<<<   БИБЛИОТЕКА   >>>


Сокровищница духовной мудрости

ПОИСК ФОРУМ

 

Чистота

Кто очистился и пребывает чист, тот не только сам себя сохраняет от мирских соблазнов, не только не уловляется никакою сетию нападающего на него врага, но и укрепляется в своих силах до того, что над всем воинством противника господствует по своей воле, как повелитель (сщмч. Киприан Карфагенский, 63, 92).

***

Насколько кто имеет чистоту, настолько видит себя много согрешающим, от того (именно), что видит, а насколько много согрешает, настолько омрачается, хотя и видит себя имеющим чистоту (сщмч. Петр Дамаскин, 74, 151.

***

...Увядание плоти даст нам возможность дойти до совершенства в добродетели чистоты (прп. Антоний Великий, 89, 43).

***

Без чистоты тела и сердца никто не может быть совершен перед Богом... (прп. Антоний Великий, 89, 51).

***

Кто есть чистый сердцем? (ср.: Мф. 5, 8)... Кто не знает за собой презрения к заповеди Божией или недостаточного или небрежного исполнения оной (свт. Василий Великий, 9, 300).

***

Лучше в чистом сердце ради добродетели нечистота ног, нежели выставляемая в предлог чистота и омовение пристрастное (прп. Ефрем Сирин, 30, 201).

***

Имея разум, занятый чувственным, можно ли тебе будет в чистом уме, как в зеркале, созерцать невидимое, и услаждаться, и радовать себя памятованием о Боге? (прп. Ефрем Сирин, 30, 497—498).

***

А как сделаться чистым, способы к этому можно тебе дознать из всякого почти Евангельского учения. Ибо, переходя к последующим заповедям, найдешь ясное учение об очищении сердца. Господь, разделив порок на два вида, на видимый в делах и на составляющийся в мыслях, первый вид, т. с. неправду, обнаруживаемую в делах, наказывал по ветхому закону, ныне же обратил внимание закона на другой вид греха, не дело худое наказывал, по промышляя, чтобы не полагалось ему и начала. Ибо изъять порок из самого произвола гораздо важнее, нежели сделать жизнь чуждою лукавых дел. Поелику порок многочастен и многообразен, то Господь в заповедях Своих каждому из запрещенных дел противопоставил особое врачевство (свт. Григорий Нисский, 19, 447—448).

***

...Чистая душа служит для Него <Бога> и невестою, и стрелою, и, как стрелу, направляет Он ее к доброй цели, как невесту, восприемлет в общение неистленной вечности... (свт. Григорий Нисский, 20, 112).

***

...Душе, достигшей чистоты, должно не иметь в себе ничего, кроме Бога, и ни на что иное не обращать внимания; по только быть чистою от всякого вещественного дела и понятия, чтобы, всей и всецело претворившись в мысленное и невещественное, соделать себя самым явственным изображением красоты первообраза (свт. Григорий Нисский, 20, 380—381).

***

...Чистота сердечная, т.е. блюдение и охранение ума... все страсти и всякое зло отсекает от сердца, и искореняет из него, и вместо того вводит в него радость, благонадежие, сокрушение, плач, слезы, познание себя самих и грехов своих, памятование смерти, истинное смирение, безмерную любовь к Богу и людям и божественное рачение сердечное (прп. Исихий Иерусалимский, 90, 190).

***

Чистота телесная не приносит большой пользы, а чистота душевная доставляет нам дерзновение перед Богом. Ту могут иметь и прелюбодеи, и воры, и убийцы, и сластолюбцы, и развратники, и блудники, и блудницы, последние по преимуществу: они больше всех заботятся о чистоте тела, постоянно намащая себя миром и повапляя гроб свой (ср.: Мф. 23, 27), ведь их тело — гроб, внутри которого — мертвая душа. Такую чистоту и они могут иметь; внутренней же — не могут. Неважное дело, если ты вымоешь тело: это — очищение иудейское, пустое и бесполезное, если пет очищения внутреннего. Положим, что кто-нибудь страдает гниением или ранами внутри, и пусть он омывает свое тело; какая будет польза, какие последствия? Если же имеющий гнилую рану в теле не может получить пользы от омовения и очищения поверхности, то какую пользу мы можем получить от чистоты телесной, когда гниение находится в душе? (свт. Иоанн Златоуст, 54, 800—801).

