<<<   БИБЛИОТЕКА   >>>


Сокровищница духовной мудрости

ПОИСК ФОРУМ

 

Чревоугодие

И собака, когда лижет свою рану, от сладости не ощущает болезни, что она пьет собственную кровь. И чревоугодник, когда ест вредное для него, по душе и по телу, не чувствует вреда, который себе делает (сщмч. Петр Дамаскин, 75, 35).

***

Как смирение выше других добродетелей, так чревоугодие гнуснее всех страстей (прп. авва Исаия, 59, 95).

***

Горе нам, что мы не обращаем внимания на смрад, исходящий из чрева нашего, и потому побеждаемся сластолюбием и гордостию (прп. авва Исаия, 59, 193).

***

...Не будь чревоугодлив в ястии, чтобы не возобновились в тебе прежние грехи твои... (прп. авва Исаия, 89, 331).

***

Если войну против тебя подняло чревоугодие похотением яств, то вспомни о зловонии их — и успокоишься (прп. авва Исаия, 89, 352).

***

Как тати день и ночь непрерывно подбираются к золоту и похищают нечаянно, когда не знаешь, так смотри, чтобы враг не обольстил тебя грехом прародительским и не изгнал вскоре из рая сладости. Ибо тот, кто хищением снеди отвлек Адама от жизни, надеялся запнуть и Иисуса, тем паче не постыдится и тебе подмешать этой первой причины зол, зная, какой ото сильный яд: потому что страсть чревоугодия обыкновенно обнаруживает свою силу не во множестве яств, но в пожелании и в малом вкушении (свт. Василий Великий, 9, 46).

***

Как вода, разделяемая на многие протоки, делает, что зеленеют все места, лежащие около протоков, так и страсть чревоугодия, если разлилась в твоем сердце, напоив все твои чувства и насадив в тебе лес пороков, обратит душу твою в жилище зверей (свт. Василий Великий, 9, 46).

***

...Если будешь владеть чревом, то станешь обитать в раю; а если не овладеешь им, то сделаешься добычею смерти (свт. Василий Великий, 9, 47).

***

...Избегая неумеренности в наслаждении, целью вкушения надобно поставлять не приятность, а потребность пищи для жизни; ибо раболепствовать удовольствиям не что иное значит, как чрево свое делать богом (свт. Василий Великий, 9, 120).

***

...Несообразно будет, принимая снеди для полдержания тела, сими же самыми снедями вооружаться на тело и препятствовать ему в служении заповеди (свт. Василий Великий, 9, 120).

***

Лев, гоняясь за добычею для своего чрева, делается пленником; и чревоугодник унижается для удовольствия чрева (прп. Ефрем Сирин, 30, 171).

***

Чревоугодник трудится и сокрушается о том, как наполнить чрево свое яствами, а когда поел, мучится во время пищеварения; воздержание же сопровождается здравием и трезвенностию (прп. Ефрем Сирин, 30, 183).

***

Если враг... возбуждает к чревоугодию, нападем на него постом (прп. Ефрем Сирин, 30, 232—233).

***

Кто вначале тесной жизни порабощен чреву и объедению, тот заключит худым концом (прп. Ефрем Сирин, 32, 405).

***

...Не любил я продолжительных трапез, не любил пресыщать прожорливое чрево — эту погибельную мать плотоугодия (свт. Григорий Богослов, 15, 281).

***

От нескольких капель кровавой влаги сседается молоко в большом сосуде. Один камень, упав на поверхность стоячей воды, мутит вдруг прекрасный источник; множество кругов, непрестанно образуясь в одной точке, рассеваются но воде и исчезают на окружности. От удара в одном месте все тело вокруг пухнет и чувствует боль. Немного вкушено, и стал я мертв; потому что за вкушением последовали грехи, как за одним храбрецом через неприятельскую стену идет все воинство. Невелика рана, наносимая аспидом, но она мгновенно погружает в предсмертный сон, и самая гибель бывает приятна для умирающих. Посему старайся, чтобы сердце твое не осквернялось даже и малостию (свт. Григорий Богослов, 16, 89).

***

Ненасытное чрево открыло пути для кораблей; оно научило людей с неистовством вооружаться друг против друга (свт. Григорий Богослов, 16, 140).

***

Учись держать чрево в крепкой узде; оно одно не воздает благодарности за оказанные ему благодеяния (свт. Григорий Богослов, 16, 140).

***

Чрево говорит: дай. — Охотно дам, если, получив просимое, сохранишь целомудрие. А если жертвуешь сим дольнему, то получи от меня грязь, да и ту не в избытке. Когда же сделаешься воздержным, тогда дам и в избытке (свт. Григорий Богослов, 16, 203).

***

...Помысл чревоугодия предлагает монаху поскорее отступить от подвижничества, изображая ему болезни желудка, печени, селезенки, водяную или другую какую долгую болезнь, скудость врачебных пособий и отсутствие врачей. При этом приводит на память некоторых братий, точно подвергавшихся таким болезням. Бывает, что иногда враг внушает это самим братиям пострадавшим: прийти к постникам и рассказать, что с ними было, прибавляя, что это случилось от слишком строгого воздержания (авва Евагрий, 89, 603).

***

...Кто красно одевается и наполняет чрево свое, тот пасет срамные помыслы, и не внидет в сонм святых (авва Евагрий, 89, 612).

