиренным духом.

Войди внутрь себя самого и ищи там Царствия Божия. Оно действительно там, как Господь Сам научил нас в Евангелии Своем. В душе, любящей Бога, обитает Бог, там и Царство Его; потому-то и говорит Он, что Царствие Божие внутрь вас есть (Лк. 17, 21).

***

Итак, вырвемся из сетей внешнего мира и будем в душах своих искать Царствия Божия; пока не найдем его там, не перестанем искать.

И если не вселилось оно еще в нас, будем искать, как Господь научил нас: Отче наш, да приидет Царствие Твое (ср.: Лк. 11,2). И оно приидет, если будем о сем просить (прп. Ефрем Сирин, 33, 334—335).

***

Войди в себя, живи в себе самом, в прекрасной клети духа твоего, и там ищи Царства, как научил Спаситель наш (прп. Ефрем Сирин, 33, 348).

***

...Много у Бога обителей или одна? Без сомнения согласишься, что много, а не одна. Все ли они должны наполниться? Или одни наполняться, а другие нет, но останутся пустыми, и приготовлены напрасно? — Конечно все; потому что у Бога ничего не бывает напрасно. Но можешь ли сказать, что разумеешь под таковою обителию: тамошние ли упокоение и славу, уготованную блаженным, или что другое? Не другое что, а это. Но, согласившись в сем, рассмотрим еще следующее. Есть ли что-нибудь такое, как я полагаю, что доставляло бы нам сии обители; или нет ничего такого? Непременно есть нечто. Что же такое? Есть разные роды жизни и избрания и ведут к той или другой обители по мере веры, почему и называются у нас путями. Итак, всеми ли путями, или некоторыми из них должно идти? Если возможно, пусть один идет всеми. А если нет, то, сколько может, большим числом путей. Если же и того нельзя, то некоторыми. Но если и сие невозможно, то примется в уважение, как мне, по крайней мере, кажется, когда кто-нибудь и одним пойдет преимущественно. — Правильно разумеешь сие. Посему что же, по твоему мнению, означается словом, когда слышишь, что путь один и притом тесен? — Путь один относительно к добродетели, потому что и она одна, хотя и делится на многие виды.

Тесен же он по причине трудов и потому, что для многих непроходим, а именно для великого числа противников, для всех, которые идут путем порока (свт. Григорий Богослов, 14, 13).

***

Всем уготованы обители по достоинству — и совершеннейшим, и менее совершенным (свт. Григорий Богослов, 15, 274).

***

Пусть будет возможно тебе одному стать царем всей земли, — одному овладеть всеми сокровищами вселенной; положим еще, что начало бытия людей есть также начало и твоего царствования, а концем его будет изменение и претворение всего видимого и целого мира; что же? Если предоставят тебе выбор; ужели на сие царство променяешь ты Царство истинное, постоянное, вовсе не имеющее в себе ничего преходящего и разрушаемого (прп. Макарий Египетский, 67, 465).

***

...Надлежит и нам не скорбеть о кратковременном замедлении уповаемого, но прилагать старание о том, чтобы не соделаться недостойными уповаемых благ (свт. Григорий Нисский, 18, 169).

***

Путь же, возводящий человеческое естество на небо, не иное что, как отступление и бегство от земных зол; а средством к избежанию зол не иное что, думаю, служит, как уподобление Богу; и уподобиться Богу — значит сделаться праведным, святым, благим и всем сему подобным.

Если кто, сколько возможно, ясно напечатлеет в себе черты сих совершенств, то как бы по естественному порядку, без труда из земной жизни преселится в страну небесную; потому что не местное какое расстояние у Божества с человечеством, так что была бы нам потребность в каком-нибудь орудии или примышлении, чтобы эту тяжелую, обременительную и земную плоть ввести в образ жизни не телесной и духовной. Но, по разумном отлучении добродетели от порока, от одного человеческого произволения зависит быть человеку там, куда преклонен пожеланием (свт. Григорий Нисский, 18, 410—411).