***

Нет ничего столь благопотребного, как чистота жизни, ничего столь прекрасного, как благоустроенная жизнь, ничего столь вожделенного, как добродетель (свт. Иоанн Златоуст, 55, 96).

***

...Чистая жизнь в состоянии с великой силой заградить уста и самого диавола (свт. Иоанн Златоуст, 55, 703).

***

Для сохранения чистоты душевной и телесной недостаточно одного воздержания от нищи; для этого нужны еще и другие добродетели душевные. Прежде всего, через послушание, сокрушение сердечное и утомление тела трудом надобно научиться смирению; денег не только не должно иметь, но и желание их надобно истребить, потому что не довольно того, чтобы только не иметь их, но нужно не питать и желания брать их, когда предлагают; гнев надобно подавить, уныние победить, тщеславие отвергнуть, гордость попрать, непостоянные помыслы ума обуздать непрестанным памятованием о Боге... (прп. Иоанн Кассиан, 56, 53-54).

***

...Со всею осмотрительностию должны быть очищаемы сначала тайники нашего сердца. Ибо чего те <ветхозаветные> желают достигнуть в чистоте тела, то мы должны иметь в тайниках совести, в которой пребывая Господь — Советник и Подвигоположник, всегда смотрит на подвиг нашего течения и борьбы, чтобы тому, что боимся сделать открыто, мы не допустили возникнуть и внутри неосторожным помышлением; и что стыдимся обнаружить перед людьми, тем не должны оскверняться и тайным согласием. Хотя оно и могло бы укрыться от знания людей, но не возможет утаиться от знания святых Ангелов и Самого Всемогущего Бога, от Которого не укроются никакие тайны (прп. Иоанн Кассиан, 56, 78).

***

...Как чистота и осторожность днем предуготовляет ночную чистоту, так и ночная бдительность доставляет сердцу и дневной предосторожности твердое состояние и силу (прп. Иоанн Кассиан, 56, 84).

***

...Никакое удручение этого тела, никакое сокрушение сердца для приобретения истинной чистоты внутреннего человека не могут быть достойны того, чтобы в состоянии были приобресть такую добродетель чистоты, прирожденную одним Ангелам и свойственную небу, одним трудом человеческим без помощи Божией (прп. Иоанн Кассиан, 56, 149).

***

...Никто не может достигнуть чистоты и конца совершенства иначе, как истинным смирением, которое сначала должен человек оказывать братиям, также и Богу в сокровенности сердца, в полной уверенности, что без покровительства и помощи Его, оказываемой ему ежеминутно, он вовсе не может достигнуть совершенства, которого желает и к которому' с усилием стремится (прп. Иоанн Кассиан, 56, 157).

***

...Посты, бдения, отшельничество, размышление о Священном Писании нужны для главной цели, т. е. чистоты сердца, которая есть любовь, и из-за них не должно нарушать эту главную добродетель, при целом, невредимом сохранении которой у нас не будет никакого недостатка, если бы по необходимости и было опущено что-нибудь из сказанных подвигов... (прп. авва Моисей, 56, 171).

***

...Заботящимся о чистоте весьма большую пользу доставляет то, чтобы они прежде всего удалили от себя самые предметы плотских страстей, от которых может рождаться для больной души повод или воспоминание об этих страстях (прп. авва Серапион, 56, 241—242).