***

Кто учащает пиры, померкнет свет того и душу его покроет тьма (авва Евагрий, 89, 613).

***

...Подъяремные животные от яслей выступают в дорогу, несут тяжести и исполняют свою службу... А ты после трапезы бываешь неспособен и негоден ни к какому делу; не будешь ли ты хуже и самых ослов? ...Будем же от трапезы обращаться не на ложе, но на молитву, чтобы нам не быть бессмысленнее бессловесных (свт. Иоанн Златоуст, 44, 790-791).

***

Подобно тому, как корабль, нагруженный множеством годных для перевозки предметов, большим, чем сколько он может нести, отягчаемый величиною груза, тонет, так и душа, и природа нашего тела, приняв пищу в большем количестве, чем какое соответствует ее силе, угнетается страданием, и, не выдерживая тяжести принятого ею, тонет в море гибели, и вместе со всеми губит так же и кормчего, и корабельщиков, и подкормчего, и пассажиров, и самый груз (свт. Иоанн Златоуст, 45, 825-826).

***

...Адама изгнало из рая чревоугодие; оно же во времена Ноя было причиною погона; оно же и на содомлян низвело огонь. Хотя преступлением их было и сладострастие, но корень той и другой казни произошел от чревоугодия... (свт. Иоанн Златоуст, 50, 131).

***

Нет ничего хуже, ничего постыднее чревоугодия. Оно делает ум тупым; оно делает душу плотскою; оно ослепляет и не позволяет видеть... (свт. Иоанн Златоуст, 51, 292).

***

Беги чревоугодия, порождающего в нас все пороки, удаляющего нас от Самого Бога и низводящего нас в бездну погибели (свт. Иоанн Златоуст, 54, 964).

***

Тебе обещано небо и Царствие Небесное, а ты, покоряясь насилию его (желудка), не переносишь ли все и не пренебрегаешь тем (обещанным)? Вот истинное бесстыдство! (свт. Иоанн Златоуст, 55, 109).

***

Голодный желудок не может возбудить плотской похоти, равно как и (желудок), довольствующийся умеренною пищею; порочные же пожелания рождаются в желудке, предающемся пресыщению (свт. Иоанн Златоуст, 55, 247).

***

...Кто с жадностью предается яствам, подрывает силы тела, равно как уменьшает и ослабляет крепость души (свт. Иоанн Златоуст, 55, 571—572).

***

Чрево, пресыщенное какою-либо пищею, порождает семя сладострастия, и дух, подавляемый тяжестью пресыщения, не может иметь рассудительность. Ибо не одно чрезмерное употребление вина обезумливает человека, но и безмерное употребление нищи также расстроивает, помрачает его, и лишает чистоты и непорочности... (прп. авва Антоний, 56, 52).

***

...Нам надобно прежде подавить страсть чревоугодия, и ум до того должен быть утончен не только постом, но и бдением, и чтением, и частым сокрушением сердца о том, в чем сознает себя прельщенным или побежденным, то сокрушаясь от страха пороков, то воспламеняясь желанием совершенства и непорочности, пока, занятый такой заботой и размышлениями, не сознает, что принятие пищи допущено не столько для удовольствия, сколько послужило в тягость ему, и считает ее больше необходимой потребностью тела, нежели вожделенной душе. Занятые таким упражнением ума и сокрушением, мы подавим сладострастие плоти, усиливающееся от разгорячения пищею, и вредные жала ее; и таким образом, печь нашего тела, которая разжигается вавилонским царем (т. е. диаволом), постоянно доставляющим нам поводы ко грехам и порокам, которыми наподобие нефти и смолы, сильно сожигаемся, мы можем погасить обилием слез и сердечным плачем, пока жар плотской похоти не будет совершенно погашен благодатью Божией, веющей в сердцах наших духом росы своей (прп. Иоанн Кассиан, 56, 56—57).

***

...У нас есть первое состязание — это наш первый опыт как бы на олимпийских сражениях — желанием совершенства истребить страсть объедения и чревоугодия. Для этого не только излишнее пожелание пищи надобно подавить ради добродетелей, но и самую необходимую для природы пищу, как противную целомудрию, должно принимать не без скорби сердечной. И течение нашей жизни должно быть установлено таким образом, чтобы ни в какое время не отвлекаться от духовных занятий, разве только когда слабость тела побуждает снизойти к необходимому попечению о нем. И когда этой необходимости подчиняемся, то, удовлетворяя больше потребности жизни, нежели вожделению души, мы должны спешить оставлять ее, как отвлекающую нас от спасительных занятий. Ибо мы никак не можем презреть удовольствия настоящей пищи, если ум, предавшись Божественному созерцанию, не будет услаждаться больше любовью добродетелей и красотою небесных предметов. И таким образом, всякий будет презирать все настоящее как скоропреходящее, когда непрерывно будет устремлять взор ума к непоколебимому и вечному, еще будучи в теле, будет созерцать блаженство будущей жизни (прп. Иоанн Кассиан, 56, 57).

***

Чревоугодие разделяется на три вида: один вид побуждает принимать пищу ранее определенного часа; другой любит только пресыщаться какою бы то ни было пищею, а третий хочет лакомой пищи. Против этого монах должен иметь троякую осторожность: ожидать определенного для принятия пищи времени; не должен пресыщаться; должен довольствоваться всякою пищею низкого сорта (прп. Иоанн Кассиан, 56, 63—64).