***

Царствие Небесное есть бесстрастие души с истинным ведением сущего (авва Евагрий, 89, 571).

***

...Царство для нас уготовано еще до создания мира (свт. Иоанн Златоуст, 44, 11).

***

Начнем же, наконец, возвращение, поспешим во град Небесный, в котором мы вписаны, в котором и обитать надлежит нам (свт. Иоанн Златоуст, 44, 28).

***

...Небо есть такое место, которое недоступно никакому нападению, плодоноснее всякой земли, и сложившим в нем свои богатства дает пожинать плоды их в великом изобилии (свт. Иоанн Златоуст, 44, 112—113).

***

<Христос> не только ввел разбойника <в рай>, но ввел прежде всех, даже прежде апостолов, — чтобы никто после этого не отрицал входа (в рай), не отчаивался в своем спасении, видя, что сделавший бесчисленные грехи обитает в Царских Чертогах (свт. Иоанн Златоуст, 47, 766).

***

Как многие из людей, избранных в члены великого сената и живя в деревне, носят это звание, так и ты, если захочешь быть гражданином неба, то и, живя здесь, можешь иметь это достоинство (свт. Иоанн Златоуст, 48, 337).

***

...Ты если не будешь привязываться к земле, но сделаешься ангелом, то скоро войдешь на небо и в отеческий дом, и даже еще прежде воскресения переселишься отсюда и будешь обладать таким достоинством (свт. Иоанн Златоуст, 48, 337).

***

Невозможно ясно выразить, как велико зло — лишиться небесных благ... (свт. Иоанн Златоуст, 50, 271).

***

...Не только тот лишается Царствия Небесного, который имеет веру, а о жизни нерадит; но равно будет устранен от священных врат его и тот, кто при вере сотворил даже много знамений, а доброго ничего не сделал (свт. Иоанн Златоуст, 50, 276).

***

...Никому другому из безгрешных учеников Господь не доверил ключей от Царства Небесного, но вручил их Петру, чтобы он, когда увидит кого-нибудь покаявшимся в согрешениях и освободившимся от них покаянием и желающим войти в Царство Небесное, вспомнив о своем падении, сделался помощником ему во спасении (свт. Иоанн Златоуст, 51, 986).

***

...Кроме избавления от геенны и приобретения Царства, нужно упомянуть и нечто другое важное; выше всего ото — любить Христа и быть от Него любимым (свт. Иоанн Златоуст, 52, 592).

***

Бесчеловечные не имеют наследия в вечных обителях, в дворец Мой не входит немилосердный, недостоин Небесного Чертога жестокий; не вселяется в Горних обителях скупой; но только одни милостивые, одни только сострадательные, странноприимцы, воспитатели сирот, защитники вдовиц и немощных, покровители утомленных, ходатаи за притесняемых, утешители удрученных несчастиями, благодетели нуждающихся, утешители отчаивающихся, служители немощных, опора злостраждущих, утешители плачущих и малодушных, отцы для тех, которые находятся в тяжелом рабстве, усердные помощники находящимся и беде или в нужде, союзники связанных, наставники заблудших, податели покрова нагим, поручители за должников и, скажу кратко, щедрые податели нуждающимся и нищим — вот кто обитатели Моего Чертога и наследники вечных благ! (свт. Иоанн Златоуст, 52, 872—873).

***

Если бы мы все приобщились Духа <Святаго>, как следует приобщиться, то и небо узрели бы, и свое будущее там состояние (свт. Иоанн Златоуст, 54, 17).

***

Неприлично говорить о Царстве с тем, кто страдает горячкою и находится в худом состоянии. С ним прежде надобно поговорить о здоровье (свт. Иоанн Златоуст, 54, 274).

***

Нестерпима геенна, признаюсь, весьма нестерпима; но лишение Царства нестерпимее ее (свт. Иоанн Златоуст, 54, 336).