***

Сколько кто преуспеет в кротости сердца и терпении, столько же преуспеет и в чистоте тела, и чем дальше прогонит страсть гнева, тем лучше приобретет чистоту. Ибо тот не выгонит жара из тела, кто наперед не подавит волнения души (прп. авва Херемон, 56, 387).

***

Для усовершения чистоты... довольно безрассудно, особенно при таком разнообразии удовольствий или сил, назначать известную меру времени, которую нельзя назначать и для материальных искусств, и видимых наук, ибо каждому необходимо усвоять их, смотря по усердию души и по качеству дарований (прп. авва Херемон, 56, 399).

***

...Необходимо и чистоту внешнего человека поддерживать пищею и питием внутренней чистоты, и всегда воодушевляться ей для сохранения постоянной непорочности (прп. авва Феона, 56, 574).

***

...Содетель требует от нас чистоты тела, потому что телесное, избегающее пятна, позора и бесчестия, служит как бы вступлением к светлости духовной (свт. Кирилл Александрийский, 65, 42).

***

Сердце чистое есть то, которое представило Богу память, совершенно безвидную (чистую от впечатлений), и не имеющую образов, и готово принять одни напечатления Божии, от которых оно обыкновенно делается светлым (прп. Марк Подвижник, 89, 518).

***

Предел чистоты — чувство, непрестанно прилепленное к Богу (блж. Диадох. 91, 7).

***

...Если будешь чист, то внутри тебя небо, и в себе самом узришь ангелов и свет их, а с ними и в них и Владыку ангелов (прп. Исаак Сирин, 58, 45).

***

Кто чист в душе и непорочен в области жизни, тот всегда с целомудрием произносит словеса Духа, и сообразно с мерою своего разумения рассуждает и о Божественном, и о том, что в нем самом... (прп. Исаак Сирин, 58, 48).

***

...Когда ум совлечется ветхого человека, и облечется в человека нового, благодатного, тогда узрит чистоту свою, подобную небесному цвету... (прп. Исаак Сирин, 58, 74).

***

Чистота есть забвение противоестественных способов ведения, изобретенных естеством в мире (прп. Исаак Сирин, 58, 104).

***

...Если <человек> не достигнет чистоты, понятия его не могут стать просветленными, чтобы видеть ему сокровенное (прп. Исаак Сирин, 58, 170).

***

Чистота есть прозрачность мысленного воздуха, в недрах которого воспаряет внутреннее наше естество (прп. Исаак Сирин, 58, 186).

***

Чистота взирает на Бога, воссиявает и цветет в душе не вследствие прошения, но вследствие неведения злобы какого бы то ни было человека (прп. Исаак Сирин, 58, 263).

***

Приобретай чистоту в делах своих, чтобы озарялась душа твоя в молитве, и памятованием о смерти возжигалась радость в уме твоем (прп. Исаак Сирин, 58, 279).

***

Телесный труд и поучение в Божественных Писаниях охраняют чистоту; а труд подкрепляют надежда и страх (прп. Исаак Сирин, 58, 311).

***

...Вера и милостыня содействуют ему <человеку> скоро приблизиться к чистоте (прп. Исаак Сирин, 58, 314).

***

Веселись с веселящимися и плачь с плачущими, ибо это признак чистоты (прп. Исаак Сирин, 58, 415).

***

Кто желает представить Господу чистое тело и чистое сердце, тот должен сохранить безгневие и воздержание... (прп. Иоанн Лествичник, 57, 201).

***

И чистоту <душевную> называют бесстрастием, да и справедливо: ибо чистота есть начало общего воскресения и нетления тленных (прп. Иоанн Лествичник, 57, 243).

***

...Предел чистоты состоит в том, чтобы ко всем иметь такое же чувство, как к предметам неодушевленным (прп. Иоанн Лествичник, 57, 243).