***

...Против чревоугодия во всякое время подвизаясь, они <люди> не могут быть безопасны, если не будут вести борьбу с особенною осмотрительностию сердца и воздержанием тела (прп. авва Серапион, 56, 246).

***

...От чревоугодия рождаются пирования, пьянство... (прп. авва Серапион, 56, 254).

***

...С какою бы горячностию духа мы ни вышли в пустыню добродетелей, но никак не можем оставить соседства, власти чрева и ежедневного общения с ним. Ибо всегда живет в нас врожденная естественная потребность в пище, хотя мы должны стараться отсекать излишние позывы и желания ее, которые как нельзя вовсе истребить, так с некоторою осторожностию надобно их ограничивать (прп. авва Серапион, 56, 256).

***

Образ этой страсти, которой необходимо подчиняется даже духовной и высокой жизни монах, довольно верно обозначается подобием орла. Хотя он возвышенным полетом поднимается выше облаков и скрывается от глаз всех смертных и от лица всей земли, но по требованию чрева принужден бывает опять спускаться на низменности долин, сходить на землю и питаться... трупами. Этим ясно доказывается, что чревоугодия никак нельзя пресечь, как прочие пороки, или совершенно истребить, а только излишние возбуждения и пожелания его силою души можно ограничить, обуздать (прп. авва Серапион, 56, 257).

***

...Если побежденный дух чревоугодия своим смирением начнет улещать тебя, упрашивая, чтобы ты несколько послабил ему, уменьшил ревность в воздержании и меру строгости, то ты не сдавайся на его покорность; видя, что ты немного стал спокойнее от плотского разжигания, не думай, что ты безопасен от нападения, не возвращайся к прежней невоздержности или прихотям чревоугодия. Ибо этим побежденный тобою дух говорит как бы так: возвращусь в дом мой, откуда вышел (Лк. 11, 24). Тогда тотчас происходящие от него семь духов пороков будут для тебя злее, нежели та страсть, которая в начале была побеждена тобою, и они скоро увлекут тебя к худшим грехам.

...Посему нам надобно стараться, чтобы, воздержанием и постом победив страсть чревоугодия, не оставлять душу нашу пустою от необходимых добродетелей, но рачительно занимать ими все изгибы нашего сердца, чтобы дух чревоугодия, возвратившись, не нашел нас пустыми, незанятыми ими и, не довольствуясь открытием входа для себя одного, не ввел с собою в нашу душу семь страстей, и не сделал наше последнее худшим прежнего. Ибо после этого будет гнуснее, нечистее та душа, которая хвалится, что отверглась этого мира, тогда как господствуют в ней все восемь страстей, и подвергнется более тяжкому наказанию, нежели когда была в мире, когда еще не обязывалась ни благочинием, ни именем монашеским. Ибо эти семь духов потому называются злейшими прежде вышедшего духа, что пожелание чрева само по себе не было бы вредно, если бы не вводило за собою других более важных страстей, т. е. блуда, сребролюбия, гнева, печали или гордости, которые сами по себе, без сомнения, вредны и гибельны душе. И потому никогда не может достигнуть совершенной чистоты тот, кто надеется приобресть ее одним воздержанием, т. е. телесным постом, если не познает, что воздержание нужно для того, чтобы, по усмирении плоти постом, легче мог вступить в брань с прочими страстями (прп. авва Серапион, 56, 260).

***

...Чревобесие должно быть побеждаемо не для себя только, именно чтобы не вредило нам обременительной прожорливостью, и не для того одного, чтобы не разжигало нас огнем плотской похоти, но и для того, чтобы не делало нас рабами гнева или ярости, печали и всех прочих страстей (прп. авва Феона, 56, 568).

***

...Перед лицом самой истины Божией скажи мне... не чревоугодие ли изгнало первых человеков из рая сладости? Не пресыщение ли лишило Исава и прав первородства и свободы? Не излишнее ли ядение волов и овец подвергло Саула отьятию у него и царства, и жизни? Не вожделение ли мяс и мясных котлов преследовало пустынника Израиля несчетным множеством и роем истязаний и искушений? Не чрево ли ненасытное, не хищение ли мяс, и пьянство, и женонеистовство довели Офни и Финееса до того, что, утратив священство, и кивот, и власть над коленами, и честь, и славу, преданы были врагам и вражескому мечу? Не пожирание ли мяс при Илии и студных жрецов соделало достойными заклания? Не жадность ли чрева и желание снедей ввергли в погибель изобличенных пеплом служителей ваала? А с другой стороны, не пост ли, не отречение ли от сожительства спасли от обуревания в необычайном море и Ноя, и сынов его, питавшихся семенами и не имевших плотского единения со своими супругами?.. Не пост ли возвратил жизнь ниневитянам, после того как услышали решительно изреченный им смертный приговор? Не пост ли соделал, что чудный Даниил и единомышленные с ним превозмогли и мучителя, и всепоядающий огнь? Не пост ли и святость до того усовершили Иоанна, что стал крестителем воплотившегося Бога, как приобретший чистоту, достойную такового тайноводства? Не пост ли, и нагота, и возлежание на голой земле, и измождение тела соделали Павла слышателем неизреченных тайн в раю? Итак, почему же, не подражая этому, но примыслив для себя недоброе, возлюбил ты худшее? Если не вовсе еще вышел ты сам из себя и забыл Бога, то возвратись в естественное свое состояние, в котором имел все нужное для служения Богу, познай Того, Кто создал и искупил тебя честною Своею Кровию, и не делай для себя, став рабом плоти, судиею и отомстителем Своего Спасителя и Благодетеля (прп. Исидор Пелусиот, 60, 48—50).