***

Там <в Царствии Небесном> нет древа познания добра и зла, но только — древо жизни. Уже не от ребра твоего жена, но все мы едино от ребра Христова (свт. Иоанн Златоуст, 54, 409).

***

...Пусть никто не ожидает при неге увидеть небо — этого нельзя! (свт. Иоанн Златоуст, 54, 553).

***

Эти <небесные> обители вечны, не имеют конца; они не падают от времени, не переменяют владельцев своих, но стоят и цветут постоянно; и это несомненно, потому что там нет ничего тленного и скоропреходящего, но все бессмертно и нетленно. Будем же употреблять свое имущество на построение этого здания; нам не нужны будут ни архитекторы, ни рабочие; эти дома строятся руками бедных, хромыми, слепыми, убогими; они созидают эти обители (свт. Иоанн Златоуст, 55, 264).

***

Дай мне уверенность в том, что я получу Царство Небесное, — да тогда заколи меня, если хочешь, хоть сегодня: я буду благодарен тебе за это, потому что ты ускоряешь для меня наслаждение теми благами (свт. Иоанн Златоуст, 55, 771).

***

...Царствие Небесное не есть награда за дела, а благостный дар Владыки, уготованный верным рабам. Раб не требует свободы, как награды; но (получив ее) благодарит, как должник, а (не получив) ожидает, как милости (прп. Исихий Иерусалимский, 90, 183).

***

...Если возвышенным взглядом ума будем рассматривать то состояние, в котором живут небесные Горнии Силы, которые истинно пребывают в Царстве Божием, то должны будем признать, что это состояние не иное какое, как вечная и непрестанная радость. Ибо что столь свойственно и пристойно истинному блаженству, как не спокойствие постоянное и радость вечная? (прп. авва Моисей, 56, 176).

***

...Если Царство Божие внутри нас находится, и это Царство есть праведность, мир и радость, то кто их имеет, тот, без сомнения, находится в Царстве Божием. И напротив, которые живут в неправде, раздоре и печали, производящей смерть, те находятся в царстве диавола, в аде и смерти. Ибо этими признаками различается Царство Божие и диавола (прп. авва Моисей, 56, 176).

***

...Как в царство диавола (веельзевула) вступают через совершение пороков, так Царство Божие приобретается упражнением в добродетелях, чистотою сердца и духовным знанием (прп. авва Моисей, 56, 177).

***

...Всегдашнее царствование Христа во святых, которое наступает тогда, когда по истреблении из сердец наших смрадных пороков власть диавола прекращается и Бог, по причине благоухания добродетелей, начинает в нас владычествовать, — когда вместо побежденной плотской похоти воцаряется в уме нашем чистота, вместо подавленного гнева — спокойствие, вместо попранной гордости — смирение... (прп. авва Исаак, 56, 336).

***

...Царство Небесное восхищают не беспечные, не распущенные, не избалованные, не изнеженные, но усильные искатели (прп. авва Авраам, 56, 632).

***

Царство Небесное уподобляется квасу в безгрешном воплощении Бога и Спасителя нашего, Которым растворен весь мир, и составом единого тела, восприятого от нашей сущности и от Богородицы Марии, все от века человечество обновлено в возрождении (прп. Исидор Пелусиот, 60, 129).

***

Как мрежа, закидываемая в море, заключает в себе разные роды рыб, так вечное Царство Христово, приемля множество людей из всякого народа, определяет им спасение по мере веры, не по достоверности рода, не по уважительности чина, не по священству, не по царской власти, недостойной сего именования, уделяя блаженство, но по нраву и по жизни, определившей себя к чистоте и устремленной к ловитве истинных рыбарей (прп. Исидор Пелусиот, 60, 130).

***

...Иные полагают, что Царствие Божие выше и божественнее, а Царствие Небесное меньше и ниже; иные же говорят, что, в сущности, это одно и то же, но различно выражается, будучи названо иногда от имени царствующего Бога, а иногда от имени царствующих Ангелов и святых (прп. Исидор Пелусиот, 62, 360).