***

...Соделавший сердце свое чистым не только познает смысл и значение вещей второстепенных и после Бога сущих, но, прошедши все их, зрит некако и Самого Бога: в чем — крайнейший предел благ. Посетив такое сердце, Бог удостоивает Духом начертывать на нем Свои письмена, как на скрижалях Моисеевых, в такой мере, в какой оно само себя возрастило доброю деятельностию и созерцанием, по заповеди, таинственно повелевающей: расти и множитися (ср.: Быт. 35, 11) (прп. Максим Исповедник, 91, 244-245).

***

Чистым же сердце делают не одна, не две, не десять добродетелей, а все вместе, слившись, так сказать, во едину добродетельность, достигшую последних степеней совершенства. Однако же и в таком случае добродетели — одни не могут сделать сердца чистым, без воздействия и присещения Духа Святаго. Ибо как ковач, как бы искусно ни умел он действовать орудиями, ничего не может сработать без содействия огня, так и человек пусть все делает со своей стороны (для очищения сердца), пользуясь для сей цели добродетелями, как орудиями, но без присещения огня Духа, все делаемое им останется бездейственным и бесполезным для его цели, так как это — одно — не имеет силы очищать нечистоту и скверну души (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 532—533).

***

Чисто сердце, я полагаю, у того, кто не только не бывает тревожим и тяготим какою-либо страстию, но и не помышляет даже ни о чем худом, или мирском, хотя бы и хотел того, и одну память о Боге держит в себе с неудержимою любовью. Ибо око души, ум, когда ничто не мешает его созерцанию, чисто, в чистом свете видит Бога (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 562).

***

...Как может быть чисто сердце у того, кто оскверняется нечистыми помыслами, как зеркало затемняется пылью? (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 562).

***

Сердце чисто есть и называется то, которое не находит в себе никакого помышления, или помысла мирского, но все прилеплено к Богу и сочетало с Ним так, что не вспоминает уже ничего мирского, ни печального, ни радостного, но превитает в созерцании, возносясь до третьего неба, восторгаясь в рай и видя наследие благ, обетованных святым, — применительно к чему представляет потом, сколько возможно сие для немощи человеческой, и блага вечные. Вот что служит знамением чистоты сердечной и верным признаком, но которому всякий может определить меру своей чистоты и видеть себя как в зеркале (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 563).

***

Если же свет, который в тебе, будет чистым, когда плотские помыслы не омрачают, тогда душою ты станешь всецело лучезарным, как когда светильник озаряет тебя светом (свт. Григорий Палама, 26, 127).

***

...<Чистота> не стяжавается никем никогда, иначе как совершенством в действовании, постоянным сокрушением, созерцанием и молитвою в созерцании (свт. Григорий Палама, 93, 302).

***

Что такое чистота? Это — добродетель, противоположная блудной страсти; это — отчуждение тела от действительного впадения в грех и от всех действий, приводящих ко греху, отчуждение ума от помышлений и мечтаний блудных, а сердца от ощущений и влечений блудных, затем последует и отчуждение тела от плотского вожделения (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 333).

***

Чистота жительствующих в супружестве состоит в верности супругов друг к другу. Чистота дев и вдовиц уневестившихся Христу состоит в верности ко Христу (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 334).

***

Весьма важно сохранение тела от впадения в блуд; но одного этого недостаточно для боголюбезной чистоты, которою зрится Бог. На нас лежит непременная обязанность очистить самую душу от помышлений, мечтаний и ощущений сладострастных... (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 339).

***

...Чистота — дар благодати Божией, привлекаемый правильным трудом человека к очищению себя (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 531).

***

Чистота сердца... зрит Бога; она воссиявает и цветет в душе не вследствие учения человеческого, но от невидения злобы человеческой (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 409).

***

От чистоты — с Богом пребывание, не мыслями только, но и чувством (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 179).

***

Если нет чистоты и отрешенности в сердце, нет их совсем, хотя бы кто чист был телом и ничего не имел бы ил благ мира (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 87, 5—6).

 

Система Orphus Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter


<<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>>