***

Не вразумляет тебя и <апостол> Павел, точнее всякого ведущий небесное, утверждая, что упразднены будут и чрево, и его пожелания (см.: 1 Кор. 6, 13); напротив того, весь ты занят трапезой, со всею роскошию угождаешь одной только гортани, чрево почитаешь богом. Посему если думаешь, что все кончится с настоящею жизнию, то прекрасно подвизаешься, обременяя себя яствами. А если веришь, что будет нечто и после сей жизни, то приготовляй дела свои к отшествию (прп. Исидор Пелусиот, 60, 194).

***

...Если чаешь отойти к Богу, то послушайся моего совета и угашай неистовство чревоугодия, ослабляя в себе разжжения сластолюбия, которых излишество предает нас тамошнему пламени (прп. Исидор Пелусиот, 60, 199).

***

Пренебрегай лакомые снеди, потому что в скором времени обращаются они в ничто, а во время вкушения имеют великую цену. Употребление оных сверх потребности ныне порождает болезни, а в будущей жизни подвергает ответственности на Суде (прп. Исидор Пелусиот, 60, 207).

***

Чревоугодием (γαστριμαργια)... называется излишество. Но и неистовая заботливость о чреве есть также чревоугодие, потому что μαργος значит неистовый. Поэтому, для чего оставив соразмерное и благодарное употребление даров Божиих, стараешься с неистовством о лакомых яствах и суетных поварских ухищрениях, которые не к напитанию служат, но приводят в страстное неистовство? (прп. Исидор Пелусиот, 60, 219).

***

Поелику в естестве нашем, при множестве нужд, самая великая — нужда чрева, потому что, предписывая нам многое, всего меньше соглашается покориться разуму, то будем удерживать самоуправство чрева рассудком, и неукротимое ухитримся сделать ручным. Достигнем же сего, если нужде станем удовлетворять потребным и неумеренность сокращать тем, что будем довольствоваться малым (прп. Исидор Пелусиот, 60, 304).

***

Если чрево препобедишь, то овладеешь и тем, что от чрева, и не заслужишь осмеяния... (прп. Исидор Пелусиот, 61, 392).

***

...Простирающиеся далее довольства необходимым и позыв на пищу оскорбляют пресыщением, и притупляют чувства, и сами того не замечают, что от излишества в наслаждении теряют наслаждение пищею (прп. Исидор Пелусиот, 62, 230).

***

...Поелику соблюдающим степенность в нравах не надлежит сквернить языка своего, то пусть будет сказано, что всего короче и благоприличнее, а именно, что причина великих зол — чревоугодие... (прп. Исидор Пелусиот, 62, 447-448).

***

Око чревоугодника высматривает, где пиршество, а око воздержного — где собрания мудрых (прп. Нил Синайский, 71, 202).

***

Отощавшее чрево приуготовляет к тому, чтобы бодрствовать в молитве, а пресыщенное наводит глубокий сон (прп. Нил Синайский, 71, 202).

***

...Сребролюбие, гнев, печаль суть порождения и отростки чревоугодия (прп. Нил Синайский, 72, 73).

***

Когда оно <чрево> наполнено, тогда сильны пожелания и других удовольствий... (прп. Нил Синайский, 72, 74-75).

***

С воспламенением утробы от многоценности снедей расслабевают и духовные силы... (прп. Нил Синайский, 72, 76).

***

Оно <чревоугодие> истребляет в человеке все доброе (прп. Нил Синайский, 72, 76—77).

***

...Чревоугодие все приводит в движение, служа удовольствию гортани; и разнообразие снедей низлагает и истребляет твердость добродетелей (прп. Нил Синайский, 72, 77).

***

Конец употребления пищи сверх меры явен, сие доводит тело до мучительного состояния, а часто и до болезни (прп. Нил Синайский, 72, 381).

***

Матерь сластолюбия (похотного) — чревоугодие: ибо оно порождает сластолюбивую похотливость и многие другие страсти. От него, как от корня стебельки, дают побеги прочие страсти и в скором времени, став деревьями наравне с ним, породившим их, разветвляются в пороки, до небес досязающие. Так сребролюбие, гнев, печаль суть порождения и произрастения чревоугодия. Чревоугоднику прежде всего нужны деньги на удовлетворение пламенеющего всегда своего вожделения, хотя оно никогда не удовлетворяется; затем на препятствующих приобретению денег необходимо возбуждаться гневу; когда же гнев бессилен бывает перейти в дело, за сим по необходимости следует печаль... (прп. Нил Синайский, 90, 249).