***

В Царство Небесное путей много и один путь: один, потому что, одна сущи, добродетель исполняется и в дело приходит разными добрыми делами (прп. Феодор Студит, 92, 206).

***

Конец нашей жизни есть блаженство, или, что то же, Царство Небесное, или Царство Божие. А оно само есть не зрение только Царственнейшей Троицы, но при этом приятие и божественного привтечения, и как бы восприятие обожения, и сим привтечением восполнение недостающего в нас и усовершение несовершенного. И это-то служит пищею мысленных существ, — это восполнение недостающего через Божественное оное привтечение. Здесь совершается круг некий непрестанный, от того же начинающийся и тем же кончающийся. Ибо чем более кто разумевает, тем более вожделевает, чем более вожделевает, тем более вкушает, чем более вкушает, тем более возбуждается к большему опять уразумеванию, и тотчас снова начинает это недвижимое движение или, пожалуй, недвижимую недвижность... (прп. Феодор Студит, 92, 353—354).

***

...Нет другого пути, возводящего на небо, кроме совершенного удаления от всего злого, стяжания всего благого, совершенной к Богу любви и сопребывания с Ним в преподобии и правде, так что когда у кого будет сие, то он скоро востечет к небесному лику (прп. авва Филимон, 89, 366).

***

Благ Царствия, сущего внутрь нас, миролюбивое око не видело, и честолюбивое ухо не слышало, и на сердце, лишенное Духа Святаго, не восходило то. Они суть залоги благ, какие имеют быть дарованы праведным в будущем Царстве Христовом. Кто не наслаждается здесь сими плодами Духа, тот не может сподобиться наслаждения ими и там (прп. Илия Екдик, 91, 438).

***

Те, которые хранят врата Царствия Небесного, если не увидят в христианине подобия Христу, как сына отцу, никак не отворят ему их и не дадут войти (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 31).

***

Знамение же и доказательство, показывающее, что Царствие Небесное истинно есть внутрь нас, есть следующее: если мы не похотствуем никаких привременных благ мира сего, ни богатства, ни славы, ни удовольствий и никакого мирского или плотского услаждения, но удаляемся от всего этого и отвращаемся всею душою и всем сердцем столько, сколько возвеличенные царскою честию и властию удаляются от вращающихся в блудилищах, и сколько привыкшие носить чистые одеяния и намащаться мирами и благоуханиями, отвращаются от нечистых мест зловония. А кто не отвращается от всего этого, но имеет пристрастие к чему-либо из того, о чем мы сказали, тот не видел Царствия Небесного, ни обонял, ни вкушал сладости и благоухания его (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 33—34).

***

Вход в Царствие Божие дается не за одни добрые дела, но и за веру. Узрение его бывает через рождение свыше, а получение его — через добрые дела, совершаемые силою веры (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 46).

***

Какие бы добрые дела ни делал, какими бы подвигами ни подвизался и ни утруждал себя в настоящей жизни всякий человек, мудрый или немудрый, сведущий или несведущий, рассудительный или нерассудительный, ученый или неученый, богатый или бедный, — если это не способствует к оздравлению души его от немощей ее, суетно все сие и бесполезно для него, и оставляет душу вне Царствия Небесного; ибо в Царствие Небесное приемлются только здравые души, не имеющие никакой немощи (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 123—124).

***

...Те, которые умирают, прежде чем стяжут Царствие Небесное, где и когда они обретут его, когда отходят туда, где всегдашняя тьма? Итак, здесь в сей жизни повелено нам взыскать его и обрести, толкая в двери его посредством покаяния и слез (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 230-231).