***

Чревоугодию паче всего сродственно сладострастное движение. И сама природа, желая показать сродство сих страстей, орудиям соития назначило место под чревом, сею близостью означая телесную их связь. Почему если ослабевает сия страсть (похоть), то ослабевает от оскудения того, что выше, — т. е. чрева; и если усиливается и приходит в движение, то оттуда подается ей сила. Но не сей только страсти питательницею и воздоительницею бывает чревоугодие; оно истребляет в человеке все доброе. Коль скоро оно берет верх, обыкновенно падают и вземлются от среды воздержание, целомудрие, мужество, терпение и все прочие добродетели (прп. Нил Синайский, 90, 249—250).

***

Нелегко овладеть бесстыдным чревом, ибо оно есть бог для побеждаемых им, и невозможно быть не виновным, кто повинуется ему. И не только от насыщения, но и от невкушения пищи вижу (бывающее) бедствие; ибо когда мы в течение многих дней не вкушаем пищи, то уныние, найдя себе в нас место, восстанет и будет бороть нас, и ночное бдение наше низвергает в сон, а дневную молитву в плотские помыслы... ибо, как более других постящиеся, мы начинаем высокомудрствовать и уничтожать меньших, а такое (мнение о себе и о ближних) тяжелее всякого греха (прп. Марк Подвижник, 89, 513—514).

***

...Что пламень огненный в сухих дровах, то и тело при наполненном чреве (прп. Исаак Сирин, 58, 306).

***

Лучше беседуй со свиньею, нежели с чревоугодником; потому что свиное корыто лучше прожорливых уст (прп. Исаак Сирин, 58, 415).

***

...Есть два вида чревоугодия. Первый — когда человек ищет приятности пищи и не всегда хочет есть много, но желает вкусного; и случается, что таковый, когда вкушает яства, которые ему нравятся, до того побеждается их приятным вкусом, что удерживает снедь во рту, долго жует ее и, по причине приятного вкуса, не решается (скоро) проглотить ее. Это называется по-гречески λαιμαργια — гортанобесие. Иного опять борет многоядение, и он не желает хороших снедей и не заботится о вкусе их, но хороши ли они, или нет, он хочет только есть и не разбирает, каковые они; он заботится только о том, чтобы наполнить чрево свое; это называется γαστριμαργια, т. е. чревобесие (прп. авва Дорофей, 29, 171—172).

***

...Чревообъедение есть причина всех падений... (прп. Иоанн Лествичник, 57, 49).

***

Если ты победишь сию госпожу <чревоугодие>, то всякое место будет тебе способствовать к приобретению бесстрастия; если же она тобою будет обладать, то до самого гроба везде будешь бедствовать (прп. Иоанн Лествичник, 57, 49).

***

Когда сидишь за столом, приводи себе на память плачевную трапезу червей, и ты будешь меньше наслаждаться (прп. Иоанн Лествичник, 57, 78).

***

...Чудно было бы, если бы кто-нибудь, прежде сошествия своего в гроб, освободился от сей страсти <чревоугодия> (прп. Иоанн Лествичник, 57, 105).

***

Чревоугодие есть притворство чрева, потому что оно и будучи насыщено, вопиет: «мало!», будучи наполнено, и расседаясь от излишества, взывает: «алчу!» (прп. Иоанн Лествичник, 57, 105).

***

Чревоугодие есть изобретатель приправ, источник сластей. Упразднил ли ты одну жилу его, оно проистекает другою. Заградил ли ты и сию — иною прорывается и одолевает тебя (прп. Иоанн Лествичник, 57, 105).

***

Чревоугодие есть прельщение очей; вмещаем в меру, а оно подстрекает нас поглотить все разом (прп. Иоанн Лествичник, 57, 105).

***

Насыщение есть мать блуда, а утеснение чрева — виновник чистоты (прп. Иоанн Лествичник, 57, 105).

***

Кто ласкает льва, тог часто укрощает его; а кто угождает телу, тот усиливает его свирепость (прп. Иоанн Лествичник, 57, 106).

***

Жид радуется о своей субботе и о празднике, и монах-чревоугодник веселится о субботе и о воскресном дне; во время поста считает, сколько осталось до Пасхи; и за много дней до нее приготовляет снеди. Раб чрева рассчитывает, какими снедями почтить праздник; а раб Божий помышляет, какими бы дарованиями ему обогатиться (прп. Иоанн Лествичник, 57, 106).

***

Когда пришел странник, чревоугодник весь движется на любовь, подстрекаемый чревонеистовством, и думает, что случай сделать брату утешение есть разрешение и для него. Пришествие других считает он за предлог, разрешающий пить вино, и под видом того, чтобы скрыть добродетель, делается рабом страсти (прп. Иоанн Лествичник, 57, 106).

***

Часто тщеславие враждует против объедения; и сии две страсти ссорятся между собою за бедного монаха, как за купленного раба. Объедение понуждает разрешать, а тщеславие внушает показывать свою добродетель; но благоразумный монах избегает той и другой пучины и умеет пользоваться удобным временем для отражения одной страсти другою (прп. Иоанн Лествичник, 57, 106).

***

Если бывает разжжение плоти, то должно укрощать се воздержанием, во всякое время и на всяком месте. Когда же она утихнет, (чего, впрочем, не надеюсь дождаться прежде смерти), тогда может скрывать перед другими свое воздержание (прп. Иоанн Лествичник, 57, 106).

***

Видал я престарелых священников, поруганных бесами, которые юным, не находившимся под их руководством, благословением разрешали на вино и прочее на пиршествах. Если они имеют доброе о Господе свидетельство, то можем с их позволения немного разрешить; если же они нерадивы, то нам не должно в этом случае обращать внимание на их благословение; а особенно, когда мы еще боремся с огнем плотской похоти... (прп. Иоанн Лествичник, 57, 106—107).

***

Богопротивный Евагрий воображал, что он из премудрых премудрейший как по красноречию, так и по высоте мыслей, но он обманывался, бедный, и оказался безумнейшим из безумных как во многих своих мнениях, так и в следующем. Он говорит: «Когда душа наша желает различных снедей, тогда должно изнурять ее хлебом и водою». Предписывать это то же, что сказать малому отроку, чтобы он одним шагом взошел на самый верх лестницы. Итак, скажем в опровержение сего правила: если душа желает различных снедей, то она ищет свойственного естеству своему; и потому противу хитрого нашего чрева должно и нам употребить благоразумную осторожность; и когда нет сильной плотской брани и не предстоит случая к падению, то отсечем прежде всего утучняющую пищу, потом разжигающую, а после и услаждающую. Если можно, давай чреву твоему пищу достаточную и удобоваримую, чтобы насыщением отделываться от его ненасытной алчности и через скорое переварение пищи избавиться от разжжения, как от бича. Вникнем и усмотрим, что многие из яств, которые пучат живот, возбуждают и движение похоти (прп. Иоанн Лествичник, 57, 107).

***

Посмевайся ухищрению беса, который по вечери внушает тебе впредь позднее принимать пищу, ибо в следующий же день, когда настанет девятый час, он понудит тебя отказаться от правила, установленного в предшествовавший день (прп. Иоанн Лествичник, 57, 107).

***

Одно воздержание прилично неповинным, а другое — повинным и кающимся. Для первых движения похоти в теле бывают знаком к восприятию особенного воздержания, а последние пребывают в нем даже до смерти и до самой кончины не дают своему телу утешения, но борются с ним без примирения. Первые хотят сохранять всегда благоустройство ума, а последние душевным сетованием и истаяванием умилостивляют Бога (прп. Иоанн Лествичник, 57, 107—108).

***

...Время веселия и утешения пищею для совершенного есть отложение всякого попечения; для подвижника — время борьбы, а для страстного — праздник праздников и торжество торжеств (прп. Иоанн Лествичник, 57, 108).

***

В сердцах чревоугодников — сновидения о снедях и яствах; в сердцах же плачущих — сновидения о последнем Суде и о муках (прп. Иоанн Лествичник, 57, 108).

***

Будь господин над своим чревом, прежде нежели оно тобою возобладает, и тогда будешь принужден со стыдом воздерживаться. Впадшие в ров беззаконий, о которых я не хочу говорить, понимают, что я сказал; целомудренные же опытом сего не познали (прп. Иоанн Лествичник, 57, 108).

***

Будем укрощать чрево помышлением о будущем огне. Повинуясь чреву, некоторые отрезали наконец сокровенные свои члены, и умерли двоякою смертию. Будем внимательны, и мы увидим, что объедение есть единственная причина потоплений, с нами случающихся... (прп. Иоанн Лествичник, 57, 108).

***

Ум постника молится трезвенно, а ум невоздержного исполнен нечистых мечтаний. Насыщение чрева иссушает источники слез: а чрево, иссушенное воздержанием, рождает слезные воды (прп. Иоанн Лествичник, 57, 108).

***

Кто служит своему чреву и между тем хочет победить дух блуда, тот подобен угашающему пожар маслом (прп. Иоанн Лествичник, 57, 108).

***

Когда чрево утесняется, тогда смиряется и сердце; если же оно упокоено пищею, то сердце возносится помыслами (прп. Иоанн Лествичник, 57, 108).

***

Испытывай себя в первый час дня, в полдень, за час до принятия пищи и узнаешь таким образом пользу поста. Поутру помысл играет и скитается; когда же настал шестой час, он немного ослабевает, а во время захождения солнца окончательно смиряется (прп. Иоанн Лествичник, 57, 108).

***

...Утесняй чрево воздержанием, и ты возможешь заградить себе уста; ибо язык укрепляется от множества снедей. Всеми силами подвизайся противу сего мучителя и бодрствуй неослабным вниманием, наблюдая за ним; ибо если ты хотя мало потрудишься, то и Господь тотчас поможет (прп. Иоанн Лествичник, 57, 109).

***

Мехи, когда их размягчают, раздаются и вмещают большее количество жидкости, а оставленные в небрежении не принимают и прежней меры. Обременяющий чрево свое расширяет внутренности; а у того, кто подвизается против чрева, они стягиваются мало-помалу; стянутые же не будут принимать много пищи, 'и тогда, по нужде самого естества, будем постниками (прп. Иоанн Лествичник, 57, 109).

***

Жажда весьма часто жаждою же и утоляется; но голод прогнать голодом трудно и даже невозможно. Когда тело победит тебя, укрощай его трудами; если же ты по немощи не можешь этого, то борись с ним бдением. Когда глаза отяжелели, берись за рукоделье; но не касайся оного, когда сон не нападает, ибо невозможно работать вместе Богу и мамоне, т. е. простирать мысль свою к Богу и на рукоделье (прп. Иоанн Лествичник, 57, 109).