***

Царствие Божие в нас есть, когда Бог бывает с нами в единении, благодатию Пресвятаго Духа. Бог был в единении с нами от начала создания Адама; но когда праотец наш прельстился и согрешил, Бог удалился от нас, удалилось вместе с тем от нас и Царствие Его. Ибо невозможно, чтобы Всесвятый и Всеблагий Бог был в единении с тем, кто возлюбил грех и зло. Чтобы опять возвратился к нам Бог и опять пришло к нам Царствие Его, надлежало нам престать и очиститься от грехов. Но как мы не могли сего сами собою сделать, как измаранное платье не может отмыться само собою, и еще без воды, то пришел наконец Сам, могущий обмыть нас и очистить, чтобы очистить нас, и очистив, Богу открыть вход в нас и Царствие Его вселить в нас. Сие совершается в Таинстве Святого крещения, а кто согрешит после крещения — в Таинстве покаяния (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 250).

***

...Царство Христово приходит только к тем, которые понимают, в чем оно состоит. Когда же оно придет и восцарствует в них, тогда делает их равноангельными (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 252).

***

...Царство Божие приемлет только тех, которые подобны Сыну Божию. Подобие сие водворяется через исполнение заповедей Божиих; исполнение заповедей бывает от любви ко Христу... (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 264).

***

Если... тайны Царства Небесного сокровенны и, по слову Господа, никому не дано знать их, то для чего оставил ты делание заповедей Его и пытаешь о тайнах, которые сокрыты от всех людей? (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 407).

***

...Те, которые путешествуют по суше, имея в виду достигнуть до какого-либо города, не говорят, что избавились уже от всяких бед, когда успеют переехать такую-то реку, или такую-то гору, или миновать таких-то разбойников; ибо может случиться, что нападут на другого какою убийцу или на какого-либо зверя и убиты будут или встретят еще реку глубокую и утонут в ней. Даже когда уже избавятся, с помощию Божиею, от всякого искушения и всякой смертной опасности и приближатся к городу , и тогда не могут еще сказать, что благополучно совершили путь свой; потому что, если, миновав столько опасностей, зазеваются и перестанут спешить, затворят ворота города, и они останутся вне, — и не знать еще, что может случиться с ними до завтрашнего дня.

Представь себе теперь, что этот город есть Царство Небесное, ночь — смерть каждого, завтрашний день — Второе Пришествие Христово, которое есть день Суда. Итак, кто не постарается достигнуть Царствия Небесного и внити в него, пока находится в настоящей жизни, и в то время, как выйти душе его из тела, окажется находящимся вне сего Царствия, — найдет на него ночь, т. е. смерть, — и не знать, что будет с ним в завтрашний день, т. е. в день Суда, — позволят ли, или не позволят ему войти в град Царя Великого (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 449—450).

***

...Царствие Небесное есть добродетельное житие... (прп. Григорий Синаит, 93, 187).

***

Царствие Небесное подобно скинии богозданной; ибо и оно в будущем веке, подобно Моисеевой, будет иметь две завесы, — из коих в первую внидут все освященные благодатию, во вторую же — только совершеннейшие (прп. Григорий Синаит, 93, 188).

***

Многими обителями назвал Спаситель различные степени тамошнего состояния. Царствие одно, но многие имеют внутри (себя) различия, по различию имеющих внити в него в добродетели и ведении, и в мере обожения (прп. Григорий Синаит, 93, 188).

***

...Тому, кто имеет наследовать оное вечное Царство, оно должно быть присуще, как проявление и плод любви и как бы некая, лежащая над всем глава всех добродетелей... (свт. Григорий Палама, 26, 50).

***

...Царство Небесное предлагается произволяющим; ибо то, что бывает по принуждению и поневоле, не заслуживает мзды перед праведным Судией (прп. Максим Грек, 68, 74).

***

Вход в Царство Небесное, которое Святым крещением насаждено в сердце каждого христианина, есть развитие этого Царства действием Святаго Духа (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 154).

***

Царствие Небесное — мир Христов. В душе, в которой от покорности Богу утихли страсти, царствует Бог, царствует мир Христов (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 5).

***

Стяжавший внутри себя Царствие Божие (ср.: Лк. 17, 21) имеет руководителем Святаго Духа, Который наставляет всякой истине (ср.: Ин. 16, 13) руководимого им человека, не допускает его быть обманутым ложью, облекающеюся для удобнейшего обмана в призраки истины (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 267).