***

Знай, что часто бес приседит желудку и не дает человеку насытиться, хотя бы он пожрал все снеди Египта и выпил всю воду в Ниле (прп. Иоанн Лествичник, 57, 109).

***

По пресыщении нашем сей нечистый дух отходит и посылает на нас духа блудного; он возвещает ему, в каком состоянии мы остались, и говорит: «иди, возмути такого-то: чрево его пресыщено, и потому ты немного будешь трудиться». Сей, пришедши, улыбается и, связав нам руки и ноги сном, уже все, что хочет, делает с нами, оскверняя душу мерзкими мечтаниями и тело истечениями... (прп. Иоанн Лествичник, 57, 109).

***

Если ты обещался Христу идти узким и тесным путем, то утесняй чрево свое, ибо, угождая ему и расширял его, ты отвергаешься своих обетов. Но внимай и услышишь говорящего: пространен и широк путь чревоугодия, вводящий в пагубу блуда, и многие идут по нему, но узки врата и тесен путь воздержания, вводящий в жизнь чистоты, и немногие входят им (ср.: Мф. 7, 13—14) (прп. Иоанн Лествичник, 57, 110).

***

Начальник бесов есть падший Денница; а глава страстей есть объедение (прп. Иоанн Лествичник, 57, 110).

***

Сидя за столом, исполненным снедей, представляй перед мысленными очами твоими смерть и суд; ибо и таким образом едва возможешь хоть немного укротить страсть объедения. Когда пьешь, всегда вспоминай оцет и желчь Владыки твоего; и таким образом или пребудешь в пределах воздержания, или, по крайней мере, восстав, смиришь свой помысл (прп. Иоанн Лествичник, 57, 110).

***

Не обманывайся, ты не можешь освободиться от мысленного фараона, ни узреть горней Пасхи, если не будешь всегда вкушать горького зелия и опресноков. Горькое зелие есть понуждение и терпение поста, а опресноки — ненадмевающееся мудрование. Да соединится с дыханием твоим сие слово Псалмопевца: аз же, внегда бесы стужаху ми, обланахся во вретище, и смирял постом душу мою, и молитва моя в недра души моея возвратится (Пс. 34,13) (прп. Иоанн Лествичник, 57, 110).

***

...Пост есть насилие естества, отвержение всего, что услаждает вкус, погашение телесного разжжения, истребление лукавых помышлений, освобождение от скверных сновидений, чистота молитвы, светило души, хранение ума, истребление сердечной бесчувственности, дверь умиления, воздыхание смиренное, радостное сокрушение, удержание многословия, причина безмолвия, страж послушания, облегчение сна, здравие тела, виновник бесстрастия, разрешение грехов, врата рая и небесное наслаждение (прп. Иоанн Лествичник, 57, 110—111).

***

Спросим же и сего нашего врага, паче же главнейшего начальника наших злых врагов, дверь страстей, т. е. объедение, сию причину падения Адамова, погибели Исава, пагубы израильтян, обнажения Ноева, истребления гоморрян, Лотова кровосмешения, погубления сынов Илии священника, и руководителя ко всяким мерзостям. Спросим, откуда сия страсть рождается? и какие ее исчадия? кто сокрушает ее, и кто совершенно ее погубляет? (прп. Иоанн Лествичник, 57, 111).

***

Скажи нам, <чревоугодие>, мучительница всех людей, купившая всех золотом ненасытной алчности: как нашла ты вход в нас? Вошедши, что обыкновенно производишь? и каким образом ты выходишь из нас? Она яге, раздражившись от сих досад, яростно и свирепо отвечает нам: «Почто вы, мне повинные, биете меня досаждениями? и как вы покушаетесь освободиться от меня, когда я естеством связана с вами? Дверь, которою я вхожу, есть свойство снедей, а причина моей ненасытности — привычка; основание же моей страсти — долговременный навык, бесчувствие души и забвение смерти. И как вы ищете знать имена исчадий моих? Изочту их, и паче песка умножатся (Пс. 138, 18). Но узнайте, по крайней мере, какие имена моих первенцев и самых любезных исчадий моих. Первородный сын мой есть блуд, а второе после него исчадие — ожесточение сердца, третие же — сонливость. Море злых помыслов, волны скверн, глубина неведомых и неизреченных нечистот от меня происходят. Дщери мои суть: леность, многословие, дерзость, смехотворство, кощунство, прекословие, жестоковыйность, непослушание, бесчувственность, пленение ума, самохвальство, наглость, любовь к миру, за которою следует оскверненная молитва, парение помыслов и нечаянные и внезапные злоключения; а за ними следует отчаяние — самая лютая из всех страстей. Память согрешений воюет против меня. Помышление о смерти сильно враждует против меня; но нет ничего в человеках, чтобы могло меня совершенно упразднить. Кто стяжал Утешителя, тот молится Ему против меня, и Он, будучи умолен, не попускает мне страстно действовать в нем. Невкусившие же небесного Его утешения всячески ищут наслаждаться моею сладостию» (прп. Иоанн Лествичник, 57, 111—112).

***

...Как получивший смертный приговор и идущий на казнь, не беседует о народных зрелищах, так и искренно оплакивающий грехи свои не будет угождать чреву (прп. Иоанн Лествичник, 57, 212).

***

За чревоугодием следует блуд... (авва Фалассий, 91, 309).

***

Страсть чревоугодия сластолюбивым помыслом, как мечом, многие добродетели обесчадствовала: семена целомудрия убивает она невоздержанием; равнозаконие правды растлевает любоиманием; естественные союзы человеколюбия рассекает самолюбием; и коротко сказать, страсть чревоугодия бывает истребитсльницею всех порождений добродетели (прп. Максим Исповедник, 91, 287).

***

Горе насыщению чрева и вдоволь спанию, потому что они порождают и множат злоплодные семена похотения! (прп. Феодор Студит, 92, 146—147).

***

Кто чреву порабощен, для того чрево — бог и слава в студе его (ср.: Флп. 3, 19) (прп. Феодор Студит, 92, 202).

***

Некиим из древних очень верно и с делом сообразно сказано, что из противоборствующих нам демонов первыми вступают в брань те, коим вверены чревоугодливые желания, кои внушают сребролюбие и склоняют к тщеславию; другие же все, идя позади их, собирают пораненных ими (свт. Феодор Едесский, 91, 332—333).

***

Невозможно и плоть наполнять досыта брашнами, и духовно наслаждаться умными и божественными благами. Ибо в какой мере кто работает чреву, в такой лишает себя вкушения духовных благ; напротив, в какой мере кто станет утончать тело свое, соразмерно с тем будет насыщаем пищею и утешением духовными (прп. Симеон Новый Богослов, 89, 13).

***

...Кто вожделевает яств многих и разных, есть чревоугодник, хотя бы ел один хлеб и пил лишь воду по причине бедности своей... (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 235).

***

...Насыщение вещественными яствами растлить и повредить может и душу, и таю... (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 283).

***

Она <утроба> — содейственница бесов и обиталище страстей. Через нее бывает падение наше и через нее восстание, когда она благочинствует (прп. Григорий Синаит, 93, 221).

***

Будем же бояться, чтобы и нам, отдавшимся сему чревоугодию, не лишиться обетованного оного благословения и наследия от Небесного Отца (свт. Григорий Палама, 26, 130).

***

...Порождение болящей похотением души есть чревоугодие, от которого всякая плотская нечистота (свт. Григорий Палама, 93, 269).

***

Почему не содержим в уме той божественной цели, ради которой мы были созданы Богом по образу Его, но как животные, чуждые разума, препровождаем все время нашей жизни в угождении чреву?., (прп. Максим Грек, 68, 1).

***

...Если оно <чрево> расширяется, то мы погибаем, как и наоборот, когда оно ссыхается, мы живем постоянно праведною жизнию (прп. Максим Грек, 68, 43).

***

О, чрево, бесстыдное и никогда не насыщаемое, ради которого мы, неразумные иноки, делаемся игралищем богопротивных бесов! Ты служишь причиною нечистых истечений, безмерного сна и разнообразной душевной смерти.

От тебя происходит отвержение Евангельских заповедей, бесконечное попечение о стяжаниях и разные ссоры. Всем этим память смертная, божественная любовь и страх Божий бесследно истребляются из душ иноков; чистая молитва, и слезы, и умиление пропали, и сокровенное делание ума прекратилось. Вместо того вошли: гордость, злонравие и лесть, ложь, зависть и разные тщеславные пожелания и источник всякого зла — сребролюбие и богомерзкое взимание пагубных ростов; всему же этому последует страшное бесчеловечное лихоимство и привлекается сходящий свыше гнев Божий. О, бесстыдное чрево, из-за которого мы, неразумные иноки, впадаем в самое дно губительного чрева адова! Блажен тот, кто тебя покорил своему разуму и всею душою возлюбил нищету и житие нестяжательное. Таковый воистину один только познал себя; только он — неложный служитель Вышнего и один он — свободный. Мы же все, повинующиеся тебе, состоим злыми рабами твоими и тобою рождаемых страстей и уподобляемся бессловесным скотам, будучи исперва созданы святою Божиею рукою, по Его Божественному образу (прп. Максим Грек, 68, 96-97).

***

Блюди вкус свой и свое чрево, да не поработятся сладким и утучняющим разнообразным яствам и ароматным питиям разгорячающим. Ибо такие утешные трапезы, пока приобретешь все нужное для держания их, могут довести тебя до лжи, обмана, даже воровства и до других многих поработительных страстей и злых дел, а когда приобретешь и станешь ими наслаждаться, могут ввергнуть тебя в ров плотских утех и скотских вожделений, кои обыкновенно действуют под чревом (прп. Никодим Святогорец, 70, 100-101).

***

От угождения чреву отягощается, грубеет, ожесточается сердце; ум лишается своей легкости и духовности; человек соделывается плотским (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 86).

***

Дебелость и мгла, сообщаемые телу обилием и неразборчивостию в пище, мало-помалу сообщаются телом сердцу, и сердцем уму (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 87).

***

Если же будешь угождать чреву и излишне питать себя, то низвергнешься в пропасть блудной скверны, в огнь гнева и ярости, одебелишь и омрачишь ум, приведешь кровь свою в разгорячение... (свт. Игнатий Брянчанинов, 42, 269).

***

Чревонеистовство — самый безобразный идол. С поклонения ему пагуба начинается... (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 82, 125).

 

Система Orphus Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter


<<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>>