***

Небо — истинное отечество человека; шествие туда надо совершить в самом себе (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 492).

***

...Царство обетованное... несомненно получат все истинно верующие и до конца жизни пребывающие в заповедях Господа (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 136—137).

***

Два клирика, бывшие соседями, добывали хлеб насущный шитьем одежд. Один из них имел много детей, жену, содержал кроме них отца и мать и имел обыкновение каждый день ходить в церковь. И так он, с помощию Божиею, прокармливал свою многочисленную семью. Сосед же несравненно лучше знал ремесло, но в церковь не ходил, а работал даже и в праздники, но и одного себя прокормить не мог. Этот последний и позавидовал первому, и как-то с гневом сказал ему: «Откуда и как богатеешь ты? Я несравненно тружусь больше тебя, а все-таки обнищал. Отчего так?» Первый и говорит ему: «Я от того богатею, что каждый день хожу в церковь и на пути в нее нахожу потерянное на дороге золото. И если хочешь со мною постоянно ходить в церковь, то, пожалуй, я согласен находимое золото делить с тобою пополам». Бедный клирик поверил и также стал ежедневно посещать церковь. Что же? Хотя он никогда никакого золота на дороге не находил, но тоже вскоре приобрел достаток. Тогда первый сказал ему: «Видишь ли, брат, сколько хождение в церковь принесло пользы и душе твоей и тебя как обогатило? Но поверь мне, что и я не ради золота, которого никогда не находил на пути, посещал церковь, а посещал потому, что веровал словам Господним: ищите прежде Царствия Божия и правды Его, и сия вся приложатся вам (ср.: Мф. 6, 33), и они оправдались на мне. А если я и сказал тебе о находимом мною золоте, то и в этом, как видишь, не погрешил, ибо подлинно, через хождение в церковь, оба мы, и ты и я, приобрели все нужное нам» (112, 813—814).

***

Как-то раз одному из святых отцов пришлось быть в Константинополе. Когда он был в церкви, подошел к нему неизвестный человек и, поздоровавшись, начал беседу о спасении души. «Воистину блажен тот, — сказал он, — кто всю свою надежду полагает на Бога и всего себя Ему поручает». И затем продолжал: «У меня был богатый отец, необыкновенно милостив к бедным. Раз он, призвав меня, показал мне все свои сокровища и сказал: «Сын мой, что ты хочешь, чтобы я тебе оставил после себя: все свое богатство или Христа?» Я отвечал: «Христа, ибо земные сокровища тленны и скоропреходящи». Вскоре отец мой стал еще милостивее и раздал нищим все свое имение. После его смерти я остался бедняком и всю надежду только и возлагал на Господа. Что же произошло? Жил в нашем городе богатый и славный, а вместе благочестивый человек, имевший и такую же жену. У них была единственная дочь. Когда она достигла возраста невесты, благочестивая мать сказала мужу: «Вот, у нас есть дочь, и мы богаты, значит, должны искать ей жениха не богатого, а кроткого и богобоязненного, который бы осчастливил ее собою и сохранил наше имение». Муж отвечал: «Верно говоришь ты, и я думаю выбор предоставить Самому Богу. Пойдем в церковь, помолимся усердно, и затем, кого Господь пошлет первого в церковь, тот пусть и будет мужем нашей дочери». Пошли, помолились и стали ожидать входящего. Тут я и вошел. Они послали своего раба позвать меня и, когда я подошел, стали расспрашивать, кто я и откуда родом. Когда же я назвал им имя моего отца, которого они хорошо знали, и услышали, что я не женат, то прославили Бога и воскликнули: «Сам Христос избирает тебя мужем нашей дочери, возьми ее и имение наше и живи, имея страх Божий». Я согласился и сделался мужем их дочери, а вместе с нею получил и их имение. И теперь забочусь только о том, чтобы во всем поступать так, как поступал благочестивый мой отец» (112, 570).

 

Система Orphus Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter


<<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>>